290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Когда обрушилось небо (СИ) » Текст книги (страница 7)
Когда обрушилось небо (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 18:30

Текст книги "Когда обрушилось небо (СИ)"


Автор книги: Kellerr




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 14 страниц)

Эрен избегал прямых вопросов об отце. Получалось достаточно хорошо, ведь Микаса прекрасно умела обходить стороной то, что ему было неприятно. Вернее, она запоминала, с каких тем Эрен предпочитал уходить, а на какие был готов общаться дальше. Тема об отце являлась запретной.

Кроме того, Эрен перестал связываться с Фрайхайт и в частности с Риваем. Придя к умозаключению, что последний поведением слишком напоминал ему отца, Эрен предпочёл оборвать и эту связь. Не то чтобы Ривай был для него неприятен. Всё как раз наоборот. Думать о нём было в разы приятнее, чем об отце. К тому же, как Эрен выяснил, Ривай легче шёл на контакт, по крайней мере именно с ним. Однако дело оборвалось той короткой похвалой, вызвавшей в Эрене бурю самых разных эмоций.

Он не знал, как реагировать на то, что вдруг почувствовал, как вести себя и, что самое главное, что делать дальше. Если от отца он не смог дождаться доброго слова за все девятнадцать лет, то Ривай сказал это всего лишь спустя месяц. Быть может, Эрен и не был мастером в выборе верных путей, но одно он понимал совершенно отчётливо: ему нужно время. Время, чтобы откреститься от всех странных событий, от нежелания общаться с Жаном, от переживаний за Армина и маму, от слепой ненависти и обиды на отца и, конечно же, от Фрайхайт и Ривая в частности.

Вышло это достаточно хорошо. Работа продавцом мороженого не была в списке мечтаний Эрена, но зато прекрасно помогала отвлечься. Кроме того, его рабочее место располагалось вдали от шумных центральных улиц, где всегда было много людей. Эрен чувствовал себя в безопасности и даже не испытывал желания позвонить в службу помощи, как он делал раньше при малейшей панической атаке.

Помимо того, он долго размышлял, стоило ли это делать, но в конце концов связался с Хисторией. Бумажка с её номером телефона всегда лежала в кармане джинсов, но Эрен не находил подходящего момента, чтобы позвонить ей. И вот однажды вечером, перед двухдневными выходными, он набрал номер и предложил погулять.

Разумеется, прогулка подразумевала под собой чисто дружескую встречу. Они договорились погулять в парке, располагавшемся в трёх остановках от университета Эрена. Поначалу он был против, ведь Хистория жила гораздо дальше, но та заверила, что ей необходимо чаще бывать как можно дальше от дома.

На встречу Эрен опоздал. Пропустив переполненный автобус, он предпочёл дождаться следующего. Ему повезло – второй автобус был пустым, вот только ехал очень медленно и выжидал по паре минут чуть ли не на каждой остановке. Написав Хистории смс с извинениями, он принялся терпеливо ждать, когда прибудет на место.

Хистория ждала его в голубом повседневном платье и шляпке с широкими полями. У Эрена мелькнула мысль, что всё-таки это похоже на свидание, но он быстро её отсёк. У Хистории есть жених, да и ему с ней будет откровенно скучно, если дело дойдёт до постоянных встреч.

– Извини. Автобус… – Эрен подбежал к ней, махнув рукой назад.

Та рассмеялась.

– Я поняла это из смс. Не стоило так волноваться.

– Но ведь ты вроде как модель. Наверняка у тебя мало свободного времени.

– Сейчас предостаточно. Родители решили, что мне необходимо сделать перерыв и посещать психолога пару раз в неделю, чтобы прийти в норму.

На какой-то момент Эрен растерялся.

– Всё в порядке, – тут же заверила она. – На самом деле я мало что помню. Сама виновата. Просто в тот день я поссорилась с родителями, а потом со злости напилась в первом попавшемся баре. Никогда не напивалась до такого состояния, – Хистория напряжённо рассмеялась. – А потом ко мне подошёл какой-то парень, угостил ещё одним коктейлем, и мне снесло крышу.

Они медленно шли по одной из дорожек, где практически не было людей.

– То есть… ты сама согласилась? Ну, на то, что было после, – Эрен смущённо почесал затылок: разговаривать на интимные темы ему приходилось редко.

– Наверное. Я не помню. Только обрывки. И очнулась я на скамье около того бара, представляешь? Удивляюсь, как меня полиция не засекла.

– Полиция в наше время работает хреново, – припомнил Эрен слова Ривая. – Хорошо, что до тебя не добрались какие-нибудь бродяжки.

Она кивнула.

– И вот утром, когда я проснулась, то поняла, что натворила. Это так страшно – осознавать, что одним взмахом можно разрушить всю свою жизнь, – последние слова были произнесены почти шёпотом.

– Но ты ведь ничего не разрушила. Все ошибаются.

– Как знать. Но мои родители страшно разочаровались. Мало того, что они с трудом смирились, когда узнали, что я встречалась с девушкой, так ещё теперь и это… – Хистория поникла.

– Когда ты… стоп, что? С девушкой? – Эрен решил, что не расслышал, и затормозил.

Хистория озадаченно оглянулась на него и снова рассмеялась – на этот раз тепло и искренне.

– Не пугайся ты так!

– Я и не пугаюсь, – пробубнил он, возобновляя шаг. – Просто никогда не подумал бы, что ты…

– А никто и не думает, – она пожала плечами. – Миру важно лишь моё милое личико. Все считают меня ребёнком, и практически никто не знал, что четыре года я встречалась с девушкой.

Эрен присвистнул.

– Вы расстались?

– Да.

– Из-за родителей?

– В какой-то степени, – она покусала губу. – Её звали Имир. Мы познакомились на городской ярмарке. Я упала, а Имир помогла мне подняться. С тех пор всё и началось. Мы почти подружились, но как-то не сложилось. Вместо того чтобы как все девочки обсуждать мальчиков, мерить мамины наряды и крутить кудряшки, мы гуляли по лесу и целовались. Нам было всего по четырнадцать лет.

Эрен даже позавидовал тому, что рассказала Хистория. У него не было насыщенной личной жизни в школе, если не считать постоянные «свидания» с директором, заканчивающиеся выговорами и вызовом в школу матери.

– А потом? – осмелился спросить Эрен.

– Потом Имир уехала учиться. Её семья не из богатых и не могла позволить себе дорогое обучение. Мои родители предложили сделку: они оплатят её обучение, но мы перестаём встречаться. Это было наше общее решение, и я знала, что для Имир так будет лучше.

– А для тебя?

– Для меня выбора нет. Я чуть ли не с пелёнок готовилась к тому, что выйду замуж рано и по выбору родителей. Я прекрасно понимала, чем всё закончится, когда начинала встречаться с Имир. Так что… всё в порядке. Вот только одна проблема – своего жениха я до сих пор не видела.

За весь рассказ Хистории Эрен считал только слово «родители». Сбился он на восьмом, но суть понял прекрасно: Хистория никогда и не пыталась идти против семьи. Сложилось впечатление, что она попросту не хотела вырваться из злополучного круга.

– Как так – не видела? – удивился Эрен.

– А вот так, – Хистория развела руками. – Я знаю только его имя и тот факт, что он минимум на две головы выше меня. Зато подходит по происхождению.

Теперь смеяться настала очередь Эрена. Криста и ему-то едва доставала макушкой до подбородка, а представить, какой рост у её жениха, было теперь очень сложно.

– Это не смешно! – воскликнула она смеясь. – Тебя когда-нибудь выдавали замуж за великана?

– Нет, – Эрен расхохотался сильнее. – Зато я однажды случайно обидел невысокого человека. Я привык, что у меня среднестатистический рост, и понятия не имею, каково иметь комплексы на этой почве.

Хистория перестала смеяться.

– Вот именно из-за таких, как ты, эти комплексы и появляются. Внимательнее со словами, – улыбалась она, – иначе маленькие обиженные девочки начнут носить несоизмеримые туфли на платформе и гигантских шпильках.

Эрен тоже отсмеялся и теперь вытирал выступившие слёзы в уголках глаз.

– Вряд ли такое случится. Это был мужчина.

Хистория округлила глаза.

– Я бы на его месте сломала тебе нос. Или парочку рёбер, – совершенно серьёзно заявила она.

– А он мог. Может, ещё отыграется, – Эрен помрачнел.

– Извинись, и дело с концом.

– Я и извинился. Вот только…

– Совесть мучает? – догадалась она.

Эрен кивнул.

– И кто он? Друг?

– Скорее, случайный знакомый. Кстати, работает во Фрайхайт. Зовут Риваем, и у него очень сильный удар с правой, – выдал исчерпывающую характеристику Эрен.

– Слышала о таком, вот только никогда не видела, – призналась Хистория.

– Лучше и не мечтай. Одно созерцание его кислой мины портит настроение на неделю вперёд. Именно благодаря ему я оказался около твоего дома.

– И именно поэтому ты говоришь о нём с такой охотой, – подытожила она.

– Нет.

– Эрен.

– Ну что?

– У тебя уши покраснели.

В ответ Эрен тряхнул головой и руками растеребил отросшие волосы так, чтобы те прикрыли уши хотя бы наполовину. Он всегда ненавидел в себе это качество. Когда он чувствовал себя хотя бы чуточку неловко, его уши начинали пылать огнём, причём щёки оставались совершенно нормального оттенка. Именно поэтому Эрен предпочитал не стричься слишком коротко и всегда просил парикмахеров оставить волосы подлиннее около висков.

– Давай закроем тему, – предложил Эрен. – Знаешь, что? Я тут недавно устроился работать продавцом мороженого, и мне полагается парочка бесплатных мороженых в неделю. Лимит ещё не исчерпан, да и с собой у меня есть удостоверение, – он указал рукой на ближайший фирменный ларёк и направился туда.

Хистория догнала его через пару секунд.

– И чего ты тогда впал в ступор, когда услышал про мою девушку? Сам-то…

– Нет, – упрямо возразил он. – Тут другое. Это сложно.

– Это всегда сложно.

Хистория говорила настолько легко и открыто, что Эрен и сам засомневался в том, что именно смущало его в Ривае. То ли тот факт, что он слишком напоминал ему отца, то ли то, что он попросту проникся к нему какими-то чувствами.

– Вижу, ты и сам ещё не разобрался. Ладно, где там твоё мороженое?

Спустя десять минут Эрен сосредоточенно жевал ванильный рожок с шоколадной крошкой и молился, чтобы Хистория больше не возвращалась к поднятой теме. Она и не вернулась, зато перешла на другую.

– Могу я ещё кое о чём спросить?

Эрен запихнул в рот остатки рожка.

– Только не о Ривае.

– О том, что ты сказал, когда я была на крыше.

Он вздохнул, прекрасно помня, что тогда говорил. Да-да, именно ту историю, которую никто больше не слышал. Ни Армин, ни даже Микаса.

– Это была правда? Или наскоро придуманная ложь, лишь бы глупая девчонка не вздумала прыгать вниз головой?

Признаться в том, что это была чистая правда, оказалось куда сложнее, чем превратить прошлое в ложь.

– Слушай, я никому не рассказывал то, что услышала ты. Даже полиция не в курсе, – слова вдруг стало очень сложно подбирать.

– Так это правда?

– Правдивее некуда, – он невесело усмехнулся. – Меня действительно похищали, когда мне было шестнадцать лет. Иногда мне кажется, что за спиной опять кто-то стоит и в следующую секунду зажмёт мне рот и нос платком, потащит назад, и я вырублюсь, а когда очнусь, то окажусь… там.

Эрен насильно покашлял.

– Ты сказал, что полиция не в курсе, – Хистория склонила голову вбок, и её золотистые волосы рассыпались по плечу.

– Никто не в курсе. Даже два самых близких друга.

– Почему?

– Потому что… – он замялся. – Это случилось летом. Я должен был уехать в санаторий, поэтому моему отсутствию никто не удивился.

– А родители?

– Мама как раз была в том санатории. Я тоже должен был уехать в то время, однако не сложилось.

– Тогда отец. Что сказал отец?

У Эрена больно кольнуло сердце. Он инстинктивно схватился за грудь.

– Он попросил меня не рассказывать ей о похищении, иначе я бы ещё долго жил под присмотром и мирился с смсками каждые полчаса.

На лице Хистории отразился неподдельный ужас. Эрен продолжил:

– Меня продержали две недели; руки и ноги были скованы чем-то тяжёлым, вроде бы цепями. Меня кормили с ложки. На глазах была повязка, поэтому я до сих пор не знаю, где находился.

Хистория помолчала.

– Но как же ты выбрался, если полиция не подключалась?

– Меня отпустили.

– Просто… отпустили?

– Да. Отвезли на машине, оставили на улице. Через пару часов меня нашёл отец – возвращался с работы. Как оказалось, меня привезли к моему же дому. Забавная история.

– Ничего тут забавного нет! – вспылила Хистория. – Почему ты никому не сказал? Тебя две недели продержали чёрт знает где, а ты молчал! Хочешь сказать, ничего не было? Что ты просто сидел и тебя кормили с ложечки, а потом отпустили?

Эрен несколько оторопел от такой реакции.

– Если ты имеешь в виду насилие, то ничего не было, – он отрицательно покачал головой. – Поверь, меня не били и не пытались раздеть. Да, это странно, но оно ведь и к лучшему. Кто знает, что творилось в голове у того человека.

– И он до сих пор на свободе. Быть может, продолжает похищать подростков!

– Хистория…

– Это не дело – молчать о таком, Эрен.

– Это мой выбор.

– Глупый выбор.

Эрен не нашёл, что ответить. С одной стороны, этот выбор ему навязал отец, чтобы не волновать маму. Но с другой стороны, он и сам бы не захотел сидеть часы напролёт с полицейским, который выспрашивал бы у него все подробности и затрагивал далеко не самые приятные темы. Спокойной жизни пришёл бы конец. В общем-то, то похищение и было основной причиной уезда Эрена из родного города. Здесь он чувствовал себя спокойнее, несмотря на то что город был больше.

– Тебя проводить? – он тонко намекнул на то, что желание продолжать разговор полностью пропало.

– Не стоит, сама доберусь, – Хистория пожала плечами. – Извини, что накричала. Просто я бы не смогла держать такое в себе.

– Понимаю, – он кивнул. – Но, в конце концов, и я не удержал.

========== Глава 10. ==========

Комментарий к Глава 10.

Человек под ником Банка Печенья, который писал в публичную бету к восьмой главе. Пояснение про то, что вы не поняли – про похищение три года назад. Это относится к Эрену, там он делится своей историей. У Кристы другая ситуация, и это она прыгала с крыши, а не Эрен.

Ну, вдруг вы всё же заглянете сюда х)

– У меня всё хорошо, мам, – уже десять минут пытался объяснить ей Эрен. – Ты-то как? Всё зажило?

– Зажило, зажило, – поспешно отвечала она, но тут же переводила тему. – А ты как? Как Армин? Работаешь или опять бездельничаешь?

Эрен улыбался, слушая, как мать искренне беспокоилась за него. И вот как такому беспокойному человеку можно сказать правду, из-за которой он потеряет покой и сон?

Эрен в сотый раз подумал, что сокрытие прошлого пошло ей лишь на пользу.

– Армин всё ещё в Каранесе. Мы связываемся-то раз в несколько дней, и то по смс.

Разговаривать с матерью в последнее время стало чересчур тяжело. После того как неизвестный выстрелил в неё, она не звонила разве что только ночью. Мало того что вместо беспокойства за себя она беспокоилась за Эрена, так ещё и стала напоминать об опасности поздних прогулок.

– Мам, я уже не ребёнок, справлюсь, – заверял её в таких случаях Эрен, однако в глубине души боялся.

Внутреннее беспокойство не отпускало ни на один день. Паника перестала быть такой удушающей, когда он оказывался в людном месте. Вместо того чтобы беспорядочно оглядываться по сторонам, Эрен теперь внимательно следил за теми, кто проходил мимо. Особое внимание он обращал на руки и глаза. Если человек вызывал хоть малейшее подозрение, он старался отойти на несколько шагов, а не шарахаться к стене как умалишённый.

Эрен даже гордился тем, что у него так хорошо получалось справляться, однако хотелось хоть немного расслабиться.

Расслаблялся он, как ни странно, только на работе, прячась в тени зонта от палящего солнца и приветливо улыбаясь покупателям. Но когда он переступал порог общежития, то попадал под эмоционально тяжёлый купол. Эрен с нетерпением ждал, когда вернётся Армин, но новостей о возвращении от него не было слышно даже в середине июля.

Получив очередное короткое смс с текстом: «Неизвестно, когда вернусь», Эрен с глухим стоном сунул телефон в карман джинсовых шорт, доходящих ему до колена, и с остервенением натянул кепку на глаза. Мимо как раз проходила кучка школьников, остановившихся около холодильника с мороженым и бурно обсуждавших, что же им купить.

Когда они ушли, довольные купленной сладостью, Эрен юркнул вниз, доставая из укромного местечка в тени припасённую бутылку с водой. Открутив крышку, он плеснул небольшое количество воды на руку и с наслаждением провёл по лицу, откровенно кайфуя.

– Выглядишь так, будто только что подрочил и кончил.

От неожиданного заявления Эрен в прямом смысле подпрыгнул, выронив из рук драгоценную бутылку. Содержимое тут же выплеснулось на асфальт, а несколько капель попали на шлёпанцы и голые по колено ноги.

Хмуро посмотрев на Ривая, Эрен со стоном нагнулся и поднял бутылку – на дне оставалось пара спасённых глотков. Несмотря на жару, Ривай был одет ровно так же, как и в первый день – в чёрные брюки и белую рубашку, вот только без пиджака. «Летний вариант», – подумал Эрен, улыбнувшись.

– Что вы здесь делаете? – Эрен даже не обратил внимание на «приветствие».

– Отдыхаю, – ответил Ривай, оглянувшись. – Ханджи где-то поблизости таскается с Кирштайном. У меня от них уже голова раскалывается.

Сказано это было таким тоном, словно ему действительно хотелось пожаловаться.

– Похоже, они нашли общий язык, – сказал Эрен без капли злобы, поставив несчастную бутылку обратно на землю.

– Ещё бы. Она теперь его проводник – показывает город.

– А вы? За компанию?

– Больно надо. Я водитель. Ханджи любит гулять с пивом – от него она становится ещё болтливее, чем обычно.

Опустив глаза, Эрен тихонько вздохнул.

– Так в чём проблема? Откажитесь. Скажите, что у вас дела. Даже если Ханджи находится рядом с вами круглые сутки, это ещё не значит, что она знает ваше расписание поминутно.

Ривай посмотрел на него как-то осторожно, словно ощупывая и что-то пытаясь понять.

– Мы работаем вместе уже три года, и за три года у меня никогда не было масштабных планов на выходные. Она это прекрасно знает.

– Всё бывает когда-то в первый раз.

Открыв холодильник, Эрен достал мороженое в золотистой обёртке и протянул его Риваю.

– Обычный пломбир. Без шоколада. Угощаю, – он терпеливо держал мороженое в вытянутой руке. – Вы ведь кормили меня за свой счёт. Считайте, что так я вам отплатил, хотя бы немного.

Честно признаться, Эрен думал, что получит отказ, однако уже через несколько секунд Ривай преспокойно боролся с непослушной обёрткой, побеждая и выбрасывая её в урну. Эрен внимательно наблюдал, как он это делал, неожиданно для себя отмечая ловкие движения его пальцев. Эрен застыл, додумавшись плотно стиснуть зубы, а не стоять с раскрытым ртом.

– Так понимаю, с Кирштайном ты не контактировал, – Ривай кончиком языка лизнул верхушку пломбира.

Нервно сглотнув, Эрен вцепился побелевшими пальцами в крышку холодильника.

– Нет.

– Почему? – насмешливо посмотрел на него тот. – Или ты из тех, кто пережидает опасность, а потом делает вид, что всё в порядке, если наступает затишье?

Не в бровь, а в глаз.

– Я не такой! – воспротивился он.

– Не спорь. Когда ты отрицаешь правду, то хмуришься на секунду, а потом слюной брызжешь, – Ривай снова лизнул пломбир и откусил кусочек. – А ещё у тебя краснеют уши.

Эрен поперхнулся воздухом.

***

Отгородиться от Ривая не получалось. Эрен полностью отдавал себе отчёт в том, как на него реагировал – краснеющими ушами и гулким стуком сердца, – но попытки разорвать начатую им же связь с треском проваливались. Комфорт приносил одни лишь неудобства, потому как Эрену не хотелось бы чувствовать себя комфортно рядом с этим человеком.

Тетрадь, в которую он записывал не связанные между собой мысли и фразы касательно него, отправилась в дальний угол ящика, чтобы больше не возникло желания вновь достать её. После встречи на улице Эрен даже на несколько дней отправил номер Ривая в чёрный список, но потом всё-таки решил, что погорячился, и вернул всё на свои места.

Выходные дни Эрен теперь проводил с Райнером. Закупившись чипсами и прочей вредной пищей, они допоздна засиживались в комнате Эрена или в комнате Райнера – его сосед тоже укатил к родственникам до конца лета, – скачивали несколько первых попавшихся фильмов и валялись на кровати, изредка бросая комментарии по поводу происходящего на мониторе.

К слову, Райнер как-то сообщил, что ему повезло разговорить ту девушку из соседского универмага – Анни. Он похвастался, что ходил туда несколько дней подряд, покупая самые незначительные продукты питания до того момента, пока Анни не спросила, как он может вечно это есть. Райнер даже показал её номер, забитый в телефонной книжке как «Красавица Анни».

– Ну что ты заладил со своей красавицей? Не красавица она. Злая какая-то, невежливая, и нос у неё с горбинкой, – в конце концов не выдержал Эрен.

Райнер, к его удивлению, нисколько не обиделся.

– Ничего ты не понимаешь в девушках, Эрен. Когда они такие неприступные, только сильнее хочется их покорить.

Эрен приподнял брови.

– А ещё у неё офигенная задница. Ты видел её задницу? Ух! – у Райнера разве что слюни не текли, когда он это говорил.

В тот момент Эрен понял, что на самом деле ничего не понимал в девушках. Первым делом он смотрел на лицо, и лишь потом – на всё остальное, только вот в случае с Анни облапать взглядом её фигуру не получилось. То ли потому, что тогда Эрена куда больше волновала слежка за ним, то ли потому, что он вообще старался не пялиться на людей, смущаясь при этом сильнее, чем они.

– Предположим. Но что такая красавица с офигенной задницей делает за кассой продуктового магазина? – сдался под напором Райнера Эрен. – Ей бы учёбе время уделять…

– Она не учится.

Эрен сел, подавившись чипсами.

Они с Райнером устроились на его кровати, поставив ноутбук на письменный стол и наклонив экран так, чтобы было хорошо видно с лежачего положения. На улице уже давно стемнело, и единственным источником света в комнате был ноутбук.

– Она не выглядит взрослой.

– Она наша ровесница. Просто решила взять год перерыва, поработать, а потом продолжить учёбу.

– Уже июль. Скоро начнётся учебный год, – напомнил Эрен.

– Я знаю. И она знает. В августе уволится и посвятит себя книжкам и лекциям, – Райнер продолжал жевать, удивительным образом втиснув своё накачанное тело у самого края кровати, у стены.

– Только не говори, что учиться она будет в нашем университете. Неужели другого места нет…

– Бинго! – Райнер щёлкнул пальцами, хохоча. – И жить будет здесь, только на другом этаже, представляешь? Вот уж выйдет весёлый год.

Судя по довольной улыбке парня, Эрену не сложно было догадаться, что именно весёлого он ожидал от предстоящего учебного года. Да, в общежитие не пускали посторонних, но вот те, кто обитал здесь, могли контактировать друг с другом в самых различных комбинациях.

Из-за возраста здания звукоизоляция здесь оставляла желать лучшего. Уже на первой неделе после заселения Эрену пришлось пережить бессонную ночь, слушая всевозможные стоны из соседней комнаты. Тогда они с Армином одновременно подскочили в постелях, смотря друг на друга испуганными глазами. Сон только-только принял их в свои объятия, но внезапно раздавшийся громкий стон чуть не стал причиной заикания. Потребовалась не одна минута, чтобы понять, что не нужно никого спасать. В соседней комнате не происходило убийство или что-то подобное – люди всего лишь решили заняться сексом. Но вот когда к двум голосам присоединился и третий, после торопливых шагов из коридора и хлопнувшей двери, Эрен не выдержал и расхохотался в подушку.

– Если будете мешать мне спать по ночам, я буду стучать в дверь до тех пор, пока не заткнётесь, – предупредил Эрен совершенно серьёзно.

Райнер округлил глаза.

– Это общежитие, смирись.

– Ну уж нет. Слушать, как кто-то трахается? Увольте! Я сюда учиться приехал, а не… – он протяжно вздохнул.

– Скучный ты парень, Эрен, – заметил Райнер. – Не пользуешься молодостью и возможностями.

– Мне головной боли хватает.

– Хватит ворчать как старик. Очнись, тебе девятнадцать лет! Забей на головную боль, найди того, кто тебе нравится, и вперёд, покорять вершины кровати! – говоря это, Райнер тоже сел, положив руку Эрену на плечо, а второй красочно жестикулируя. – Или подожди. Я знаю. Я знаю!

Эрен покосился на него, отклонившись в сторону так сильно, что чуть не свалился на пол.

– Может быть, ты на самом деле влюблён в своего друга, но боишься признанием разрушить дружбу? Не узнаешь, пока не попробуешь.

– Райнер!.. – едва не застонал от негодования Эрен. – Оставь в покое Армина. И не влюблён я в него, не влюблён!

Райнер посмотрел долгим выжидающим взглядом, фыркнул и снова повалился на спину.

– Всё-таки ты скучный, Эрен.

– И на том спасибо.

На полу завибрировал телефон. С лежачего положения до него было вполне удобно тянуться, поэтому привычка оставлять мобильник на полу повелась у Эрена давно. Увидев высветившееся «Ривай», он в какой-то момент пожалел, что не оставил номер в чёрном списке.

– Алло, – Эрен слез с кровати, повернувшись к Райнеру спиной, чтобы не прятать глаза от его любопытного взгляда.

– Спишь? – донесся из динамика низкий вопросительный голос.

– Конечно, и именно поэтому отвечаю, – Эрен закрыл глаза.

– Неважно, – тут же закруглился Ривай. – Помнишь тот ресторан, где мы были? Приезжай туда завтра в два часа, нужно поговорить.

– В ресторан? – недоумённо переспросил Эрен. – Зачем? Я больше не голодный и…

– Я и говорю, зачем: нужно поговорить, – перебил Ривай нетерпеливо. – Всё понял? Отбой. Иди дрыхни.

Эрен обиженно уставился на заставку в телефоне, когда звонок сбросили. Опять его держали за глупого ребёнка, которому ничего не нужно объяснять. Благо завтра у Эрена был выходной, поэтому он спокойно мог приехать в назначенное время. И он бы даже обрадовался, если бы не испытывал душевных терзаний.

– Долго будешь на полу сидеть? Замёрзнешь, – лениво позвал Райнер.

Оставив телефон на полу, Эрен забрался обратно на кровать. Фильм уже подходил к концу, но практически половину он не увидел из-за болтовни с Райнером, а сейчас и подавно не улавливал, к чему шёл сюжет.

– Кто это был?

– Да так, – махнул рукой Эрен.

– Тебя позвали в ресторан, – констатировал факт Райнер и пояснил: – Динамик слишком громкий, весь разговор слышно.

Напрягшись, Эрен застыл, вытянувшись на кровати и неловко сцепив руки в районе живота.

– Родственников у тебя здесь нет, друзей кроме Армина – тоже, – плавно подошёл к главному Райнер. – Свидание? Только вот слишком грубо он тебя пригласил…

– Не свидание, – надавил на голос Эрен; ногти впились в ладони.

– Значит, пригласил на несвидание. Что-то новенькое.

Эрен не ответил, поняв, что переубеждать Райнера бесполезно. Половина общежития и так с самого первого месяца твёрдо уверена в том, что у Эрена особые отношения с Армином, как бы он ни отнекивался. Неудивительно, что Райнер с таким спокойствием говорит о намечающемся «несвидании».

Эрен и сам был порядком шокирован тем, что Ривай ни с того ни с сего позвал его куда-то. Сам. Без объяснения причины, твёрдо обозначив пункт встречи и не принимая возражений.

Больше в ту ночь Райнер не заговаривал о звонке Эрена. Когда закончился фильм, стрелки часов уже показывали час ночи, и Эрен, собрав в пакет пустые пачки из-под чипсов и пластиковую двухлитровую бутылку из-под лимонада, пошёл в свою комнату. Пришлось спуститься на первый этаж и выбросить мусор; на лестничных площадках свет, как всегда, не горел, поэтому Эрен, тихо матерясь, медленно прокладывал себе обратный путь, крепко держась за перила.

***

– …заказан столик? Молодой человек?

Эрен не мог поверить своим глазам. Не обращая внимания на вежливую официантку, он ошарашенно смотрел на девятый столик около окна и крепко сжимал кулаки. Совпадение? Конечно совпадение, этот мир полон совпадений!

– Возможно. Я Эрен Йегер, – наконец сказал он, наблюдая за официанткой, проверяющей список бронирования в своём блокноте.

– Да, точно. Девятый столик, вас уже ждут, – она улыбнулась и указала рукой именно туда, куда Эрен предпочёл бы бросить гранату.

– Спасибо, – скрипнул он зубами.

Сейчас Эрен испытывал разочарование, досаду и, как ни странно, облегчение. И стоило ли этого в жаркий день надевать джинсы вместе с белой рубашкой, пусть и с коротким рукавом? Как-никак, а ведь приличное заведение, да ещё и с приличным человеком, который никогда не расстаётся с монохромным строгим костюмом. Эрен просто хотел ему соответствовать, показать, что… а что, собственно, показать? Эрен уже и не знал.

Тяжело вздохнув, он направился к девятому столику, за которым сидел Жан, мать его, Кирштайн. Пусть Эрен и предчувствовал неожиданный поворот событий, но такого от Ривая совершенно не ожидал.

Жан сидел в наушниках, уставившись в окно, и совершенно не замечал подходящего Эрена. Тот постоял около столика несколько секунд и, потеряв терпение, грубо выдернул один наушник. Только тогда Жан удостоил его внимания.

– О, надо же, и правда явился, – с гнусной ухмылкой сказал он.

Жан был одет несколько иначе. Его явно не смущал тот факт, что он сидел в спортивных штанах и майке-безрукавке, в то время как подавляющее большинство посетителей выглядели ближе к Эрену.

Жан, естественно, не обделил взглядом его внешний вид.

– Вырядился, – и ухмыльнулся ещё шире.

Эрен подавил желание взлохматить волосы, чтобы прикрыть уши, и сел на свободный стул.

– Предположим, всё так и было задумано. Зачем я здесь?

Жан протянул руку к солонке, поправив покосившийся на подставке бутылёк.

– Если совесть замучила и решил извиниться за тот удар в аэропорту, то мне это не нужно, – Эрен откинулся на жёсткую спинку, незаметным движением доставая мобильник и набирая сообщение. «Какого хера?» – коротко, но ёмко. Конвертик на экране улетел в неведанные дали, и телефон радостно сообщил о том, что смс отправлено адресату.

– Больно нужно извиняться перед тобой. Не заслужил.

Эрену не нравился тон, в котором говорил Жан. Это звучало так, словно Эрен сделал ему в прошлом большую-пребольшую гадость, хотя ничего подобного не было и в помине.

– Да что с тобой? Ведёшь себя просто отвратительно, – нахмурился Эрен, снимая блокировку с телефона и читая пришедшее сообщение: «Сиди и не рыпайся, пока не поговорите». Эрен не смог сдержать вздоха раздражения. Хотелось прямо сейчас уйти, найти Ривая и высказать ему всё, что он думал об этой ситуации.

Эрен не думал ничего хорошего. Он считал, что было слишком низко подставить его так: назначить встречу без объяснений, а вместо этого прислать другого человека. И ладно если бы это была Ханджи, но Жан! Эрен ясно дал понять, что не хочет разговаривать с ним из-за ответного нежелания.

Жан тем временем привстал, чтобы достать что-то из кармана спортивных штанов. Спустя секунду Эрен увидел тот самый конверт, но на этот раз без пули внутри. Конверт был пуст, если не считать маленького клочка бумаги внутри с надписью: «Потому что ты ИДИОТ». Долго гадать, кто же способен на такую вежливость, не пришлось. Эрен прекрасно знал ответ – Ривай.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю