290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Всё выше (СИ) » Текст книги (страница 1)
Всё выше (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 04:00

Текст книги "Всё выше (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

========== Глава 1. ==========

– Ну… Желаю удачи в вашей новой жизни, мисс… Гордон, – Майкл Уайт, сотрудник ЦРУ, неуклюже жмет мою руку. – Все будет хорошо, – эту фразу он говорит, наверное, раз десятый.

– Да. Может быть.

Я не чувствую ни обещанной мне защищенности, ни уверенности. Впрочем, и страха я тоже не ощущаю. Скорее уж, кажусь самой себе выброшенной на необитаемый остров со стандартным набором всего, что необходимо для выживания на первое время, а там уж как пойдет.

– Когда я могу связаться с родными?

Майкл отводит глаза.

– Сможете. Со временем.

Понятно. Значит, не скоро.

– У них все будет хорошо, – заверяет он.

– Скажете хоть, куда вы их отправили?

Он виновато качает головой.

– Нельзя, мисс Палмер… то есть, Гордон, – тут же поправляется он. – Пока нельзя. Это для вашей же безопасности.

– Я понимаю.

За его спиной начищенная до блеска стеклянная стена, и там, снаружи, вовсю мощь расцветает лето. Изумрудная листва блестит на солнце, водная гладь пруда в парке слепит глаза, и я невольно жмурюсь.

– Пойдемте, я отвезу вас в аэропорт.

За последние пару месяцев я общалась с Майклом Уайтом больше, чем с кем-либо другим. Старше меня на каких-то четыре года, он заботился обо мне, почти как о дочери, проявляя не свойственную его возрасту мудрость. Хороший человек, и мне даже немного жаль с ним расставаться.

– У вас ведь есть мой телефон? – спрашивает он, когда мы садимся в служебный автомобиль.

– Конечно.

На первый взгляд черный «Мерседес» ничем не отличается от прочих машин на улицах Сиэтла, но тонированные стекла запросто выдержат лобовой выстрел из армейской винтовки и даже взрыв среднего калибра гранаты.

– Поехали, – говорит Майкл, и водитель жмет на газ. – Попрощайтесь с Сиэтлом, мисс П.. Гордон.

И я прощаюсь. Не то чтобы в этот момент я чувствую себя такой уж несчастной, но как-никак, а здесь я провела всю свою сознательную жизнь, здесь остались мои друзья, работа, любимые места… Точнее, нет, не осталось. Вернее, я должна забыть друзей, работу, родной Сиэтл и даже собственное имя. Элизабет Палмер больше не существует. Ее просто нет, она испарилась, растворилась в воздухе, словно никогда и не существовала. Вместо нее появилась Диана Гордон. Если честно, я понятия не имею, какой будет эта дамочка и чем станет заниматься – может быть, устроится внештатным корреспондентом в какой-нибудь нью-йоркский журнал и будет писать эссе (всегда мечтала быть журналистом), или же будет сидеть за стойкой администратора в салоне красоты, а может (что, кстати, более вероятно), так же, как и канувшая в лету Элизабет Палмер, сидеть в библиотеке, заполнять формуляры и обзванивать нерадивых читателей, вовремя не сдавших книги.

Если вдуматься – передо мной целый мир, бескрайний океан возможностей и шанс начать жизнь с чистого листа. Мечтали ли вы когда-нибудь бросить все, весь свой привычный быт и стать совершенно другим человеком, в прямом смысле этого слова? С новым именем и паспортом, в новом городе, где никто, ни одна живая душа не знает вашего имени? Прежде, я не задумывалась об этом, вернее, почти не задумывалась. Моя жизнь не была идеальной, но она была хорошей. Я так и не осуществила детскую мечту и не стала актрисой, не вышла замуж за Брэда Питта и ни разу не прыгала с парашютом.

Всю свою жизнь я прожила в Сиэтле, в уютном райончике, утопающем в зелени листвы, где по обеим сторонам улицы тянулся ряд типовых двухэтажных особняков, в одном из которых и жила моя семья – отец, Фиби и я. Мама умерла, когда мне было десять, а Фиби только-только появилась на свет. Одним солнечным зимним утром мама, как обычно, приготовила завтрак, проверила, все ли я собрала на занятия и отвезла меня в школу. Больше я ее не видела. Когда она возвращалась домой, в Гринвуде, на перекрестке с восемьдесят пятой улицей в ее машину влетел грузовик, а еще через три часа она, не приходя в сознание, скончалась на операционном столе.

Тетушка на время забрала нас с Фиби, я даже не была на маминых похоронах – отец решил, что так будет лучше.

Честно говоря, те дни я помню смутно – меня всячески отвлекали, любые вопросы о маме либо игнорировали, либо деликатно переводили разговор в другое русло. Отец в свою очередь сделал все, чтобы мы с сестрой не ощущали дефицита любви и внимания – только повзрослев, я стала понимать, каких усилий стоило ему выполнять свои обязанности, попутно делая то, что всегда делала мама.

Наверное, после этого в его жизни были и другие женщины, но он так и не женился, хотя, если честно, я была не против – папа как никто другой заслуживает счастья. Но, так или иначе, все сложилось, как сложилось.

Мы были счастливой семьей – жили в достатке и любви, раз в год ездили отдыхать на Гавайи и каждые выходные устраивали барбекю на заднем дворе нашего сада. Так продолжалось пятнадцать лет, пока…

– Они в безопасности, – Майкл кладет руку мне на плечо. – И ты тоже.

«Ты удивила меня, Лиззи» – прищурившись, усмехнулся он, прежде чем выйти из зала суда. – «Коварная девочка… Я возьму это на заметку».

– Остаток своих дней он проведет за решеткой, тебе нечего бояться.

Я грустно усмехаюсь.

– И поэтому вы сделали меня Дианой Гордон и отправляете в Нью-Йорк.

Мы проезжаем Двадцать Седьмую улицу, и останавливаемся на светофоре как раз напротив итальянского ресторанчика, где по пятницам я встречалась с подругами.

– Пока мы не поймаем всех членов банды, лучше затеряться.

Ага, лет на пять.

Майкл говорит убедительно, ему хочется верить, и я верю.

Всю дорогу до аэропорта я смотрю в окно, отпечатываю в памяти знакомые места, прекрасно понимая, что вряд ли когда-нибудь сюда вернусь. Главное, не раскисать. В конце концов, я буду жить в Нью-Йорке, городе, о котором мечтает едва ли не каждый третий американец. И у меня куча новых возможностей.

Уайт провожает меня до самого терминала, по-родственному обнимает на прощание, даже целует в щеку и обещает звонить и сообщать новости о родных. Я долго смотрю ему вслед, до тех пор пока он не растворяется в пестрой толпе. Глубокий вдох, шаг навстречу, и здравствуй, новая жизнь.

Я с легкой тревогой наблюдаю, как сотрудница аэропорта за стойкой изучает мой новый паспорт. Совершенно настоящий – комар носа не подточит. И все равно немного страшно.

– Приятного полета, мисс Гордон, – улыбается она.

Я смазанно киваю, и думаю, что еще нескоро привыкну к новому имени.

В самолете я заказываю виски с колой, в надежде, что это поможет немного расслабиться. Пассажиров мало, салон полупустой, и все поглощены своими делами. Разглядывая своих немногочисленных попутчиков, я вдруг задумываюсь о том, а какие тайны имеются у каждого из них? Никто из пассажиров даже не догадывается, что я, Элизабет Палмер, тьфу, Диана Гордон лечу в Нью-Йорк по новым документам, скрываясь от возможной мести криминальных «шишек» – никто даже понятия об этом не имеет. Интересно, что скрывает вон тот представительный седовласый мужчина в стильных очках? А эта красавица-блондинка в дорогом костюме? Пока я прикидываю, какие скелеты в шкафу могут быть у каждого из них, стюардесса приносит мой виски.

– Прошу, мисс.

– Спасибо, – улыбаюсь я.

Если вдуматься, позитивные моменты есть практически в любой ситуации, а конкретно в моей, это то, что сейчас я лечу в Нью-Йорк; могу заняться тем что захочу и, возможно, наверстать упущенное. А еще у меня есть сто тысяч. Для меня, в той, прошлой жизни зарабатывающей девятьсот баксов в месяц (ну не ценят в наши временя библиотекарей), сумма астрономическая. Я никогда не была транжирой, впрочем, как и скупердяйкой, и сейчас мне хочется совершить какое-нибудь безрассудство – надо же как-то снимать стресс, в конце концов.

А что если снять на пару ночей президентский люкс в «Плазе»? С золоченой кроватью на надувном матрасе размером с футбольное поле, роскошным джакузи и баром, балконом с видом на Манхеттен… Я мечтательно закрываю глаза и на несколько минут забываю и о недавнем судебном процессе, и обо всех моих неурядицах. А еще я обязательно куплю что-нибудь в «Тиффани», том самом, перед витринами которого героиня Одри Хепберн каждое утро кушала сэндвичи.

Может, Уайт прав, и все действительно не так уж плохо? В конце концов, по большей части моими усилиями (вернее, показаниями) опасный преступник оказался за решеткой и пробудет там до конца своих дней.

«Ты ничем не лучше меня, Лиз. Придет день и час, когда жизнь столкнет нас снова. Просто запомни это, крошка Палмер».

Я делаю большой глоток Куба-Либре, и как мантру повторяю себе, что этот человек больше не сможет причинить мне зла. И никогда меня не найдет.

Поначалу меня хотели отправить в какой-нибудь маленький провинциальный городок на Юге, но потом ребята из ЦРУ переменили решение, рассудив, что в мегаполисе мне легче будет затеряться. Не знаю, насколько хороша эта идея, но лучше уж разгуливать по Манхеттену, нежели протирать штаны на крыльце старого особняка где-нибудь в Джорджии или Луизиане.

Через несколько часов мы идем на посадку. У меня привычно закладывает уши, и не спасают даже заранее купленные леденцы, и плюс ко всему я ощущаю совершенно естественное волнение.

«Все будет хорошо» – мысленно говорю я, и заставляю себя думать о роскошных апартаментах в «Плазе», дорогом шампанском и джакузи с ароматной пеной.

Майкл сказал, в аэропорту меня встретят, но не сообщил, кто. Ох, уж эти ЦРУ-шники. Чувствую себя потерявшимся ребенком, которого передают с рук на руки, в то время как нерадивые родители куда-то подевались.

В аэропорту я забираю багаж (вся моя прошлая жизнь уместилась в небольшую дорожную сумку) и бестолково оглядываюсь по сторонам. Действие это совершенно бессмысленное, так как я понятия не имею о том, кто будет меня встречать.

Мимо меня снуют люди, жизнь кипит полным ходом, и мое чувство собственной «крошечности» лишь усиливается.

Пожалуй, не лишним будет выпить чашечку капучино, обычно это помогает привести в порядок мысли. Я уже направляюсь к ближайшей кофейне, манящей чудесным ароматом крепкого кофе и горячей выпечки, когда меня окликают.

– Диана Гордон!

Еще не привыкнув к новому имени, я сначала даже не обращаю внимания.

– Диана!

Чертыхнувшись под нос, оборачиваюсь и вижу спешащую мне навстречу женщину.

– Диана, дорогая! Наконец-то ты вернулась!

Симпатичная рыжеволосая девушка, по виду моя ровесница, подбегает и с ходу заключает меня в объятия.

– Здравствуйте, – неуклюже обнимая ее, говорю я. – А вы кто?

Она, по-прежнему стискивая мои плечи, шепотом говорит:

– Тебе что, ничего не сказали? Я Кейси Шрегер, твоя кузина.

– Ну, конечно! – подхватываю я. – Вот видишь, я приехала, как и обещала.

Она улыбается.

– Смекаешь.

– Вы из ЦРУ?

Она смеется.

– Слава Богу, нет. Всегда предпочитала держаться подальше от этих ребят. Я обычный коп.

Мне уже нравится моя новая знакомая.

– Пойдем, нечего стоять посреди зала, – говорит она. – Кстати, – она машет кому-то рукой, – познакомься с моим напарником.

К нам подходит мужчина и жмет мне руку.

– Детектив Джейсон Уолш.

«Симпатичный», – проскальзывает в голове.

– Элизабет… э… то есть, Диана Гордон, – говорю я.

Он смотрит на меня с легким неодобрением.

– Пора бы уже выучить новое имя.

– Оно у меня всего пару недель, – будто бы оправдываясь, говорю я.

– Привыкай, – Уолш пожимает плечами. – Тебе с ним жить всю оставшуюся жизнь.

Спасибо, что напомнил, а то я уже и забыла, мрачно думаю я.

– Эй, ты что, обиделась?

– Ничуть, – хмыкаю я.

Он глядит на меня с усмешкой. И что, интересно, такого веселого в данной ситуации?

– Ладно, идем отсюда, у нас еще немало дел.

Мы выходим из здания аэропорта, и садимся в машину. Слава Богу, совершенно обычную. За последнее время я дико устала от всевозможных предосторожностей.

– Бывала в Нью-Йорке? – спрашивает Кейси, когда мы трогаемся с места.

– Пару раз и очень давно, – отвечаю я.

– Тебе здесь понравится, – ободряюще говорит она.

Всю дорогу Кейси расспрашивает меня о прошлой жизни, всячески подбадривает, и я проникаюсь к ней все большей симпатией. А вот ее напарник явно не так многословен.

По дороге я исподтишка разглядываю Уолша. С заднего сиденья мне видны только его сосредоточенные глаза, отражающиеся в зеркале заднего вида. Моего нового знакомого не назовешь красавчиком, но он определенно весьма привлекателен – черты лица волевые, уверенные, но в то же время взгляд не лишен мягкости, что, пожалуй, можно назвать хорошим качеством.

– Куда мы едем? – только сейчас я понимаю, что мне так и не сообщили, где я буду жить.

– Первое время поживешь у меня, – говорит Кейси. – Не волнуйся, это ненадолго, – она улыбается. – Вопрос с твоей новой квартирой должны были решить еще пару дней назад, но возникли какие-то проволочки. Обычная бюрократия. Но не переживай, этот вопрос уже решается.

– Все в порядке, – говорю я. – Мне все равно, где жить, просто не хочу доставлять никому лишние хлопоты.

Кейси усмехается.

– Вот если бы приехала моя тетушка – это были бы хлопоты. Да и в конце концов, тебе пришлось много пережить.

– Первое время старайся пореже появляться на улице, – говорит Уолш. – Не отключай телефон и всегда будь на связи. Ты же понимаешь, что мы не сможем следить за тобой двадцать четыре часа в сутки?

– Уолш… – укоризненно говорит Кейси.

– Без проблем, – хмыкаю я. – Не волнуйтесь, детектив Уолш, вам не придется водить меня за ручку и сажать на горшок.

В зеркале заднего вида отражается злобный взгляд. Поделом тебе!

– Вот и славно! – Кейси спешит сгладить неловкий момент. – Просто следуй инструкциям и все будет хорошо.

Я снова вспоминаю о «Плазе». Если бы не Кейси, которая очень расположила меня к себе, я бы сбежала в роскошный отель назло Джейсону, и пусть бы потом получал нагоняй от начальства за мою выходку. Мне-то они ничего не сделают! В этот момент я вдруг удивляюсь самой себе – откуда во мне взялось это злорадство?

Дом Кейси находится в паре улиц от Центрального Парка, и я с трудом скрываю удивление – могу представить, сколько стоит жилье в этом районе. А неплохие доходы у нью-йоркских копов, надо сказать.

– Я в участок, – коротко говорит Уолш, когда мы с Кейси выходим из машины. – Не забудь, у нас еще два нераскрытых дела.

– Я скоро буду, – обещает Шрегер.

– Уолш на самом деле неплохой человек, что бы ты о нем ни подумала, – говорит она, когда мы едем в лифте.

– Я ничего о нем не думаю, я ведь даже не знаю его.

– Еще будет время, – говорит она.

Честно сказать, не горю желанием подобной перспективы.

Квартира моей «опекунши» располагается на сорок третьем этаже. Окна в гостиной выходят на Центральный Парк, и могу себе представить, какая красота открывается отсюда в темное время суток.

– У тебя здесь очень уютно, – говорю я.

– Спасибо. – И с гордостью добавляет. – Весь дизайн я придумывала сама, только с отделкой помог архитектор. Пойдем, покажу тебе твою комнату.

Через четверть часа Кейси уезжает обратно в участок, а я все-таки «выклянчиваю» у нее разрешение немного прогуляться.

– Только Уолшу ни слова, – заговорщицки просит она.

Ну, здравствуй, новая жизнь, думаю я, спускаясь по ступеням ведущим с вычурного мраморного крыльца на шумную улицу.

У меня нет какого-либо плана, и я просто иду вниз по улице, разглядываю дома, людей, магазины… Нью-Йорк отличается от Сиэтла, и хотя последний тоже один из крупнейших мегаполисов, Нью-Йорк, вне всякого сомнения, превосходит его во всем. Я подумываю, не отправиться ли мне в Тайм Сквер и, прихватив стаканчик капучино, устроиться в тени на какой-нибудь скамейке, но потом все же решаю устроить себе пешую прогулку.

Солнце палит вовсю, на небе ни облачка, начищенные до блеска стекла домов слепят глаза, в воздухе пахнет раскаленным асфальтом, духами и едой из бесчисленных кафе. Шум дороги и голоса сливаются в одно, а мое настроение стремительно поднимается. Я уже не чувствую себя потерявшейся карманной собачкой – воодушевление и предчувствие чего-то важного и хорошего заполняют меня целиком.

Захожу в первое понравившееся кафе, устраиваюсь у окна и заказываю кофе. Эх, жаль нет возможности позвонить отцу и Фиби, сообщить, как удачно я устроилась, и убедиться, что у них тоже все хорошо. Краем глаза замечаю в зеркале напротив собственное отражение – мне это только кажется, или я и в самом деле похорошела? Вот только волосы жаль. В ЦРУ решили, что на всякий случай не лишним будет хотя бы немного изменить внешность, и в итоге пришлось распрощаться с волосами, которыми я так гордилась и которые с таким трудом отрастила. Слава Богу, хоть краситься не заставили.

С наслаждением вдыхаю аромат кофе и молока из моей чашки и уже собираюсь насыпать корицы, как вдруг, на миг повернувшись, замираю от ужаса. Сердце ухает куда-то в район желудка. Баночка с корицей падает на каменный пол и разлетается на осколки.

Прямо напротив меня сидит он. Широкие покатые плечи, короткая стрижка, часы…

– Мисс? – мужчина поворачивается, и я чувствую, как пульс приходит в норму, а внутренняя дрожь отпускает. – Все в порядке?

– Дда… – растерянно бормочу я, – просто… показалось.

Конечно же, это не Рутленд. Он сейчас далеко, за две тысячи миль сидит в одиночной камере и не выйдет оттуда до конца своих дней.

Жалкая параноидная истеричка.

Мужчина еще раз смеряет меня взглядом и вновь углубляется в газету.

– Вы не поранились? – спрашивает подоспевшая официантка.

– Нет, все хорошо. Извините, я такая неуклюжая. Я заплачу.

– Ерунда, – отмахивается она. – Полный порядок. Эй, Морин! – она подзывает уборщицу, – пожалуйста, собери тут все.

У меня не остается никакого желания пить кофе и, рассчитавшись по счету, я буквально выбегаю из кофейни на шумную улицу, прислоняюсь к холодной каменной стене и, прижав руку ко лбу, устало закрываю глаза.

Нет, так дело не пойдет. Не хватало еще довести себя до нервного срыва, если, конечно, я уже до него не дошла.

Гулять по городу уже не хочется и, поймав такси, я возвращаюсь в квартиру Кейси.

Шрегер возвращается около девяти, заметно уставшая, но все такая же приветливая.

– Ну, как прошел день? – спрашивает она, наливая сок.

– Для первого дня весьма сносно.

Но от ее проницательности не укрывается ничего. Детектив, что тут скажешь.

– Ты какая-то измотанная.

Я рассказываю ей о происшествии в кафе.

– Это пройдет, – говорит Кейси. – Окажись я в такой ситуации, мне тоже было бы страшно. Но здесь ты в безопасности. Кстати, есть желание немного развеяться?

Она предлагает мне пойти в китайский ресторанчик, где обычно собираются сотрудники их отдела.

– Тебе это пойдет на пользу. Заодно, может быть, заведешь новые знакомства.

Пожалуй, и в самом деле неплохая идея.

– А Уолш там будет? – срывается с языка.

– Да. А что? – с хитрой улыбкой спрашивает она.

– Ничего, – быстро отвечаю я, мысленно ругая себя. – Наверняка, ему это не понравится, а раз так… То, конечно, я пойду!

Кейси смеется.

– Ну, тогда собирайся прямо сейчас, не то опоздаем.

========== Глава 2. ==========

Честно говоря, мне немного неловко. Я не то чтобы нелюдимый человек, но оказавшись в новой компании, среди незнакомых людей, первое время всегда чувствую себя немного не в своей тарелке. Однако, остаться в пустой квартире – перспектива еще менее привлекательная, тем более, Кейси права – развеяться мне и в самом деле не помешает.

В ресторан мы приезжаем в числе последних. Внутри жарко, шумно и многолюдно. Я с интересом оглядываюсь по сторонам – что ж, кажется, мне уже нравится это место. Здесь довольно уютно и нет громкой музыки (чего я не переношу).

Наше появление замечают не сразу, но, когда мы подходим к барной стойке, к нам оборачивается эффектная смуглокожая брюнетка.

– Мы почти вовремя, – улыбается Кейси. – Чертовы пробки. Кстати, – она разворачивается ко мне, – это Диана Гордон, моя… кузина.

Интересно… То есть, даже у них в отделе никому кроме Кейси и Уолша неведомо, кто я такая на самом деле.

– Эллисон Бомон, – представляется брюнетка. – Откуда ты?

Я беспомощно смотрю на Кейси. Черт, таки и не выучила свою новую биографию.

– Айдахо, – говорит за меня Шрегер.

Отлично. Штат картошки и переменчивой погоды. Сделали из меня какую-то провинциалку. Почему нельзя было «поселить» меня в Калифорнию или Майами?

– Диана решила начать здесь новую жизнь, а я помогаю ей устроиться.

Отвернувшись от Эллисон, Кейси делает «страшные глаза». Впрочем, я уже и так все поняла – как вернемся домой, сразу же сяду учить свою выдуманную хитрыми ЦРУ-шниками прошлую жизнь.

Через несколько минут Кейси куда-то ускользает, а я, заказываю себе пиво и честно пытаюсь расслабиться.

– Давно ты здесь? – спрашивает Эллисон.

– Примерно десять часов, – усмехаюсь я.

Она начинает расспрашивать меня о жизни в Айдахо, я натянуто улыбаюсь и, проклиная все на свете, отвечаю на дежурные и, по большому счету, безобидные вопросы. Главное, запомнить, что именно я наболтала, чтобы потом не попасть в дурацкую ситуацию.

К тому моменту, когда я допиваю первый бокал, возвращается Кейси.

– Ну, как тебе здесь?

– Неплохо.

Я оглядываюсь по сторонам.

– А здесь что, все полицейские?

Она улыбается.

– Можно сказать, это наше традиционное место.

– Очень удобно, владельцу можно не бояться ограбления, – усмехаюсь я.

– Как-то раз один попытался, – вспоминает Кейси. – Правда, сделано это было для отвода глаз. Возможно, как-нибудь я тебе об этом и расскажу.

Настроение немного поднимается, я почти забываю о дневном инциденте в кафе и на радостях заказываю вторую кружку пива.

– Кейси! – к нам подсаживается темнокожий мужчина. – Вот ты где! У нас с Эриком возник небольшой спор и нужно, чтобы кто-нибудь нас рассудил.

– Знаю я ваши споры, – хмыкает Шрегер. – Что на сей раз?

Прежде, чем ответить ей, мужчина случайно задевает меня плечом и быстро извиняется.

– Ну, вот, чуть не убил мою кузину, – говорит Кейси. – Пожалей девушку, она всего лишь первый день в Нью-Йорке.

Отлично – видимо, решила окончательно подтвердить мою репутацию запуганной провинциальной дурочки.

– Так ты сестра Кейси? Лео Бэнкс, – он пожимает мне руку.

– Диана Гордон. Из Айдахо, – отчеканиваю я.

Только сейчас я замечаю на нем бронежилет. Перехватив мой взгляд, Бэнкс пожимает плечами.

– Опасная у нас работенка, мисс. Ничего не поделаешь.

– И еще он немного «того» – к нам подскакивает еще один мужчина и крутит пальцем у виска.

– Диана, познакомься, это Эрик Дэлахой, – представляет Кейси. – Эрик, это Диана, моя кузина.

– Из Айдахо, – добавляю я.

Вот. Теперь уж наверняка запомню.

– И я не чокнутый, – уточняет Бэнкс, – Просто…

– Он боится, что склеит ласты в сорок два года, – Эрик снова не дает ему договорить.

– Мне сейчас как раз сорок два.

Я пожимаю плечами.

– Мне всегда казалось, что от судьбы не убежишь. Это как в «Пункте Назначения» – не разобьешься на самолете, так тебе на голову упадет какая-нибудь дрянь или что еще в этом духе.

– Вот! – торжествующе произносит Эрик. – Если тебе суждено быть повешенным, ты не утонешь.

– Знаешь, мне сейчас очень хочется повесить тебя.

– В таком случае останешься без напарника, – хмыкает Дэлахой.

Повернувшись в сторону, я замечаю Джейсона Уолша. Он сидит за столиком, разговаривает о чем-то с одним из коллег, и в какой-то момент повернув голову, замечает меня. Его лицо сразу мрачнеет, впрочем, откровенно говоря, я и не ждала другой реакции. Он что-то быстро говорит собеседнику, судя по всему, извиняется, и быстрым шагом идет к нам.

– Джейсон, познакомься, это Диана Гордон, кузина нашей Кейси, – говорит Эллисон.

– Мы уже знакомы, – хмыкает он. – Сегодня встречали ее в аэропорту. Кейси, можно тебя на пару слов?

Упс. Кажется, я стала источником проблем. Мне совсем не хочется, чтобы у моей новой знакомой были проблемы из-за меня и, когда Уолш и Шрегер выходят на улицу, я пробормотав что-то невразумительное и скомкано извинившись, иду за ними.

– Послушайте, детектив Уолш… – распахивая дверь, ору я. – Это была моя идея!

– Помолчи! – рявкает он. – Кейси! И как ты только додумалась до такого?

Она упирает руки в бока.

– А что? Теперь она должна сидеть в четырех стенах как заключенная? Джейсон, очнись! Это Нью-Йорк, и она здесь, под нашей защитой.

– Перестаньте говорить, будто меня здесь нет! – не выдерживаю я.

Уолш поворачивается ко мне.

– Собирайся, я отвезу тебя домой.

– Ну уж нет! – возмущаюсь я. – Кто вы такой, чтобы мне указывать? В инструкции нет ни слова о том, что мне следует сидеть взаперти.

– Вот уж не знал, что ты ее читала, – хмыкает он.

Я начинаю злиться. Почему он так на меня взъелся? Я же ничего ему не сделала.

– Да. Представь себе – я умею читать.

– Тебе будет лучше уехать, – уже спокойнее говорит он.

– А если я не хочу?

Он внимательно смотрит мне в глаза.

– Ты здесь не на курорте, Гордон.

– Но и не в тюрьме. А ты не мой надзиратель.

– Я несу за тебя ответственность.

В этот момент я как никогда близка к тому, чтобы высказать все, что думаю. Делаю медленный глубокий вдох, на пару секунд задерживаю дыхание и так же медленно выдыхаю.

– Я хочу остаться здесь. И останусь.

С этими словами я разворачиваюсь, и захожу обратно в ресторан. Готова поклясться, что в этот момент мою спину прожигает убийственный взгляд, и бравый детектив Уолш искренне жалеет, что не может пристрелить меня прямо здесь. Что ж, так ему и надо.

– Надеюсь, я не доставила тебе проблем?

– Нет, – отвечает Кейси. – И если честно, я не понимаю, что происходит с Уолшем. Это совсем на него не похоже.

Я грустно усмехаюсь.

– Значит, ему просто не нравлюсь я. Только понятия не имею, отчего.

– Не думаю, что дело в тебе. Он такой уже последние несколько дней.

Однако, через полчаса к моему удивлению, Джейсон подходит к нам и уже вполне миролюбиво предлагает выпить по кружке пива, а заодно обсудить сложившуюся ситуацию. Уолш заказывает себе кофе, и в ответ на мой удивленный взгляд объясняет, что завтра в общем-то рабочий день.

В зале шумно, и мы уходим в соседний, где кроме нас никого нет.

– Не обижайся на меня, – говорит он, – ничего личного. Просто не хочу, чтобы в один прекрасный день ты оказалась в полной заднице.

– Еще скажи, что переживаешь, – хмыкаю я.

– Может, и так.

И снова я ловлю себя на том, что, пожалуй, слишком внимательно разглядываю моего нового знакомого. Есть в нем что-то такое, что притягивает взгляд – Джейсон по-мужски красив, неплохо сложен, у него большие выразительные глаза, которые сейчас смотрят на меня с легкой насмешкой. Он кривовато ухмыляется, склоняет голову набок, и в этот момент я вздрагиваю от нахлынувшего на меня секундного наваждения. На миг в памяти яркой искрой вспыхивает короткое воспоминание – слишком знакомый жест, и слишком большое сходство, которое исчезает так же быстро, как и появляется. Я мотаю головой.

– Ты в порядке?

– Да, – быстро отвечаю я. – Просто ты очень похож на одного моего знакомого.

– Дружка? – ехидно спрашивает он.

– Нет, – коротко говорю я. – Не важно.

Я собираюсь еще что-то сказать, но в этот момент Джейсон резко меняется в лице. Странно, как-то даже болезненно морщится и, пошатнувшись, хватается за край стола.

– Ты чего? – испуганно спрашиваю я.

– Голова закружилась, – неуклюже улыбается он.

– Уверен, что все в порядке?

Он как-то странно поводит плечами.

– Там, что была корица в кофе? – медленно спрашивает он.

– Не знаю… А в чем дело? – чувствуя нарастающую тревогу, спрашиваю я.

Уолш медленно оседает на пол.

– У меня на нее аллергия… – хрипло говорит он.

Меня бросает в жар. У моей одноклассницы была аллергия, кажется, на… рыбу, что ли. И однажды, когда она случайно съела салат, в котором была форель, то чуть не умерла, если бы ей вовремя не вызвали скорую помощь. Черт! Черт!

Уолш лежит на полу, страшно хрипит и пытается что-то сказать.

– Джейсон… – я легонько бью его щекам.

Твою мать! Не хватало еще, чтобы он здесь откинулся.

– Я… Я сейчас, подожди!… Эй! Кто-нибудь! Только не смей умирать!

Я с безумными глазами выбегаю в зал, размахиваю руками и ору как сумасшедшая.

– Уолш умирает!

В ресторане вмиг воцаряется гробовая тишина, и все взгляды теперь обращены на меня.

– Корица! – кричу я. – У него аллергия на долбаную корицу. Кто-нибудь, вызовите скорую!

Мать вашу, почему никто ничего не делает?!

– Ну, наконец-то! – выдыхает Альварес. – Теперь хоть поживем спокойно.

Что?!

Я оборачиваюсь, услышав за спиной сдавленный смешок. Уолш живой и вполне здоровый сидит, вальяжно развалившись, и смотрит на меня с довольной и ехидной ухмылочкой.

– Одиннадцать баллов из десяти, – аплодирует он. – В экстренной ситуации на тебя можно положиться, Гордон.

Я стою посреди зала, как полная дура, разглядываю довольные лица присутствующих, и думаю что лучше – придушить Уолша или застрелиться?

– Уолш… – Кейси укоризненно качает головой, и старается не улыбаться, но уголки ее губ предательски изгибаются.

– Жаль, здесь нет камеры, – продолжает веселиться Джейсон и хлопает меня по плечу. – Твое выражение лица было выше всяких похвал.

Я медленно поворачиваюсь к нему, и в воздухе раздается звук хлесткой оплеухи – моя собственная рука, неожиданно для меня самой отвешивает ему звонкую пощечину.

– Идиот!

Я понимаю, что выгляжу сейчас как образцовая истеричка, но уже не могу себя контролировать.

Кейси подбегает ко мне, хватает за плечи и буквально оттаскивает в сторону.

– Тише, тише… – говорит она таким тоном, будто успокаивает буйно помешанную. – Пойдем, закажем тебе пива, и ты успокоишься.

– Доигрался? – спрашивает Эллисон, недовольно глядя на Уолша.

Джейсон выглядит растерянным, но в его глазах все еще плещется насмешка.

– У тебя неплохо поставленный удар, Гордон.

Прежде, чем я успеваю ответить, Кейси усаживает меня за барную стойку. Злость сменяется обидой и жгучем чувством стыда, и, сделав глубокий вдох, я пытаюсь взять себя в руки.

– Не знаю, что на меня нашло, – бормочу я. – Но и Уолш тоже хорош!

– Вы оба хороши, – говорит Шрегер. – Просто расслабься и успокойся. Это была всего лишь шутка. Глупая, но шутка.

Я отпиваю пива и стараюсь говорить спокойно:

– Он всегда такой?

– Почти, – улыбается Кейси.

Обернувшись, я вижу, как Эллисон что-то гневно говорит Уолшу, а тот лишь беспечно разводит руками.

– Наверное, мне нужно извиниться.

– Позже. А сейчас просто возьми себя в руки, хорошо?

Я молча киваю. Безобидный на первый взгляд вечер в ресторане обернулся настоящим позором. Теперь все наверняка будут думать, что кузина Шрегер – неуравновешенная психопатка.

– Прости меня, – говорю я, когда мы едем в такси. – Ужасно получилось. Даже не знаю, что на меня нашло.

– Может, ты и в самом деле перегнула палку, – соглашается она. – Но не переживай, все устаканится. А к Уолшу ты скоро привыкнешь. На самом деле он хороший человек, просто иногда хм… немного перебарщивает. И он уж точно не хотел тебя расстроить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю