332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ребекка Яррос » Крайние меры (ЛП) » Текст книги (страница 6)
Крайние меры (ЛП)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:17

Текст книги "Крайние меры (ЛП)"


Автор книги: Ребекка Яррос






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

– Это я попросил его приехать, – сказал Гас, положа голову на перила; он смотрел на меня доверчивым взглядом.

– Зачем? Как?

– У меня есть его номер, – он казался намного взрослее, чем сейчас. – Мама плакала.

Это было лучше, чем раньше, но все же. Эйприл позвонила тебя, а я тренеру Уолкеру. Он сказал мне звонить, когда понадобиться помощь.

Вот дерьмо.

Я встала и взяла его на руки.

– К сожалению, я тоже кричала. Просто сейчас у нас очень тяжелое время.

Он обнял меня.

– Это из-за того, что папа ушёл? Или потому, что Райли больше не твой парень?

Я поцеловала его в макушку и сказала:

– Мой маленький мальчик.

– Ты так сильно ненавидишь армию?

Я сжала его в объятьях.

– Нет. Я не ненавижу армию. Я просто не хочу, чтобы там были люди, которых я люблю. – Я не могу потерять еще одного человека, которого люблю.

– Мне нужно вернуться в колледж, у меня есть еще занятия.

Он кивнул.

– Ты можешь взять меня с собой? Я не хочу быть здесь. Здесь грустно.

Во мне появилась боль, но слёз не было. Может быть, я наконец-то выплакала все?

Двадцать минут спустя я отвезла Гаса и Эйприл в школу и подъезжала к квартире. Не хочу здесь чувствовать ответственность за кого-то. Сейчас хочу побыть эгоисткой: спать до десяти, пропустить занятия и сосредоточиться на хоккейном расписании матчей. Просто побыть двадцатилетней беззаботной девушкой.

Я кое-как вытащила ключи из сумки. Что со мной не так? Я поднялась по лестнице на четвертый этаж, так как мне нужно было сжечь несколько калорий после утреннего мокко. Подходя к двери, я заметила, что пальцы были все еще онемевшие от холода. Ключ выскользнул из моей руки и упал на коврик. Я прислонилась лбом к двери и закрыла глаза, чтобы сохранить остатки своего терпения.

Это так чертовски тяжело.

Я наклонилась, подняла ключ и затем снова попыталась открыть дверь. Прежде чем я смогла это сделать, Джош вышел из лифта и направился ко мне.

Мне хотелось подбежать к нему, извиниться, запрыгнуть на него и поцеловать. Я нуждалась в его руках на моем теле, а у него была возможностей сделать это.

Вот почему я не могу. Не могу пользоваться им. Но что, черт возьми, он делает? Опять?

– Джош, серьезно?

Он недоверчиво посмотрел на мою сумку.

– Серьезно что?

Он был таким простым.

– Ты не мог следить за мной от самого дома до квартиры! Я тебе говорила несколько раз…

Он засмеялся, превращая мои слова в шутку,  покачал головой и начал приближаться ко мне... мимо меня, к соседней двери, и вставил ключ, открыв квартиру.

– Рад познакомится, соседка.

Он помахал мне и закрыл за собой дверь, оставив меня стоять в одиночестве как идиотку.

Черт.

– Эмбер? Это ты? – Спросила Сэм, закрывая свой ноутбук, когда я зашла в квартиру.

Я бросила свою сумку на кресло.

– Детка? Что с тобой?

Я покачала головой и ответила:

– Гормоны разбушевались. А у тебя?

Она отрицательно покачала головой и дала мне шоколадный батончик, который я съела, даже не проверив количество калорий на этикетке.


Глава 10

Безобразие. Это единственное слово, которым может описать то, что происходит сейчас между мной и Джошем: невыносимо находится рядом с парнем, который не разговаривает со мной, и не важно, хочу ли я с ним разговаривать. Верно?

Его взгляд прожигал меня, но когда я поворачивала голову, чтобы посмотреть на него, он тут же отворачивался. В пятницу вечером я готова была убить себя из-за чувства вины.

Я была той еще сукой, ведь парень приехал по первому же звонку младшего брата. Но большей УДАЧЕЙ было то, что теперь он мой сосед. Оказывается, он жил там уже два долбанных года. Если бы я могла провалиться сквозь пол, то бы уже сделала это.

– Эй, ты здесь? – Сэм посмотрела на меня, а потом на плакат Дейва Метьюса в гостиной.

– Да так, отвлеклась.

Она плотно укуталась в халат и поправила полотенце на голове.

– Через пару часов я пойду гулять с девчонками. Те хочешь с нами? Обещаю, мы хорошо проведем время.

Я посмотрела на стопку учебных журналов передо мной.

– С удовольствием. – Ну, почти.

– Я бы выпила с вами, но завтра рано утром у Гаса тренировка, мама попросила отвезти его.

– Она попросила сама?

– Нет, это я предложила.

Сэм замолчала, а я спросила:

– Что?

– Прошел месяц, Эмбер.

Никто не должен мне напоминать, сколько прошло после папиной смерти. Один месяц, два дня и одиннадцать с половиной часов со дня уведомления.

– Да? Ну и что? Ей нужна помощь?

– Я не говорю, что она бездействует. Слушай, я действительно восхищаюсь тобой. На тебя много взвалилось. Я просто думала, что пришло время доверить ей немного больше. Может быть, тебе стоит спросить ее.

– Ты не понимаешь.

Она повернулась ко мне.

– Ты права. Не понимаю. Никто не понимает. Но я видела твою маму. Она была в порядке и более того держалась достойно. Твоя бабушка уже не присматривает за ней?

– Да, все еще. Кроме того она постоянно напоминает о своём уходе, но остается, словно ждет какого-то просвета. Я благодарна ей за то, что она здесь. – Я улыбнулась, вспоминая о ней. – Бабушка не сможет водить Гаса на хоккей.

На лице Сэм появилась злая улыбка.

– Может быть Джош – причина твоего желания отводить Гаса?

Я покраснела.

– Я должна извиниться перед ним.

– Вперед, – сказала она и начала вытирать волосы. – Подруга, этот парень живет по соседству. Тащи свою задницу туда и извинись. А я пойду приведу себя в порядок.

Она пошла в спальню. Я знаю, что Сэм не нужна помощь с этим, она отлично разбирается в моде.

На часах 7:15. Бабочки в моем животе подсказывали мне, что я действительно хочу это сделать. Я отложила книгу и встала с дивана. Пойду ли я в джинсах? Да. Я ведь не собираюсь произвести на него впечатление, верно? Я оправдываю себя! Плюс ко всему, я без макияжа и не даже брила ноги. Кто черт бреет ноги для извинений?!

Прежде чем мое терпение лопнуло, я выскользнула из квартиры босиком. Три стука и я задержала дыхание перед тем, как выставить себя дурой. Дверь открыл очень худой блондин.

– Привет, – он оценивающим взглядом окинул меня.

– Привет, я Эмбер, ваша соседка.

На его лице появилась сексуальная улыбка.

– Привет, Эмбер, моя соседка.

– Джош дома?

Его лицо вытянулось.

– Вот черт. Он уже должен бабки? Ты не тип Джоша.

Я подняла брови, а он начал заикаться:

– Ты чертовски горячая, но ты не похожа на...

– Барби? – Я хорошо знала, как выглядит этот «тип».

Появился Джош.

– Точно, – сказал он и открыл дверь, приглашая пройти в коридор.

– Уолкер! К тебе пришли! – Парень повернулся ко мне. – Если тебе что-нибудь понадобиться... – Он убийственно улыбнулся. – Меня зовут Джаггер.

Я попыталась проигнорировать его подкат, хотя он был хорош в этом.

– Приятно было познакомиться, Джаггер.

– Взаимно.

Он провёл языком между зубами, показывая серебряный пирсинг.

– Джаггер, отвали от Эмбер.

Мое дыхание остановилось, а сердце бешено забилось.

Джош прислонился к стене. Его руки были возле моей головы. Серые фланелевые брюки низко сидели у него на бедрах. Я боролась с огромным желанием. Желанием.

Мой рот открылся. Джош был без рубашки, все его рельефные мышцы были выставлены на показ, и я помнила, каковы они были на ощупь. Мысль о возможности снова потрогать их зародилась у меня в голове. Находясь рядом с ним, я уже начала жалеть об отказе на предложение Сэм.

– Оставляю вас наедине, – пробормотал Джаггер и вышел в подъезд.

Джош не сдвинулся с места в ожидании того, что я сделаю первый шаг. Я не виню его за то, что моя температура то отпускалась, то поднималась. Он даже не подозревает, что значит для меня.

Я сократила расстояние настолько близко, что смогла, закинув голову, посмотреть ему в глаза, и достаточно близко, чтобы я почувствовала слабый запах сандалового дерева, который исходил от него. Да, я откровенно разглядывала его и тянула время. Как я могу объяснить ему, что это я не так поняла все? Его карие глаза прожигали дыру во мне, не могу понять, что он хочет.

И тут он коснулся моего лица рукой.

– Дисэмбер.

Я промолчала потому, что не доверяла сейчас себе, так как могла высказать то, что творилось у меня в голове. Мой пульс участился, а дыхание перехватило. Я наклонилась ближе к его ладони, чтобы поймать этот возбуждающий запах. Маленькие капли стекали вниз по его торсу, – он только из душа.

Черт. Я хотела его. Неважно где: на кровати, на диване или на долбанном кухонном столе. Мне нужен этот человек. Не просто кто-то, а Джош.

И я сдалась. Его губы обрушились на мои, нежности не было, – мы яростно встретились, готовые друг к другу. Я засосала его язык, он зарычал. Его руки скользнули по моей спине к ягодицам и притянули к себе. Затем Джош развернулся и прижал меня к стене. Да. Я хочу это.

Мои пальцы отчаянно сжали его влажные волосы. Он был как клубничное мороженое. Моё воображение нарисовало картинку, в которой Джош капает мороженным на меня, а затем слизывает его с обнажённого тела. Я не смогла подавить свой стон, и не могла остановить свои движения бедрами, тем более, эти штаны ничего не скрывали.

Он отстранился только для того, чтобы снова запустить свой язык в мой рот, а я отпустила его волосы, чтобы расстегнуть джинсы. Он поднял меня выше, а я обхватила его торс ногами. Раздался глухой «бум», когда я ударилась затылком о стену. Я посмотрела на него сверху вниз, на то, как он делает дорожку из поцелуев по моей коже. Когда он посмотрел на меня в ответ, я утонула в его тёмных глазах, – он хотел меня.

Рада, что мы еще хотим друг друга.

Я обхватила его лицо, наслаждаясь гладкой после бритья кожей.

– Джош, – прошептала я.

Его глаза расширились. Я еще глубже погрузилась в них, если это вообще возможно. Он отпустил меня, прекращая тереться, из-за чего мне захотелось избавиться от одежды.

Его поцелуи стирали какие-либо ненужные мысли в моей голове, они чертовски затягивали. Джош изменил темп, – замедлился, продолжая исследовать моё тело. Вначале он передал управление мне, а затем забрал его обратно. Невозможно было думать о чём то, кроме как о том, как бы раздеть его совсем. Мои руки скользнули по его груди, животу и добрались до штанов. Я нуждалась в этом.

Он издал сексуальный стон в мой рот, точно так же, как в Брекенридже.

– Дисэмбер, – он задыхался. – Я чертовски хочу отнести тебя к себе в спальню, но знаю, ты этого не хочешь.

Стоп. Что я хочу?

Боже мой. Я накинулась на него в коридоре его квартиры, после того, как недавно пыталась оттолкнуть его.

Что, черт возьми, происходит со мной?

Я закрыла лицо руками.

– Что я делаю?

Он осторожно убрал мои руки от лица и сказал:

– А что ты делаешь?

Его глаза передавали похотливую страсть. Я не могла бороться с этим.

– Я пришла, чтобы извиниться за вчерашние слова. За мою истерику. – Я засмеялась. – Но вместо этого, я накинулась на тебя. И за это тоже прости.

– Извиняешься за то, что накинулась на меня? – Из-за его улыбки бабочки в моем животе снова ожили.

– Нет. Я не извиняюсь за то, что накинулась на тебя. Я извиняюсь за мой характер.

Он улыбнулся и коснулся большим пальцем моих губ.

– Я сказал тебе, что я сделаю ради тебя все, Эмбер. Так что не извиняйся.

Неважно. Я была сильно напугана, чтобы понять его признание.

– Будет лучше, если я уйду. – Мои слова звучали жестко, даже для меня.

Он отступил.

– А мне нужно в душ.

– Ты же только что...

В его глазах вспыхнул огонёк. Мне потребовалось много сил, чтобы удержать себя и не пойти с ним в спальню.

– Да, но думаю, мне нужен душ с другой температурой.

Джош Уолкер принимает холодный душ из-за меня? Может, я смогу пойти вместе с ним и подогреть ему воду...

– О, мне жаль. – Не совсем.

Медленная, сексуальная улыбка расползлась по его лицу.

– А мне нет. – Он снова прислонил меня к стене и наклонился к моим губам.

Я собиралась сделать это снова. У меня не осталось сил, чтобы протестовать своим чувствам.

– Не стесняйся и обращайся ко мне. Я к твоим услугам в любое время. Я буду твоим личным ковриком для ног.

Затем он нежно поцеловал меня в губы.

– Я должна идти. – Я нервно сглотнула.

Нужно уйти прежде, чем вновь всё повториться.

Он открыл дверь и проследил взглядом за мной.

– Дисэмбер?

Я не хотела оборачиваться и смотреть на его голый торс в татуировках,  по которым я жаждала пройтись языком.

– Да?

– Надеюсь, ты спишь лучше меня.

– Ты плохо спишь?

– Понимание того, что ты спишь через стену, изводит меня.

Моё тело обмякло. Может ли девушка получить оргазм от слов? Между нами воцарилось молчание.

– Ночью.

Теперь моя очередь следить, уже за закрывающейся дверью.

Я опомнилась уже в своей квартире, медленно сползая на пол. Сэм выскочила из-за угла: наполовину с готовой причёской.

 – Ты извинилась?

Я не смогла бы скрыть, что случилось, однако Сэм в доверии идеальный кандидат, – ни разу не предала меня за пять лет нашей дружбы.

– Если ты не извинялась, значит вы целовались и снимали друг с друга одежду.

– Ну...

Она села рядом на пол и потянула меня к себе.

– О, моя девочка.

Затем Сэм посадила меня на кровать, а сама направилась к зеркалу заканчивать макияж.

– Я даже не знаю, что сказать.

Она повернулась ко мне.

– Начни с того, что ты заполучила парня, по которому пускают слюни все первокурсницы.

Первокурсницы. Я не только пускала слюни, но еще фантазировала о нем, прикрепив его фото на крышку ноутбука. Он был парнем, по которому сохли абсолютно все девушки. К нему меня влекло не только из-за сексуальной улыбки.

– Спустись на землю, Эмбер.

– Ммм?

– Потерялась в Джоше?

– Просто думаю о том, как все изменилось. Пять лет назад я бы и не думала разговаривать с Джошем.

Нет. Наши миры были совершенно разными: он был солнцем, а я – Плутоном.

– Помнишь, как ты отважилась спросить его о Сэди Хокинсе? – Спросила она, крася ресницы.

Воспоминания всплыли и я засмеялась.

– Слава Богу, меня предупредила Вики Брейзер! Только представь, как неловко мне было.

– Зато теперь ты встречаешься с ним.

Я поморщилась.

– Не совсем. Больше подходит... почти встречаешься.

Она погрозила пальцем.

– Ты думаешь, он не отхватит от тебя кусок?

– Он вроде как отказал мне.

Расслышала ли она нервную нотку в моем голосе? Уверена, что да.

– Да.

– В смысле?

Она отвернулась к зеркалу.

– Он просто сохранил ту же репутацию, что и в школе. Девушки преследуют его, а он позволяет попадаться на крючок. И ещё, Джош идеально подходит на роль отвлекающего парня для тебя. Он не возвращается на пастбище, на котором уже пасся. Хм...

– Сэм!

Ее взгляд встретился с моим в зеркале.

– Я не знаю. Я не слышала, что у него появилась девушка.

– Великолепно.

– Почему бы тебе не спросить об этом на завтрашней тренировке? У него не было проблем с репутацией.

– О да, это нормально: подойти к Джошу и сказать: «Эй, Джош, почему ты побоялся спать со мной?» Ты хочешь, чтобы я это спросила?

Я застегнула пуговицу на блузке, почувствовав себя дешевкой.

– Ты накинулась на него?

– Ночью, когда застукала Райли с Кайлой.

Мы еще не затрагивали тему Райли/Кайла. Она просто спросила, почему я ушла и выразила отвращенье.

– Что он сказал?

Я притянула колени к груди.

– Что не займется со мной сексом, пока не наступит «наша» ночь.

Она разинула рот и чуть не выронила тушь из руки.

– Святое дерьмо. Джош Уолкер запал на тебя.

Я была слишком напуганной, чтобы улыбнуться.

– Не столько он на меня, сколько я на него.


Глава 11

Во всем мире нет столько кофеина, сколько поможет разбудить меня, чтобы я смогла отвести Гаса на тренировку. Я потратила около тридцати минут, чтобы собраться, десять минут, чтобы дозвониться до мамы, которой я обещала забрать брата, полчаса на дорогу до Гаса и пятнадцать минут, чтобы добраться до арены. Все это заставило меня встать в 7 утра субботним утром и отложить свой утренний бег. Но Гас стоит изменения моего графика.

Семь минут в Старбаксе сделали это возможным. Нет кофеина, нет подъема. Так устроен мой организм.

Я закончила шнуровать коньки брата, поцеловала его в кудрявую макушку, слегка подтолкнула его в сторону льда и сказала:

– Порви их, Тигр!

– Ба! Впервые слышу это, – крикнул он мне в ответ.

Две недели до плей-офф. Если бы я смогла оставить Гаса у себя…Поддельная улыбка, фальшивый смех, зато реальные блинчики. В воскресенье утром они высоко ценятся. Я уже не надеюсь на то, что мама станет прежней, но спустя некоторое время она все-таки должна вернуться к нам, в реальность.

Мокко греет мои руки, а теплая труба позади – спину. Я кивнула, приветствуя двух белокурых девушек, которых я видела здесь на прошлой неделе, и попыталась проигнорировать тот факт, что они снова были одеты как Твидлдам и Твидлди (прим.пер.: англ. Tweedledum and Tweedledee – персонажи книги «Алиса в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла; в западной поп-культуре эти имена часто используются для насмешливого обозначения двух людей, очень похожих внешностью и манерами). Глупо надевать рубашки с глубоким декольте на детскую тренировку по хоккею. Надеюсь, они не отморозили свои прелести. Я поймала себя на мысли, что ищу среди тренеров Джоша, которого не было на льду. Достала книгу, начала учить тексты, которые отупляли мое сознание. Если я успею заучить их сегодня, то у меня останется достаточно времени, чтобы насладиться чтением истории завтра. Каждые несколько страниц, я поднимала голову и следила за Гасом. На самом деля, искала Джоша. Может быть, нужно извиниться за прошлую ночь, но не так как в прошлый раз.

– Думаю, сегодня Уолкер сидит дома, – сказала Твидлди, один из близнецов, позади меня.

Я сосредоточила свой взгляд на Гасе, пытаясь не обращать внимание на сталкеров, находящихся позади меня, но напрягла слух.

– Я знаю, – вздохнула Твидлдам. – Не нужно было вставать рано и тратить время, чтобы встретиться с ним.

– Мы могли бы пригласить Джаггера, – предложила Твидлди.

Я раньше не замечала, что он тренируется с Джошем.

– Ты уже переспала с ним.

– Только потому, что не интересовала Джоша.

Я подавилась кофе.

– Да, он вроде не появлялся уже неделю, – сказала Твидлдам раздражительно. – Жаль, Джаггер горячий, но он не Джош.

Он отшивал всех. Я сдержала улыбку и попыталась сосредоточиться на игре, а не на разговоре. К тому времени, игра уже закончилась: Гас забил один гол, тем самым помог команде победить. Всякий раз он посматривал на трибуны, на меня. Я горжусь им. Папа гордился бы тоже.

В моей груди появилась знакомая боль, она никуда не ушла, однако в моем сердце появилось место и для других событий. Я старалась улыбаться для Гаса.

Когда тренер разнял обе команды после обычного рукопашного боя, послала воздушный поцелуй; мой брат нуждался в заботе. Черт, я тоже в ней нуждалась. Гас помахал мне, а Джаггер «поймал» мой поцелуй и «вернул» обратно. Я не смогла сдержать смех. Это не осталось незамеченным близнецами.

– Эй, ты! – Крикнула мне Твидлдам.

Я собралась духом и повернулась.

– Да?

– Джаггер Бейтман только что отправил тебе поцелуй? – Она прищурилась и изогнула губы в язвительную усмешку.

Великолепно!

Я глубоко вздохнула, такое впечатление, словно попала в сумасшедшие хоккейные YouTube клипы.

– Я его соседка. А он просто катается. Извини, он твой парень? – Я знала ответ на этот вопрос.

– Нет, я его просто знаю. – Ее голос упал, она с намеком сказала:

– Очень хорошо.

– Да, – прищурилась другая девушка. – А я очень близка к Джошу, соседка по комнате.

Ах. Ты. Сучка.

– О, для меня он только сосед и тренер моего брата. А какой из них ваш брат?

Они обе покраснели.

 – Мы пришли просто поддержать команду.

– Да, – я взглянула на них и подняла одну бровь. – Безусловно, этим ребятам нужна ваша поддержка в 8 утра.

Затем Джаггер помахал мне.

– Увидимся позже, детка. Не простынь! – Я схватила сумку, пустой стакан и спрыгнула с трибуны. Нужно было быстрее уйти.

– Что случилось? –спросила я Джаггера около раздевалки – Гас в порядке?

Он убийственно улыбнулся, но его улыбка не вызывает у меня тех эмоций, что улыбка Джоша.

– Сегодня он отлично сыграл. Однако стоит напомнить тебе, что он теряет хватку, потому что забывает надевать шлем. Ему нужно напоминать про него перед тренировкой.

– Отлично. Спасибо, Джаггер. – Он мог бы шутить и улыбаться, но мне понравилось, что он был серьезен, когда разговор шел о детях.

– Нет проблем. Знаю, что ты здесь не только ради Гаса, но и из-за Джоша, верно?

Не было никакого смысла лгать соседу Джоша; я слегка кивнул головой.

– Знаю, я жалкая

– Он меняется с тобой, – признался парень, оценивающе глядя на меня.

– Он меняется с любой девушкой, – пропела Твидлдам.– Привет, Джаггер.

Он улыбнулся им и сказал:

– Хизер, Софи, рад видеть вас.

Что? Теперь я знаю их имена. Мне моя версия нравилась больше. Подождите одну секунду. Хизер? Та, которая писала СМСки Джошу?

– Так, где Джош? – спросила Хизер, а по-другому Твидлдам.

– Он снова отсутствует на тренировках? – Вмешалась Твидлди, или Софи.

– Он занят на этих выходных.

Джаггер выстрелил в меня взглядом, который я не смогла не заметить.

– Эмбер, я уверен, что мы еще увидимся. Гас сейчас придет. Не забывай о шлеме, хорошо?

Я кивнула ему, пытаясь не обращать внимание на девушек за моей спиной, которые явно имели претензии ко мне.

– Ты же знаешь, что Джош исчезает через каждые несколько недель? – Спросила Хизер, догоняя меня. – Наверняка знаешь. Он же твой сосед. – Она оценивающе посмотрела на меня и поморщилась, когда дошла взглядом до моих джинс.

Софи вмешалась:

– Каждые несколько недель он... выпускает пар.

– Каждый раз с новой девушкой, – пробормотала Хизер себе под нос, но я услышала это.

 Она имела в виду меня?

Никогда не была так благодарна появлению Гаса, как сейчас. Он вышел из раздевалки и крикнул:

– Эмбер!

Я взяла его клюшку, хотя знала, что ему нравилось тащить вещи самому.

– Ты отлично сыграл.

– Дамы. – Гас кивнул девушкам.

Он явно слишком много проводит времени с Джошем.

– Увидимся в следующий раз? – Бросила я им через плечо, мило улыбаясь.

Они рассвирепели, а мы вышли.

– Думаю, твоя победа заслуживает пончики.

– Ура!

Сорок пять минут спустя, вооружившись десятком пончиков, мы ехали домой. Затем я жонглировала кофе, а Гас нес пончики.

Мама и бабушка сидели за столом в столовой; мама натянула улыбку, когда мы вошли. Гас положил пончики на стол и, не помыв руки, отломил кусочек шоколада. Он всегда был голоден после игры.

– Как прошла игра? – Спросила меня мама.

– Отлично, они выиграли, 12:57, Гас забил один гол.

Я раздала всем кофе, кроме Эйприл. Она, вероятно, не вылезет из постели в течение нескольких часов, но я все равно не забыла про нее.

– Хорошая работа! – Поприветствовала Гаса бабушка.

Гас вытер лицо тыльной стороной ладони.

– Спасибо, баб! Мам, ты сможешь прийти на следующей неделе? Будет родительский день и последняя игра в плей-офф.

Ее улыбка дрогнула, и я чуть не набросилась на нее.

– Я подумаю, хорошо?

Никто не упомянул, что она не выходила из дома после похорон.

– Круто! – Он снова потянулся к коробке, но мама резко закрыла крышку.

– Мистер, вам стоит помыться в душе и убрать на место свое снаряжение.

– Да, мэм, – проворчал он и направился в ванную по лестнице.

Мама воспитывала его, она заботилась о нем. Наконец мать заметила, что в мире, за пределами её комнаты, есть нечто хорошее. Я не могла не улыбнуться. Сев на свое место, посмотрела на маму и бабушку, – они обе выглядели намного лучше.

Зазвенел телефон, я подняла трубку:

– Алло?

Надеюсь, мой голос не дрогнул.

– Дисэмбер? Это капитан Уилсон.

Я знала, что это обычная проверка, но в моем животе что-то перевернулось. С этим человеком мне не хотелось общаться.

– Что случилось, капитан Уилсон?

Мама настороженно посмотрела на меня.

– Пришли кое-какие вещи. Могу я завести их через пятнадцать минут?

– Да. Без проблем. Увидимся позже.

Все притихли. Я посмотрела на маму.

– Капитан Уилсон будет здесь через пятнадцать минут. Он привезет кое-какие вещи.

В моей груди росла паника, я с трудом сглотнула. Это настолько важное, что не может подождать до понедельника? Документы? Страховка?

– Мило с его стороны работать в субботу, – прокомментировала бабушка вместо мамы.

Я не хочу знать.

Оттолкнувшись от стола, я направилась наверх, чтобы разбудить Эйприл. Распахнув дверь в спальню, в нос ударил запах рвоты и алкоголя.

– Святое дерьмо.

Зажав нос, толкнула лежащую в кровати Эйприл.

– Проснись!

Она пробормотала что-то невнятное и зарылась глубже в одеяла. Я попыталась снова разбудить ее. Но когда она дыхнула на меня, я засомневалась в успехе своего предприятия.

Смерть. Она пахла смертью, которая была закупорена в бутылку. В ярости шлепнула ее по лицу и крикнула:

– Что за черт, Эмбер? Подними свой зад и иди в душ! Капитан Уилсон скоро приедет. Мы нужны маме.

Сдёрнув с неё одеяло, которое воняло блевотиной, забросила его в корзину.

– Верни мне мое одеяло и уходи. Мне плохо, – сказала она и зарылась в подушки.

Я спокойно вышла в коридор, зашла в ванную, налила большой стакан воды и захватила две таблетки тайленола из аптечки. Сев на кровать, потерла виски.

– Я знаю, ты себя плохо чувствуешь, милая. Возьми это. – Ты глупая, глупая девочка.

– Моя глупышка.

Сев в кровати, она выпила таблетку, кивнула в знак благодарности и брякнулась обратно на подушки.

– Спасибо. Теперь оставь меня в покое.

Я встала и осмотрела ее, – она болела с похмелья: бледная, вонючая, липкая. Я плеснула ей остатки воды в лицо. Эйприлл стала задыхаться и кричать:

– Ах ты, зараза!

Я вытрясла оставшиеся капли из стакана и поставила его на стол.

– Да. Подними свою задницу с постели.

Затем открыла окно, впуская свежий колорадский воздух.

– Если ты пьешь как взрослая, будь добра, думай о последствиях, как взрослая. Теперь топай в душ и, ради Бога, почисти зубы!

Я ждала, пока Эйприлл встанет и пойдет в ванную. Она зла, но мне все равно.

Когда я спустилась, Гас был уже в столовой и доедал свой третий пончик. Он был весь в шоколаде.

– Эмпер? – Спросил он с набитым ртом.

– Да? – Он сглотнул. – Можно я съем твои клубничные?

Я посмотрела на свои клубничные пончики, которые напоминали мне о вчерашнем вечере у Джоша, и кивнула.

– Конечно, приятель. Но пообещай мне после пойти посмотреть кино в своей комнате. Здесь будет скучно.

Он кивнул, приканчивая последний клубничный пончик. Затем, облизывая пальцы, побежал наверх. За столом воцарилась полная тишина, которую нарушали лишь тикающие часы, – чувство, словно волк сейчас завоет на горе.

Проблема в том, что я не знаю, как отреагирую снова.

Раздался звонок в дверь, я подпрыгнула, словно не знала, что кто-то должен прийти. В этот раз мама открыла дверь.

– Капитан Уилсон.

– Рад видеть вас, мэм, – ответил он, заходя внутрь. – Куда поставить?

Она указала на гостиную. Двое солдат занесли в дом большую черную коробку.

Следующая пара солдат несли следующую коробку. Они поставили черные ящики по обе стороны от газетного столика возле дивана.

Какого чёрта? На коробках была белая надпись «Говард. 5928.»

Это вещи моего отца, привезенные из Афганистана.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю