290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Point of View (СИ) » Текст книги (страница 2)
Point of View (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Point of View (СИ)"


Автор книги: Blade Wolfy






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 10 страниц)

Другой магистр встал и указал на Магуса пальцем.

– Пришел покаяться и сдаться Совету за все свои грешки!

Рубик ухмыльнулся:

– Какие из?

Вставший магистр сделал вид, что ему смешно.

– Не прикидывайся дураком, – свысока смотря на колдуна, начал он. – Мы знаем, что ты замешан в отступничестве зеркальных стражей и падении Зеркальной башни!

Холодок пробежал по спине обвиняемого. Известие о разрушении магической тюрьмы напугало его.

– На каких основаниях мне предъявлены эти обвинения? – гневно выкрикнул Рубик. – Я думал, что иду на собрание Совета, где решаются проблемы, а не создаются. Вы устроили здесь самый настоящий суд!

В зале недовольно зашептались. Ропот всё усиливался, пока не перерос в самый настоящий гул из голосов. Из неразборчивых возгласов явно можно было понять только одно – Магус должен быть заключен под стражу.

Рубик понемногу начал отступать к выходу из зала. Обстановка продолжала накаляться. Дошло до того, что особо нетерпеливые начали бросать в Магуса заклятьями, от которых он, правда, успешно отбивался.

Неожиданно для всех, двери распахнулись, и в зале воцарилось абсолютное молчание. Говорящие, похоже, даже не сразу это заметили. Оглушительно громкий крик наполнил магистрат.

– ТИШИНА!

Сайленсер, не обращая внимания на удивленно хлопающих ртами волшебников, схватил Рубика за руку и потащил подальше из зала.

– Надо поговорить, – шепнул он. – Идем, я знаю одно подходящее место.

Магус кивнул и последовал за своим спасителем. Некоторое время спустя, в одном из отдаленных кабинетов и состоялся их разговор.

– Ты в порядке? – спросил Сайленсер. – Не обращай внимания на этих взбаламошных стариков. Они последнее время совсем с ума сходят. Меня, как бывшего лидера зеркальных стражей, они тоже пытались обвинить во всех смертных грехах. Как видишь – не вышло.

Рубик усмехнулся и отряхнул плащ.

– Неужели они ничего не пытаются сделать? В смысле, ничего адекватного?

Нортром покачал головой.

– Совет только и винит всех вокруг. Они и пальцем не пошевелили, чтобы разобраться хоть с кем-то из сбежавших из Зеркальной башни.

– Так это правда? – охнул Рубик. – Башня пала?

– Да, – сквозь зубы процедил Сайленсер. – Я думал, предателям хватит ума не трогать тюрьму. Но, как оказалось, не хватило. Но больше похоже на то, что ими кто-то управляет. Без нового лидера, я не думаю, что они бы «отступничали» так долго. К тому же, они действуют довольно организованны.

– Значит, ты остался один? – погрустнев, спросил Магус.

– Несколько самых верных мне людей остались со мной, – протянул Нортром. – Но это ничего не меняет. Я пытался образумить отступников – нулевой эффект. Меня это пугает. Сейчас, когда ордена Зеркальных стражей, по сути, больше нет, некому контролировать колдунов и разрешать магические преступления. Может начаться хаос: запрещенные заклинания, бесконечные дуэли со множеством разрушений и пострадавших и, самое страшное, я боюсь повторения Тарского Кризиса.

Тарский Кризис… Да, Рубик знал эту историю, ставшую легендой. Легендой, о которой магическое сообщество предпочитает молчать. Около полутора тысяч лет назад между расой тарийцев и местными колдунами произошел серьезный конфликт. Маги искали на их полуострове какие-то давно утерянные артефакты, что оказалось очень не по нраву местному населению. Вообще, Тарийцы были немногочисленным мирным народом, но держались обособленно, предпочитая не лезть в дела других рас. Они сделали колдунам несколько предупреждений, которые не были восприняты серьезно. Нельзя с точностью сказать, что именно послужило началом конфликта, существуют лишь разные слухи. Один из них, наиболее достоверный, это чрезмерная наглость колдунов-поисковиков и убийство нескольких тарийцев… Также свою роль сыграло некое пророчество, к коим маги того времени очень серьезно относились. Оно заключалось в том, что однажды некто из расы тарийцев причинит непоправимый вред волшебному сообществу, став их бичом.

Никаких Зеркальных стражей тогда и в помине не было, а Совет, появившийся незадолго до этого события, ещё не обладал той властью, которой обладает в наше время. Именно поэтому этот конфликт можно было бы назвать односторонней войной без правил. Тарийцы ничего не могли противопоставить армии разномастных волшебников, использующих весь свой обширный арсенал для уничтожения противника. Они не жалели никого, ни женщин, ни детей. До сих пор не ясно, как такое бесчеловечное истребление вообще могло произойти. Целая цивилизация была уничтожена всего за несколько дней. Что двигало людьми, что было у них в головах, отчего они были так жестоки и беспощадны…

Мысли Рубика прервал Сайленсер:

– К сожалению, это не все плохие новости, – вздохнул Нортром. – Я ведь так и не объяснил тебе, почему Совет начал обвинять тебя. Понимаешь, близ Зеркальной Башни видели твоего отца.

Магус оторопел и с ужасом посмотрел на Сайленсера.

– Но… Аганим умер много лет назад, – пораженно начал Рубик. – Этого просто не может быть…

– Его видели не только у Башни. Есть много разных свидетелей, – покачал головой Нортром. – Разве что это самозванец.

– Самозванец… – безучастно повторил Рубик и устремил свой взор в окно. Солнце было уже в зените.

– Ко всему этому, пришли дурные вести с запада, – сказал Сайленсер, убрав руки за спину и тоже посмотрев в окно. – Ледяной всадник со своей командой охотников за головами выехал по чьи-то души. Они явно кого-то ищут.

Рубик резко развернулся к Нортрому.

– Аламид? Аламид Стальной? – не веря своим ушам, быстро спросил Магус. – Его услуги стоят огромных денег… И не только денег! Кому могла понадобиться эта груда металла? Проклятье… И вдобавок ко всему еще то, о чем мне написала Мирана.

Рубик поправил маску и встал со стула.

– Кстати о ней. Я должен спешить. Мне нужно будет догнать Луну, как я понял, она начнет свой путь без меня.

Сайленсер, помедлив, кивнул.

– Но все же, что с Аганимом?

Рубик встал у двери и задумался.

– Свяжись со мной, когда вы его найдете, – произнес Магус, – если это самозванец, то он пожалеет, что позволил себе присвоить имя моего отца.

***

Двумя днями позднее.

Луна рассчитывала добраться до назначенного места самой первой. Необходимые в дороге вещи и немного еды – всё это было готово ещё с вечера. Несмотря на, казалось бы, почти идеальный расклад – ей без проблем удалось договориться с Баланаром – странное беспокойство мучило девушку, в результате чего она не спала всю ночь.

К удивлению Луны она не была самой скорой. Добравшись до развилки, девушка увидела Баланара, закутанного в длинный плащ с капюшоном. Как ни странно, невооруженным глазом его можно было бы и не узнать. Лица во мраке капюшона видно не было, а плащ прекрасно закрывал всё тело, даже крылья почти не выпирали.

– Отчего так рано, Охотник? – не слезая с Новы, осведомилась подошедшая Луна.

Сталкер усмехнулся.

– Абсолютно тот же вопрос, всадница Селемене, – зевая, сказал Баланар.

Луна нахмурилась. Она вдруг вспомнила, что так и не сказала своим спутникам, кто же станет их проводником.

– Ты хотел узнать подробности похода в дороге, – начала всадница. – Мы идем в крепость Ан-Домир.

Ночной Охотник склонил голову набок, задумавшись.

– Хм, далековато отсюда. Путь займет около двух недель, если не возникнет никаких проблем, – Баланар облизнулся и хитро посмотрел на Луну. – И что-то мне подсказывает, что вы сами станете своей проблемой.

Девушка спрыгнула с пантеры и достала флягу с водой.

– На что ты намекаешь, Сталкер?

Ночной Охотник развел руками.

– Люди слабы и предсказуемы. Они быстро устают, быстро умирают… – усмехнулся Баланар. – И так же быстро отказываются от идей, ранее казавшихся им вполне себе неплохими.

Луна сделала несколько глотков и убрала флягу.

– Я нисколько не сомневаюсь в своих спутниках и доверяю им как себе, – гордо заявила она.

– Но доверяешь ли ты самой себе, всадница Селемене? – тихо спросил Охотник, насмешливо отворачиваясь в сторону леса.

Их беседу прервал шум шагов со стороны города. Луна быстро оглядела Баланара и, еще раз убедившись, что в плаще он не особо похож на Ночного Охотника, снова взобралась на Нову.

– Ты – немой. Это не обсуждается.

В этот самый момент до развилки добрались компаньоны Луны. Судя по всему, они решили отправиться из города вместе.

– Доброго утра, – за всех поздоровалась Лиралей.

– Это и есть наш проводник? – спросил увешанный сумками Свен.

– Да, это он, – поспешила ответить всадница. – Он… он глухонемой. Но это не важно, дорогу он знает, как свои пять пальцев.

– Глухонемой проводник? Такие тоже бывают? – усмехнулся Дэвион.

Баланар нетерпеливо мотнул рукой в сторону леса. Он ненавидел стоять на солнце. Луна поняла намек и тоже указала на Серебряный лес.

– Наш путь пролегает там, – пояснила девушка. – Нам пора.

Дневной лес кипел жизнью. Было ветрено, шелест листьев не умолкал ни на секунду. Шестерка путников без проблем пересекала Серебряный лес, уверенно проходя там, где указывал их проводник. По сути, его помощь и не была пока что особо нужна, герои почти не сворачивали с тропы. Однако в какой-то момент, Сталкер остановился и подал знак остальным.

– Что такое? – спросил Дэвион. – Тропа ведет прямо.

Вдруг проводник развернулся.

– Довольно, – прорычал Баланар, скидывая капюшон. Странно, но никаких ожогов уже не было.

Лиралей вскрикнула и зашла за широкую спину Свена, который, как и Дэвион, уже успел выставить клинок в сторону Ночного Охотника. Юрнеро же остался стоять неподвижно.

– Ты! – удивленно воскликнул рыцарь-дракон.

– Думаю, представляться не нужно. – Оскалился Сталкер.

Свен пока не убирал меча и недоверчиво осматривал Ночного Охотника.

– Как это понимать, Луна?

– Ему нельзя доверять! – воскликнул Дэвион. – Эта тварь убивает невинных людей!

Внезапно в разговор вступил джаггернаут.

– Если это выбор госпожи Луны, – произнес Юрнеро. – Так тому и быть. Если мы доверяем ей, значит должны доверять ее выбору, – закончил он, указывая на Баланара.

Последний оценивающе посмотрел на говорящего и повернулся к Луне.

– Говорить об этом можно бесконечно, – оглянулся куда-то в чащу Охотник. – Вам ведь нужно добраться до крепости как можно быстрее, верно?

Никакой другой реакции он и не ждал.

«Этот в маске верно сказал, если доверяют ей, доверятся и мне, – подумал Баланар. – Плевать, что они думают и говорят обо мне, не в первый раз слышу».

Луна вздохнула.

– Да, это Баланар, Ночной Охотник, – с большой неохотой подтвердила она. – Он любезно согласился мне помочь. Чисто деловое сотрудничество.

– Мне он всегда представлялся немного другим… – переборов страх, протянула Лиралей.

Сталкер закатил глаза, но промолчал. Указав куда-то в чащу, он свернул с тропы и, со словами «Пройдем здесь» исчез среди листвы.

Как бы то ни было, все прислушались к словам джаггернаута, хоть Дэвион и остался при своем мнении. Свен же просто привык не доверять незнакомцам и полагаться, в случае чего, только на себя.

***

За разговорами прошло утро. Наконец, лес начинал редеть. Солнце пекло все сильнее, в то время как ветер, наоборот, утихал. Жара довольно серьезно замедляла продвижение путников.

– Мы не сможем идти ночью, – подал голос Баланар.

– Люди спят ночью, – съязвил рыцарь-дракон.

Сталкер лишь недобро на него покосился.

– Будет гроза. Нужно поспешить и успеть пересечь поля к вечеру. Укроемся от дождя в другой части леса, уже за полями.

– На небе ни облачка, – фыркнул Свен. – Да и что, там еще один лес за этими полями?

Не обратив внимания на замечание мятежного рыцаря, Ночной Охотник просто мотнул головой.

– Не совсем так, – продолжая движение, сказал он. – Серебряный Лес делится пшеничными полями пополам. Вот, собственно, и они.

И действительно, лес прервался и перед путниками открылся вид на огромные, почти необъятные пшеничные поля. Среди колосьев, рост которых достигал человеческого, было так же легко потеряться, как и в чаще. Как бы то ни было, путники довольно быстро пересекали это «пшеничное море». Иногда, правда, пройти было совсем трудно и, например, Свен пользовался своим мечом, как косой. Заметив это, Баланар усмехнулся:

– В рыцарском кодексе ничего не сказано про порчу чужой собственности?

Свен только что-то недовольно промычал, но клинком пользоваться всё же перестал.

Луна, молчавшая всю дорогу, подобралась поближе к Сталкеру и тихо спросила:

– Расскажи мне об амулете, который Мирана дала тебе, – тихо спросила она. – Что в нем такого?

– Это напоминание, – не оглядываясь, прорычал он. – У меня есть один неоплаченный Миране должок. Я думал, ты знаешь.

– Она никогда не говорила, – удивилась Луна.

Баланар вздохнул.

– Это долгая история. Но если вкратце, то, когда тебя окружают десять лучников, которых ты почему-то не видишь, а одна рука не функционирует, потому что в плече торчит стрела, то, я думаю, ты согласишься на любую чушь, чтобы остаться в живых. Мирана заставила меня принести клятву Селемене, что по первому зову её жрицы, я откликнусь и выполню любой её приказ, а потом снова стану свободен.

– Клятва Селемене… – повторила Луна. – Ночь обратится кошмаром для того, кто нарушит ее. Вот почему ты согласился.

Баланар пожал плечами.

– Глупо отрицать. У меня не было выбора, ночь для меня – всё.

***

Вечером, уже в лесу, путники устроили привал. Луна с Лиралей отправились осмотреться и найти хвороста, Свен с Юрнеро ставили палатки. Дэвион приводил в порядок свои доспехи и меч, когда Баланар что-то сверял по карте. Где-то вдалеке прогремел гром. Утихший еще днем ветер снова взялся за старое, с еще большим рвением, дойдя до того, что чуть ли не сдувал поставленные воинами палатки.

Посмотрев на Сталкера, рыцарь-дракон едко заметил, что никакому хорошему проводнику карты не нужны и, что, похоже, знание земель «как свои пять пальцев» ограничивается в данном случае Серебряным лесом. В ответ Баланар лишь спокойно улыбнулся во все три ряда своих, словно наточенных, зубов.

– Зачем тебе меч, – обводя рукой скоблящего клинок Дэвиона, начал он, – если ты не знаешь, как им пользоваться, недобитый дракон.

Рыцарь резко поднялся и гневно уставился на Ночного Охотника.

– Да как ты смеешь!

Баланар только этого и ждал. Он медленно поднялся и неспешно подошел к Дэвиону.

– Без своих драконьих сил ты ничего не можешь, – смотря на рыцаря сверху вниз, ухмыльнулся Сталкер. – Во время нашей последней встречи, ты ничего особенного во владении своей железкой мне не показал.

Отступив на несколько шагов, Баланар развел руки в стороны и распахнул крылья.

– Я не против посмотреть, – длинный язык скользнул по клыкам. – Задень меня своей сабелькой хоть единожды и, возможно, я изменю свое мнение. Я даже не буду атаковать тебя. Давай, неужели ты боишься?

С гневным криком, видимо означающим согласие, Дэвион бросился в бой. Выпад за выпадом, он, казалось бы, теснил Баланара, однако последний в самый неожиданный момент ускользал или уворачивался от ударов меча. Сталкер, насмехаясь над рыцарем, кружил поблизости от него, не подставляя под удар ни одну часть тела. В какой-то момент, он даже хлестанул Дэвиона хвостом по лицу, ещё больше зля его.

Свен и Юрнеро, с интересом наблюдавшие за схваткой, явно сомневались в успехе рыцаря-дракона.

– Гнев не поможет ему, – уверенно произнес джаггернаут.

– Гнев придает сил, – не согласился Свен. – Ему просто не достает техники.

– Это тактика Охотника, – заметил Юрнеро. – Нарушить концентрацию противника, его контроль. Напугать или разозлить.

Дэвион начинал уставать. Несметное количество тщетных попыток раздражало его. В глубине души он понимал, что Сталкер может вечно его дурачить. Предприняв отчаянную попытку лобовой атаки, рыцарь-дракон провел ложный удар и, наконец, увидев, что Ночной Охотник открылся, перевел меч в воздух и нанес Баланару сокрушительный удар сверху, прямо в голову.

– ДЭВИОН! – раздался вопль со стороны чащи.

Рыцарь оглянулся и увидел Луну и Лиралей, вернувшихся и застывших на месте от ужаса. От удивления он даже отпустил меч, а последний так и остался в голове Сталкера.

– Что ты наделал… – не веря своим глазам, прошептала Луна.

Внезапно раздался громкий рычащий хохот и Дэвион, стоявший перед Ночным Охотником, в ужасе попятился. Монстр повернулся к девушкам и коротко поклонился. Легким движением руки, он достал меч из пасти и ухмыльнулся.

– Стоило бы его хорошенько вымыть, – облизнулся Сталкер. – На нём всё ещё моя кровь, с того раза.

Отбросив клинок в сторону, он молча направился куда-то в чащу. Луна и Лиралей стояли, словно громом пораженные, не понимая, что произошло. Посмотрев на меч Дэвиона, Свен заметил на нем отчетливые следы зубов.

– Он… он остановил меч зубами? – удивленно произнес он. – Поймал его.

Лиралей опомнилась и посмотрела в сторону ушедшего Баланара.

– Куда он ушел? – обеспокоенно спросила она.

Луна слезла с Новы и прошла к палатке.

– Я не знаю, – устало произнесла она. – Но он вернется. Не беспокойся об этом. А сейчас, я бы всем советовала ложиться спать. Мы продолжим движение с раннего утра.

Заморосил дождь. Постепенно он перерос в самый настоящий ливень. Сверкали молнии, оглушительно стрелял гром. Пятеро путников, устав за день, быстро уснули. И лишь один не находил себе покоя под ночным дождем.

Комментарий к 3. Fathers Sins

Fathers Sins (англ.) – Грехи Отцов.

Каких-то решений, принятых когда-то мной в этой главе, умом просто не понять. В особенности диалоговых.

========== 4. Mercenaries ==========

Indestructible

Determination that is incorruptible

From the other side, a terror to behold

Annihilation will be unavoidable

Every broken enemy will know

That their opponent had to be invincible

Take a last look around while you’re alive

I’m an indestructible master of war!

© Disturbed – Indestructible

Утро наступило незаметно. Было пасмурно, солнце едва пробивалось сквозь густые серые тучи. Дождь всё ещё продолжал понемногу капать после ночной грозы. Прохладный сырой ветер тихо свистел, пробираясь через зеленые заросли Серебряного Леса. Луна уже поднимала путников из насквозь промокших палаток. Компания наскоро позавтракала и все стали собирать вещи.

Баланар сидел под деревом неподалеку. Вид у него был усталый, даже несколько больной. С абсолютным безразличием наблюдая за сборами людей, он размышлял, сколько времени займет поход с такими долгими остановками. Результат внутренних рассуждений ему очень не понравился.

Лиралей, собравшаяся быстрее всех, обратила внимание на Сталкера.

– А он, похоже, не выспался, – обращаясь к Луне, заметила она.

– Он не спит ночью, – перебила всадница Селемене.

Лучница задумалась.

– Но если он не спит ночью, – неуверенно начала она, – то, когда он вообще спит?

Луна просто пожала плечами и продолжила складывать вещи.

Некоторое время спустя, когда практически все были готовы, Баланар поднялся и, указав рукой направление, скрылся в чаще. Лиралей самой первой поспешила за ним. Девушка нашла его неподалеку от развилки с указателями пути. Сталкер щурился, рассматривая надписи, но, словно не видя их, подходил всё ближе и ближе, пока не оказался почти вплотную к ним.

– Ты что, плохо видишь? – хихикнула Лиралей.

Ночной Охотник повернулся к лучнице и раздраженно уставился на нее.

– Вовсе нет, – отрезал он.

– Знаешь, от того, что ты это отрицаешь, это выглядит еще глу…

Девушка не заметила, как Баланар оказался рядом с ней.

– Ты ничего не видела, – немного раздвигая боковые челюсти прошипел Сталкер. – Расскажешь кому-нибудь – я повешу тебя на твоем же собственном языке.

Внезапно Ночной Охотник ощутил у своего горла тонкий и холодный клинок. Посмотрев вбок, он увидел Юрнеро.

– Не трогай ее, – спокойно произнес он.

Такое спокойствие уверяло гораздо больше всякой угрозы. Баланар примирительно поднял руки и отошел, улыбаясь и смотря на лучницу, которая, с благодарностью взглянув на джаггернаута, поспешила отойти подальше от Ночного Охотника.

– Идем, Нова! – донеслось из кустов.

Спустя мгновение, оттуда появилась Луна. Увидев Юрнеро, доставшего меч, и напуганную Лиралей, она сразу заподозрила неладное.

– Что произошло? – спросила всадница, подозрительно поглядывая на Баланара.

– Абсолютно ничего, – быстро ответил Сталкер и, махнув рукой, вновь пропал из виду где-то среди листвы.

***

Некоторое время еще поплутав по лесу, путники наконец миновали его. Впереди была луговая и довольно холмистая местность, часто используемая как пастбища для скота. Этот участок пути не отнял у людей много времени. Потеряться там было невозможно, тропа была чётко видна, даже несмотря на ночной ливень, оставивший на этих полях свой след в виде глубоких луж и размокшей земли, в которой, если постараться, можно было намертво увязнуть.

Без приключений преодолев луга, путники ещё до вечера добрались до придорожного трактира «Кленовый лист», где планировали сделать небольшую остановку. Он выглядел очень старо, так, словно готов был рухнуть в любой момент. Потрескавшиеся стены, обшарпанный пол и давно не мытые столы создавали образ заброшенности и запустения. И действительно, внутри из посетителей почти никого не было, кроме нищего, храпящего за дальним столиком, и странноватого вида мужчины в плаще и маске, который с весьма заинтересованным видом переливал содержимое пыльной бутылки в стакан и обратно. В конце концов, он добился того, что пролил часть напитка на себя и от неожиданности едва не свалился со стула. Скучающий трактирщик, вяло наблюдавший за происходящим, кисло улыбнулся:

– Деньги возвращать не стану, – пробормотал он.

Воодушевленно подняв бутылку к лицу, мужчина покачал головой.

– О нет, что вы! По-крайней мере, я убедился, что это пригодно для питья…

С недовольным видом, трактирщик принялся натирать и без того сверкающий чистотой стол, пожалуй, единственный таковой в трактире.

– Я сразу сказал, что вы можете спокойно это пить, – заметил хозяин трактира. – Как вы вообще могли подумать, что это нельзя пить?

Гость прильнул к бутылке глазом, с интересом разглядывая содержимое.

– О, поверьте мне, есть самая разная выпивка… – приподняв уголок маски, он отхлебнул и довольно кивнул: – Эта хотя бы не прожгла мой плащ.

Услышав шум, доносящийся со стороны дверей, мужчина обернулся, и, увидев путников, встал и поспешил направиться к ним, предварительно поставив бутылку на стол.

– Луна! Какая встреча! – распахнув руки, вскричал Магус. – Я как раз искал тебя!

С удивлением посмотрев на него, девушка немного отстранилась.

– Я вас знаю? – осторожно спросила она, оценивая человека взглядом.

Магус хлопнул себя по лбу и поклонился.

– Я – Рубик, Гранд Магус. Видимо, Мирана даже не удосужилась описать меня тебе, дорогая Луна, – несколько обиженно закончил колдун.

– Тогда, прошу прощения, – успокоилась Луна. – Как долго ты нас искал?

– Я прибыл сюда несколько часов назад, рассчитывая встретить вас здесь через день или около того, – сказал Магус, поправляя маску. – Но вы добрались до сего заведения гораздо раньше. Как вам это удалось?

– Это долгая история, – уклончиво ответила Луна, поворачиваясь к остальным людям и представляя им Магуса.

Окинув взглядом всех воинов, маг задумался.

– И кто же из них тот замечательный путевод, который поведет нас в Ан-Домир?

– Он остался снаружи, – объяснила всадница Селемене.

– Не любит людных мест, – сквозь зубы процедил Дэвион.

Около получаса спустя отряд воинов, пополнившийся одним магом, покинул трактир. Баланара нигде не было видно.

– Ну и куда он опять делся? – недовольно осведомился Свен.

Откуда-то сзади раздался скрип – Сталкер спрыгнул с крыши трактира, вид у него был явно обеспокоенный.

– Что ты там делал? – с интересом спросила Луна.

– Крыша частично покрыта изморозью и льдом, – не давая ответа на вопрос, процедил он. – Это ненормально.

Договорив, Охотник обратил внимание на пополнение.

– Это ещё что? Ещё один? – сказал он, презрительно осматривая колдуна. – Мне почему-то кажется, что тебе нужно было сразу собирать целую армию и идти с ней в поход, всадница Селемене.

– Это не твое дело, синий, – резко оборвал его рыцарь-дракон.

Рубик с любопытством впился взглядом в Баланара.

– Ночной Охотник? Настоящий, собственной персоной? – восторгался Магус. – Всегда хотел увидеть вживую…

Сталкер усмехнулся и оскалился.

– Думаю, увидь ты меня в несколько другом месте, при несколько других обстоятельствах, колдун, – с некоторой угрозой произнес Баланар, – я бы стал последним, что ты видел в своей жалкой человеческой жизни.

– Хватит! – забравшись на Нову, раздраженно крикнула Луна. – Нам пора идти.

***

Путь героев лежал через Карнат – торговый городок, который, за счет огромного количества купцов и торговцев, был чрезвычайно богат для маленького города. Последний рубеж перед поселением – Березовая Роща Проливных Дождей. Именно её путникам предстояло преодолеть для достижения Карната.

Поздно вечером, весь отряд, не считая Баланара, единогласно решил остановиться на ночлег посреди рощи, переждать ночь и к обеду следующего дня добраться до города. Разбив лагерь и отужинав, компания расселась вокруг костра, за общим нежеланием укладываться спать. Какое-то время сидели молча.

– Может быть, кто-нибудь расскажет историю? – весело спросил Рубик, – раз уж мы все собрались у костра.

Свен хмыкнул, а Юрнеро, сидящий рядом с ним, покачал головой. Они не были особо разговорчивы. Дэвион даже не отвлекся от заточки своего меча.

– К сожалению, не могу припомнить никаких историй, – натянуто улыбнулась Луна.

– А пусть Баланар нам что-нибудь расскажет, – Рубик пристально посмотрел на Ночного Охотника. – Он появился на этом свете довольно давно, наверняка у него есть, что рассказать.

Но Сталкер словно его и не слышал. Он, как зачарованный смотрел в пламя костра, не отвлекаясь ни на что другое. Вдруг в его глазах отразился ужас, и он резко отвернулся от огня. Тяжело вздохнув, он, как ни в чем не бывало, повернулся к Магусу.

– Боюсь, что у меня нет историй с счастливым концом, – оскалился Баланар.

Рубик хотел что-то сказать, но не успел. Холодный порыв ветра потушил костер, погрузив лагерь в темноту.

– И эта история останется без него, – донеслось откуда-то из-за деревьев.

Путники резко поднялись и приготовили оружие.

– Кто ты такой? Покажись! – заняв оборонительную позицию, крикнул Свен.

Раздался смех. Словно из ниоткуда, неподалеку от него возник рыцарь в синеватых доспехах, местами покрытых ледяной коркой. Он медленно, шаг за шагом, приближался к мятежному рыцарю. Там, где он ступал, земля покрывалась тонким слоем льда.

– Кто ты такой? – гневно повторил свой вопрос Свен.

Рыцарь остановился и, сжав кулак, поднял одну руку вверх.

– Мое имя – Аламид Стальной, – гулко произнес он, направляя кулак в сторону путников. – И сейчас вы все умрете.

Спустя мгновение произошло сразу несколько вещей: рядом со путниками прогремело несколько небольших взрывов, заволакивающих все дымом и огнем, Свена сбило нечто, напоминающее обледенелого боевого коня, и раздался боевой клич, произнесенный явно не голосом Аламида.

Взрывы непонятного происхождения внесли суматоху и подобие паники, разделив героев между собой.

***

Лиралей, держа лук наготове, пробиралась через черный дым и не могла понять, откуда доносятся крики и звон клинков. Внезапно, дым рассеялся и перед девушкой предстал довольно молодой парень, буквально увешанный различного рода ножами, кинжалами и клинками. Его руки, равно как и спина, были почти полностью обмотаны стальными цепями. Спутанные черные волосы и кровожадный оскал, в дополнение ко всему выше сказанному, создавали образ сумасшедшего и очень опасного убийцы.

– Думаю, будет не по-джентльменски, если я не представлюсь даме, – встряхнув головой, заметил он. – Меня называют Лезвием. Я знаю, кто ты, Бегущая по Ветру. Не хочешь пробежаться по лезвию, а?

Стрела, выпущенная Лиралей, казалось бы, достигла своей цели, но в самый последний момент была остановлена парнем, при помощи цепей.

– Что ж, станцуем!?

Взмахнув руками, он выпустил вперед два искривленных коротких меча. Лиралей едва успела кувыркнуться вбок. Момент спустя, до неё дошло: клинки на цепях, воин не метал их.

С диким смехом проведя еще несколько атак, Лезвие вынудил Лиралей, которая едва успевала уворачиваться от, словно летающих, мечей, отступить. Спешка и страх ослабили её внимание, и она споткнулась. Осознание, что она потеряла драгоценное время, пришло слишком поздно. Клинок уже летел прямо ей в лицо.

Звонкий крик боли словно пронзил ночную мглу.

***

Услышав крик Лиралей, Дэвион как можно скорее направился к источнику звука. Дым, гарь и огонь не были для него большой помехой. В нем жил дракон, для которого пламя – родная стихия. Дэвион уже почти нашел лучницу в ночной мгле, когда странное шипение заставило его обернуться. Вовремя выполненный взмах меча спас ему жизнь – ядовитая змея уже была в воздухе, когда рыцарь-дракон снес ей голову. Неожиданно, из дыма перед ним возник мужчина в легких, почти облегающих доспехах из материала непонятного происхождения, с оголёнными торсом и руками. Маска, напоминающая настоящий человеческий череп, вся была пронизана трубками. При каждом вдохе и выдохе, человек испускал дым. Забряцав различными склянками и бутылочками, которыми он был увешан, мужчина указал пальцем на Дэвиона и затем провел этим же пальцем у себя у горла.

Рыцарь-дракон решил атаковать первым, но ошибся. Огненная вспышка, словно выросшая из-под земли стена огня, отбросила его назад. В полете Дэвион потерял щит, оставшись с одним лишь мечом. Ему вдогонку прилетели две бутылки с зажигательной смесью, которые рыцарь смог отбросить в разные стороны, сам того не желая, образовав кольцо огня, вокруг пироманьяка и себя. Наемник, заметив это, насмешливо развел руками в стороны и, достав короткую саблю, воспламенил её. Сделав ей несколько оборотов в воздухе, он прыгнул к Дэвиону, нанося стремительные серии ударов, оставляя в воздухе огненные следы. Рыцарь-дракон поспешно блокировал все выпады соперника, загоняя себя и лишаясь возможности контратаковать. Наконец, резко сместившись вбок, ему удалось нанести мощный маховый удар, выбивший клинок из рук убийцы, вследствие чего тот отступил, но сдаваться не спешил.

Дохнув на свои руки огнем, наемник воспламенил их, как и меч. Метнув в Дэвиона две огненные сферы, одна из которых достигла цели, пироманьяк решил расправиться с рыцарем в рукопашную, притом совершенно не опасаясь меча последнего. Ловко обходя неповоротливого рыцаря-дракона, наемник обжигал его даже сквозь тяжелую броню. В какой-то момент Дэвион просто перестал защищаться, пропустил несколько ударов, но зато подгадал время и место следующей атаки врага. Отрубив пироманьяку одну руку, рыцарь набрал в легкие побольше воздуха и, воспользовавшись замешательством противника, обдал его струей драконьего пламени. Наемник какое-то время держался, но потом вспыхнул, как спичка, и, молча упав на колени, обратился в прах.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю