290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » День Валлума (СИ) » Текст книги (страница 4)
День Валлума (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 06:00

Текст книги "День Валлума (СИ)"


Автор книги: Кэтрин_Фокс




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 9 страниц)

Долгая тирада заставила Ори обдумать свои следующие слова, но бороться с желанием противопоставить что-то здравое мыслям Вирибиса, снова пересилило волю:

– Сейчас много решит количество моих и твоих денег? – Вопрос прозвучал твердо и дерзко, заставив Вирибиса на секунду замереть от неожиданности. – Хочешь, можешь дальше сидеть, не верить в «личную силу воли», обвинять чиновников и равнять всех под одну гребенку. Но, ты должен знать одно: духи отворачиваются от безвольных.

И, словно, в подтверждение последних слов турианки, из дальнего угла послышался громкий хлопок и последовавшее за ним шуршание падающей штукатурки. Резкий звук заставил Ори съёжиться и ошарашенно оглядеться по сторонам, молча проглотив слюну. Хлопок заставил выйти турианца из ступора, в который его вогнала прямота Ори:

– Про твои деньги я сейчас вообще ничего не говорил. Ай… – Вирибис махнул рукой, – Да какая разница, все равно ты на своем стоять будешь, не желая слушать никого, пока сама там не окажешься. Все сама увидишь. Только родителям скажи, что тебе нужен будет военный конвой, а то там тебя все время тормозить будут, и не только чтобы что-то отобрать. Не понимаю, зачем я вообще тебе это рассказал. Никакой другой реакции, ожидать и не стоило.

Парень встал, развернувшись из одеяла – сразу на ткань осыпалась с потолка отделка. Вирибис от неожиданности аж отпрыгнул, посмотрев на потолок, но тут же подошел, отряхнул одеяло и снова в него завернулся, только уже стоя. Бросив презренный взгляд на турианку, он побрел осматривать окрестности в поисках выхода, но было почти ничего не видно, сильно болела голова, и хотелось спать.

Наблюдая, как Вирибис удаляется, растворяясь в полумраке среди обрушенных колонн и стенок магазинчиков, Ори через несколько минут последовала его примеру. Встав с места, она начала осматриваться в поисках указателей. Автономное освещение некоторых табличек постепенно угасало, поэтому приходилось внимательно осматривать каждую информационную панель. Побродив таким образом около десяти минут, Ори поняла, что осталась в полном одиночестве, потеряв из виду Вирибиса. Но сориентировавшись на звук медленных шаркающих шагов, она, сдерживая страх и панику, немедленно направилась к турианцу. Увидев, как тот внимательно рассматривает очередную заваленную дверь, турианка осторожно произнесла, остановившись за спиной Вирибиса:

– Точно, придется забираться выше. Можешь идти?

Вирибис повернулся и долго думал, как ответить на такой странный вопрос, в конце концов, выпалил:

– Нет. Нет, я не могу идти. Ты что, не видишь, что я сейчас лежу и не могу встать?

Турианец покачал головой и почти сразу пошел обратно, удостоверившись, что с этой стороны никуда не пройти. Прямо рядом он неожиданно заметил магазин, который не видел на своем пути к этому концу здания. Там продавали сумки, рюкзаки и чемоданы, что было очень кстати – парень схватил один из рюкзаков и направился к своим вещам, про которые забыл, когда уходил. Чтобы удобно было нести, Вирибис кое-как привязал на шее одеяло, освободив тем самым руки.

– Ну и иди… к демону… – вслед Вирибису, пробубнила Ори, так, что навряд ли её кто-нибудь смог услышать. – Вернее, лежи и не вставай… Придурок…

Выплеснув таким образом негодование, девушка принялась искать какой-нибудь намек на запасные выходы к лестницам. Как ни странно, именно пожарные переходы между этажами оставались единственной надеждой парочки. Соваться в лифтовые шахты не было смысла – Вирибис достаточно ослаб, а Ори не смогла бы в одиночку тащить его вертикально вверх. Запасные входы и лестницы, так как находились в глубине постройки, хорошо сохранились под натиском обрушений. Поэтому можно было надеяться на то, что им повезет, и они быстро поднимутся наверх.

========== Глава 6 ==========

Вирибис успел зайти в еще один магазин и взять там пакет, чтобы мокрая одежда не намочила все остальное. Он начал аккуратно складывать все в новый рюкзак. Закончив, он начал осматриваться, все ли взял, и тут нашел бутылку виски, про которую успел совсем забыть. Оставлять жалко было, так что парень снова расстегнул рюкзак и начал запихивать туда тару.

Через пару поворотов по техническому коридору Ори нашла желанную дверь. Вернувшись обратно, она, высунув за угол голову, крикнула в сторону звуков копошения турианца:

– Я нашла выход на запасную лестницу!

Турианец всполошился, схватил сумку и ускоренным темпом пошел на голос, держа в руке фонарик. Добравшись до Ори, он даже ничего не сказал, но его глаза горели, он мечтал уже поскорее свалить из этого места, и если турианка нашла не просто лестницу, а лестницу на крышу, то он был бы ей безумно благодарен.

Они не торопясь дошли до закрытой двери, внимательно смотря под ноги – кому, а Вирибису, не хватало споткнуться или упасть, он, и без того, чувствовал себя словно в тумане. Ори, получившая порцию турианской раздраженности, шла молча, лишь изредка поглядывая на своего спутника. Когда они оба, предвкушающие скорое освобождение из душных каменных оков торгового центра, встали перед дверью, молча переглянулись. Ори дернула ручку и…

– Какого?! – Она знала плохие слова на подобный случай, но в последнее мгновение решила, что не стоит их употреблять при Вирибисе. Мало, что он мог подумать. Он и так заочно записал её в богатеньких прожигателей жизни… вернее в «золотую молодежь», которой открыты все дороги. Все… Кроме этой заклятой двери! – Ну! Только не сейчас!

Она отчаянно подергала дверную ручку, но та наглухо заклинила в положении «закрыто». Электронный замок, панель которого была оборудована рядом на стене, был сломан. Ори глянула сквозь полумрак на Вирибиса глазами полными отчаяния.

– Мы не можем тут оставаться! Я не хочу чтобы нас придавило, когда здание совсем обрушится!

– Так, я здесь не останусь.

Вирибис скинул одеяло и рюкзак. Дверь выглядела крепко. Но возможно, ее получится выбить. Для начала турианец попробовал просто выбить ее ногой с места, но все закончилось совсем не так, как он себе представлял. Дверь не сдвинулась ни на миллиметр, а Вирибис грохнулся на землю, потеряв равновесие из-за толчка. Второй вариант был разбежаться и врезаться в дверь плечом, с чего, наверное, и надо было начать. Сделав разгон в несколько шагов, парень, сгруппировался и протаранил дверь плечом, но результат был тот же. На этот раз от резкой остановки у него закружилась и без того уже больная голова. Стараясь не подавать виду, прислонившись при этом к стене, он посмотрел по сторонам, ища какой-нибудь увесистый твердый предмет, и первый на глаза попался старый добрый огнетушитель в конце коридора.

– Я сейчас.

Турианец пошел к огнетушителю, ведя рукой по стене – он оказался спрятанным за стеклом, которое если разбить, должна заорать пожарная сигнализация, но света нет, так что, вроде бы, и ничего не должно произойти. Без раздумий он размахнулся и выбил стекло случайным подобранным предметом с пола. Этот огнетушитель был больше и тяжелее, чем тот, который он нашел в гараже. Предвкушая, как сейчас одолеет заклинившую ручку и, наконец, сможет пойти на все четыре стороны, Вирибис дошел обратно и со всей силы, которая у него осталась после перенесенного, ударил дном огнетушителя о ручку. Раздался звон – она отлетела в сторону и уже было видно, что она в состоянии ни восстановлению, ни применению не подлежит. Парень буквально отпустил огнетушитель, с грохотом обрушившийся на пол.

– Твою мать… – Он присел на корточки и подобрал искореженную ручку, начав ее рассматривать, – Снова все через жопу…

Легким движением кисти турианец недалеко откинул предмет, вздохнув и посмотрев из-за плеча на Ори:

– Я старался… Похоже, надо искать другую дверь. Тут больше делать нечего.

Единственным приемлемым вариантом оставался путь по техническому коридору. Большие площади торгового центра предполагали наличие еще пары-тройки запасных выходов. Поэтому турианцы двинулись вперед, погружаясь в более густую темноту, чем на этаже. Совсем скоро ровный пол перешел во вздыбленную кашу из плитки, пластика и бетона. Осветив месиво под ногами, Ори остановилась в нерешительности. Впереди в трех метрах перед ними отчетливо виднелась пугающая граница разлома, обозначенная видимой разницей в уровне бетонных плит – пол уходил вкось куда-то вниз, но, по всей видимости, держался за счёт опор внизу. Обойти эту часть коридора не было возможным. А идти вперед не давала сковывающая ноги неуверенность – вдруг пол не выдержит лишние килограммы. Но и возвращаться назад не было смысла.

– По очереди и быстро? – робко спросила Ори, надеясь на удачу и сообразительность Вирибиса.

Вирибис кивнул:

– Под нами же парковка? Далеко лететь не придется если что…

Он сам себя пытался успокоить и заставить перебежать. Вдруг снизу не парковка? Представлять не хотелось, что там, если не она, а единственным возможным способом остановить этот страх – поскорее перепрыгнуть и забыть. Не предупредив Ори, что он пойдет первым, отошел назад на пару шагов, разбежался и устремился на другую сторону разлома, но только наступил на плиту, она начала буквально гудеть. В узком коридоре этот звук оглушал и спровоцировал турианца прыгнуть. Приземление было не очень удачным – он поскользнулся на битой плитке и упал. Прорычав нецензурное оскорбление сложившейся ситуации, он встал и отряхнулся.

– Ты меня легче. Если меня выдержало, то и тебя выдержит. Давай иди, – после плохого приземления Вирибис был раздражен.

Скрепя сердце, Ори ринулась вперед, практически повторив действия Вирибиса. Но прыгнув относительно слабее турианца, девушка приземлилась аккурат на краю разлома. Из-под плиты раздался глухой звук осыпающегося бетона. Дыхание перехватило, когда следом за ощущением твердого пола под ногами последовала предательская легкость. Здание сотрясло и раздался оглушительный удар.

Последним, что увидела Ори, стало озабоченное лицо Вирибиса, пытавшегося схватить девушку за руку. Глубоко сидящий внутри инстинкт самосохранения заставил его тут же отпрянуть назад, когда край пола осыпался и под его ногами…

Вирибис в шоке стоял у стены и не мог ничего ответить. Если Ори провалилась вниз, то ее надо как-то доставать, а сам туда спрыгивать он совсем не хотел. И если там высоко? Вдруг турианка упала и сломала себе что-то или и того хуже напоролась на какой-нибудь штырь, торчащий из обломков, как быть-то тогда? Вот так стоя как вкопанный, он перебирал всевозможные варианты, что случилось с Ори и что ему с этим делать. Наконец, он все же отлепился от стены и медленно пошел навстречу зияющей дыре.

Спустя секунду Ори открыла глаза, и, подняв голову поняла, что чудом повисла на том же перекрытии, намертво вцепившись в торчащий из бетона металлический прут.

– Вир… Ир… – проскрипела она, продирая голос через сухое горло, задрав голову кверху, и, надеясь, что спутник успел отпрыгнуть назад и остался наверху. – Вииир…

– Ори? – Парень еле выдавил из себя, подходя все ближе.

Внезапно он увидел, что турианка вовсе не провалилась куда-то совсем вниз, а висит вот прямо тут, что вызвало у него небывалый восторг. Все те страшные участи, которые пришли в голову, моментально обнулились, и Вирибис упал на колени, схватив Ори за руку и потянув на себя.

Вцепившись в протянутую ей навстречу руку, девушка попыталась подтянуться, когда Вирибис начал тащить её наверх. Острые куски бетона, плитки и металла царапали по куртке, не желая выпускать турианку. Последним препятствием стала пряжка ремня, зацепившаяся за прут, на котором мгновение назад висела Ори. Чувствуя, как онемели кисти рук, от мертвой хватки Вирибиса, она попыталась упереться носками ботинок хоть во что-нибудь. Но край обрушившегося пола был довольно высоко, чем девушка могла подтянуть ноги. Невольно впившись когтями в мягкую кожу турианских рук, Ори снова потянулась, и смогла увидеть уровень пола первого этажа.

Последовал очередной бетонный хруст. По стене справа от Вирибиса расползлась зловещая трещина, похожая на искореженную ветку мертвого дерева.

– Быстрее! – Выкрикнула девушка, наконец-то покорившая собственный вес и высоту неровного бетонного края. Оперевшись правой ногой, она рывком вытолкнула себя наверх, кубарем свалившись на крепко выругавшегося Вирибиса.

Каринирис просто упал на спину, на новую трещину внимания он не обратил никакого. От очередного перенапряжения ему стало нехорошо – снова закружилась голова, а все тело будто начало неметь. Сейчас он и заметил, что теперь болит еще и рука, которой досталось от когтей турианки.

– Ты поаккуратней в следующий раз. Чуть руку мне не отрезала когтями своими. Не думал, что тебя так тяжело поднять… Вроде… С виду-то… Легкая… – он проговорил с закрытыми глазами, тихо и хрипловатым голосом, пытаясь оставаться в сознании, потому что, по ощущениям, оно его покидало.

Очередной треск вывел его из транса, и несмотря на временное ухудшение самочувствия, инстинкт самосохранения сработал как часы – он подскочил и потянул Ори за руку:

– Че лежишь?! Бежать надо!

Шатаясь, он пошел вперед по коридору, и вопреки своим словам не бежал, потому что не мог. Всё произошло, буквально, за считанные секунды. Подхвативши Вирибиса под плечо, Ори попыталась придать тому нужную скорость – упасть вниз снова она не хотела, и не представляла, что будет делать, если свалится Каринирис, рисковавший потерять сознание на ходу. Коридор наполнился клубами пыли, сползающее покрытие стен продолжало жалобно звенеть, а пол под ногами содрогался в конвульсиях из-за собственного веса. Дотянув, таким образом, до ближайшей двери, похожей на ту, что была закрыта, оба завалились за порог. В момент, когда дверь щелкнула магнитным замком за их спинами, здание напряженно замолчало.

– Какого… демона?! – Прошипела Ори, вытаскивая собственную голову из-под отяжелевшей руки Вирибиса, и, усаживая того на ступеньку, – ты как?– Она помахала рукой перед его стеклянными глазами, – слышишь меня? Не вздумай в обморок свалиться… я тебя не дотащу до верха… потерпи еще немного…

Вирибис вяло кивнул, прикрыв глаза. Казалось, что он не сильно понимает, что происходит, потому что беготня уже точно была лишней. Он себя пересилил и встал, молча пойдя наверх, буквально ползая по перилам. Слова Ори отдавались в сознании каким-то эхом и звоном, не проникая в мозг для их анализа. На самом верху уже он встал и пробубнил:

– Все. Не могу.

Он хотел договорить, что надо отдохнуть, но на последние несколько слов не осталось сил. Турианец пошатнулся, голова становилась все тяжелее и опускалась. Через пару мгновений он хлопнулся на пол как скошенное дерево, не подавая признаков жизни. Ори подбежала к упавшему турианцу, поднявшись по лестнице и споткнувшись о последнюю ступеньку.

– Эй! – Она перевернула Вирибиса на спину. Нащупав тонкий пульс на шее, и, убедившись, что турианец медленно, но всё же, дышит, девушка усадила его к стенке, изрядно помучавшись, чтобы передвинуть того.

Ори молча села рядом с Вирибисом, прислонившись лопатками к стенке, и, подперев турианца своим плечом. Её собственные мышцы начали ныть и содрогаться мелкой дрожью, отпуская последнее напряжение, вызванное скорым побегом от неминуемой опасности. Она с опаской озиралась по сторонам, испуганно шаря взглядом в поисках источников грохота и шуршания. Смирившись с мыслью, что поднять Вирибиса наверх для неё было невыполнимым заданием, она подобрала коленки к подбородку и, по обыкновению, заключила ноги в замок из рук. В голове возникла черная мысль – отправиться наверх в одиночку, ибо здание могло обрушиться до основания в любую секунду. Но эту идею Ори отмела мгновенно, посмотрев на турианца.

С каждой секундой накатывала слабость в руках и ногах. Внешний шум рассыпающихся стен слился в единый поток треска и шорохов в голове, веки тяжелели. В конце концов, склонившись к плечу Вирибиса, Ори невольно отключилась сама, погрузившись в небытие.

========== Глава 7 ==========

Турианец очнулся через несколько часов от того, что страшно замерз. Пустым взглядом он осмотрел окрестности, пытаясь вспомнить, как тут оказался. Сильно болела голова, мысли путались, начали всплывать фрагменты памяти – как Ори провалилась, момент, когда они бежали по коридору, но вот это место совсем не помнил. Тут он обратил внимание, что рядом спит его спутница.

– Ори, просыпайся. Надо идти, – он повернулся и покачал ее, чтобы разбудить.

Чем ближе к рассвету, тем становилось влажнее и холоднее. Одеяло он, видимо, оставил, когда они бежали по коридору, а в рюкзаке его вещи все еще не высохли. Замерз Вирибис настолько, что руки тряслись и пальцы почти онемели. Поднеся руки ко рту, парень начал пытаться согреть их дыханием, но это сильно не помогало.

– Мы умерли? – Открыв глаза, Ори ничего не поняла: ни слов Вирибиса, ни его движений, даже мысль о месте, в котором они оказались, напрочь выбилась из головы.

– Не умерли мы. Надо идти, а то я сейчас окоченею, – турианец продолжал дышать на пальцы, подергиваясь от холода. – Или костер надо развести, или одежду найти, или хоть что-нибудь сделать, а то я сейчас переохлаждение заработаю.

Размяв затекшую шею, и, попытавшись согнуть окоченевшие пальцы, турианка из положения сидя перевалилась на четвереньки, чтобы встать на ноги. Но и они, как и замерзшие руки, не слушались. Подтянувшись к перилам, Ори медленно встала, и, облокотившись на холодный сгиб пластика, замерла.

– Слышишь? – машинально произнесла она, когда сквозь пелену глубокого сна и зловещей тишины донесся прерывистый звук из зияющей дыры в стене над последним лестничным пролетом, – там кто-то есть… – После этих слов звук быстрых шагов повторился, но более приглушенно и тихо, словно отдалялся от них.

В этот момент Вирибис замер, вслушиваясь. Он хотел было спросить, не кажется ли ему это, но Ори его опередила.

– Слышу, – парень кивнул и начал смотреть по сторонам, чтобы определить, с какой стороны доносятся шаги. – Надо узнать, кто это. Вдруг спасатели… – Турианец тут же отказался от этой мысли, потому что не было сирены. – Хотя нет. Или выжившие, или мародеры… Ори, пойдем, я ужасно замерз, – Вирибис переминался с ноги на ногу, а в голосе даже появилась нотка отчаяния.

От слов Вирибиса стало еще холоднее. Ори также не верила первой мысли о спасателях. Если это были бы они, то навряд ли бегали бы по коридорам еле держащегося строения тихо, как мыши. Мародеры были наихудшим вариантом. Ей не хотелось встречаться с маргиналами в столь деликатной ситуации, когда ни ей ни им, совершенно, не нужно внимание друг друга. Подумав о выживших, она невольно вспомнила окровавленное лицо свихнувшейся турианки. «Свихнувшейся, не иначе», – успокоила себя девушка, и прижала ладони к плечам.

– Действительно, жутко холодно. Надо идти.

Она включила фонарик, который с каждым разом светил всё тусклее и тусклее, и направилась вверх по последней лестнице, отделявшей их от второго этажа комплекса. Через несколько секунд Вирибис вспомнил, что у него в рюкзаке все еще есть бутылка виски, и так можно согреться. Наверху лестницы он остановился и полез в рюкзак:

– Я знаю, как согреться, – турианец вытащил бутылку и протянул Ори. – Вот. Не думал никогда, что бутылка виски иногда может действительно понадобиться… – Пока Ори тормозила, Вирибис открыл бутылку и сделал несколько глотков, снова протянув пузырь. – Пей, если согреться хочешь, не тормози! – Бутылка замаячила перед носом турианки.

О том, что Ори, вероятно, никогда раньше не пила и даже не пробовала, Вирибис не подумал. Его интересовал сейчас только холод, а это был один из способов с ним побороться. С недоверием Ори приняла бутылку, перехватив её за горлышко. Потянув носом густой аромат дорогого алкоголя, турианка невольно дернула жвалами и сощурила глаза.

– Это гадость! – выпалила она. Но под недовольным взглядом Вирибиса смутилась. Всё-таки он мог хоть в чём-то разбираться лучше, чем она. Тем более, причин знать, как алкоголь подействует на неё, у Ори не было. До этого момента она и не задумывалась о подобных «вкустностях». Ей больше нравились сладости. Но конфетами не согреешься.

Крепко перехватив горлышко и дно бутылки, Ори, зажмурившись, влила в рот ровно столько насколько хватило мгновения до того, как твердый алкогольный привкус ударил где-то внутри головы, в нос. Глаза резко стали влажными. Ей показалось, что сейчас она подавится или задохнется, но горячий комок виски послушно скатился в горло, оставив после себя незнакомую горечь. Попытавшись выплюнуть эту гадость, осевшую на языке противным вкусом, Ори облизнула зубы, и рукавом вытерла лицо.

– Хрень! – Она всучила бутылку обратно Вирибису, недоумевая глядя на то, как тот довольно усмехается. – Что?!

– Первый раз я примерно так же отреагировал, – Вирибис снова усмехнулся и пошел вперед, куда глаза глядят. – Давно это было, – хмыкнул. – Скоро тебе станет теплее. Если не станет – скажешь, я еще дам.

Жжение в желудке постепенно, но медленнее, чем хотелось, растекалось по телу, и уже теперь казалось, что тут не так холодно – по крайней мере, перестало трясти.

– Свети фонариком как-нибудь попрямее, то не видно, куда идем, – Вирибис вдруг застыл, он снова услышал тот звук, будто кто-то идет, и он приближался.

Достоверно не было известно, кто это, поэтому решение турианец принял молниеносно – он толкнул Ори в ближайшую дверь и завел за прилавок, одной рукой крепко ее обхватив, а другой зажав ей рот. У многих побочный эффект от алкоголя – всех любить, а этого он как раз и боялся, вдруг на турианку уже подействовал виски, и она побежит и прыгнет на шею неизвестно кому, подумав, что это, например, спасатель. Или, что было бы еще хуже – перепутав похожий голос с отцом, а это оказался бы грабитель. Шаги остановились и через несколько секунд раздался возглас «Есть кто живой?», тут Вирибис почувствовал пальцем, который лежал на подбородке Ори, что подбородок-то опускается. Турианец моментально прижал его второй рукой, решив, что она хочет его укусить.

Ори лишь хотела выглянуть из-за прилавка, посмотреть на обладателя уставшего голоса. Поэтому ничего умнее, чем укусить Вирибиса она не придумала, так как, тот сжал её настолько крепко, что дышать пришлось через раз.

– Отпу… у… сссс… ти, – прошипела Ори, уворачиваясь от ладони Вирибиса. Наконец, тот спустил хватку, и Ори придвинулась к краю, робко выглянув в сторону дверного проёма.

В короткой вспышке света, от закоротившей проводки в конце коридора, мелькнул мужской силуэт. Турианец не останавливался и, судя по звукам шагов, не собирался здесь задерживаться. «Эй! Кто-нибудь есть?» – повторил голос из темноты. Внутри Ори боролось два чувства. Радость от того что они наткнулись на еще одного выжившего, и несвойственный подростку страх и крайнее недоверие. Турианка успела мысленно обвинить в этом порцию алкоголя. Но глубоко в себе она держала испуг, и прекрасно понимала, откуда он взялся.

У случайного гостя не было фонарика, значит, он точно не был мародером. Он оказался в этой ситуации случайно. А вдруг этот мужчина был не в себе? Или хорошо притворяется? Она повернулась к Вирибису и шепнула довольно ровно и спокойно:

– Подождем, пока уйдет?

– Да, пусть идет. Вдруг это мародер. С оружием, – Вирибис говорил так тихо, что сама Ори вряд ли могла разобрать каждое слово, а шаги были совсем близки, и силуэт вот-вот покажется из-за угла, так что Вирибис потянул Ори за воротник, чтобы ее случайно не увидели. – Молчи.

Как назло мужчина остановился именно перед входом в магазин и снова закричал «Ау, кто-нибудь!», Вирибис аж вздрогнул – он не ожидал и, такое ощущение, успел отвыкнуть от громких звуков, произносимых кем-то, но не им или Ори. И это странно, ведь прошло времени относительно немного, чтобы забыть про то, что и другие в этом мире тоже есть.

«Не может быть он мародером!» – категорично подумала про себя Ори, готовая встать из-за прилавка. Вдруг он также напуган, как и они… как она, по крайней мере. Будет только хуже, если мужчина найдет их первыми, прячущимися от него. Что он подумает. Сочтет их за мародеров? С подобными дельцами в Иерархии разговор короткий. Мертвые, ровно как их имущество, удостаивались отдельного почтения. Красть у покойников, раненых и обездоленных, или шастать по домам и зданиям, закинутым по безотлагательным причинам – низость и подлость, которая претит истинному гражданину.

– Эй, вы кто? – тихонько спросила Ори, включив фонарик, и, осторожно вылезая из-за стола. Краем уха она слышала, как Вирибис от злости царапнул по дверце прилавка, всё ещё колеблясь в правильности решения турианки.

– Духи! Живая душа! – Отреагировал мужчина, словно просочившись сквозь темноту к лучу фонарика.

Восклицание мужчины показалось Ори искренним и тёплым. Свет скользнул по запыленным шнурованным ботинкам, осветил серые складки широких штанин и замер на куртке. Форменная лётная куртка густого синего цвета, с тремя черными полосами через грудь и с красовавшейся на изгибе рукава нашивкой 3-го дивизиона. Она была точь-в-точь такой же, какую сегодня надел отец. Перехватило дыхание. Дрожащий лучик поднялся выше, к лицу турианца.

Тёмные незнакомые глаза сощурились от света. Мужчина машинально попытался прикрыть ладонью непривычный свет, направленный ему в лицо. В этот же момент, Ори вывел из шока цвет пальцев турианца – вся кисть была синей от крови. Девушка попыталась осмыслить увиденное и замерла без движения. Лишь удивленно моргала.

– Пойдем! Здесь опасно! – Турианец перехватил руку Ори с фонариком окровавленными пальцами и слегка потянул за собой, – я знаю где спасатели!

Загипнотизированная видом куртки, Ори послушно подалась вперед. Турианец продолжал что-то говорить невнятное и злобное. Синяя ткань знакомо и приятно шуршала. Сквозь полумрак Ори заметила, что турианец не был таким широкоплечим и рослым как её отец, отчего куртка висела у воротника грустной складкой. Не успели они перейти порог, девушка резко остановилась:

– А где вы служите?

Мужчина резко обернулся, и на мгновение воцарилась тишина.

– Лётчик я, – сообразив о чём его спросили, он выпалил и снова потянул Ори за собой.

– Мой отец тоже лётчик. А где именно? – турианка вновь остановилась.

– В «Крыльях Долины», – ответил турианец и недовольно цыкнул.

– А я думала в третьем дивизионе, – она ткнула пальцем в нашивку на рукаве.

Мужчина заинтересованно повернул руку, чтобы, наконец, рассмотреть, что же было изображено на его куртке, и в этот же момент Ори цапнула зубами мужчину за сжавшие её запястье пальцы. Турианец взвыл от неожиданности. Девушка, освободившись, отпрянула назад на несколько шагов в сторону прилавка.

– Что ты сделал с моим папой?! – Закричала Ори, чувствуя как в груди, под согревающим градусом выпитого алкоголя, клокочет ярость вперемешку с отчаянием.

– Да как же вы все затрахали! – Мужчина угрожающе встал в пороге, давая понять, что выхода из ловушки у Ори нет, – им всем уже ничего не нужно, а мне жить еще. А слишком честные граждане только мешают!

Вокруг правой руки турианца подсветились несколько полосок омнитула, которые быстро развернулись в короткий клинок угрожающего вида.

– Иди сюда, дрянь! – Мужчина начал быстро приближаться к Ори, вжавшейся в прилавок.

Тем временем Вирибис успел прокрасться по периметру магазина и вылезти за спиной гостя через выбитые ударной волной витрины. В какой-то момент он засомневался, что мужчина опасен, и сам чуть не вышел из темноты, но услышав две последние фразы, он понял, что что-то надо делать. Под руку попался кусок арматуры, а как заблестел клинок, он бросился на турианца и ударил по голове, мгновенно его отключив. Железка сама выпала из руки – он до сих пор не мог поверить в то, что только что услышал и сделал, но Вирибис молчал. Наверное, сейчас был самый неподходящий момент из всех возможных начать говорить о предательстве, а если он все правильно понял и услышал, то дело было как раз в этом.

– Я же… Не убил его? – Парень первый нарушил тишину. За все время его голос впервые звучал так – тихий, хрипловатый и придавленный.

Он надеялся, что Ори была напугана, или что алкоголь успел подействовать, или и то, и то, но лишь бы она пропустила мимо ушей последние слова. Если с нервничающей турианкой он уже понял, как справляться, то что делать с истерящей, было неизвестно. Ему показалось, что правильным шагом было бы вернуть куртку, что он и сделал, а заодно и пощупал пульс на шее – сердце билось, и у Вирибиса прямо гора с плеч свалилась. Ори все еще сидела, застыв в шоке, так что Вирибис продолжил, подойдя к турианке и присев на корточки рядом:

– Ори, ты не будешь против, если я надену эту куртку? Я очень замерз, – голос парня был все такой же, как и фразу назад.

Взгляд Ори медленно перешел с тёмного еле дышащего турианца, без движения лежавшего на полу, на вопрошающее лицо Вирибиса. Щелкнув мандибулами, она быстро изменилась в лице – от испуга до возмущения.

– Воспитание у тебя так себе! – Запротестовала Ори, но не стала забирать куртку из рук Каринириса. В отличие от него, последние часы ходившего топлес, девушка, благодаря своему костюму, заметно меньше мерзла. Поэтому после возмущения быстро последовала благодарная улыбка, – но, можешь её забрать. Тебе нужнее. Она тёплая.

Ори резко поднялась и осторожно подошла к мародеру, уткнувшемуся лицом в пол. Тыкнув его бок носком ботинка, она выждала несколько секунд чтобы убедиться, что мужчина никак не реагирует на окружение.

– Подлый кземн! – резкое высказывание продолжилось отчаянным одиноким пинком, всё тем же носком ботинка, – узнал бы отец, что ты его куртку спёр, а еще меня прибить хотел, он твой ножик тебе вместе с рукой засунул бы в…!

Она резко замолчала и заинтересовано поглядела на Вирибиса:

– Он живой взрослый мужик, а я маленькая девочка! Имею право отомстить! – Оправдала своё поведение Ори, понимая, что со стороны она похожа на пыжака решившего покусать спящего крогана.

Она снова посмотрела на мужчину. Присела возле руки и сняла браслет омнитула:

– Мой школьный коммуникатор дороже твоей пластмаски! – Ядовито отметила Ори, но не позабыла о том, что и Вирибис слышит, – без обид. Но этот урод не достоин даже этой куртки! Больше ничего лучше не придумал, как, вместо того чтобы спасать людей, ходить рыскать что плохо лежит.

Пока она возмущалась, пальцы быстро включили омнитул самой простой модели – без анализатора, со стандартным сборщиком, который турианец перепрограммировал вручную, настроив функцию того самого короткого клинка.

– Связь всё так же не работает. И экстранет. Есть только оффлайн-метки, откуда пришел этот придурок. Хоть фонарик рабочий. – Ори активировала свет на инструментроне и машинально направила его на Вирибиса, чтобы показать как тот хорошо работает. – Тебе идет синий цвет. – Турианка внимательно посмотрела на куртку, которая, как она была уверенна, принадлежала её отцу, и что он мог её случайно где-то оставить, потому что внешне та была целая и не настолько грязная, как вещи Ори. Девушка угомонила свой гнев, и наконец, произнесла, то, что должна была сказать несколько минут назад, – спасибо, ты снова меня спас.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю