332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сюзанна Райт » Тлеющий (ЛП) » Текст книги (страница 5)
Тлеющий (ЛП)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 19:00

Текст книги "Тлеющий (ЛП)"


Автор книги: Сюзанна Райт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 20 страниц)

– Ну, надеюсь, вам понравится. Меня это не интересует.

Нокс так и предполагал.

– Тебе решать. Но обсуждение пойдёт о Всаднике.

Взгляд Джонаса стал пустым.

– Я не до конца верил в их реальность.

– Как и многие другие.

– Мне следовало лучше её искать.

– Ты сам сказал, она не хотела, чтобы её нашли.

Нокс слишком рассердился, чтобы утешать другого Предводителя, поэтому вышел из особняка. Когда они с Леви сели в «Бентли», Леви сказал:

– Ну, теперь мы знаем ответы на многие вопросы. Например, скорее всего, это Алетея послала за Хайди… ей нужен был демонический ребёнок в качестве жертвы, и она выбрала родственника Харпер. Должно быть, Алетея очень разозлилась, когда её план провалился.

От того стало легче и… печальнее.

– Какой-то другой ребёнок должен занять место Хайди, иначе бестелесного не освободить.

Леви мрачно кивнул.

– Теперь мы знаем, зачем Джонасу архидемон, как и сказал Молден. Но не ради гнусного плана, а ради попытки сорвать гнусный план сестры. Бестелесный демон… Чёрт, Харпер взбесится.

Нокс нахмурился.

– Нет, она останется спокойной.

Глава 5

– Алетея что?

– Шшш, детка, успокойся.

Харпер медленно моргнула, думая, не шутит ли он.

– Успокоиться? Успокоиться? Нокс, у этой суки был бестелесный демон, который теперь на свободе и охотится за Ашером. Также высока вероятность, что Алетея собиралась пожертвовать Хайди, чтобы освободить ублюдка. Дельфину повезло, что её нет в живых, иначе я вышибла из неё дерьмо. Серьёзно. Её агония души длилась бы беспрерывно, пока она не начала бы молить о пощаде, которую никогда бы не получила.

Его член непроизвольно дёрнулся… кажется, ему нравилась её кровожадность. Игнорируя «Я же говорил, что она выйдет из себя» взгляд прислонившегося к стене Леви, Нокс миролюбиво заговорил с Харпер.

– Не сомневаюсь, детка. Я бы вместе с тобой её наказывал. Но придётся довольствоваться тем, что она мучительно – хоть и слишком быстро – умерла, и сосредоточиться на её сообщниках, включая бестелесного.

– Как? Поправь, если я ошибаюсь, но этих ублюдков практически невозможно убить.

Харпер дрожащей рукой провела по волосам. Ярость и тревога терзали её изнутри. Как, чёрт возьми, ей нейтрализовать угрозу для своего сына, если она не в силах её уничтожить?

Нокс положил руки ей на плечи.

– Их можно убить, но они довольно сильные противники по ряду причин. Как и мы, детка.

Сидя на диване, Ларкин подняла руку.

– Должна признаться, я мало знаю о бестелесных. Только то, что они мерзкие маленькие ублюдки.

Стоящий рядом с гарпией Кинан бросил на Нокса взгляд, в котором ясно читалось, что страж тоже не силен в этом вопросе.

– Я знаю, что им нравится вселяться в людей, притворяясь самим дьяволом. Экзорцизм их действительно ослабляет?

– Нет, но они истощают людей, что впоследствии ослабляет бестелесного, поэтому они предпочитают вселяться в другое тело, чтобы восполнить силы, – объяснил Нокс.

– Мне только нужно знать, как их убить, – сказал Танер, развалившись на диване и скрестив ноги.

Нокс вызвал Ларкин, Кинана и Танера в особняк, чтобы сообщить им и Харпер об откровениях Джонаса. Жизненно важно, чтобы стражи были полностью осведомлены о ситуации, благодаря чему не только подготовились к последующим событиям, но и передали необходимую информацию силовикам – демонам, которые работали под началом стражей, чтобы помочь полиции их общины.

– Как и архидемоны, бестелесные рождаются в аду, – сказал Нокс. – По большей части, они остаются там. Но в основном, потому что не могут выжить вне его пределов без хозяина. Лишь заполучив тело, они могут ходить по земле, но контролировать его могут только небольшой отрезок времени, так как истощаются, поэтому часто замирают внутри, изредка беря контроль на себя и делая желаемое. Если они достаточно сильны и могущественны, то в силах поддерживать физическую форму их хозяина в течение ограниченного количества времени.

Заметив многозначительный взгляд Нокса, Харпер зашипела.

– Чёрт. Мне следовало предположить, что она могла быть бестелесной. Просто они такие редкие…

Харпер нахмурилась, когда какая-то мысль пришла ей в голову.

– Подожди, она могла всё ещё быть в комнате с Ашером после атаки? Я подумала, что она исчезла, но, возможно, просто стала невидимой.

– Это была не «она», – сказал Нокс. – У бестелесных нет мужчин и женщин, они просто есть. Что касается его пребывания там, то сомневаюсь. Ты ранила и ослабила демона, поэтому ему срочно нужно было сменить хозяина. Без тела они быстро умирают, тем более что поддержание физической формы на их выбор быстро истощает.

Выругавшись, Харпер принялась расхаживать по комнате.

– Это мне совсем не нравится. Я имею в виду то, что бестелесный может выглядеть как угодно в любое время, верно? Он может вселиться в каждого.

– Он может завладеть практически любым человеком или животным, – начал Нокс, – но только могущественный бестелесный может вселиться в демона. Бестелесные довольно редки, а могущественных бестелесных вообще единицы.

– Но они существуют, – сказала Харпер.

– Да, – согласился Нокс. – Тем не менее, даже могущественные бестелесные редко пытаются завладеть кем-то из нашего вида. Они не могут воспользоваться нашими способностями, поэтому для них человек не менее ценный хозяин. Людьми легче завладеть, не говоря уже о том, что легче управлять. – Он пожал плечами. – По логике вещей, мы просто не стоим таких усилий.

– Ты когда-нибудь сталкивался с таким раньше? – спросил Танер.

– Да, – ответил Нокс. – Я убил его, призвав адское пламя.

Кинан отхлебнул из фляжки.

– А, если ты не можешь призвать пламя, как его убить?

– Бестелесному нелегко причинить боль, – ответил Нокс. – Ты не можешь навредить его хозяину. Нужно убивать его, пока он вне тела или использует энергию, чтобы принять твёрдую форму. Вонзив нож в сердце, и применив агонию души, Харпер значительно его ослабила, но нужно намного больше, чтобы убить.

– Они не могут покинуть ад, пока их не вызовет практик или чародей, верно? – спросил Леви.

Нокс кивнул.

– Да, вызывающий должен потратить кучу темной энергии. Обычно на это уходят месяцы и множество кровавых жертв. Но не любой чародей или тёмный практик может вызвать демона из ада. Им нужно специализироваться на вызовах, а для этого необходимы годы практики под опекой другого. В процессе нет ничего простого, поэтому их так мало ходит по земле.

– Значит, вызывающий контролируют бестелесного? – спросила Ларкин с тревожным блеском глаз – иногда серо-зелёных, иногда серо-голубых.

– В какой-то степени, – ответил Нокс. – Они заключают сделку. Вызывающий даст ему свободу, но сначала бестелесный должен выполнить приказ.

Кинан убрал фляжку во внутренний карман пиджака.

– А когда бестелесный выполнит свою часть сделки?

– Он может делать всё, что пожелает, – сказал Нокс, бросив обеспокоенный взгляд на свою пару, которая продолжала ходить взад-вперёд. – Остаться на земле. Вернуться в ад. Что угодно.

– Значит, тот, с кем мы столкнулись, может действовать в одиночку, – заметил Танер.

Нокс поджал губы.

– Да, но я не понимаю, что он получит, завладев Ашером.

Харпер остановилась.

– Повтори.

Нокс взял её за руки и притянул к себе.

– Я не верю, что демон пытался его схватить, Харпер. Считаю, что он пытался подобраться достаточно близко, чтобы вселиться в Ашера.

От этой мысли у неё скрутило живот и подогнулись колени.

– Но зачем?

– Вот именно. Зачем? Не похоже, что бестелесный получит какую-нибудь выгоду от тела ребёнка. Ашер не может ходить, да и заботятся о нём другие. Ребёнок не послужит ни для какой цели. – Нокс просто не мог понять. – Он просто не стоит тех усилий, которые понадобились бы для завладения… если бестелесный вообще на это способен.

– А человек понимает, что он одержим? – Ларкин рассеянно теребила кончик длинной косы. – Я имею в виду, если бестелесный просто цепляется за чьё-то тело, используя его в качестве перевалочного пункта, человек узнает?

– Считайте их микро-паразитами, – сказал Нокс. – Бактериями. Хозяин не чувствует присутствие бактерий. Даже не узнает об инфекции, пока не проявятся физические симптомы. Бестелесные могут, как ты сказала, сделать человека «перевалочным пунктом». Носитель не ощутит. Бестелесные истощают тела, как и любой паразит, поэтому хозяин может испытывать усталость и головные боли. Но, пока демон не возьмёт контроль над телом, носитель не поймёт о присутствии постороннего. Ну, пока бестелесный не поговорит с хозяином.

Танер удивлённо поднял брови.

– Поговорит? Он может разговаривать с носителем?

Нокс кивнул.

– Хозяин просто услышит ещё один голос в голове, поэтому некоторые часто думают, что сходят с ума.

– Хозяин полностью осознает происходящее, пока бестелесный контролирует тело? – спросила Ларкин.

Притянув Харпер ближе, Нокс обнял её и ответил на вопрос гарпии.

– Иногда носитель частично осознает. Но обычно он не помнит о происходящем. Одержимые могут предположить, что потеряли сознание или впали в состояние диссоциативной фуги[1]1
  это острое психическое расстройство, характерными чертами которого является абсолютная потеря памяти о своей личности и непредвиденный переезд


[Закрыть]
, пока кто-то не станет свидетелем происходящего.

Харпер потёрла руки.

– Значит, я могу быть одержима прямо сейчас и не подозревать об этом?

– Если бы бестелесный попытался тобой овладеть, ты бы почувствовала. – Он нежно провёл пальцами по её голове. – Словно острые осколки пытаются проникнуть в твой мозг. Маловероятно, что это когда-либо случится с тобой, Харпер. У тебя чрезвычайно сильные ментальные щиты, которые могут искалечить психику любого. Другими словами, ты вряд ли в зоне риска, потому что бестелесный с лёгкостью может использовать человека.

Она сглотнула.

– Ты действительно думаешь, что демон хочет завладеть Ашером?

– Да, – сказал он, ненавидя этот ответ. – Просто не вижу причин для этого. Возможно, ему это приказал сделать Всадник. Но в этом ещё меньше смысла.

Танер потёр подбородок.

– Полагаю, что бестелесный может использовать силы, только находясь внутри хозяина.

– Верно, – подтвердил Нокс. – Но, если ты считаешь, что ему приказали напасть на нас после вселения в Ашера, то сильно сомневаюсь в этом. Он ребёнок. Ограниченный психической силой ребёнка бестелесный не в состоянии причинить большой ущерб, неважно насколько могущественный.

– Но он может истощить Ашера, верно? – спросила Ларкин.

Массируя затылок Харпер, Нокс ответил.

– Да, но на это нужно время. Месяцы. Весь особняк окружён магическим щитом, который предотвратит проникновение чего-то вредного. Даже если бестелесному удалось бы завладеть Ашером в доме Джолин, то он не смог бы пройти сквозь щит. Он буквально вылетел бы из тела Ашера, когда тот вернулся домой.

– Хотя бестелесный мог не знать о щите, – предположил Кинан, но затем нахмурился. – Вообще, беру свои слова назад. Среди демонов всем известно, что твой дом защищён, поэтому вряд ли Всадник приказал бы бестелесному завладеть Ашером, с целью истощить. Вероятно, потому что бестелесному пришлось бы двигаться, окажись он за пределами особняка.

– Он попробует ещё раз, так? – Харпер с трудом сдерживалась, чтобы не переступить с ноги на ногу. – Я имею в виду, если ему приказали вселиться в Ашера по какой-то причине, он не прекратит попытки, пока не добьётся успеха. Если хочет освободиться.

Нокс склонил голову набок.

– Зависит от обстоятельств. Если ему дали приказ вселиться в него, а затем бестелесный вернулся к Всаднику и доложил о щите Ашера, который нельзя обойти, то мог получить другой приказ.

Но Харпер поняла, что в любом случае они не сдадутся.

– Похоже, Всадник решил добиться успеха там, где его соратники провалились. Если так, он – а я уверен, что это «он» после изучения видеозаписи – нападёт на нас со всем, что имеет в арсенале. Включая бестелесного демона.

Леви сложил руки на груди.

– Джонас сказал, что Алетея якобы украла его у частного коллекционера. Нокс, ты думаешь о том же, о чём и я?

Нокс на него посмотрел.

– Если ты подумал о Дионе Ботоне, то наши мысли совпадают.

Глаза Кинана загорелись.

– Он собирает уникальное. Хранит все в личном музее у себя дома. Если у кого-то и есть бестелесный, то у него. Чёрт, он даже может быть четвертым Всадником. Стоит учесть, что Дион мог сотрудничать с Алетеей.

Танер нахмурился.

– Не припомню, чтобы когда-то их видели вместе.

– Пока мы не погорим с Дионом, ничего не известно наверняка, – сказал Нокс. – К сожалению, мы не сделаем это прямо сейчас, поскольку просто не можем позвонить ему и договориться о визите на остров.

– Ах, да, он же технофоб, – вспомнила Харпер. – Не пользуется телефонами и компьютерами.

Нокс кивнул.

– У меня где-то есть его адрес. Я напишу письмо и попрошу о встрече. Ему не потребуется много времени на ответ. И всё равно мне не нравится ждать.

Он хотел получить ответы ещё вчера.

Ларкин закинула одну ногу на другую.

– Я всё ещё думаю, что нам нужно присмотреться к Тетчеру. Конечно, он помог нам добраться до Харпер, после того как её похитила Нора, но разве это не лучший способ отвести от себя подозрения? И они с Алетеей выглядели немного самодовольно в Ледяном Баре.

– Но Тетчер вряд ли бы появился на публике с тем, кого, возможно, придётся позже убить, если она не согласится следовать его планам, – сказал Леви. – К тому же, Джонас сказал, что Алетея скрывает своего нового парня. Щеголять с Тетчером не благоразумно. Я не исключаю его из подозреваемых, просто указывая на нестыковки.

Нокс натянул на лицо каменное выражение.

– Как по мне, пока мои пара и ребёнок в опасности, все под подозрением. – Он посмотрел на Ларкин. – Джонас сказал, что не смог отследить передвижения Алетеи после её исчезновения, но, возможно, тебе удастся. Она – ключ к раскрытию личности Всадника… он совершил серьёзную ошибку, убив её публично. Он практически выкрикнул: «Идите за ней и найдёте меня».

– Скорее всего, он тщательно замёл все следы, – высказался Леви.

Нокс посмотрел на жнеца.

– Давайте надеяться, что он совершил ошибку.

Харпер в каком-то роде отключилась. Вокруг продолжался разговор, но она не могла вникнуть. В голове крутилась одна мысль, что бестелесный демон может завладеть её сыном. Завладеть. Её. Сыном. Какая мать не падёт духом? Как и Нокс, она всегда подозревала, что однажды кто-то придёт за Ашером, и планировала схватить этого неизвестного и заставить заплатить так, чтобы больше ни у кого даже мысли подобной не возникло. Но как можно схватить того, у кого нет тела? Как выследить того, у кого нет запаха? Как напасть на того, кого можно увидеть, только если он сам захочет показаться?

Простой ответ на все вопросы – никак. Только с помощью огромной силы и чёртовой кучи удачи.

Харпер не слаба. Ни в коем случае. И с её способностью призывать адское пламя, она могла уничтожить бестелесного… если тот покажется. Если не завладеет другим. Если не проанализирует ошибки, которые совершил с ней в доме Джолин.

Она никогда не сталкивалась с чем-то подобным прежде, и легко испугаться неудачи, когда последствием станет конец жизни её сына.

Неуверенность в себе сдавила грудь и оставила кислый привкус на языке. Харпер – мать Ашера и должна его защищать. Прямо сейчас она чувствовала себя вообще неготовой к этому, что пугало.

Оставив остальных продолжать обсуждение, Харпер извинилась и направилась наверх. Ей нужно побыть одной. Нужно уединение. Нужно время, чтобы все усвоить и успокоиться. По пути в спальню она остановилась у приоткрытой двери в детскую. Внутри тихо. Тем не менее, она просунула голову в щель. Ашер лежал на спине в своей кроватке, его тёмные волосы растрепались. Сердце Харпер сжалось. Сопротивляясь желанию поцеловать его в щеку из страха разбудить, она направилась в роскошную спальню, сбросила одежду и забралась в душевую кабину. Встав под квадратную насадку и скрестив руки на груди, она опустила голову и закрыла глаза, пока горячие струи хлестали по коже. Мышцы болели и тряслись от напряжения, которое Харпер испытала, услышав новости от Нокса.

Бестелесный демон. Грёбаный бестелесный демон.

Черт возьми, почему она просто не вызвала адское пламя тогда в доме Джолин? Если бы так поступила, бестелесный превратился бы в пепел. Как и большая часть столовой Джолин, и не удалось бы никоим образом это скрыть, поскольку адское пламя оставляет красные следы. Люди уже волновались, что Нокс может его вызывать. Если они поймут, что она тоже, то запаникуют и решат уничтожить такую сильную пару. Даже Предводители нервничали из-за пары Нокса… им не стоит давать новых причин для беспокойства. Хуже будет, если все решат, будто Нокс способен передавать эту силу. Она сомневалась, что на свете есть демон, которого не заинтересует обладание такой способностью. Некоторые могут устроить охоту в надежде её заполучить. Так что вызов адского пламени в доме Джолин привёл бы к другим проблемам. Хотя не поэтому Харпер не призвала огонь. Она берегла эту способность для худшего развития событий, всё ещё боясь того, как её демон однажды опьянел от этой силы. Дело в том, что Харпер не могла обладать такой способность. Она не создана для неё. Она неплохо контролировала пламя, но в спокойном состоянии. Харпер не походила на Нокса, не могла сдерживать эмоции и сохранять самообладание. Если бы она призвала адское пламя в столовой Джолин, то неконтролируемая ярость подпитала бы огонь и сделала его неконтролируемым.

В этом смысле хорошо, что Харпер инстинктивно его не вызвала. Но материнский инстинкт не заботила логика… он хотел смерти бестелесного. И тёмная сущность внутри Харпер жаждала того же самого. Понимая, что переживания не помогут очистить голову или успокоить нервы, она сосредоточилась на намыливании волос шампунем. Позволила себе насладиться прикосновением пальцев к коже головы и ванильным запахом мыла. Каждый раз, когда мысли возвращались к бестелесному, она хлопала воображаемой дверью перед ними. Меньше всего ей хотелось, чтобы Ашер проснулся и, коснувшись её разума, ощутил только гнев.

Когда она закончила принимать душ, вытерлась насухо и завернулась в роскошное полотенце. Выйдя из ванной, схватила расчёску с комода и отправилась в гардеробную. Харпер расчесала спутанные, мокрые волосы и принялась рыться в ящике с нижним бельём. Она скорее почувствовала, как вошёл Нокс, а не услышала. Он ничего не сказал, просто подошёл сзади и перебросил её волосы через одно плечо, обнажая заднюю часть шеи. Почувствовав его горячее дыхание на коже, Харпер ощутила лёгкую дрожь, пробежавшую по спине. И этот ублюдок точно знал, как на неё влиял.

Харпер закрыла глаза, когда он начал покусывать и лизать шею. Даже сквозь одежду она чувствовала тепло его тела, окутавшее её.

– Брось полотенце, – прошептал он, опаляя горячим дыханием кожу.

– Нокс, моя голова сейчас забита совсем другим и…

Он сильно прикусил изгиб её шеи. Движение было собственническим и доминирующим.

– Никогда не скрывай от меня то, что мне принадлежит. – Он лизнул место укуса. – Теперь брось чёртово полотенце.

Тихая команда заставила Харпер сглотнуть. Властная натура Нокса не игра; он не играл роли. Нет, эта самоуверенность была его частью. Контроль – его суть. И будь она проклята, если тело не отвечало ему каждый раз, гудя от возбуждения. Сексуальная энергия искрилась в воздухе. И когда она почувствовала его внимание, остальной мир исчез. Её разум отгородился от всех проблем, оставив только потребность ощутить Нокса внутри себя. И он знал это. Знал, что в этом отвлечении они оба нуждались.

Прочистив внезапно пересохшее горло, Харпер позволила полотенцу упасть к ногам.

– Лучше, – сказал он, проводя пальцами по её мокрым волосам. – Теперь не двигайся.

Она вновь закрыла глаза, когда он лизнул её спину, собирая капельки воды. Мурашки пробежали по коже. Она вздрогнула, когда его зубы впились в одну из ягодиц и оставили след.

– Ой.

– Просто обновляю одну из своих меток, – сказал Нокс без извинений. – Ты же знаешь, мне не нравится, когда они пропадают.

Он оттолкнул полотенце и встал. Быстро сбросил одежду, все это время, с наслаждением, смотря на свою пару. Обнажённую. Влажную. Ожидающую указаний. Он знал, что у неё голова кружится от новой информации. Его собственная в таком же состоянии. Прямо сейчас Нокс хотел ощутить, как Харпер кончает. Нуждался в утешении и покое, которые только она могла подарить. Прижавшись к её спине, Нокс намотал на кулак её волосы и дёрнул голову в сторону, чтобы заговорить на ухо.

– Сказать, что я с тобой сделаю? Я собираюсь настолько сильно возбудить тебя, что ты не выдержишь. Затем трахну так, как этого хочет мой демон. Да, я возьму тебя прямо у стены, Харпер. Жёстко. Грубо. Именно там, как мы оба хотим. – Он прикусил мочку её уха. – Повернись.

Покраснев, Харпер медленно повернулась. Её желудок скрутило от дикого голода и сильного собственнического чувства, которые отразились на его лице. Она знала этот взгляд, означающий, что скоро будет беспощадно трахаться, до боли.

– Нокс, мы…

Он схватил её подбородок и погрузил язык в рот. И мир исчез. Все мысли сосредоточились на Ноксе. На его губах, таких тёплых и требовательных. На его вкусе, тёмном и богатом. На прикосновении его рук, умелых и уверенных, когда они скользили по её коже.

Впившись ногтями ему в спину, она растворилась в поцелуе, пока их языки танцевали, облизывая, ударяя и скользя. Приятные ощущения пронеслись по телу, вызывая головокружение.

Немного отчаявшись, Харпер обняла его сильнее и попыталась взять на себя инициативу в поцелуе. Не сработало. Его рука обхватила её горло и сжала… наказание и напоминание о том, кто контролирует ситуацию. Зарычав, Нокс прижал Харпер к стене, наслаждаясь тем, как быстро вылетел весь воздух из её лёгких. Он прижал её запястья к бокам, чтобы ладони касались стены.

– Пока не трогай меня. – Сапфировый оттенок её радужек закрутился, потемнел и стал угольно-серого цвета, в глазах горело желание. От этого зрелища его яйца сжались. – Прекрасно, – пробормотал он. Нокс навалился на неё всем весом, заставляя чувствовать стеснённой и сдавленной, зная, что Харпер это нравится. Зная, что ей даже необходимо ощутить доминирование над собой, несмотря на непокорную натуру.

Он просунул колено между её ног и раздвинул их.

– Держи свои ладони на стене, Харпер. – Нокс медленно провёл пальцем вниз по её шее, между грудей, вдоль живота и оказался на внутренней стороне бедра. Харпер разочарованно захныкала. – В чем дело, детка?

– Может, мы опустим момент, где ты «настолько сильно возбудишь меня, что я не выдержу», и сразу перейдём к делу?

Их взгляды встретились, и в них пылало одинаковое по силе желание.

– Нет.

Да, она знала, что он так скажет. Харпер наблюдала, как он продолжал водить пальцами и языком. Она никогда не привыкнет к его взгляду, словно он смотрел на редкий, драгоценный артефакт. Каким бы грубым и резким он ни был, она всегда чувствовала его обожание.

Глядя на маленькие укусы на её теле, Нокс ощутил чистое мужское удовлетворение. Никогда ни он, ни его демон не стремились полностью обладать партнёром – чёрт, вообще кем-то другим – пока Харпер не вошла в его офис и не перевернула его жизнь с ног на голову. Нокс впился в её грудь зубами, обновляя исчезающую отметину. Честно говоря, он был непреклонен, как и его демон, когда дело касалось оставления меток обладания на теле Харпер. Нокс знал каждую линию, каждый изгиб, каждую впадинку, каждое чувствительное место. Знал, как довести её до лихорадочного состояния. И именно это продолжал делать. Он наслаждался каждым вздохом, стоном и криком, безжалостно играя с её телом, облизывая метку в виде ожерелья на шее, дёргая за колечко на соске, проводя языком по метке на груди, прикусывая соски и втягивая в рот как можно больше кремовой плоти. Все это время он тёрся членом об её клитор, мучая тем, что Харпер не могла заполучить.

– Сильнее увлажниться я уже не смогу! – выкрикнула она, её соски напряглись от всепоглощающего внимания, которым Нокс их обсыпал. Клитор и лоно пульсировали, желая того же. Но Нокс вёл себя как придурок.

– Неужели?

Харпер ахнула, когда ледяные пальцы скользнули по опухшим складкам лона. Его ментальные пальцы – хоть и ощущались холодными – излучали чистый жар и обнажали каждое нервное окончание, что ей хотелось рыдать.

– Не веришь мне? Убедись сам.

Изогнув губы, Нокс запустил внутрь палец и чуть не застонал, когда внутренние стенки, скользкие и адски горячие, туго его сжали.

– О, ты действительно влажная. Но бывало и лучше.

Она открыла рот, но Нокс просто ухмыльнулся.

– Если ты говоришь не о моей…

– Моей, Харпер. Не твоей. Она принадлежит только мне. – Он скользнул пальцем глубже и взял немного влаги, чтобы смазать клитор. – Верно?

– Ну…

Харпер зашипела, когда он шлёпнул её по клитору.

– Верно?

– Да, придурок, верно. – Она ахнула, когда он немного сжал клитор двумя пальцами. – Я беру свои слова назад.

Нокс ухмыльнулся.

– Мило с твоей стороны.

Когда она злилась, напоминала шипящего, фыркающего котёнка, и он считал это крайне мило. Хотя Нокс никогда не расскажет об этом. Ему нравились его яйца именно там, где были.

Харпер не открывала глаза, пока его пальцы скользили вперёд-назад, по обеим сторонам клитора. Но затем два ледяных ментальных пальца вонзились в лоно, и она резко распахнула веки.

– Чёрт.

Странный жар, исходящий от этих холодных пальцев, заставляли лоно пылать и пульсировать. Каждый толчок раздувал огонь страсти всё сильней, пока желание не стало невыносимым. Обнажённые нервные окончания почти гудели.

Нокс прикусил её нижнюю губу.

– Никто не может делать так, – сказал он хриплым голосом. – Никто.

Харпер решила, что он прав. Не только потому, что был единственным мужчиной, который мог унять боль, вызванную им, но и потому что ему нет равных. С первой же ночи Нокс стал её сексуальным эталоном, с которым невозможно сравниться. Все остальные потерпели бы неудачу.

Ощутив приближение оргазма, она предупредила:

– Я скоро кончу.

– Пока ещё нет.

Всхлип застрял в горле, когда психические пальцы исчезли, оставив внутренние стенки покалывать.

– Нокс…

Он мягко поднял её и опустил на свой член. Харпер подняла руки и впилась ногтями в его бицепсы. Его толстый, твёрдый и длинный член наполнял и растягивал до жжения. Внутри все было настолько сверхчувствительным после психических пальцев, что она могла чувствовать каждую вену и едва могла это принять.

– Ладони на стену, Харпер, – приказал Нокс. Вместо этого она только сильнее вцепилась в него. Он резко шлёпнул её по заднице. – Ладони на чёртову стену. – Её лоно – тугое, скользкое и обжигающе горячее – запульсировало вокруг его члена и пропитала своими соками. Он сжал зубы и тихо выругался. – Сейчас же, Харпер.

Зашипев, она шлёпнула ладонями по стене за спиной, в её глазах полыхал огонь.

– Вот, придурок, доволен?

– Просто в восторге. – Он обхватил её задницу и раздвинул ягодицы так, что слегка защипало. Ей нравилось немного боли вперемешку с наслаждением, и Нокс знал точно какую границу не стоит переходить. – Теперь я тебя трахну. – Он резко врезался в её тугое лоно снова и снова. Словно погружался в шёлковое пламя и наслаждался каждой чёртовой секундой. Ему нравилось ощущать, как её внутренние стенки сжимаются и пульсируют вокруг. – Мне никогда не будет достаточно этого. Тебя. Кому принадлежит лоно, Харпер?

– Тебе, – прохрипела она, отчаянно борясь с оргазмом, чтобы не бросить ему вызов.

– Да. Мне. – Его демон взял контроль, охладив воздух. – И мне, – сказал он. Затем яростно ворвался в неё.

– Чёрт, – прошипела Харпер. Демон был намного грубее Нокса. Не давал ей ни передышки, ни пощады, просто вбивался в неё, словно пытался пробить дыру в спине или что-то подобное.

Не переставая двигаться, демон поднёс палец к её рту.

– Соси. – Она заколебалась, поскольку знала, куда он этот палец засунет потом. – Соси. Можем сделать это со смазкой или без – выбор за тобой.

«Ублюдок».

Харпер всосала палец. И действительно, влажный палец вошёл в её попку. Без предупреждения. Без преамбулы. Демон просто погрузил его до основания. А затем поцеловал Харпер… нет, стал наслаждаться её ртом, полностью овладевая.

Она ощутила изменения в теле Нокса – поцелуй стал менее болезненным, а толчки – менее агрессивными – и поняла, что демон отступил.

Однако Нокс не убрал палец из её попки, а начал добавлять ещё один. «Придурок».

– Не надо, или я кончу.

Это стало бы последней каплей… они оба это знали.

– Ты продержишься.

Харпер покачала головой.

– Не смогу.

– Сможешь. – Нокс засунул второй палец и ускорил темп толчков, погружаясь глубже. Горячие тиски её лона, тихие стоны, запах её желания, покачивание груди, ощущение попки вокруг его пальцев… Он зарычал. – Обними меня крепче, детка. – Когда она обхватила его руками и ногами, он наклонился под таким углом, что с каждым толчком задевал клитор. – Кончай. Дай мне почувствовать… твой оргазм.

Её накрыло обжигающее наслаждение, от чего глаза ослепли, рот раскрылся в безмолвном крике, а внутренние стенки сжались вокруг члена. Выкрикнув проклятье, Нокс стал ещё толще внутри, когда последний раз глубоко погрузился и достиг пика. Каждый горячий всплеск его оргазма впитывался в её влажное лоно. И Харпер просто лишилась всех сил.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю