290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Всё выше (СИ) » Текст книги (страница 7)
Всё выше (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 04:00

Текст книги "Всё выше (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 7 страниц)

Рутленд смотрит на часы.

– Пора, – говорит он, обращаясь к Майки.

Тот молча кивает и одним глотком допивает оставшееся в последней бутылке пиво.

– Вставай, – Рутленд подходит ко мне и одним рывком ставит на ноги.

Любопытство всё-таки берёт верх над страхом.

– Куда мы идём?

– А тебе это так важно, Лиз?

– Конечно, – вздёрнув подбородок, говорю я. – Хочу знать, сколько времени у меня осталось.

Он смотрит на меня с заинтересованностью.

– Твоя выдержка определенно заслуживает уважения. Знаешь, – наклонившись ко мне, шепчет он, – мне совсем не хочется тебя убивать. Возможно, я оставлю тебя в живых. Если, конечно, ты будешь послушной девочкой.

Я не верю его словам. Фрэнк не из тех, кто прощает обидчиков.

– После того, как ты избил меня, я должна тебе верить?

– У тебя нет выбора, милая, – спокойно говорит он.

– Но ведь я тебе зачем-то нужна. А что если я прямо сейчас попробую удрать? Пристрелишь меня? Тогда к чему был весь этот спектакль с похищением?

Вместо ответа Рутленд грубо хватает меня за плечо.

– Ты слишком много говоришь, Лиззи.

Мы выходим на улицу. Дом и в самом деле заброшенный, правда, в подъезде нам попались несколько бомжей, по всей видимости, единственные обитатели этого места. Во дворе довольно многолюдно. Жители соседних домов, судя по всему, какие-то эмигранты-нелегалы, не обращают на нас никакого внимания. Возможно, если бы я закричала, это возымело бы какой-то эффект, но лезвие ножа, который держит у моего бока Фрэнк, с виду заботливо ведущий меня под руку, останавливает от этого поступка. Держу пари, убийство на людях в этом районе никого не удивит, так что бояться ему нечего.

У мусорных баков стоит черный внедорожник с тонированными стёклами. Майки щёлкает брелоком сигнализации и садится за руль. Мы с Фрэнком устраиваемся на заднем сидении. Он изо всех сил старается казаться невозмутимым, но от меня не укрывается то, как он нервно постукивает ногой и то и дело теребит галстук. Майки тоже заметно напряжён. В водительском зеркале мне хорошо видны его бегающие туда-сюда глаза, да и руль он сжимает чересчур крепко. Куда же мы всё-таки едем?

Всю дорогу Рутленд держит нож у моего бока, и оба раза, когда на пути нам попадаются посты, я едва не плачу от отчаяния. В глубине души я надеюсь, что какому-нибудь инспектору вздумается остановить нас и проверить документы, тогда уж я точно придумаю, как подать ему знак.

И, кажется, мои молитвы услышаны.

– Без глупостей, милая, – шипит Рутленд, пока инспектор подходит к нашей машине.

Лезвие сильнее впивается в бок.

Майки дежурно улыбается, протягивает полицейскому документы и говорит какую-то чушь о дождливой погоде.

Инспектор бросает на нас с Рутлендом всего один короткий взгляд, и в это мгновение я смотрю на него с немой мольбой. Он удивленно вскидывает бровь, и я чувствую, как острие ножа угрожающе впивается в кожу.

Если я сейчас закричу, Рутленд без малейших колебаний сделает то, что грозится, Майки нажмёт на газ и, прежде, чем нас загонят в угол, я буду мертва. Фрэнк убьёт меня просто из мести, тем более, что терять ему уже нечего. Или всё же рискнуть и закричать?

Инспектор возвращает Майки документы.

– Будьте осторожны, дорога скользкая, – предупреждает он.

Надежда на спасение утеряна.

Примерно через полчаса мы оказываемся на окраине города. Далеко позади сверкает огнями Манхеттен, а впереди угрожающе чернеют какие-то заброшенные постройки. За ржавым парапетом тихо плещется вода. Очевидно, это какой-то заброшенный причал.

Здесь на порядок холоднее и ветренее, чем в городе, и меня начинает потряхивать от холода. Легкий плащ совсем не спасает, и плюс ко всему, начался дождь.

– Они уже должны быть здесь, – с раздражением говорит Фрэнк и оглядывается по сторонам.

– Скоро будут, – заверяет Майки. – Всё продумано, мистер Рутленд, а теперь, – он косится в мою сторону, – надо избавиться от неё. Слава Богу, она нам так и не пригодилась.

– Ещё рано, – закуривая, говорит Фрэнк. – Никто не знает, как сложатся события.

Он вглядывается в непроглядную черноту залива.

– Как только отплывем на достаточное расстояние, за нами прилетит вертолёт, – говорит Рутленд. – Правда, ты этого, скорее всего не увидишь.

Так вот, значит, где закончится моя жизнь. На этом грязном, заброшенном причале на берегу залива, откуда меня может быть выловят через пару недель, а то и месяцев и смогут опознать только после экспертизы ДНК? В этот момент страх отступает перед жгучей обидой. Неужели, я и в самом деле заслужила такой финал?

Вдруг, со стороны залива до нас доносится звук подъезжающего катера или лодки, в темноте не разобрать. Сигнальные огни не горят, и лишь когда судно почти вплотную подплывает к причалу, я могу его разглядеть.

– Вот видите, мистер Рутленд, – довольно говорит Майки. – Всё идёт по плану.

Я чувствую, как у меня подкашиваются ноги. Возможно, жить мне осталось меньше минуты, если, конечно, не случится чуда, но, судя по всему, ждать его неоткуда. А если… Если прыгнуть в воду или попробовать убежать? Шансы на успех примерно один из ста, но, если уж выбирать…

– Поднимайся на борт, – грубовато подталкивает меня Фрэнк.

Майки и капитан катера глядят на него с удивлением.

– Важно до последнего держать в рукаве козырной туз, – поясняет Рутленд.

Итак, судьба подарила мне еще несколько минут жизни и, соответственно, ещё один шанс её спасти. Я стою у самого бортика и гляжу на тёмную воду – вполне возможно, если мне удастся улучить момент и прыгнуть, я смогу доплыть до берега. Здесь темно, как в могиле, а времени у Рутленда, судя по всему, не так много, чтобы разыскивать меня. Главное, не пропустить этот самый удачный момент. Шансы на выживание, конечно, невелики, но ждать, пока меня пристрелят, ещё хуже.

Мне страшно до коликов, но жить хочется больше.

Фрэнк закуривает уже третью сигарету подряд, Майки откупоривает бутылку с каким-то пойлом, что дал ему капитан, который, судя по всему, не прочь выпить с ним на пару. Я гляжу на Рутленда. Он стоит меньше чем в шаге от меня, сжимает металлический борт катера и напряженно вглядывается в чёрную даль. Если я решусь и сделаю рывок прямо сейчас, есть шанс на успех. Правда, мы уже достаточно далеко от берега и вода холодная, но я где-то читала, что человек может находиться в ледяной воде около часа…Давай же Диана, решайся, мать твою! Решайся, тряпка, если хочешь жить!.. Я делаю глубокий вдох и приближаюсь к бортику. Посильнее оттолкнуться, прыгнуть и… я на свободе. В тот момент, когда я почти готова прыгнуть за борт, сзади слышится гул мотора. Кажется, даже нескольких. Фрэнк, Майки и капитан реагируют мгновенно.

– Давай ходу! – кричит Майки.

Рутленд хватает меня за ворот плаща и одним рывком притягивает к себе.

Глаза слепит от света приближающихся фар.

– Это полиция Нью-Йорка, вы окружены!

========== Глава 15. ==========

Реакция Фрэнка, определённо, стоит похвалы – одним резким и точным движением он хватает меня за ворот плаща и прижимает спиной к груди.

– А вот, кажется и твои друзья, – говорит он с нервной шипящей усмешкой и прижимает пистолет к моему виску. – Хорошо, что мы были готовы к этой встрече, правда?

Это прозвучит дико, но страх немного отступает. Помощь всё-таки пришла. И почему-то я нисколько не сомневаюсь, что Уолш сейчас там. Эта мысль придаёт мне сил.

Майки и капитан растерянно смотрят то друг на друга, то на Рутленда, не зная, что им делать. Выглядят они испуганными. Капитан прибавляет ходу, но Фрэнк велит ему глушить мотор. Кажется, из всех них троих только он сохраняет «холодную голову».

– Делай, что говорю!

Катер сбавляет обороты, и огни фар неотступно приближаются.

– Без глупостей, – предупреждает Рутленд. – Мне понадобится меньше секунды, чтобы нажать на курок.

Он сильно сжимает мои плечи, и я невольно морщусь от боли.

– Фрэнк Рутленд, вы окружены, – доносится из громкоговорителя, и я узнаю голос сержанта Брауна. – Бросьте оружие и сдавайтесь, в противном случае мы будем стрелять на поражение.

Два полицейских катера почти равняются с нами, и я, наконец, вижу находящихся на борту – сержанта Брауна и ещё несколько человек, лица которых мне незнакомы. Тех, кто находится на другом катере, я видеть не могу – Рутленд по-прежнему крепко держит меня подле себя и прижимает пистолет к виску.

– В таком случае, я тоже, – ухмыляется он. – Сэр, вы ведь не хотите, чтобы эта очаровательная девушка пострадала?

С обеих сторон нас держат под прицелом, но Браун жестом велит своим людям оставаться на местах. А я всё пытаюсь отыскать Уолша и, кое-как повернув голову, заглядываю через плечо Рутленда. Сердце пропускает пару ударов, и затем начинает колотиться с бешеной силой, когда на том катере, что позади нас, я вижу Джейсона. Это не укрывается и от Фрэнка. Он резко оборачивается.

– Так, значит, это и есть твой дружок, Лиз? – Фрэнк останавливает взгляд на Джейсоне. – Детектив Уолш, я прав?

Джейсон выглядит спокойным, но смотрит на Рутленда с нескрываемой злобой. Таким я вижу его впервые.

– Отпусти её.

Его голос невозмутим, но я-то знаю – это самый главный показатель того, насколько он зол. Он глядит на Рутленда с такой ненавистью, что мне кажется, будь у него возможность, Джейсон убил бы его на месте без малейшего колебания.

– Не всё сразу, детектив Уолш, – мягко говорит Фрэнк. – Сначала вы отпустите меня.

Неужели, он всё ещё верит, что сможет сбежать, думаю я. Нас окружили, держат под прицелом и наверняка будет ещё подкрепление. Либо Рутленд свихнулся окончательно, либо придумал что-то из ряда вон.

– У тебя одна минута.

Рутленд сильнее прижимает пистолет к моему виску.

– В таком случае, у неё тоже. Хочешь, чтобы она умерла на твоих глазах, Уолш? По твоей вине? Знаешь, Лиз, по-моему, поимка опасного преступника и награды от начальства твоему дружку важнее, чем твоя жизнь. А ты совершенно не разбираешься в людях.

Дальнейшие события развиваются буквально за несколько секунд. Рутленд, убрав дуло пистолета от моей головы, стреляет вслепую и велит капитану, заводить мотор. В это же время Майки стреляет в тех, кто находится на другом катере – всё происходит синхронно, видимо, их план и в самом деле отточен до малейших нюансов. Катер срывается с места, мы падаем, и я больно ударяюсь лбом о ступеньку. Однако, это даёт шанс вырваться из хватки Рутленда. На полу рядом со мной валяется пистолет. Я тянусь за ним, но в этот момент Рутленд сзади хватает меня за ногу, я дергаюсь и слышу болезненный вскрик. Значит, попала. Мне всё же удаётся завладеть пистолетом и, поднявшись на ноги, я направляю его на Рутленда. Майки целится в меня.

– И что теперь? – отплёвываясь от крови, усмехается Фрэнк. – Убьёшь меня, Лиз? Давай! Проверим, хватит ли у тебя решимости. Кстати… кажется, я подстрелил твоего дружка.

Я знаю, чего он добивается – отвлечь моё внимание. Но… что если это правда, и Уолш действительно ранен или… Нет! Нельзя об этом думать.

– В таком случае, мне действительно хватит сил.

В этот момент слева от нас раздаётся звук лодочного мотора, затем гремит выстрел, и Майки, вскрикнув падает за борт.

– Что за?.. – Фрэнк на миг теряет самообладание.

Рядом с катером я замечаю гидроцикл, а на нём Уолша. Слава Богу, он не ранен. Дышать становится легче. Рутленд стреляет, но промахивается, и я, улучив момент, бью его веслом. Раздаётся глухой звук удара, Фрэнк охает и медленно оседает на пол. Обезумевший капитан прибавляет ходу, но к этому моменту Уолш уже успевает прыгнуть и уцепиться за борт. Я помогаю ему забраться, и мы падаем на пол.

– Ты не ранен?!

– Порядок, – выдыхает он и обнимает меня. – Он ничего тебе не сделал?!

Ответить ему я не успеваю. Краем глаза замечаю поднявшегося на ноги Рутленда, направляющего на нас пистолет.

– Осторожно!

Прежде, чем раздаётся выстрел, Уолш отталкивает меня в сторону. Лодку качает из стороны в сторону, потоки дождя застилают глаза, и устоять на скользком, залитом водой полу – задача практически невыполнимая. Цепляясь за борт, я кое-как встаю на ноги и в это же мгновение вижу лежащего у противоположного борта Джейсона.

– Нет!

Я кидаюсь к нему, но Фрэнк опять стреляет, и я почти чудом уворачиваюсь от пули. Уолш слабо шевелится и переворачивается на спину, и я вижу расплывшееся на его плече кровавое пятно. Рутленд снова направляет на меня пистолет, но в этот момент Джейсон бьёт его под колено, и Фрэнк падает навзничь. Позади слышится вой сирен и призывы сдаться. Капитан, видимо, окончательно лишившись рассудка, прибавляет обороты до максимума.

– Джейсон!

Он с трудом поднимается на ноги и направляет пистолет на капитана.

– Глуши мотор.

Тот смотрит на Уолша совершенно дикими, обезумевшими глазами и резко выворачивает руль вправо. Мы едва не падаем.

– Глуши мотор, мать твою!

Поднявшийся на ноги Рутленд кидается на Джейсона, отпихивая меня в сторону, и я лишь каким-то чудом успеваю схватиться за борт и не упасть в воду. Фрэнк и Джеймс катаются по полу, нанося друг другу беспорядочные удары. Рутленд выхватывает нож. Я почти ползком перебираюсь по скользкому полу и что есть силы бью Фрэнка по голове. Он вскрикивает, смазано ругается, но нож всё ещё в его руке и в опасной близости от лица Джейсона. Рутленд бьёт меня локтём в живот, и я скатываюсь по ступенькам в крохотную каюту. На мгновение в глазах темнеет. Закашливаясь, выбираюсь наружу, и только сейчас понимаю что собирается сделать капитан. Сжимая побелевшими пальцами руль, он на полной скорости несётся прямо к причалу и не собирается тормозить.

Джейсон и Фрэнк все ещё катаются по полу и трудно сказать, кто из них побеждает. Но Уолш ранен, и кровавое пятно на его рубашке становится всё больше.

– Диана! – кричит он. – Прыгай за борт!

Вместо этого я кидаюсь на Фрэнка и беспорядочно луплю его куда придётся. Он пыхтит, пытается сбросить меня с себя, но мои сломанные ногти крепко держат ворот его куртки.

Берег неумолимо приближается.

– Я ведь любил тебя, Элизабет, – выдыхает Фрэнк. – И я бы всё для тебя сделал, если бы ты не предала меня.

На мгновение моё сердце болезненно сжимается.

– Прыгай! – почти в отчаянии кричит Уолш. – Прыгай, Диана!

– Нет! Я тебя не оставлю!

До причала не больше пятидесяти метров. Вот и всё. Я из последних сил бью Рутленда по спине, умом понимая, что толку от этого немного. Берег уже настолько близко, что я могу разглядеть скамейки на причале.

Уолш бьёт Рутленда по лицу, и тот чуть ослабляет хватку.

– Уходи! – кричит мне Джейсон, и я ясно вижу отчаяние в его глазах.

– Я люблю тебя…

В этот момент Фрэнк, отлетевший в сторону от очередного удара Уолша, поднимается и хватает меня за ворот плаща.

– А ну живо за борт!

Прежде, чем я успеваю что-либо понять, он легко перекидывает меня через низенький бортик.

Мир вокруг исчезает. Намокшая одежда липнет к телу и тянет на дно, но к счастью, я довольно легко одета. До поверхности остаётся не больше полуметра, когда сквозь толщу воды я вижу яркую вспышку, которая на несколько секунд рассеивает подводную темноту. Ещё один, последний рывок, и я, наконец, оказываюсь на поверхности. Вокруг дрейфуют горящие обломки, а в нескольких метрах, у самого причала полыхает то, что ещё несколько секунд назад было катером.

– Джейсон!

Я оглядываюсь по сторонам, зову его снова и снова, но не получаю ответа. По причалу бегают перепуганные работники, кто-то кричит…

– Джейсон!

Рядом останавливаются два полицейских катера, и белый свет фар слепит мне глаза. Кто-то хватает меня за воротник и затаскивает на борт. Несколько секунд я лежу на спине, откашливаясь и выплевывая воду, и пытаюсь отдышаться.

– Ты не ранена? – сфокусировав взгляд, я вижу над собой встревоженное лицо Кейси.

– Джейсон… – выдыхаю я. – Он там… в лодке.

Кейси поворачивается и глядит туда, где все ещё полыхают останки катера.

– Кто-нибудь, дайте ей одеяло! – голос у неё дрожит.

Она стаскивает с меня насквозь промокший плащ и надевает свой. Ветер пробирает до самых костей, но я не чувствую холода. Руки трясутся, и единственная мысль, которая ещё осталась в моей голове – Джейсон. Неизвестно откуда взявшаяся Бомон, намертво вцепилась в мои плечи, не давая броситься обратно в воду к догорающему катеру. Там уже делают свою работу сотрудники полиции, и отсюда невозможно разглядеть, что происходит. Вдруг что-то ударяет в бок нашего катера, и, повернувшись, я вижу измученного, бледного до синевы Уолша.

– Джейсон!

Кейси и Эрик затаскивают его на борт, и он обессилено падает на пол. Откуда-то появляется офицер с тёплым одеялом и укрывает им Джейсона.

– Возвращаемся на берег! – командует кто-то. – И пришлите бригаду скорой помощи, у нас здесь раненый.

Несмотря на своё состояние, Уолш находит силы улыбнуться.

– Ну, что ж, мистер Уолш, ближайшие пару недель вам предстоит провести на этой кровати, – говорит доктор. – Впрочем, учитывая все факторы, вам повезло.

Я знаю, Джейсон ненавидит больницы, но сейчас он покорно лежит на больничной койке, выслушивая указания врача. И дело здесь не только в ранении – Уолш всеми силами старается этого не показывать, но я уже успела узнать его слишком хорошо.

– В чём дело? – спрашиваю я, когда доктор уходит.

Несколько секунд он молчит.

– Всё это случилось и по моей вине в том числе, – наконец, говорит он. – Если бы я встретил тебя тогда…

– Джейсон, перестань. Не надо.

Я присаживаюсь на край постели и беру его за руку.

– Никто не мог предугадать, что так выйдет.

Уолш переводит взгляд в окно и задумчиво говорит:

– А ведь это он, по сути, спас тебе жизнь…

Признаться, я и сама думаю о том же. Вот только… никак не могу понять, а уж тем более, объяснить, что чувствую.

– Мне жаль, что Фрэнк погиб, – честно говорю я. – Я не желала ему смерти.

Мне действительно жаль его – возможно, Рутленд по-своему любил меня, и, в конце концов, именно благодаря ему я и стою здесь. Но у меня нет сил думать об этом сейчас. Те минуты, когда я ничего не знала о судьбе Уолша, когда думала, что больше никогда не увижу его – наверное, самые страшные в моей жизни. Даже теперь, когда он здесь, в больнице, и его жизни ничего не угрожает, я не могу найти в себе силы отпустить его руку. Просто сижу и сжимаю её.

– Если бы с тобой что-то случилось, я бы себе не простил, – говорит Уолш и тихо добавляет, – больше я никогда тебя не оставлю.

Во мне вдруг просыпается, возможно, не совсем уместное чувство юмора:

– То есть, детектив Уолш, вы хотите сказать, что мне ещё долго предстоит терпеть ваш отвратительный характер?

– А как насчёт того, чтобы терпеть его всю оставшуюся жизнь?

Несколько секунд я сижу, бестолково хлопая глазами.

– Э… ты хочешь сказать… – догадка кажется настолько невероятной, что я даже не решаюсь сказать это вслух.

– Я же не романтик, помнишь? И даже предложение толком сделать не могу. Если хочешь, то закажем столик в “SIXTYFIVE”* – ну, там романтический ужин, кольцо, все дела… А пока просто скажи – ты выйдешь за меня замуж?

Этот момент я представляла ещё лет в тринадцать. Ну, не конкретно с Уолшем, разумеется, но представляла. И более того – продумала до мелочей. Закат, романтическая музыка, белые навес над крытой верандой ресторана…

– Диана?.. – голос Джейсона вырывает меня из детских воспоминаний.

Он смотрит на меня с тревогой и, как мне кажется, даже со страхом.

– Угу…

Чёрт! Чёрт! Ну, вот… я снова повела себя как дура в один из важнейших моментов моей жизни.

– Это значит «да»?

– Угу…

Если честно, я вообще не была уверена, что кто-нибудь позовёт меня замуж. Мне почему-то всегда казалось, что на таких, как я, не женятся. Понятия не имею, почему, но не женятся. А ещё я понимаю, что сейчас у меня выражение лица как у умственно-отсталой – бессмысленное и по-дурацки счастливое.

– Диана?

Если он сейчас, глядя на мою физиономию, скажет, что передумал, я, наверное, даже и не обижусь.

– Ты сейчас выглядишь как ненормальная, – констатирует он. – Но я всё равно тебя люблю.

Пожалуй, то, что происходит сейчас, куда лучше шаблонного заката и дурацкого белого навеса, думаю я, целуя самого главного и самого упрямого мужчину в моей жизни.

ЭПИЛОГ.

В общем-то всё самое главное уже сказано, acta est fabula*, как говорится, но мне бы хотелось рассказать вам несколько моментов, которые остались за кадром. Собственно, они даже не касаются нас Джейсоном, но вам, я думаю, интересно, как сложились судьбы тех, кто так или иначе принимал участие в этой истории.

Кейси умудрилась выйти замуж даже раньше, чем я – тот самый Дэвис Никсон, уже потерявший всякую надежду стать кем-то большим, чем другом-любовником-помощником, всё-таки решился и сделал ей предложение. Как сказала сама Кейси, её согласие стало шоком для неё самой. Но мне кажется, она лукавит. Кейси слишком умна для того, чтобы связать свою жизнь с кем попало, а это значит, что чувства к Дэвису у неё были с самого начала, но она боялась потерять свою свободу и независимость. Что ж, не думаю, что Дэвис будет её в этом ограничивать. Он до безумия гордится ей и ему уж точно не нужна безмозглая светская бездельница, каких немало в его окружении.

Дэлахой, наконец, узнал, что будет жить. А мы все испытали нехилое потрясение, когда узнали, что он, оказывается, был болен. Опухоль мозга, которую у него диагностировали ещё год назад, оказалась доброкачественной и легко оперируемой. Целый год он не ходил в больницу и не сдавал никаких анализов, будучи твёрдо уверенным, что дни его сочтены. Строго говоря, если бы не девушка-патологоанатом (о существовании которой мы тоже узнали совсем недавно), Эрика сейчас могло бы и не быть с нами. Опухоли, как известно, имеют свойство прогрессировать, если не лечить их. Никто точно не знает, но, кажется, Дэлахой закрутил роман со своей спасительницей, правда, она, кажется, лишилась своей работы, когда Эрик уговорил её ночью провести его в больницу и сделать томографию.

Лео Бэнкс благополучно дожил до сорок третьего дня рождения, правда, до сих пор так и ходит повсюду в бронежилете. Наверное, просто по привычке. А ещё у него роман с девушкой-диспетчером из нашего отдела.

Бомон. Вам, наверное, будет сложно в это поверить, но у нас неплохие отношения. Недавно она получила повышение за успешно проведённую операцию, правда, этот карьерный скачок стоил Элисон двух огнестрельных ранений и месяца на больничной койке. Насчёт её личной жизни ничего не могу сказать – её конспираторские способности заставили бы умереть от зависти любого агента ЦРУ, но последние пару месяцев Бомон ходит по отделу почти до неприличия счастливой.

– Что ты там пишешь?

Я быстро выключаю ноутбук и отодвигаю его в сторону.

– Так. Ничего особенного. Просто кое-какие заметки.

Если я сейчас скажу Уолшу, что всерьёз подумываю написать книгу о своей жизни, он наверняка скажет, что всё это потерпит и до окончания медового месяца, а здесь, на Гавайях, можно заняться и куда более приятными вещами. И, кстати, он будет прав.

Джейсон подходит сзади и кладёт руки мне на плечи – от его прикосновений по всему телу медленно разливается приятное тепло. За распахнутыми настежь дверями бунгало лениво плещется океан, от заходящего солнца по водной глади тянется золотистая дорожка… И ни души вокруг. Джейсон легко подхватывает меня на руки и несёт к кровати. Ночь будет долгой…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю