290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » День Валлума (СИ) » Текст книги (страница 1)
День Валлума (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 06:00

Текст книги "День Валлума (СИ)"


Автор книги: Кэтрин_Фокс




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц)

========== Глава 1 ==========

***

Под жарким солнцем Таэтруса черные пластины на руках Вирибиса накалялись со страшной силой. Голову спасал капюшон, надвинутый на лоб. Он шел уже около часа. Широкими шагами он дошёл до торгового центра, куда держал путь на встречу. Турианец должен был пересечься с «работодателем», тем, что приходит ему и его отцу на помощь, когда кончаются деньги. Мысль о том, что слишком странное место – торговый центр – для обсуждения не совсем легальных процессов, не давало покоя, но делать было нечего, потому что в животе бурлило уже с предыдущего дня. Незаметно он добрался до здания на берегу реки, вошел внутрь и облегченно вздохнул, радуясь, что солнце наконец-то перестало запекать ему руки. Вирибис начал смотреть по сторонам, немного опустив голову, чтобы камеры не запечатлели его лица, поражаясь, насколько тут все выглядит дорого. Особенно привлек его внимание бутик со сверкающими предметами декора на продажу. Еще немного, и он почувствовал запах еды, причем, явно хорошо приготовленной, от чего живот издал недовольное урчание. Проклянув мысленно своего контакта, турианец решил пойти обратно на улицу – лучше запекаться, чем чувствовать еду и понимать, что она не достанется никаким образом.

На набережной было малолюдно – середина буднего дня, все еще сидят на работах. Под деревом была свободная скамейка, которую Вирибис тут же оккупировал, закинув ноги, чтобы никто не сел рядом. Начало постепенно клонить в сон. Парень закинул голову назад, смотря на крону дерева, под которым сидит. Только турианец начал засыпать, как низкий голос выдернул его из состояния умиротворения:

– Эй, парень, ноги со скамейки.

Вирибис вздрогнул и резко поднял голову, от чего капюшон слетел с головы. Перед ним стоял рослый полицейский с винтовкой. Не считая нужным что-то отвечать, турианец опустил ноги на пол и недружелюбно уставился в глаза стража правопорядка, немного наклонив голову на бок, показывая, что присутствие оного тут не приветствуется. В свою очередь, полисмен уставился на Вирибиса в ответ, почти в точности копируя выражение лица.

– Имя.

– Вирибис.

– Фамилия.

– Каринирис.

– Сколько лет?

– Пятнадцать.

– Почему не в армии?

– У вас все в компьютере написано.

Закинув руку на спинку скамейки и ногу на ногу, турианец молча продолжал смотреть на полицейского, который полез в свой инструментрон.

– Из Клунги, значит. Так… Неоднократно привлекался к административной ответственности за мелкое воровство и разбои. Ну да, не удивительно. Из Клунги все уголовники, а ты, парень, еще просто не дорос до тюрьмы. Но тебе светит это через пару лет, точно тебе говорю.

Вирибис с возмущенным видом собрался было встать, уже положив обе руки на колени, но страж порядка толкнул его в плечо.

– Сидеть. Забирать тебя не стану. Но учти, что если в этом районе что-то случится, на следствии я вспомню именно тебя.

Парень многозначительно плюнул на пол, и издевательски отдал честь полицейскому, который тот же ушел, усмехнувшись. Проводив его взглядом, Вирибис принял ту же полулежачую позу и натянул капюшон. Шуршание деревьев, всплески воды и гульканье пролетающих аэрокаров усыпляли турианца, не спавшего всю ночь. Хоть он и должен был встретиться со своим «знакомым», противиться сну он больше не мог – не хватало сил даже на то, чтобы открыть глаза.

***

Ненавязчивая тихая мелодия разливалась между рядами стеллажей. Не смотря на приближение середину дня, в торговых отделах универмага было мало покупателей.

– Пап.

Рослый турианец с широкой спиной заинтересованно склонился над универмаговской полкой с охлажденными кусками вырезки.

– Пап.

Мужчина, не обращая внимания на скрипучее зазывание дочери, принялся внимательно разглядывать кусочки темно-синего мяса.

– Свежак, – экспертно заключил он, подтянув верхний мясной куб к носу. – Надо брать.

– Пааап, – более печально протянула Ори, безвольно опустив руки вдоль туловища и наигранно откинув голову назад.

– Что, милая, – ровно произнес турианец, не отрываясь от своего занятия, заправски отправляя кусок за куском в пакет.

– Долго еще? – Вздохнула девочка.

– Ужин – основная трапеза, милая. Не зачем торопиться.

На эти слова Ори моментально выпрямилась и, продолжая сверлить спину отца взглядом, горько заметила:

– В «БарерКин» тоже не торопятся.

Мужчина издевательски хохотнул:

– Котлеты за пять минут? Да, да. Не торопятся. Потерпи. Вернемся домой, будет тебе полноценный ужин. Сегодня, как-никак, папа готовит.

Ори ехидно поджала мандибулы.

– Только маме не говори, – мужчина, выпрямившись, подмигнул дочке, и отправил в пакет последний кусок отборного мяса. Прижав к груди увесистый пакет, турианец покрутил головой, – мне нужна заправка для маринада.

– Грррр! – рыкнула Ори, встав на месте, – я замучилась ходить туда-сюда.

Отец милостиво глянул на дочь. Они, действительно, посвятили большую часть дня походу по магазинам, и было немудрено, устать от этого занятия. Не смотря на то, что Авемисы могли позволить себе жить в городской квартире, а не на территории гарнизона, выходные были редкостью, и в основном проходили за домашними делами – от набивания холодильника до банальной уборки. Пока Ори не стукнуло двенадцать, супругам было позволено чередовать свои семейные обязанности с долгом перед Иерархией, но когда на горизонте засияло скорое отправление дочери в учебку, подобные привилегии попросту отменили: Ори проводила будние вечера практически одна дома или в гарнизоне у родителей, а жизнь в городе для Авемисов стала исключением из повседневности.

– Ладно, – турианец протянул пакет с мясом дочери, – расплатись за это и подожди меня в каре. Я пока куплю всё для маринада. – Он включил инструментрон, и через пару кликов коммуникатор Ори оповестил его владелицу о переводе некоторой суммы кредитов.

Девочка хитро глянула сообщение:

– А на конфеты?

– Ори, ты же не маленькая. Какие конфеты?

– Ну вот. – Шумно выдохнула турианка, – а кто их в прошлый раз съел? Я? Маленьких детей в гостях не было, – сквозь улыбку её глаза ехидно блеснули.

Щелкнув мандибулами, отец виновато покачал головой и снова включил инструментрон.

***

Ощутимо похолодало. Вирибис открыл глаза и понял, что наступил вечер, солнце почти зашло. Казалось, что он просто закрыл глаза, а прошло полдня. Встал, потянулся, накинул капюшон и направился обратно в торговый центр. Контакт его или не пришел, или не нашел турианца на лавке у магазина. Надо было срочно что-то сделать, чтобы не ускорить процесс получения язвы желудка. В торговом центре была многоуровневая подземная стоянка. Вдруг кто-то не закрыл свой кар? Тем хуже для владельца, потому что парень уже спустился на предпоследний уровень, который был менее забит, и, на котором всегда было мало народу. От ряда к ряду, от аэрокара к аэрокару Вирибис ходил, дергая за ручки припаркованного транспорта. Наконец, один открылся. Турианец не растерялся и запрыгнул в него, захлопнув дверь за собой и начав копаться в барахле, что лежало в просторном бардачке. Там была только мелочевка – какие-то бумажки, датапад, фонарик, бутылка с водой и еще полно всякого, что парень не успел изучить, так как неожиданно начала трястись земля – сначала слабо, потом все сильнее. Сердце – в пятки, надо было что-то делать. Дверь аэрокара распахнулась, ударив соседний, и сразу после этого машина подпрыгнула, как и все, что было на этой стоянке, но обратно она пролетела больше, чем вверх. Страшный грохот оглушил турианца, свет погас.

***

Несколько минут назад

Ори спустилась в лифте на уровень парковки, где отец оставил их кар. Вокруг было тихо. Тихо так, что Ори с опаской оглянулась по сторонам – не любила она такие места. В Валлуме любой тихий переулок не сулил ничего хорошего. Она прекрасно знала это, хотя ни разу не попадала в истории, вроде тех, которыми пестрели сводки утренних новостей. Последнее время грабежи средь белого дня стали для столицы Таэтруса обычным делом. Изучая историю в школе, Ори знала, что и ранее их колония не славилась стабильностью, но родители научили её, что Иерархия поступает правильно, усиливая своё влияние через открытие и развитие новых гарнизонов, военных школ и лагерей. В какой-то степени это было оправдано, ведь положение Иерархии на Таэтрусе стоило укреплять, но с другой стороны – появление большего числа военных и их семей, подобных Авемисам, только раздражало некоторые местные власти и население.

Отправив в рот сладкую конфету, Ори уверенно зашагала по направлению к кару – он стоял где-то в центральном секторе этажа. Сделав несколько шагов, девочка почувствовала легкий толчок под ногами. Остановившись, по-звериному она втянула шею и попыталась прислушаться к своим ощущениям. И без того тусклое освещение этажа замигало. Со стороны раздалось тонкое еле уловимое дрожание стекол аэрокаров, но оно быстро перекрылось нарастающим гулом вибрирующего бетона и тяжелым звуком ударов штукатурки об пол. Ори не понимала, что происходит и что делать, стоя, как вкопанная, на месте. Со стороны лифта раздался глухой скрежет. Пол под ногами еще раз сильно ударило волной, заставив девочку ринуться вперед, но её побег от ненастья завершился через несколько секунд. Под натиском новой волны бетон сдался, и разрушенное основание перекрытия утянуло за собой часть пола и всё, что находилось на нём, в том числе, и турианку. Свет окончательно погас.

========== Глава 2 ==========

Первое, что почувствовал турианец – жжение в груди, было нечем дышать, пыль, поднявшаяся после землетрясения, не давала ни открыть глаза, ни полноценно вдохнуть. Вирибис скинул с себя рубашку и отряхнул ею лицо, быстро прижав одежду к носу и рту. Толку от этого было мало, так как безрукавка была сама вся пыльная. Способность мыслить критически обострилась как никогда, и парень быстро смекнул, что возможно, если облить одежду водой, которая была где-то рядом, то получится временный респиратор. Он начал копаться у себя под ногами, в бардачке и рядом с аэрокаром, отчаянно пытаясь найти бутылку с водой. Наконец, он нащупал что-то круглое и на ощупь определил, что это и есть бутылка, но крутонув верх, ослепительный свет дал ему в глаза. От неожиданности, турианец чуть не выронил воду, которая оказалась фонариком. Продолжая держать безрукавку у рта и радуясь, что он не ослеп, как показалось сначала – видно не было ровным счетом ничего – снова начал искать воду, чувствуя, что долго уже не протянет. С фонариком задача значительно упростилась, и в ближайшие несколько секунд парень нашел бутылку, содержимым которого тут же облил самодельный респиратор. Дышать стало намного проще, Вирибис завязал безрукавку за головой, развернулся и начал думать, в какой стороне был выход. Глянув на дырку в потолке, он понял, что сильно повезло не находиться в этот страшный момент на последнем этаже парковки именно в этом месте. Сердце бешено колотилось – он все еще не знал и даже не имел никаких других объяснений произошедшего, кроме землетрясения.

Турианец бродил по этажу, щурясь от пыли, видимость была ограничена лучом фонаря. Неожиданно он наткнулся на еще одну рухнувшую плиту, на которой кто-то лежал. Подойдя поближе, он понял, что это подросток, турианка и что она дышит, но на свет фонарика внимания не обращает. Дыхание было очень тяжелым, видимо, от момента обрушения она так и дышала пылью. Сердце сжалось, но он понимал, что, если она не придет в сознание в ближайшее время, то далеко унести её не сможет. С другой стороны, за спасение могли наградить, и этот довод оказался решающим. Вирибис снял с себя оставшуюся майку, облил ее водой и привязал ко рту и носу турианки, аккуратно подняв ее и взвалив на плечо. Через некоторое время он добрел до лестницы, прошел этаж вверх, но выше по ней идти было невозможно, так как она оказалось обваленной. Чтобы туда залезть, потребовалось бы подпрыгнуть и подтянуться. Это он мог сделать, но не с грузом на плечах. Пришлось искать обход. Пыль понемногу начала укладываться, так что найти указатели уже было проще. Быстро выйдя к лифтам, парень посадил свою ношу в угол, а сам пошел вскрывать лифты. Вручную, естественно, ничего не получилось, так что пришлось искать лом или что-то вроде того. Побродив немного по округе, он нашел пожарный шкафчик с топором и огнетушителем. В этот момент Вирибис поймал себя на мысли, что пожар не начался, и это странно, но удачно, потому что, если тут еще и дым был бы, все могло бы плохо кончиться.

Парень вернулся к лифту и вонзил топор в щель, между дверьми. Удостоверившись, что он закрепился, отпустил и врезал по нему огнетушителем – от удара двери раздвинулись на величину толщины топора, этого было достаточно, чтобы просунуть пальцы и попробовать открыть дверь, чем тут же Вирибис и занялся. Дверь оказалась очень тугая – он ее сдвинул только слегка. Топор выпал. Дальше сил тянуть не было, пришлось отпустить. Явно, через шахту лифта было не вариант куда-то попасть, но оставалось их еще три штуки, попробовать можно было.

Прошло где-то полчаса по ощущениям, пока турианец пытался вскрыть двери, что-то подложить между ними, чтобы они не захлопывались, найти это что-то, но все тщетно. Делать было нечего, надо было идти обратно к лестнице и залезать туда, но для этого его новую пассивную попутчицу надо было как-то привести в себя. В любом аэрокаре должна была быть аптечка, в которой могло быть что-то, что приводит в чувства. Не долго думая, он подошел к первому попавшемуся кару, выбил стекло топором и открыл дверь, на что машина ответила жалобным, но тихим воем – видимо, она тут стояла уже давно и просто сел аккумулятор. Даже если бы владелец и получил сигнал тревоги от своего кара, все равно случилось землетрясение, и можно свалить всё на катаклизм. Покопавшись внутри, он обнаружил аптечку, которая была забита таким количеством всяких разных бинтов, панецилинов и прочей ерунды, что хватило бы на целый взвод солдат. Медленно перебирая пакетики, что там лежали, он обнаружил один, описание содержимого которого соответствовало требованиям ситуации. Вирибис захлопнул аптечку и взял с собой в одну руку с топором. Внезапно моргнул свет, потом еще и еще, это значило, что пора делать ноги, потому что где-то коротит проводка и может начаться пожар. Парень подбежал к турианке, поднял ее респиратор и приложил надорванный пакет к ее лицу, накрыв и рот, и нос.

Острый химический запах прошелся по полости носа и кольнул по нервам. Одновременно с резким вдохом, веки Ори распахнулись. Не привыкшие к практически полному мраку глаза отчаянно выхватили очертания незнакомого лица. Турианка резко отстранилась назад, но тут же почувствовала за собой холодную шершавую стену. Пробуждение закончилось подступившим к горлу тошнотворным комом – то ли от падения Ори хорошенько стрясла голову, то ли летучего вещества из пакета оказалось слишком много на ее худое узкое тельце. Она попыталась вдохнуть свежего воздуха, но глотку сжало липкой и противной бетонной пылью.

– Что случилось? – Сухо выдавила из легких Ори, из-за чего начался неконтролируемый кашель.

– Вставай!

Парень, совершенно не церемонясь, взял турианку за руку и потянул на себя, поставив ее на ноги. Снова опустил повязку ей на рот, откинув пакетик с химией в сторону.

– Ты можешь идти?

Чувствуя, что еле держится на ватных ногах, девушка попыталась устоять, для страховки схватив незнакомца за предплечье. Перенеся вес в привычное положение, Ори громко рыкнула из-за тупой боли в лодыжке.

– Кажется я ушибла ногу…

Она виновато глянула на турианца, и в это же мгновение ее обуял неистовый страх.

– Папа?! Он остался там!

Ори резко мотнула головой наобум ища лифт, но следом за страхом пришла карусель из обломков и сверкающего света перед глазами. Она сильнее сжала пальцы, чтобы устоять.

– Он там… – Жалостно скрипнул ее голос.

Вирибис подхватил падающую девушку, недовольно пробубнив себе под нос:

– Нам надо выбраться. Тут скоро начнется кошмар, надо идти.

Под кошмаром он понимал пожар, который теоретически мог начаться в любой момент. После слов об отце, турианец ненадолго задумался, выстоял ли самострой, но его мысли перебил инстинкт самосохранения, который диктовал, что надо идти, причем срочно.

– Пошли.

Держа девушку, он начал идти по направлению к лестнице, еле удерживая все, что нес.

– Куда? – Более уверенно произнесла турианка, пытаясь одновременно и держаться за своего собеседника, и несколько затормозить его.

– Бежать отсюда надо! Иди быстрее, а?

Сразу после этих слов парень вручил все вещи, что были у него в руках турианке, закинув ее на руки. С таким грузом, он мог почти бежать медленной рысцой.

– Я залезу на лестницу, ты мне все подашь, потом я тебя подниму, поняла?

С этими словами Вирибис дошел до лестницы и посадил турианку на землю. Залезть на то, что осталось от лестницы, не составило никакого труда. Он лег на краю и протянул руку.

– Давай все сюда!

Постепенно девушка начинала соображать, где они приблизительно находились. Вместо помощи Ори сгребла врученные ей вещи и упрямо произнесла, не шелохнувшись с места:

– Мой отец в другой стороне! Откуда ты знаешь куда идти?

– На какой другой стороне?

Вирибис удивился, не понимая о чем речь. Резко изменил интонацию, буквально рявкнув:

– Эй!

После этого немного смягчился:

– Мы под землей сидим. Быстро залезай, и пошли, пока нас не накрыло горой обломков!

Громко просопев, Ори встала с места. В голове прокрутился момент, когда произошло землетрясение, и то, что турианец был прав – она провалилась, минимум, на один уровень.

Встав, она осторожно подошла к краю лестницы, на которой полулежа нервничал Вирибис, и аккуратно протянула то, что он ей вручил.

– Я Ори, – сглотнув слюну, произнесла она, когда подошла очередь карабкаться наверх.

– Давай, иди сюда.

Турианец проигнорировал попытку познакомиться, и просто молча и кряхтя подтянул турианку к себе. Снова ей отдал всю ношу и закинул на руки, побежав по лестнице вверх, и, потряхивая головой, поправил повязку на лице.

– Я Вирибис, – наконец, ответил парень, но сразу же споткнулся и упал на лестничной площадке, уронив Ори и все, что они несли.

– Аргххх! – Не совсем по-детски взревела Ори, когда приземлилась на больную ногу. Кое-как встав, ухватившись за перила, она покачалась, уперевшись руками в покрытие.

– Если будем бежать сломя голову, ничего хорошего не будет, – она точь-в-точь повторила слова преподавателя по безопасности, – я пойду сама. Как смогу.

Оторопев от заявления, что торопиться нельзя, Вирибис с некоторым замешательством ответил:

– Хочешь идти сама – не отставай от меня. Кто тебе эту глупость сказал? Нам надо срочно выбраться на поверхность хотя бы, ты что?

Турианка перевела дыхание, всё так же повиснув на периле. Внизу зияла черная пустота, пугающая отблесками коротящих вспышек света. Вспомнив про коммуникатор, она включила связь, но соединения с сетью не прошло, словно его и не было. Следом пришло осознание, что и у неё есть, чем подсветить свой путь – на коммуникаторе был фонарик.

– Ты уверен, что мы правильно идем? – Дрогнув голосом, произнесла Ори.

Немного подумав, турианец начал говорить увереннее:

– Естественно, мы правильно идем. Голову включи, а! Мы вверх поднимаемся, куда нам еще идти, если мы под землей? Под разрушающимся зданием?

Они были уже на −4м этаже, надо было продолжать путь. Вирибис видел, что турианка с трудом стоит, поджимая ногу.

– А ну сядь.

Парень поднял штанину новой подружки. Он совершенно ничего не понимал в анатомии, но знал, что можно попробовать дернуть за поврежденную конечность, чтобы ее вправить.

– Потерпи.

Сел на ногу турианки и дернул за лодыжку. Раздался глухой хруст.

Ори зарычала еще громче, чем при неудачном приземлении пять минут назад. Но следом за резкой болью пришло призрачное облегчение. Нога двигалась – турианка осторожно покрутила ступней – и это не могло не обрадовать её. Но Ори не торопилась благодарить Вирибиса:

– Ты совсем дурной? – Она легонько толкнула его в плечо, – тебя где учили так издеваться над покалеченными?!

Турианец сильно удивился, но понял, что ей уже не больно, поняв ее мимику. Ярость начала расти изнутри.

– Майку мою отдай. Быстро! – Рявкнул парень, голос которого становился хрипловатым, когда он начинал кричать. – Тебе вывихнуть ногу снова?! Ты мне жизнь должна, я спас тебя!

Ори насупилась. Отчасти ей было стыдно за собственные слова, но упрямство перевешивало любые доводы и аргументы. Она хотела лишь одно – найти отца. Это желание было сильнее, чем инстинкт самосохранения и понимание того, что им необходимо найти выход из-под завалов. Тем более, с каждой минутой бесповоротно крепла мысль о том, что отец справится с этой задачей лучше, чем какой-то нервный незнакомец не намного старше Ори.

– Чего орешь? – Фыркнула девушка. – Ничего я тебе не должна!

Уловив в глазах и выражении лица Вирибиса крайнее недовольство, Ори всё же добавила:

– Выведи нас… Сначала. А потом кричи сколько влезет.

От такой наглости парень растерялся так, что просто не знал, как и ответить. Однако, пришла мысль как проучить – он сорвал майку с лица турианки и начал молча наблюдать с холодным взглядом. Пыль еще была в воздухе, так, что он задержал дыхание, поглядывая на турианку. Снял свою повязку, полил ее водой и неспешно начал привязывать обратно.

Девушка непонимающе глянула на замолчавшего турианца. Сдерживая дыхание, она старалась делать короткие вдохи, но, и без того, пыльный воздух напоминал удушливый газ. Подавив первую попытку кашлянуть, Ори не удержалась ко второму позыву.

– Верни обратно, – сквозь кашель прошипела Ори. Но это прозвучало столь жалобно и полно отчаяния, что ей самой стало стыдно за свое упрямство.

Также спокойно и неторопливо Вирибис полил водой и респиратор турианки, после чего приложил снова его к ее лицу, сев перед ней на корточки.

– Не хочешь признавать то, что я тебя спас, то придется смириться, что от меня, похоже, зависит твоя жизнь.

Турианец поднялся и пошел дальше по лестнице, не дожидаясь реакции девушки.

– Садист, – буркнула Ори под нос так, что Вирибис ничего не мог расслышать. Поднявшись, она послушно поплелась за ним, уверенно шагая по лестнице и напрочь позабыв о вывихе.

========== Глава 3 ==========

Через три пролета поход по осыпавшейся штукатурке и обрушенным стенным панелям закончился на пороге выхода с лестницы. Прочная металлическая дверь, сорванная с петель, лежала под грудой бетона, некогда бывшим потолком. Гора обломков и мусора, свалившегося следом за потолком, закрывала практически весь проём. Лишь щель размером в ладонь пропускала короткие вспышки света. Было тихо, не считая непрекращающихся скрежетов и гула еле держащейся тысячетонной конструкции.

– И что теперь? – Скребнув когтями по острым каменным краям, выпалила Ори, обращаясь к возникшему препятствию. – На лифте нельзя.

Вирибис разочарованно вздохнул и закатил глаза, бросив на пол и огнетушитель, и топор, которые нес в одной руке. Подойдя поближе, он попытался дернуть за лежащие куски бетона, но это было бесполезно. Все связано искореженной арматурой.

– Теперь только через лифт и можно. – Турианец, задумавшись, начал пытаться сообразить, как можно разжать тяжелые лифтовые двери. Внезапно его осенило. – Нужен домкрат! Пошли!

С нескрываемым энтузиазмом на лице, парень дернул девушку за локоть и помчался вниз по лестнице на предыдущий этаж.

– Нам надо выбраться наверх, – она щелкала зубами каждый раз, когда переступала с одной ступеньки на другую, пытаясь угнаться за Вирибисом, – но! – Ори резко дернулась, вырвавшись из руки турианца, – что ты хочешь от лифта? Он, скорее всего, поврежден! Это опасно же!

Турианец остановился и повернулся, недоумевающе смотря на Ори:

– А что ты хочешь от завалов? В шахте может быть лестница или трос. Или хоть что-нибудь, по чему можно залезть выше. Пошли, давай! – Он кивнул головой в сторону выхода с лестницы и пошел дальше, уже поспокойнее.

Раздался громкий хлопок, земля затряслась, но намного слабее. Оступившись из-за этого, парень полетел кубарем с лестницы, раскидав все, что нес. Гул прекратился. Грязно ругнувшись, Каринирис начал вставать, потянувшись за фонариком, укатившимся недалеко:

– Что это было? Что-то где-то упало?

Ори, проехавшись на пятой точке по ступенькам, смогла удержаться за перила. Сверкнув коммуникатором в сторону Вирибиса, она встала и попыталась отряхнуться. Правая штанина была разорвана до колена, левая – покрыта мелкими дырками, красная куртка насквозь пропиталась пылью, что былой яркий цвет стал бледным.

– Тут всё падает… – процедила Ори, злясь на ситуацию в целом, – и вообще, я не полезу в шахту! Я… Я… – Она вспомнила, чем закончилось ее предыдущее выступление. Остаться одной в разрушающемся здании ей не хотелось. Как скоро ждать помощи она не могла знать. Поэтому быстро прикусив язык, Ори смущенно добавила, – я боюсь высоты.

Вирибис поднялся, потирая ушибленный лоб. Он так и не понял обо что ударился – стену, пол или даже потолок. Немного простонав от боли, он нашел свои вещи, но когда наклонился, почувствовал, что по лбу что-то течет. Да, он рассек его, но сейчас было не до того, потому что этот толчок подтвердил, что надо двигаться быстрее.

– Не смотри вниз. Думай, что этажом ниже стоит лифт. Ай… – он на автопилоте, протер рукой рассечение, что отдалось резкой болью. Прорычав пару секунд, он продолжил, – возьми что-нибудь тяжелое, влезай в каждый аэрокар, нам нужен домкрат.

Ори удивленно округлила глаза:

– Прям так просто? Выбивать стекла и копаться в чужих машинах?

– Да, вот так просто. Тебе спастись хочется или нет? Чтобы выбраться, нужно найти домкрат.

– Хочется, конечно. – Ори потупила взгляд в пол, – а ты в какой школе учился?

Вопрос прозвучал будто невзначай, но, если она еще и не научилась разбираться в людях, то привыкла доверять своим ощущениям. Вирибис, не смотря на его геройство, не внушал доверия. Но причину этого Ори не могла объяснить сама себе.

– В Клунги, это в пригороде. И то… То учился, то нет. Она там одна.

Турианец размотал лицо и приложил безрукавку к рассечению, задержав дыхание. Протерев все от крови, он снова завязал ее на затылке. Белая безрукавка стала белая с черными пятнами.

«Клунги… Пригород», – прокрутила в голове турианка, мотая новую информацию на ус. Пригороды Валлума были хуже самого Валлума. Ори ни разу не бывала там, но и не горела желанием посещать подобные районы. Это стало бы опасным приключением, особенно для неё.

– Понятно. А точно необходимо залезать в чужие машины? Это же… Не правильно…

– Да, обязательно. Если не хочешь, я сам найду, но потрачу больше времени. Кто знает, может, здание рухнет тогда. И мы умрем!

Турианцу самому стало не по себе от такой перспективы. К тому же он очень хотел вылезть на поверхность и найти там безопасное место и еду, так что сейчас он надеялся, что довод прозвучал достаточно убедительно. Он молча подошел к ближайшему аэрокару, что стоял в нескольких шагах от лестничной клетки с размаху топором выбил стекло.

– Смотри, как просто-то! – Он воодушевленно резко выдохнул и тряхнул головой.

Ори хотела сказать, что судя по всему Вирибису нравилось рушить чужое имущество, но подавила желание, как только оно появилось. Накликать на себя немилость единственного выжившего поблизости турианца было плохой идеей.

– Просто… – Пролепетала она, занявшись поиском того, чем можно было разбить стекло.

Тщетно походив по парковке с минуту, Ори нашла кусок железного толстого прута. Подойдя к ближнему кару, она учтиво дернула за ручку двери. Убедившись, что транспорт безнадежно заперт, Ори тихонько сказала:

– Простите, но я очень хочу наверх.

Первый удар оставил лишь мелкий скол. Шумно выдохнув, девушка снова ударила по стеклу, переложив прут в другую руку. Второй удар ничего не дал – стекло лишь жалобно задрожало.

– Какое-то странное занятие! – Турианка оскалилась, и, перехватив прут двумя руками, замахнулась и ударила по стеклу наотмашь.

Мелкая паутина трещин покрыла всё стекло двери. Тыкнув в него пару раз, Ори расковыряла дыру. Осторожно просунув тонкую руку, девушка нащупала замок и открыла дверь. Осмотрев салон, она кроме какого-то мусора и пакетика конфет не нашла.

– Какой ужас, – брезгливо глянув в упаковку с растаявшими леденцами, она выбросила их наружу, – ты что-нибудь нашел? – Девушка крикнула достаточно громко, чтобы Вирибис услышал.

Турианец уже успел обследовать несколько аэрокаров. Тут попался кар на колесах, и он оказался именно тем, у которого в багажнике лежал домкрат, причем узкий – то, что надо.

– Нашел! – Крикнул парень, через несколько секунд после вопроса девушки. – Идем к лифтам.

Там он действовал как раньше – в щель заткнул топор, насколько мог, потом ударил по нему огнетушителем. Двери немного раздвинулись.

– Так. Я потяну за ручку топора в сторону, двери немного раздвинутся, а ты положишь домкрат на бок. Именно на бок. Поняла?

Ори коротко кивнула, присев у порога шахты. Турианец потянул за ручку. Кряхтя, он смог раздвинуть двери сильнее, но они были настолько тугие, что сил держать почти не было, как и не было сил крикнуть, чтобы турианка действовала быстрее.

Торопливо примеряя домкрат к расстоянию между дверьми, Ори начала упираться в край створки. Но, всё же, смогла просунуть инструмент, пока Вирибис не ослабил упор. Металл скрипнул, и домкрат остался между дверей, намертво впившись в края конструкции. Парень облегченно вздохнул, отшатнувшись от двери:

– Отлично.

Он стер кровь со лба и сел на корточки, начав качать ручку домкрата. Дверь медленно двигалась и чем дальше, тем было тяжелее. Когда опоры домкрата максимально разъехались в стороны, Ори просунула голову и руку с коммуникатором в шахту. Ни вверху, ни внизу не было освещения, кроме аварийных ламп, которые позволяли разглядеть что-нибудь только вблизи к ним. Сглотнув густую слюну, девушка вернулась обратно:

– Там жутко…

Бледный луч фонарика скользнул по стенам шахты. Центрального троса не было. Кабина же оказалась где-то вне зоны подсветки фонаря – как наверху, так и внизу. Через несколько пролетов вглубь парковки разверзлась кромешная темнота, даже звуки, казалось, были поглощены ею. Разглядеть прикрученные к бетону тонкие ступеньки оказалось практически невозможно, не смотря на то, что находились на той же стене, что и входы на этажи.

У Вирибиса ёкнуло сердце при виде такого вертикального бездонного тоннеля. Но ступеньки были, и это радовало. Вопрос как открыть дверь сверху оставался.

– Возьмем это с собой? – Ори кивнула на валяющийся возле дверей огнетушитель и топор.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю