290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Органы чувств (СИ) » Текст книги (страница 15)
Органы чувств (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 10:30

Текст книги "Органы чувств (СИ)"


Автор книги: Ingerda




Жанры:

   

Фемслеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 22 страниц)

– Организуй мне встречу с журналистом. Его имя Крис Хармон.

– Вы собираетесь дать интервью? Это очень скандальный журналист…

– Значит, пришло время поскандалить.

– Поняла. Стоит ли ему составить список запрещённых вопросов?

– Да, с этим как обычно.

– О чём вы собираетесь разговаривать с ним? О Терри?

– Нет.

– Миссис Брэдли? – Анита, кажется, задержала дыхание, ощущая, как воздух вокруг накалился.

– Ты думаешь правильно. Кейдж, слишком долго оставался в секрете.

– Вы уверены в своём решении?

– Не особенно, но, если я продолжу молчать, я рискую потерять то, что имею сейчас. Тем более, этот журналист ничего не знает и будет задавать довольно общие вопросы.

– Миссис Брэдли, меня настораживает то, что всё это одновременно с Иваном. Не думаете, что за этим может кто-то стоять?

– Если это так, я преподнесу ему сюрприз. Постарайся устроить мне интервью завтра утром. Не хочу откладывать. А вечером, купи нам с Терри билеты с открытой датой.

– Да. Её брат, кстати, срывает нам телефоны… – как не самый приятный факт сообщила помощница. – Он почему-то уверен, что вы держите Терри здесь.

– Потому, что он идиот. С ним я постараюсь всё уладить сегодня.

– Миссис Брэдли, надеюсь это не то, о чём я подумала? – Анита заметила улыбку своей начальницы.

– Нет. Это просто семейные разборки. Думаю, мы всё обсудили, можешь возвращаться к работе.

Из-за семейных разборок пришлось отправить в бизнес-центр свою помощницу и оставить дежурного врача в клинике, который тоже был на вчерашней операции.

Если придёт полиция, он вполне способен описать то, с чем они имели дело.

Линда смотрела перед собой, набирая скорость и просачиваясь мимо пробок.

Она думала о завтрашнем интервью и о Терри, которая неизвестно как всё это воспримет.

О, она не только интервью неизвестно как воспримет.

Женщина вошла в дом и сразу же столкнулась с Терри.

Девушка пыталась завязать на кроссовках шнурки.

– О, привет! Ты рано, – Терри выпрямилась и всё равно оставалась существенно ниже Линды.

– Куда ты собираешься?

– Хотела сходить в магазин.

– Зачем?

Терри подняла брови от удивления. Неужели ей до сих пор нельзя было покидать дом?!

– Я всё ещё пленница?

– Нет. Мне просто интересно, зачем тебе идти в магазин?!

– Просто… прогуляться. Может, что-нибудь купить.

– Ты можешь сделать это в другой раз?

Увидев серьёзное лицо своей женщины, Терри просто кивнула и скинула обувь.

– Пригласи в мой дом своего брата, – чётко и немного надломленно сказала миссис Брэдли.

– Ты шутишь?

– Похоже, что так?

– Не очень.

– Я хочу, чтобы он присоединился к нам за ужином.

– Он разве в Нью-Йорке? – Линда снова кивнула. – Это круто! Блин, я в шоке! Линда, дай я тебя обниму?!

Миссис Брэдли не успела сделать ни единого шага, как оказалась в крепкой хватке Терри.

– Хочешь меня задушить? – чуть сдавленно прошептала Линда и почувствовала болезненный поцелуй на шее. – Ай! – Линда попыталась освободить свою шею от натиска девушки, но в паре сантиметров от одного получился ещё более болезненный поцелуй.

Линда была в бессильном бешенстве. Ей нагло оставляли засосы на шее, а она ничего не могла с этим сделать. А может и могла бы, на самом деле, если бы не плавилась от касания этих губ.

Когда девушка отстранилась, было очевидно: она довольна проделанной работой.

– Тебе весело?

– Хочешь посмотреть на свою шею?

– Не особенно. Я уже представляю, что ты там натворила.

– Не-а, не представляешь.

Линда всё-таки смогла оторваться от своей девушки и переоделась в обычную одежду, которую носила слишком редко.

Это были чёрные лосины с кожаными вставками и широкая футболка с маленьким логотипом «Lacoste».

Кажется, это даже была не её футболка, а её сына, но она выглядела удобно, поэтому не было ни единого сомнения, почему Линда выбрала её.

Ей хотелось чувствовать себя комфортно, по-домашнему.

Такое ведь возможно с ней?

Длинные волосы, которые время от времени лишь меняли свою укладку, были убраны в хвост, немного растрёпанный.

– Мать моя женщина, – произнесла Терри, когда пошла помогать Кларе на кухню. Она уже не была уверена, что Кларе нужен ещё один помощник.

Линда стояла с ножом в руках и очень хирургически резала овощи для салата.

Клара ей руководила и явно получала от этого удовольствие. Давно у неё не было таких старательных и способных учеников.

На реплику Терри отреагировали они обе.

Линда небольшим смущением, а Клара своей самой настоящей улыбкой.

Девушка подошла ближе к Линде и приобняла её со спины.

– У меня в руке нож… – констатировала миссис Брэдли и продолжила стучать им по доске.

– Я знаю. А ещё, я знаю, что ты умеешь с ним правильно обращаться, – Терри прильнула щекой к спине Линды и почувствовала, как та напряглась. Не сильно, но напряглась. Клара тоже заметила небольшие перемены и то, какими нервными стали её движения.

– Терри, иди-ка отнеси к столу посуду, моя хорошая.

– Да, конечно, – девушка подхватила поднос из рук Клары и понесла его в столовую, оставляя Линду с горничной наедине.

– Линда, вы с ней не разговариваете?

Женщина прищурилась, пытаясь правильно понять вопрос.

– Я имею в виду, если вас что-то беспокоит?

– Я сама умею справляться со своими проблемами.

– Но что, если Терри их замечает? Не старайтесь её уберечь, если она сама этого не хочет.

– Что-нибудь ещё отнести? – девушка прервала диалог своим появлением.

Линда повернулась к ней и вручила тарелку с почти готовым салатом:

– Заправь его и тоже можешь относить.

– Как скажете, мадам.

Терри позвала брата в дом миссис Брэдли, но не сказала, что это ужин.

Решила сделать ему сюрприз.

Девушка почему-то не предполагала, что он появится у дверей своего врага такой разъярённый и напуганный.

Он сразу начал кричать на охрану: «Где моя сестра?!»

И Терри пришлось выбежать на улицу, чтобы никто не пострадал.

– Эй, Гласс! Успокойся! Я здесь!

Мужчина обнял сестру и быстро осмотрел её:

– Терри… Ты в порядке? Нужно уходить.

– Стой! Ты должен зайти в дом.

– Зачем мне это делать? – брат нахмурился и плюнул возле рядом стоящего охранника. Вероятно, таким образом он пытался показать своё презрение.

– Идём! – Терри крепко схватила мужчину на руку и потащила его в дом. Как только они вошли, мужчина уставился на Линду. Да, сюрприза он явно не оценил… особенно такого.

Женщина стояла посреди комнаты, скрестив руки на груди, и сердито смотрела на Терри.

– Ты не пробовала одеваться, прежде чем выйти на улицу?! Добрый вечер, Гласс Колман.

Девушка подтолкнула брата ближе к Линде:

– Я выбегала всего на пару минут, и там не холодно.

Гласс смотрел на миссис Брэдли, как на дьявола. С чувством ужаса и непонимания.

– Здравствуйте, миссис Брэдли… – прохрипел он.

– Терри, проводи своего брата помыть руки и идите в столовую.

– А ты куда?

– За Алекс. Клара сказала, что она стесняется и спряталась под кровать.

Мужчина наблюдал за тем, как общаются его сестра и бывшая начальница. Ухо резануло это быстрое «ты», но судя по реакции миссис Брэдли, она воспринимала подобное обращение абсолютно нормально.

Когда Гласс с Терри усаживались за стол, брат снова начал озираться по сторонам и поражаться спокойствию девушки. Она будто была в своей тарелке. Неужели Линда Брэдли не вредила его сестре?

Он всё ещё не понимал, что всё это значит.

Линда спустилась, когда все уже сидели за столом и ждали только её с дочерью.

Терри и Элвис таскали потихоньку салат, а Гласс молча сверлил взглядом сестру и её нового друга. До тех пор, пока не явилась Линда.

Теперь, ему было кого сверлить…

– Мамочка! Можно я сяду рядом с Терри?

– Сначала поздоровайся, у нас гости. А потом, делай что хочешь, солнышко.

– Здравствуйте! А я знаю, кто ты такой. Ты – брат Терри. Значит, ты мой… дядя.

Гласс поперхнулся и пожал детскую ладошку в знак приветствия.

– Александра? На «вы» обращаемся, хорошо? – Клара сделала замечание и поставила несколько блюд в центр стола.

– Извините.

Линда молча поставила стул Алекс и усадила на него девочку, поцеловав её в макушку. Гласс впервые видел миссис Брэдли в роли матери. Он полагал, что она куда более строгая, но ошибался.

– Я могу узнать, что происходит? – Гласс не выдержал. На него давила эта обстановка. Его убивали присутствие Линды за одним столом и её редкие колючие взгляды.

– Ты ему ничего не сказала?

Терри кивнула и сделала жалостливый взгляд. Но он был необязателен, ведь Линда не собиралась злиться.

– Что она должна была мне сказать?

– Я встречаюсь с твоей сестрой, Колман, – Линда сказала это так легко и непринуждённо, что каждый за столом посмотрел на брата Терри, ожидая его реакции. Гласс крепко схватился за вилку и, наверное, сломал бы её пополам, если бы она не была такой крепкой.

– И этот ужин…

– Да. Я хотела сообщить тебе по-человечески.

– По-человечески? Миссис Брэдли, вы…

– Поговорим позже, в моём кабинете, Гласс. Наедине.

Мужчина не съел ничего с этого стола, зато выпил чересчур много.

Его глаза были красными, будто он собирался плакать.

Алекс выбежала из-за стола первой, а вот Элвис – сидел и не двигался с места до конца ужина. Он боялся, что здесь образуется тайфун, стоит ему уйти.

Гласс смотрел на Линду при каждом её движении и рассматривал её лицо в поисках лжи, так тщательно, что успел осознать, какая она красивая.

– Поднимемся в мой кабинет? – Линда обратилась к мужчине, и тот вскочил с места быстрее всех. Разумеется, он хотел бы покончить со всем этим.

– Да!

– Я с вами, – Терри пошла первая, уверенно и точно зная, где находится кабинет миссис Брэдли и какой пароль на его входной двери.

– Она всегда себя так ведёт? – поинтересовался Гласс, всматриваясь в спину сестры, идущей впереди всех.

– Как?

– Будто ей всё можно здесь.

– Ей действительно всё можно.

Гласс взглянул на Линду и прикусил губу. Он многое хотел ответить на это, но решил подождать стен кабинета, где никто из посторонних не услышит их разговора.

Линда разместилась на мягком диване, посреди кабинета, а Гласс Колман предпочёл стул у выхода. Не ясно наверняка, но, возможно, он чувствовал себя менее уязвимым возле двери. Ведь в любое время можно было уйти. Либо… он просто не хотел находиться слишком близко к миссис Брэдли. Учитывая её виртуозное врачебное прошлое… и настоящее.

– Думаю, ты хотел мне что-то сказать, Колман?

– Да! – мужчина сжал кулаки. – Я хочу, чтобы вы объяснили мне. Моя сестра на это не подписывалась.

Терри закатила глаза и подошла к Линде, присаживаясь непозволительно близко к ней… Гласс не был готов к этому.

То, как его сестра уселась на край дивана, ещё куда ни шло, но то, что потом она прилегла головой на колени миссис Брэдли, не входило ни в какие ворота.

– Миссис Брэдли, вы не должны позволять это. Прошу вас!

Было не совсем понятно, что именно имел в виду Гласс. Их отношения или то, как удобненько разлеглась его сестрица?!

– Всё уже случилось, Колман. Именно поэтому ты находишься в моём доме не в качестве моего бывшего сотрудника.

– Вы должны были убить в себе эти чувства, если они у вас вообще есть?! Или вы способны убивать только людей? Вы никогда не сможете измениться! Даже с помощью Терри! Она пострадает из-за вас…

– Гласс! – пока Линда ощущала тысячи взрывов внутри себя, её Терри брала ситуацию под контроль. – Ты меня здесь вообще не видишь? Думаешь, меня как вещь взяли и положили к себе в кровать?

– Терри, я разговариваю не с тобой.

– А я с тобой! Если у тебя какие-то обиды накопились, это нормально, но всё же не повод орать на человека, которого я люблю!

Гласс настолько широко открыл глаза, что его лицо выглядело действительно пугающе.

– Любишь? Её? – мужчина прикрыл голову руками, защищаясь от только что услышанных слов.

– Надеюсь, однажды ты примешь мой выбор.

– Я не уверен. Мы с Софи волновались, что тебя похитили… ты оставила даже телефон.

– Ты сам его отобрал, вот и оставила.

– Хочешь сказать, ты сбежала сама? К ней? – Гласс теперь уже не замечал присутствия Линды и тыкал пальцем в её сторону.

– Да.

– Как я могу повлиять на тебя?

– Никак. Ты мой брат, и тебе должно быть известно, что я настроена серьёзно.

– Могу я поговорить с миссис Брэдли наедине?

Терри вопросительно взглянула на Линду, спрашивая её мнения. И увидев утвердительный кивок головой, девушка вышла за дверь. Гласс без конца и края поправлял галстук, обтирал влажные руки о брюки и смотрел на Линду, изображая самого несчастного человека.

– Говори, пока она не подслушивает.

– Уместно ли говорить о любви в данной ситуации?

– Вполне.

Гласс снова распахнул глаза и привстал с места. Он медленно подошёл к Линде и присел рядом с ней. Вблизи, ему стало ещё более неловко. От Линды исходила какая-то сильная аура, и Гласс ощущал её физически. Мужчина рассмотрел её лицо, шею, с затёртыми тональным средством засосами… Для него всё ещё странно думать, что его сестре комфортно рядом с этой женщиной. Как Терри может прикасаться к ней? Если её взгляд заставляет ощутить себя полным ничтожеством?! И как она может целовать эти красивые, но ядовитые губы? Между которыми, порой, выносятся смертные приговоры своим же сотрудникам и донорам… Мужчина понял, что засмотрелся на Линду.

Так близко он с ней ещё не находился, но ощущений ему уже хватило сполна.

– Вам она нравится? Я имею в виду, вы любите Терри? Посмотрите, кто вы и кто она. Я всё ещё не уверен, что вы серьёзны по отношению к моей сестре. Зная вас, я боюсь за неё.

– Что я должна сделать, чтобы ты был уверен?

– Женитесь на ней, – Гласс сказал это быстрее, чем подумал и не пожалел об этом. Он решил, что это слишком невозможно для миссис Брэдли.

Линда смотрела на него исподлобья. Её сердце выпрыгивало из груди, а руки начинали дрожать.

– То есть, я одновременно получаю твоё одобрение и благословение?

– Вам нужно было моё одобрение? Зачем? Разве вы не привыкли делать, что хотите?

– Это ради твоей сестры.

– Знаете, я всё же буду непреклонен. Любите Терри – женитесь на ней. Не собираетесь этого делать, не встречайтесь и не спите с ней. Я против таких встреч. И я тоже делаю это ради Терри.

Линда была взволнована после состоявшегося разговора с Глассом. Она могла предвидеть любую ситуацию, кроме женитьбы.

Она ещё не думала об этом в серьёзном ключе. Штамп в паспорте для неё не являлся главным, если любящие люди всё равно вместе.

Линда ещё не знает: смогла бы связать себя узами брака снова?!

Ей казалось, что всё может измениться не в самую лучшую сторону.

Вдруг она не создана для семейной жизни?

Вдруг Терри испугается чего-то и захочет уйти?

Что если Колман таким образом планирует залезть в её компанию?

Когда Гласс уехал, Терри ходила мимо своей женщины на цыпочках и бросала на неё обеспокоенные взгляды.

– Терри? Присядь, пожалуйста.

Девушка молча выполнила просьбу и подняла глаза на напряжённое лицо Линды:

– Разговор с Глассом отстой?

– Могло быть гораздо хуже.

– Что он тебе сказал?

Снова озноб пробежал по спине миссис Брэдли, и она поняла, что ещё не время. Может быть, она решится на это, но чуть позже.

– Ничего особенного. Я хотела поговорить не о твоём брате.

– Тогда о чём?

– Я собираюсь дать интервью завтра, но кое-что, ты должна знать гораздо раньше прессы.

– Интервью? Ты редко их даёшь, но они всегда сенсационные… Хочешь рассказать о прошлом?

Линда сглотнула ком в горле и встала с места. Она делала так, когда нервничала. Ходила кругами, маячила перед глазами, напрягала этим окружающих.

– Моего мужа звали Кейдж. Мы познакомились на вечеринке его друга. Я была обычной девушкой. Никаких «голубых» кровей, – Линда делала большие паузы между словами и дышала через приоткрытый рот. – В отличие от меня, Кейдж был очень богатым парнем. Ему принадлежали сеть картинных галерей на юге страны и несколько частных клиник. Его отец был врачом, а мать – занималась искусством. Думаю, это вполне очевидно.

Терри слушала и боялась перебивать. Вопросы она без проблем могла бы задать и потом.

– Мы поженились после трёх недель знакомства, так как я уже была беременна. Мои родители были счастливы, ведь не всегда обычная девушка может стать женой такого уважаемого человека. Я думала, что попала в сказку, и я, правда, жила в сказке, пока не родила сына, – Линда остановилась у окна и просто смотрела перед собой. Её плечи были слегка нахохлены, и она часто поправляла волосы, нервными движениями. – Он сказал, что медицина ему ближе, чем семейная жизнь и всё остальное. Он хотел заниматься ей день и ночь, и он всегда открывал для себя что-то новое. Кейдж называл медицину самым изящным из искусств. Тот факт, что я училась в медицинском университете, его тоже радовал и вдохновлял. Мы самостоятельно разрабатывали способы операций, швов, техники… Экспериментировать на живых людях было пока нельзя, поэтому он делал это на мне.

– Твои шрамы …

– Верно.

Терри обратила внимание, как голос Линды надломился, и быстро подошла к ней:

– Эй?! Не нужно рассказывать абсолютно всё. Не проходи через это… Скажи только то, что считаешь нужным. Важным. То, что мешает тебе дышать.

Миссис Брэдли выдохнула и взяла Терри за руку. Крепко.

– Он хотел сделать из меня монстра. Я должна была стать безжалостной и непоколебимой перед смертью. Но вчера… у меня на столе умер пациент и я не могла уснуть. Этот мальчик был застрелен, а я не спасла его…

Терри обняла миссис Брэдли за талию и сжала её чуть крепче:

– Ты врач, а не господь бог! И я уверена, ты старалась его спасти.

– Да. Ты знаешь, будто специально кто-то подбрасывает мне все эти испытания и напоминает, что я не могу быть просто женщиной. Я обязательно должна быть тем, в кого превратил меня Кейдж.

– Органы – была его идея?

– Ты удивишься, но нет. Это была моя идея. Открыть большую совместную клинику, и под ней, я сколотила себе самый настоящий бизнес. Кейдж вовсю экспериментировал на других людях и не трогал меня, пока не понял, что он нуждается не просто в экспериментах, а во мне. В моих криках и просьбах остановиться. Он получал удовольствие от того, как я его умоляю. Я видела, как что-то происходит с ним в эти моменты. На мою боль он реагировал смехом и заставлял смеяться меня, якобы, я буду ощущать что-то другое. Он делал мне больно так часто, что я готова была привыкнуть к этому, главное, чтобы он не трогал моих мальчиков. Кейдж умудрился смешать секс с болью, радость с болью, и даже своей любовью он называл каждый шрам, оставленный на моём теле. Он смотрел на меня с удовольствием, когда я была на волосок от смерти, а потом спасал, чтобы снова всё повторить.

– Как ты умудрилась родить от него Алекс? Ей всего четыре…

– Меня никто не спрашивал, Терри, – Линда прикрыла глаза на мгновение, чтобы сказать… – Она не совсем его дочь, и она была моей последней каплей.

– Что значит «не совсем его»?

– Алекс – гибрид… и я надеюсь, что это никак не проявится в ней в дальнейшем. Я слежу за этим, и пока она развивается как обычный ребёнок с плохим иммунитетом.

– Врачи ведь тоже ничего странного не находили в ней?

– Не знаю. Может и заметили бы… Я не наблюдалась в больнице, не сдавала анализы, не делала УЗИ, не находилась в клинике во время родов. Кейдж всё делал сам. Он безумно хотел этого и ждал рождения Алекс. В том числе, ради самого процесса.

– Кесарево тебе делал муж?! Что за пиздец, прости?

– Да, ты разбираешься в шрамах?! Я чувствовала, что могла бы сама, но муж хотел именно оперировать. Тогда мне казалось, что это конец. Я думала, что умру от боли… Мне было сорок лет, а мой муж устроил мне настоящее испытание. Я тогда смотрела в белый потолок и мечтала, чтобы он рухнул на меня.

– Без наркоза? Это ведь невозможно…

– Оказывается, что возможно. В противном случае, я бы не стояла сейчас перед тобой.

Терри продолжала прижимать к себе Линду крепче, пока её дыхание не стабилизировалось.

– Я ненавидела Алекс до года. Просто не могла к ней подойти и кромсала людей в клинике, как животное… Я делала всё, чему учил меня Кейдж, и превосходила его ожидания. Клара пыталась спасать меня каждый божий день. Она приносила и уносила Алекс… а я на неё даже не смотрела.

– Ты невероятно сильная… Как тебе удалось справиться с собой? Кажется, сейчас ты души не чаешь в своей малышке.

– Втайне от мужа, я посещала психиатра. Опять же, Клара настояла на этом, за что ей огромное спасибо. И когда Элвис принёс Алекс ко мне в очередной раз, я протянула руки. Они будто сами к ней потянулись. Будто я всё ещё её не хочу, но я не могу её не любить… Так как она – моя. Когда я ощутила её на руках, я больше не хотела отпускать её. Я попросила Клару позвонить в полицию ровно в 17:30.

– Что было в это время?

– Ничего особенного, очередной эксперимент. Кейдж пытался переделать мне грудь.

– Твою мать! Грёбаный психопат! То, что есть, я надеюсь, не он создал? – Терри поцеловала ложбинку, где висел маленький кулончик.

– Нет, всё своё. Он только порезал меня, и его взяли.

– Ты выступала в суде против него?

– Да. Я, Джулиан, Клара и ещё одна горничная, Эллен. Его казнили в тюрьме, заранее отвечаю на твой следующий вопрос, – Линда посмотрела на Терри долго и внимательно. – Я напугала тебя? Скажи, если это так. Я не хочу, чтобы кто-то испытывал, что испытала я, живя с монстром.

– Ты не монстр, поняла?

– Я бы с тобой поспорила, дорогая моя.

– Вот и будем спорить до старости.

– Кажется, мне недолго осталось…

– О нет! Не собирай чуши.

– Колман, а если серьёзно? Тебе, правда, не страшно со мной или ты просто храбришься?

– Мне бывает страшно за тебя, а не с тобой. И вообще, я думаю, что ты классный хирург. Мне после аппендицита оставила аккуратный и малюсенький шовчик. Очень даже симпатичный.

– О боже, разве я тебя оперировала?

– Да. Ты тогда была такая сердитая. Ругалась на всех, на меня смотрела, как на отбивные.

Линда рассмеялась и поцеловала Терри в висок:

– Больше не буду этого делать.

– Почему?

– Нельзя.

– Почему нельзя-то? Я, наоборот, только тебе доверяю.

– Родственников нельзя оперировать, ты не знала? Особенно тех, к которым есть чувства.

– Родственников? Это уже интересно.

– Да ну тебя.

– Ну, а что? Я хочу, чтобы мы когда-нибудь стали родственниками. Ты не хотела бы этого?

– Кажется, у Колманов одна болезнь и она не лечится.

– Подожди-ка! Это ты о чём?

– Твой брат говорил мне о женитьбе.

– Со мной? – Терри несколько раз моргнула и улыбнулась. Слишком счастливо улыбнулась. Неужели они с братом дошли до темы, которую не обсуждали ещё совместно?

– Ты думаешь, что я рассматривала другую кандидатуру, общаясь с твоим братом?!

– Не знаю.

Миссис Брэдли приподняла бровь.

– Нет? Но… всё-таки, ты рассматривала меня?

– Терри, я только что рассказала тебе о том, что было похоронено во мне годами. Я доверяю тебе, это правда, но…давай привыкнем к этому?

– Прости, я просто шутила. Конечно, как скажешь.

Сегодняшней ночью Линде спалось гораздо лучше. Она не мучилась с вечными кошмарами и не просыпалась в холодном поту среди ночи.

Линда просто спала в своей спальне, обнимая свою любимую девчонку.

Миссис Брэдли ещё не думала, как ей относиться к тому, что Терри теперь всё известно, но она надеялась, что её девушка действительно приняла её нелёгкое прошлое.

Утром Линда проснулась одна в постели и, накинув на себя шёлковый халат, быстро бежала вниз по лестнице.

Она едва не сбила с ног Клару и, резко остановившись перед ней, не могла даже ничего сформулировать.

Слава богу, что Клара видит её насквозь.

– Они завтракают, не волнуйтесь. Запахните халат, Элвис может выйти из столовой.

В этот момент вышла из столовой Терри с полным ртом и удивлённо осмотрела свою женщину.

Она выглядела будто только что из постели.

Так и было, если бы не халат.

– Куда это ты так торопилась?

Женщина взяла Терри за руку и увела в уборную, закрыв за собой дверь на ключ. Оказавшись в тесном помещении, Линда сразу же начала расстёгивать пуговички на её блузке.

– Я думала, что тебя нет. Вчера я рассказала тебе всё и проснулась одна.

– Спокойно, я не собираюсь убегать. Мы с Элви собираемся на учёбу.

– Извини, я просто… Я пойду приводить себя в порядок.

Терри поцеловала свою женщину в губы, прикусывая нижнюю и сразу же углубляя поцелуй.

Линда схватилась за раковину позади себя, чтобы не упасть.

– Мне пора на пары, а у тебя сегодня интервью.

Миссис Брэдли кивнула. Она мастерски быстро взяла себя в руки.

Невероятно то, что она за всю свою жизнь не ощущала себя такой уязвимой и счастливой. Всё казалось ей сном, и она боялась от него очнуться.

Терри вышла из уборной и махнула рукой Элвису, который сидел и ждал её:

– Всё, пошли?

– Я даже не хочу знать, что ты делала сейчас в толчке с моей мамой.

– Ничего страшного мы там не делали.

– Конечно, для тебя это вовсе не страшно.

– Да, Элвис, блин. Я просто её поцеловала и всё.

– Куда?

– Куда надо! Надоел уже.

Миссис Брэдли была собранной и сдержанной. Она прибыла на ТВ-площадку с двумя телохранителями, и, если один оставался снаружи, второй следовал за женщиной даже в гримёрку.

Линда знала, что сможет ответить на любой из вопросов, особенно сейчас, после того как поговорила с Терри, но всё равно… внутренняя дрожь имела место быть.

– Миссис Брэдли?! Пора… до эфира пятнадцать минут.

– Хорошо, – Линда даже не стала цепляться к тому, что ей придётся давать интервью в прямом эфире.

Раздалась музыка, Линду усадили за стол, поставили рядом чашку кофе, развернули свет, чтобы она была в центре внимания, и только тогда подошёл тот самый журналист.

– Добрый день, миссис Брэдли. Не думал, что вы согласитесь на интервью, – мужчина улыбнулся.

– Полагаю, Крис Хармон? Я тоже многих вещей от вас не ожидала, тем не менее они есть. Вам тоже не стоит удивляться.

– Не боитесь, что ваша репутация пострадает сегодня?

– Это угроза?

– Ни в коем случае. Просто вопрос.

– Тогда я на него отвечу. Не боюсь.

– Три минуты до эфира! – крикнули из зала, и сотрудники забегали мимо Линды. Цепляя ей на кофточку микрофон и поправляя распущенные волосы.

Далее раздался громкий сигнал, заставка программы, за время которой Крис успел выпить стакан воды и попросить ещё один, а затем – на его лице появилась приторная улыбка.

– Добрый день, дамы и господа! С вами, Крис Хармон и моя любимая рубрика «Частная жизнь публичных людей». Я не уверен, что вам нужно представлять нашу сегодняшнюю участницу. Она пришла сюда поделиться своими тайнами, а нам-то как интересно узнать, что всё это время скрывала женщина-хирург мирового уровня. Итак, у нас в гостях Линда Брэдли! Здравствуйте, Линда!

– Добрый день!

– Мы невероятно рады, что вы сегодня здесь! Давайте не будем тянуть и перейдём к самой интересной и моей любимой части. Это вопросы! Ничего сложного. Я задаю – вы отвечаете. Если не можете ответить, говорите – «без комментариев».

– Хорошо.

– Тогда, поехали! Линда, скажите, действительно ли вы сейчас влюблены?

– Да, это так.

– А можно об этом немножечко узнать?! Это ведь девушка? Кажется, она ещё не достигла полного совершеннолетия… Как отнеслись родители вашей девушки к этому союзу?

Линда сверкнула глазами на журналиста и подавила в себе желание всё здесь перевернуть. Кажется, они не собирались поднимать тему о Терри.

– Близкие моей… девушки, были не уверены лишь в моей серьёзности. Однако, это уже в прошлом.

– Вам удалось их убедить?

– Можно сказать и так.

– Это здорово! Думаю, многим ещё интересно узнать об отце ваших детей и собственно о самих детях. Некоторые газеты публикуют фото маленькой девочки, а мы и не в курсе… У вас, правда, есть дочь? Как её зовут?

– Да, правда. Её зовут Александра.

– Вы скрывали её намеренно?

– Да. Детям не нужно фигурировать перед камерами. Каждый из моих детей был скрыт от прессы до того момента, пока не началась школа.

– Скажите, а мистер Брэдли знал, что у него есть дочь?

– Разумеется. Он наблюдал за развитием, до её рождения.

– Как это трогательно, Линда! Какой очаровательный папочка… А правда ли, что мать всегда знает от кого её дети?

Линда стиснула зубы, прежде чем ответить:

– Я думаю, да.

– Вы тоже знаете об этом?

Линда смотрела на широкую улыбку журналиста и теперь уже понимала, что Джулиан устроил это интервью. Только он знал правду о рождении Алекс. Только он знал об экспериментах отца, помимо Линды. Но зачем пускать это в эфир? Алекс не должна знать ничего из этого… Она вырастет не девочкой, а экспериментом, если в этой студии скажут ещё слово…

– Да. Почему вы спрашиваете об этом?

– Нам стало любопытно, только и всего. Не нервничайте, Линда. Всё хорошо! Давайте вспомним и поговорим немного о Кейдже?! Вы давали показания против него в суде, но почему спустя столько лет вы обратились в полицию? Почему не сделали это сразу?

– Без комментариев.

– Хорошо. Тогда, что сказал вам мистер Брэдли, после оглашения приговора?

– Он сказал, что ещё вернётся.

– Вы знаете, что он имел в виду? Его ведь казнили…

– Знаю. Мы можем сделать перерыв?

– Прервёмся на рекламу.

После интервью Линда не могла оперировать кого-либо и была ужасно подавлена.

Что, если это напечатают ещё где-нибудь и не совсем в том виде, как это звучало на ТВ?!

Жёлтая пресса мастерски умеет добавлять свои небылицы.

Стоило ли прийти туда и просто рассказать всё как есть?!

Чего добивался её сын?

Линда едва вспомнила о нём и ощутила вибрацию в кармане пиджака.

Она ехала домой и могла спокойно говорить по телефону, так как за рулём был водитель.

– Да, Джулиан?!

– Привет, мам. Я смотрел твоё интервью. От начала до конца. Ты как всегда, крута и непоколебима.

– Захотелось поговорить об этом, мой дорогой инициатор?

– Ну да, это я сделал. Подумал, что тебе полегчает, когда ты выговоришься.

– Молодец! Мне действительно стало легче. Действуй в том же духе, – Линда давила в себе вспышки гнева и старалась сделать свой голос спокойнее обычного.

– Мам, ты знаешь, что я работаю с Кайлом?

– Знаю. Это твоё решение.

– И это всё? Больше ничего не сделаешь?

– А чего ты хочешь? Чтобы я выпорола тебя? Кажется, ты не в том возрасте.

– Как и ты, чтобы крутить романы с малолеткой.

– Ах вот в чём дело! Всё вертится вокруг моей личной жизни?

– У тебя её не было и ты была гораздо сильнее! Ты была как танк в своих решениях и действиях. Ты ни о чём и ни о ком не думала. Только деньги и мы… На хрена тебе эта девчонка?

– Это моё дело! – Линда повысила голос, на что обернулся один из охранников. – О твоих девицах я даже ничего не знаю и не лезу. Бери пример!

– Мама, да как ты не понимаешь… Я спасаю тебя! Ты не сможешь быть слизняком, и, когда Алекс подрастёт, ты просто с ней не справишься. Отец готовил тебя не просто так.

– Это ты не понимаешь, Джулиан. Кажется, Кейдж действительно возвращается. В твоём лице!

– Мам!

– Я не хочу больше разговаривать, – миссис Брэдли сбросила звонок после этих слов и всю оставшуюся дорогу приводила в норму дыхание. О чём он, чёрт возьми, говорил? Что не так в её дочери?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю