290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » День Валлума (СИ) » Текст книги (страница 5)
День Валлума (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 06:00

Текст книги "День Валлума (СИ)"


Автор книги: Кэтрин_Фокс




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 9 страниц)

Теперь уже Вирибис застыл. Его шокировало такое резкое изменение настроения Ори, и он даже не сдвинулся с места во время ее гневной тирады. Турианец был несказанно рад, что она не начала истерику, то ли действительно не услышав, то ли ее вера в то, что ее отец все еще жив, затмила разум. От мысли, что на парне теперь куртка, возможно, мертвеца, стало не по себе. Если он мертв, то забирать вещи покойника – мягко говоря, плохо, а если жив, то он может так же замерзнуть, как и ее нынешний носитель без нее. В любом случае, случилось что случилось, и надо было продолжать двигаться. Очнулся он от размышлений, когда Ори направила на него яркий фонарь:

– Не слепи меня, – машинально он ответил, подняв руку, чтобы защитить глаза от света. – Надо идти.

Он встал и без слов вышел. Но он был доволен – наконец-то, Ори его поблагодарила. Внезапно Вирибис остановился и поднял с пола кусок арматуры, которым он вырубил турианца, потому что на нем была кровь, и это могла бы быть улика в случае чего. Взяв железку за конец, он размахнулся и запустил ее с балкона настолько далеко, насколько мог, и после этого пошел дальше.

В какой-то степени Ори сама от себя не ожидала такой резкой реакции. Она не успела толком испугаться, увидев знакомую вещь на турианце, лишь недовольство обуяло ее сознание. Когда Вирибис вышел за порог магазина, в котором они прятались, турианка почувствовала как у нее напряженно зрение, а голова слегка кружится.

– Что было в той бутылке? – Она плелась позади парня, хаотично рассматривая в свете фонаря стены, пол и спину Вирибиса, – точно алкоголь? Я слышала, что он не только вреден, но еще под действием спирта многие не могут себя контролировать? А вдруг я одна из таких? – Защебетала Ори, не скрывая волнение, – вдруг, я могу так кого-нибудь убить? Это ужас!

– Даже если ты и из таких, одного глотка не хватит, чтобы потерять контроль. Ну, если нет только непереносимости алкоголя, хе, – Вирибис ухмыльнулся, глянув на Ори через плечо. – Если бы там был не алкоголь, я бы об этом узнал еще в тот момент, как первый раз потерял сознание. Да и на кого тебе набрасываться, кроме меня. А я справлюсь уж – того шкафа же успокоил, – парень вспомнил, как турианка сорвалась на нежданном госте, который уже никак не мог ответить, и воленс-неволенс начал размышлять, не права ли она, тем более, что это первый раз, а для первого раза много не надо.

Вирибису показалось, что он снова кого-то услышал, и остановился. Только звук был странный, будто из динамика. Он посмотрел по сторонам, пытаясь понять, откуда донеслись неразборчивые слова, но тишина была гробовая. «Не галлюцинации ли?» – подумал парень и пошел дальше.

========== Глава 8 ==========

Турианка продолжала бубнить себе под нос о том, какой неразумный шаг она предприняла, легко согласившись согреться глотком виски. А ведь глоток был не маленький. И она пнула того мужика, который толком ничего не сделал. Вдруг он хотел лишь напугать её? Эти слова сыпались друг за другом, разлетаясь по ярусам этажей с магазинами, и, повторяясь в еле слышном эхе.

– Это же так и работает, – успокаивала себя Ори, – в школе об этом рассказывают. Спасатель имеет право вырубить пострадавшего, если тот в панике сопротивляется. Духи! Что я несу?! «Вырубить»?! Что за слово ужасное?

На этом слове она на ходу врезалась в затормозившего Вирибиса, чуть не ткнувшись лицом в его спину:

– Что такое?

– Ничего, – сухо ответил Вирибис и прихватил Ори за локоть, подтянув к себе. – Иди рядом лучше. Я уже сам начинаю тебя бояться. Помолчи и вслушайся. Мне кажется, я что-то слышал. Будто телевизор или что-то в этом роде.

Все последующие попытки распознать, откуда доносился звук, не увенчались успехом. Турианец начал подозревать, что он слышал что-то позади, и теперь они отдаляются, раз не слышат. Но с другой стороны, странно, что до этого ничего не было слышно, если источник звука действительно остался позади, в они ведь там проходили. Или ему вообще показалось. Так перенапряжен он еще никогда не был – вдруг от этого начинаешь слышать то, чего нет.

В какой-то момент, когда она сама замолчала, турианка тоже услышала нечто похожее на голос.

– Я слышу… Будешь держать меня, ничего не найдем, – Ори выкрутилась из руки Вирибиса.

Тихая, прерывистая речь что-то неторопливо декларировала, но через несколько секунд образовалась тишина. Лишь ветер гудел по пустоте между ярусами этажей и соединяющими их лестничными пролетами. Ори осмотрела вывески над головами. Многие табло давно не работали из-за отключения электричества, но кое-где голографические панели повторяли обычные указатели. Над одним из магазинов Ори вычитала длинную рекламу о радио-и телекоммуникациях. Звук снова повторился. На этот раз громче.

– Кажется, я нашла, – окрикнула Вирибиса турианка, – иди сюда.

Вирибис подошел и заглянул внутрь. Даже представить было страшно, сколько стоила вся сломанная техника. Удивительно, что вообще что-то выжило и до сих пор передавало сигналы. Определить в жиже осколков стекла, пластмассы и всего остального, какой прибор рабочий, было на первый взгляд нереально. И сейчас они все молчали. Турианец подходил к каждому, осматривал, пробовал включить, но все тщетно. Он слышал про коллективные галлюцинации, но это было за гранью его понимания. Они точно что-то слышали и почти наверняка именно отсюда звук и доносился.

Пробежав взглядом по выставочным подиумам в центре магазина, Ори приблизилась к рассыпавшейся на мелкие осколки витрине, в которой некогда аккуратно были разложены различные рации. Турианцы, по своей природе, не могли без оглядки доверять всей современной электронике и технике, поэтому до сих пор существовали фирмы, чьи истории насчитывали десятилетия, которые продолжали выпускать аналоговую продукцию в сфере связи. Но для многих это оставалось недешевым увлечением. Особенно на Таэтрусе. Осторожно разобрав кучу стекла, Ори протиснулась между витринами за основной прилавок, с гордо восседающим на нём терминалом. Что-то на полу мигнуло. Коротко и тускло. Ори склонилась и в свете фонарика разглядела работающий приёмник, размером с ладонь. Покрутив его в пальцах, турианка по наитию нашла крошечную кнопку выключения. После повторного нажатия, зеленая лампочка, спрятанная в корпусе под полупрозрачной крышкой, вновь загорелась, но на этот раз ровно и не торопилась выключаться. Из динамика раздался голос, но его тут же перебили помехи.

– Вир! – Ори поспешила к турианцу, так же просочившись между витринами, – нашла! Но ничего не разобрать.

Вирибис развернулся, держа в руках радио, которое, вроде, не было повреждено. По крайней мере, внешне. Он ничего не мог разобрать, что говорят в рации, поэтому попробовал включить радио, и оно включилось. Шипение раздалось на все помещение, турианец начал лихорадочно нажимать на все кнопки подряд, чтобы сделать потише, и в этот момент запустил поиск волны. Цифры с частотой забегали по экрану, но снова и снова отсчет начинался сначала, не давая никаких результатов.

– Странно… Мы же слышали, что что-то работало… Наверное, на… – тут мысль прервал страшный скрежет, а затем грохот.

Вирибис отшатнулся и уперся спиной в витрину, буквально распластавшись на ней. Земля тряслась еще несколько секунд. Турианец настолько перепугался, что даже сказать ничего не мог. Было тихо уже относительно длительное время, а тут будто бомбу взорвали прямо у уха, отчего в голове аж загудело. Отходя от шока, он прямо сполз по витрине и сел на корточки, уставившись в одну точку. Было такое ощущение, будто сердце сейчас выпрыгнет. Наконец, собравшись с мыслями, он встал и еле выдавил:

– На крышу, – снова ухватил Ори за локоть и направился из магазина, отпустив турианку у выхода.

Спотыкаясь и шатаясь, Ори кое-как успевала за темпом Вирибиса. Прижимая рацию к себе, она пыталась не оглядываться по сторонам и не думать ни о чём, что помешало бы их побегу. За спиной что-то громко хлопнуло, звон стекла пронёсся, казалось, прямо над ухом, из-за чего Ори съёжилась, втянув шею в плечи. Стараясь освещать дорогу под ногами им обоим, тураинка, в то же время, пыталась не всматриваться в окружение – настолько был пугающим вид опустевшего торгового центра, с выбитыми взрывной волной окнами, сваленными перегородками между магазинами и вырванными дверьми. Откуда-то сверху упал темный кусок арматуры, устремившийся вниз по центру между балконами этажей, и нырнул в темнеющую глубину комплекса. Нырнул в прямом смысле слова – за глухим ударом последовал отчетливый всплеск воды. Здание надрывно гудело. Направив луч фонаря за перила балкона, Ори обомлела от ужаса. Лестничные пролеты и ярусы магазинов на противоположной стороне, буквально, ходили ходуном, давая отчетливо понять, что здание начинает проседать, а наслоения нескольких этажей держатся на честном слове.

– Духи! – она замерла от сковавшего всё тело страха, – на крышу?! Не, не, не! А если..?

Вирибис, поняв, что Ори остановилась, сам затормозил и без слов потянул за собой, держа ее за руку, в которой у нее был фонарик, чтобы она светила прямо. Он никогда и не думал, что этот торговый центр настолько большой, ну или по крайней мере так казалось, пока они бежали по второму этажу. Гул постепенно прекращался, но обломки все еще падали со стороны реки. Судя по хлопкам, которые они издавали при приземлении, они были небольшие. Он глянул в сторону, посмотреть, что происходит, и именно в этот момент он споткнулся и упал, потянув Ори за собой. К этому моменту все уже относительно утихло – здание продолжало гудеть, но кровля перестала рушиться. Он поднялся и помог встать турианке:

– Извини… – парень запыхался, пока бежал, да и голова снова начала кружиться, – давай немного сбавим ход… Там уже близко конец этажа.

Он наверняка этого не знал, но они столько пробежали, что лестница не могла быть далеко. Вирибис потер ушибленное колено и поднял радио, которое, к счастью, не пострадало, но до сих пор молчало.

Они сбавили темп.

Вскоре открытый балкон перешел в череду арок, и наконец завершился дверью, маркированной как выход на крышу. За ней турианцев встретили металлические ступеньки узкой лестницы, огибающей шершавые стены по паре раз с каждой стороны. Внутри замкнутого пространства перехода свистел ветер, который врывался внутрь в открытую наверху дверь.

– Надеюсь, пожарные лестницы целы, – Ори обернулась к Вирибису, шедшему позади неё, когда до выхода на крышу оставались последние ступеньки. – Как думаешь? Мы сможем спуститься с крыши?

– И я надеюсь, – сухо ответил Вирибис, следуя наверх. – Если нет, то придется спускаться снова и искать какие-нибудь черные выходы.

Дверь распахнулась без проблем, и взору турианцев представилось следующее – центр города окутан дымом, но там темно, а вокруг пожары, света нет нигде, светлеющего неба все еще было недостаточно, чтобы что-то конкретно разглядеть. У Вирибиса в прямом смысле отвисла челюсть, а тишину нарушило радио, внезапно нашедшее волну. Из-за сильных помех было трудно разобрать, о чем говорят точно, но из отдельных слов, которые получалось выцепить из эфира, стало понятно, что произошел теракт. Видимо, была поставлена какая-то запись, поэтому ровно то же самое повторилось через некоторое время. Еще пара итераций, и стал понятен смысл: «произошел теракт, ответственность взяли на себя местные сепаратисты, все возможные лидеры осудили все, что только можно». У парня радио само вывалилось из рук, а сам он подошел к воздухопроводу и оперся на него локтями, смотря как горит город.

– Вот теперь точно ни я, ни весь Клунги нахер не нужны никому, – он развернулся и сполз на землю, упираясь спиной в металлическую трубу, закрыв лицо руками.

Так или иначе он чувствовал, что это произошло и из-за него, потому что он иногда помогал сепаратистам и постоянно их поддерживал, не стесняясь своей позиции, но теперь все связанное с этими, как оказалось, зверьми, рухнуло – все надежды, все планы, все идеи, за которые турианец хотел бороться.

Слова Вирибиса заставили Ори вздрогнуть. Он винил себя в собственном же мировоззрении, которое подчинялось лозунгам, изрекаемым далеким от него людьми. Но чем тогда она отличается от него? Всё то, что она знала о мире, было лишь текстами из учебников и беседами родителей и их окружения. И Ори понимала, что ничего не понимает.

Теперь ни пожарные лестницы, ни знание о том, что здание под их ногами может рухнуть в любую минуту, не интересовали Ори. Момент, когда перед глазами предстал вид серого горящего города, укутанного в непроницаемую дымовую завесу, откликнулся острой болью в груди. Выхватив глоток горького воздуха, Ори замерла на пороге. Шипящий голос из радиоприёмника предостерегал население от паники, насколько можно было разобрать хаотично прерываемый эфир. Слух выхватил неясный поток информации о развернутых медицинских лагерях. И затем запись повторилась заново.

– Если кто-нибудь знал… – Она села в паре метров напротив Вирибиса, – родители… они… они хотели лишь защитить… – Последние слова утонули в слезах.

Со словами Ори Вирибис очнулся. Ему сейчас хотелось просто побыть в тишине, так что он подошел к турианке и сел рядом, обняв, наклонив ее к себе, надеясь, что это сработает. Но он снова отключился от внешнего мира, погрузившись в размышления, что же теперь делать ему. С одной стороны, ему просто хотелось сбежать на нейтральную территорию, типа Цитадели, но кто его туда пустит. Да и как добраться до туда? Может, стоит на Омегу отправиться и прожить жизнь быструю, но короткую. С другой стороны, как ему всех бросить? Но точно надо было что-то делать. Оставаться в границе Иерархии ему точно было незачем. Но и тут был подводный камень – болезнь. Он может даже не успеть накопить денег для переезда. А надо было много, потому что отца он оставлять не собирался. Сейчас все больницы будут забиты пострадавшими, и необходимой помощи ему будет не получить. Ситуация получилась патовая какая-то.

Ори, без слов, позволила себя приобнять, уткнувшись в куртку на Вирибисе. Всё что ей хотелось сейчас – оказаться рядом с отцом и матерью, где-нибудь подальше от происходящего ужаса. Зажмурившись, она попыталась представить семью снова на Палавене, в мире и спокойствии. И точно в такой же обстановке она представила Вирибиса с его отцом, хоть и не знала как именно последний выглядит. «Ведь оно так и должно быть», – пронеслось в голове.

Ори не хотелось возвращаться в реальность, но реальность вернула её сама отдаленными голосами. Приоткрыв глаза, она уставилась на рацию, которую всё это время сжимала в руке. Индикатор под крышкой мигал, обозначая, что связь, если и работает, то волна пустовала. Значит, приемник молчал. Турианка вытянула шею, чтобы осмотреться, но загромождения надстроек, вентиляционных труб и антенн закрывали весь обзор на крыше, позволяя любоваться из положения сидя только лишь серым предрассветным небом. Откуда-то издалека ветер принёс звук то ли взрыва, то ли падения чего-то тяжелого и громоздкого. А следом послышалась неясная речь.

– Кто-то разговаривал только что? – Ори еще немного подтянулась вверх, но вставать не торопилась.

Вирибис и сам услышал голоса, но особого значения этому не придал. Ему сейчас по боку было абсолютно все, так что он просто угукнул, даже и не собираясь ничего делать. Турианец все еще был погружен в свои мысли, желая абстрагироваться от окружающего мира и больше никогда туда не возвращаться. Отдаленное причитание повторилось, но на этот раз голос показался более низким и вкрадчивым. Продолжая мысленно сопротивляться реальности, Ори всё же попыталась прислушаться, но отчужденность Вирибиса обеспокоила её больше. Девушка ткнула парня в плечо кулаком:

– Очнись, – она требовательно посмотрела в его глаза, утерев свои слезы, – вдруг это опять мародёры?

Вирибис вздрогнул от неожиданности и прислушался, но ни слова не смог разобрать из доносящихся звуков.

– Да хоть террористы, – турианец ответил и снова провалился куда-то в себя.

Он сейчас был в таком состоянии, что мог вселенную в пуговице разглядеть, но, подождав немного, он выдал новую фразу.

– Хватит слез уже. Приди в себя, – парень подошел к воздухопроводу и сел на него, уставившись вдаль.

Это был восход, который разделил жизнь Вирибиса на периоды до и после. Солнце на Таэтрусе всходило быстро – вот была темень, а через двадцать минут уже все видно, хоть звезда еще и не показалась из-за горизонта. Чем ярче становилось, тем отчетливей становился масштаб катастрофы.

Турианец даже истории Иерархии не знал, а тут в его голову забрел вопрос: а у других рас было нечто подобное? Он искренне верил, что мощная машина промывки мозгов действовала на турианцев, как ни на кого еще, делая из целой расы некую всем довольную патриотичную массу, а тут «борцы за свободу» взяли и взорвали целый город. Зачем, в чем логика, что теперь делать «здравомыслящим»? Или он как раз к таким не относится? Миллиарды турианцев живут в мире и согласии, а он недоволен всем от начала до конца. И точно такие же, как он, устроили этот чудовищный акт. Единственное, что отличало Вирибиса от сепаратистов – он не хотел добиваться цели, хрустя костями под ногами. Хотя теперь не было вообще никакой разницы.

Голоса то приближались, то удалялись. Кто-то просто метался по крыше, и, скорее всего, в поисках спуска с неё.

– Обратно? Ни в коем случае?! – Низкий мужской голос возразил и нырнул за какую-то преграду, оставив лишь неразборчивое бубнение.

«Это выжившие!» – пронеслось в голове, когда Ори расслышала слова. Следом пришла мысль, что здесь мог быть и отец. Поэтому, немедля, девушка осторожно приподнялась и обогнула трубу, которая прикрывала выход на крышу.

– Пошли, – она цыкнула Вирибису, пытаясь сдержать себя от того, чтобы не ринуться вперед к голосам, в желании убедиться, что отец там же.

Вирибис молча проследовал за Ори. Почти в этот же момент, поблизости раздался дрогнувший женский голос:

– Кто тут?

Этот голос звучал дружелюбно, хоть и обладательница его, явно, нервничала и была уставшая. Тут парень понял, что он и сам не против был бы отдохнуть уже. Вырубиться и спать до последнего. От этой мысли турианец зевнул, причем так, что чуть челюсть не вывихнул. Решив оставить все переговоры на Ори, он просто ее немного подтолкнул пальцами, давая понять, что он говорить не хочет, и пусть она сама во всем разбирается. С другой стороны, если тут действительно скопились выжившие, то покемарить ему вряд ли дадут. Все будут все время говорить и говорить, и говорить, представлялось все это, будто еще и повышенным тоном, граничащим с истерическим. В любом случае, попробовать стоило.

Вскоре навстречу им вышла невысокая женщина, в обычном комбинезоне без каких-либо отличительных знаков и нашивок, с поясной сумкой. Она глянула на подростков с некоторой опаской, но сомнения, продлившиеся, буквально, мгновение, резко сменились на ее лице заметной радостью.

– Духи! Вы целы? – заботливо прозвучал вопрос.

Ори не нашла, что ответить сразу. Ее хватило лишь на неуверенный кивок. Но женщина, приблизившись, сама попыталась осмотреть лицо и глаза девушки, заправски обхватив ее голову ладонями. Ори от неожиданности попыталась отшатнуться назад, но руки женщины осторожно удержали голову в одном положении. Потом турианка включила с омнитула набольшой фонарик и махнула лучом света по глазам Ори.

– Головой не ударялась? – Мягко спросила турианка.

Ори мыкнула нечто похожее на «нет», но тут же себя исправила:

– Может быть… я провалилась под пол… и… не помню. – Виновато вздохнула девушка.

– Тошнит? Голова кружится? – Продолжила женщина, наконец, отпустив Ори.

– Н-нет, мэм… но есть охота.

Мандибулы турианки приподнялись в радушной улыбке:

– Хочешь есть, значит, всё нормально, – женщина открыла сумку на поясе, вытянула из неё блестящую целлофановую упаковку и протянула её Ори. – Держи.

Узнав по этикетке печенье, которое Ори ела не один раз, девушка, поблагодарила турианку. Но та уже заинтересовалась уставшим Вирибисом. Чтобы разглядеть его рану на лбу, не было обязательным осматривать парня в упор. Но турианка приблизилась достаточно, чтобы тот с недовольством из-за нарушения личного пространства холодно глянул на заботливую незнакомку.

– Как себя чувствуешь? – Дежурно спросила та, пытаясь оценить насколько «пациент» будет рад короткому осмотру.

– Нормально, – сухо ответил Вирибис. – Спать хочу.

Турианка начала рассматривать рану, поворачивая пальцами его голову за подбородок, но парень вывернулся и отошел на пару шагов назад.

– Тебе надо обработать эту рану. Это не шутки, – турианка, похоже, решила убедить Вирибиса.

– Не надо. Сам обработал.

– Этого недостаточно. Давай помогу, – она сделала несколько шагов вперед, но турианец столько же отошел сам.

– Дайте мне просто отдохнуть и не трогайте. Само заживет.

Внезапно раздался голос еще кого-то в приказном тоне:

– Хватит уже, – мощная рука взяла Вирибиса за локоть. Тот попытался выдернуть, прорычав, но держали слишком крепко. – Не рыпайся. Декс, давай делай, что надо.

Турианец был сильно недоволен, но, похоже, проще было согласиться. Декс, как ее назвал незнакомец, первым делом оттерла засохшую кровь. Из сумки она достала маленький пузырек с едкой жидкостью, запах которой Вирибис почувствовал, как только емкость открыли. Поняв, что это может плохо кончиться, он снова попробовал вырваться, но тщетно, так что второй рукой он накрыл и нос, и часть рта рукавом куртки, задержав дыхание. Благо, рукав был достаточно широкий.

Затаив дыхание, Ори следила за движениями турианки. Та казалась уверенной, хотя по манере разговора, оказалось трудно сказать, что Декс была из твёрдых и несгибаемых характером женщин, которые наравне с мужчинами посвящали свою жизнь армии. Вкупе с этим ее обычный комбинезон, скорее всего, указывал на то, что Декс – обычный гражданский, ровно, как и её спутник – высокий и сильный турианец, чей голос показался Ори нереально каменным и спокойным.

– Не похож ты на пилота? – Хмыкнул мужчина, рассматривая нашивку на рукаве куртки Вирибиса.

– Это… моего папы, – встряла Ори. Тем временем Декс убрала пузырек в сумку, и закрыла рану Вирибиса небольшой салфеткой.

– Где он? – Поинтересовалась турианка, произнеся вопрос с некоторой осторожностью.

Ори помотала головой, печально опустив взгляд, но тут же в её глазах мелькнул огонек:

– А тут есть еще кто-нибудь?

Взрослые положительно кивнули. Мужчина вновь глянул на Вирибиса, который продолжал зажимать нос и рот рукавом куртки:

– Не прикидывайся. Эта дрянь вонючая, но не настолько. Тем более, ветер дует.

Вирибис недовольно фыркнул на замечание старшего и припустил рукав. Запах был достаточно ядерный, чтобы снова ударить по носу, хоть парень и вдохнул максимально осторожно. Поняв, что это небезопасно, он снова рукавом накрыл нос.

– Слишком едкий запах. Аж передергивает, – Вирибис имел в виду приступ кашля, который ему с трудом удалось остановить, хоть пару раз он все же дернулся. – Спасибо, – особой благодарности в его бубнеже в рукав не было слышно, но сказать «спасибо» стоило.

Турианец пристально наблюдал за действиями Декс, и в голове крутился вопрос, откуда вообще у нее именно эта термоядерная гадость была именно сейчас в ее сумке. По ощущениям, ничего не изменилось, разве что щипать начало чуть-чуть. Тут он поймал себя на еще одной мысли – он до сих пор не видел даже, как выглядит его рана, но, судя по тому, сколько было крови, она явно большая, и останется шрам. Вдруг он вспомнил, что внизу остался еще турианец, который Ори хотел убить и что если найдут тот кусок арматуры, то Вирибиса могут арестовать за нападение. Но он был спокоен, ибо слишком устал и был в состоянии сильного стресса. Турианка начала стирать салфеткой эту жидкость, было очень неприятно и чтобы немного облегчить эффект, турианец внезапно даже для самого себя озвучил свои мысли.

– Там внизу еще кое-кто остался. Он на нас напал. И… ай… – парень зажмурился, потому что начало печь вдоль раны. – Огреб… – вдобавок он еще и ругнулся, скалясь, так как жжение стало сильным.

Мужчина и женщина переглянулись. Турианец заметно нахмурился, задумавшись над словами парня:

– Огрёб? – Подозрительный взгляд попытался внешне оценить Вирибиса.

Грубоватые лицевые пластины, не такие холеные как у Ори, выдавали в молодом парне, одетом в чужую военную куртку, разгильдяя, как показалось турианцу. Приметив, что Вирибис был почти на две головы выше девочки, мужчина словил себя на мысли, что тому давно место в учебке. А учебка быстро делает из любого разгильдяя турианца «с картинки».

Уловив недобрый жесткий взгляд, Ори мгновенно вставила:

– Тот пытался что-то прикарманить, сэр, – девушка включила омнитул мародера, и показала карту района с метками, которые явно указывали владельцу на возможное местоположение постов, которые разворачивали военные, и линиями, указывающими путь вора. – Это принадлежит ему… Но нам нужен был фонарь.

Мужчина хмыкнул:

– Огрёб из-за фонарика?

– Кориз, очередной допрос? – Попыталась возмутиться Декс. Но её голос осекся, стоило мужчине строго глянуть на неё.

– Нет! – Рыкнула Ори, чувствуя, что её пытаются обвинить в чём-то. – Он на меня напал! А Вир лишь защищал меня!..

– Кориз! – Снова возмутилась турианка, но на этот раз более уверенно, – это дети. Сейчас не самая лучшая ситуация, чтобы у них были причины врать первым встречным.

Турианец молчаливо сложил руки на груди. И следом достаточно осторожно прозвучало его решение:

– Дождемся спасателей и сообщим им про бедолагу. Спускаться обратно в здание сейчас опасно. Мы проверили весь периметр крыши… – он тяжело вздохнул, – вернее, ту половину, на которой оказались. Спуститься с неё не представляется возможным. А все выходы внутри здания заблокированы. По крайней мере, те, которые мы нашли с Декс. Кстати, я Кориз Приитус. Декс – моя жена. Как вас зовут?

– Ори Авемис, сэр. – Произнесла девушка, будто держала слово перед каким-нибудь генералом. По крайней мере, Кориз производил именно такое впечатление.

Вирибис молча слушал разговор, иногда недовольно порыкивая, когда становилось больно. Едва почувствовав, что хватка ослабевает, турианец выдернул руку, не дожидаясь того, чтобы ее полностью отпустили. С разговором закончилась и обработка его раны, наконец-то.

– Вирибис… Каринирис, – парень и фамилию назвал после небольшой паузы, во время которой раздумывал, говорить ее или сослаться на потерю памяти. – А бедолага тот чуть не зарезал ее, – он указал пальцем на Ори. – Нашли, кого жалеть. И куртку он спер где-то. Мои вещи мокрые, я до смерти замерз, тут этот несчастный убийца появился. Ори узнала, что это куртка ее отца, вот я ее и забрал. И это… – произнес он нехотя – спасибо. Ну… За обработку раны.

Турианец сразу решил прояснить ситуацию и с курткой, и с этим нападавшим, чтобы от него поскорее отстали и дали поспать, но, похоже, не очень правдоподобно получилось – по крайней мере, по взгляду Кориза можно было сказать, что он вряд ли верит в эту историю. Декс кивнула и глянула на своего мужа, который смотрел на Вирибиса, казалось, не моргая.

– Чего сверлите взглядом? Так и было, – Вирибис покрутил головой, смотря то на Декс, то на ее мужа. – Я серьезно, – комментариев все не следовало, а турианец постепенно повышал голос. – Да хватит уже! Если б я просто так на кого-то напасть хотел, то она не дошла бы досюда, – он кивнул на Ори. – Как и тот бедолага. Хотя он такой только в вашей версии. А если бы он нас обоих убил? Вы бы и не…

– Ладно-ладно, мы верим, – перебила его Декс. – Верим же? – она пристально посмотрела на Кориза, а тот демонстративно повернул голову в сторону.

– Не нравится мне этот Вирибис. Воспитанием родители плохо занимались. Впрочем, не нам с ним разбираться. Пойдемте к остальным. У нас есть еда, до прихода спасателей должно хватить, – он приобнял жену за талию и повел в сторону, где были еще выжившие. Она в свою очередь, качнула головой, видимо, не оценив грубость.

Вирибису эта фраза показалась оскорбительной, особенно кольнуло по поводу родителей. Мало того – он заподозрил, что они из полиции и действуют по методу «хороший и плохой полицейский», потому что с ним уже так разговаривали.

– Еще бы я понравился. Ладно еще, если б я девушкой был. И это при жене-то, – он говорил это спокойно, но с явной злобой в голосе.

Турианец развернулся и указательным пальцем показал на парня, уловив смысл.

– Не нарывайся. Мы с тобой не подружимся.

– Больше всех надо, – ответил Вирибис, провожая взглядом пару.

Он вздохнул и повернулся к Ори, но не сказал ей ни слова, хотя хотел и даже успел открыть рот. Он просто кивнул в сторону, куда ушли турианцы, смотря на девушку, и побрел сам не спеша.

Обогнав Вира, Ори строго глянула в его глаза:

– Ну чего ты? – Она перешла на полушепот, чтобы никто их не услышал, – они, явно, не желают нам зла. Чем больше выживших, тем больше шансов у нас выбраться отсюда.

Заметив, как парень готовится ответить, в своём духе – достаточно нервно, она тут же его оборвала:

– И не кричи… Пожалуйста.

Вирибис не любил, когда ему смотрели прямо в глаза в упор, пытаясь в чем-то обвинить, так что он тут же отвел взгляд в сторону.

– Не надо было трогать моих родителей. Ровно половину, кстати, я даже не видел никогда и почти ничего не знаю о ней, – турианец ответил тихо, но раздраженно. – И вообще, только отец может мне указывать, что делать.

Парень поднял взгляд вверх, начав размышлять, что этим выпадом он мог обидеть и жену Кориза, которая ничего плохого ему не сделала. Стало немного стыдно, но он тут же успокоил себя мыслью, что сам Кориз повел с ним, мягко говоря, невежливо. Заявление Вирибиса напомнило Ори об ее отце, но, отчасти, оно спровоцировало ее сделать замечание:

– Ты такое при моем отце не вздумай сказать. – Её голос был одновременно уверенным и грустным.

Они оба пролезли под большой трубой, следом за Приитусами, и вышли к краю крыши, где их уже ждали еще двое мужчин, что-то разглядывающих вдали. А там, кроме дымящегося города, рыдающего сиренами спасательных машин, ничего другого не было. Увидев две фигуры, Ори в последний раз понадеялась, что одной из них окажется отец, но чаяния рассеялись довольно быстро.

– В противном случае, – она продолжила свою мысль, – он по памяти назовет всех своих командиров и командующих с адмиралами, которые отдают приказы миллионам, не будучи им даже троюродными братьями. А ты взъелся на одного турианца, пытающегося помочь. Интересно, кем он работает?

– Ну, я тоже много кого знаю. Пусть не трогает меня – я не буду трогать его. Не удивлюсь, если в полиции они оба работают.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю