332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Вульпес » Игры Бездушных. Живая улика (СИ) » Текст книги (страница 7)
Игры Бездушных. Живая улика (СИ)
  • Текст добавлен: 4 июня 2021, 18:31

Текст книги "Игры Бездушных. Живая улика (СИ)"


Автор книги: Ольга Вульпес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 22 страниц)

Когда Дмитрий наконец закончил с купальными процедурами, он отнёс и снова уложил меня на свою кровать, накрыл простынями. Я могла голой кожей ощутить холод шёлка, который постепенно начал заменяться приятным теплом, но эти ощущения доходили до меня каким-то вялым и тупым сигналом.

С одной стороны эта странная забота со стороны бездушного казалась мне неестественной и для Багиры совсем нетипичной, однако, с другой стороны, я его очень хорошо понимала. Ему требовалось подготовить свою игрушку к следующему этапу моральных и физических истязаний. Только в этот раз ему придётся очень сильно постараться, чтобы полностью её восстановить, но, я просто уверена, вряд ли его волнует её внутреннее состояние. Ведь хватает игрушку внешне немного подлатать, и она уже готова к следующему применению.

Бездушный приподнял меня за подбородок, пытался что-то разглядеть в моих глазах, и я готова была поклясться, что в выражении его лица уловила какую-то странную, для данной вампирской особи совершенно несвойственную эмоцию, но никак не могла дать ей точное определение, а, впрочем, мне было даже всё равно.

К моему большому удивлению, Дмитрий вскоре покинул комнату, оставив меня одну. Ещё какое-то время пялилась в пустоту, но потом и сама не заметила как наконец погрузилась в сон.

Было, конечно, наивно думать о том, что Багира всё же оставит меня в покое хотя бы на какое-то определённое время. Он не оставил. Дмитрий вновь начинал заниматься тем, что пить меня и наполнять своей кровью.

Сначала он делал это редко. Оставлял одну, а сам куда-то на долгое время исчезал. Затем Дмитрий начинал появляться в комнате чаще. Снова внутри меня что-то болезненно сжималось, и я отворачивалась к бездушному спиной, давая хотя бы таким образом понять, что он мне безразличен. Как-то странно было даже не чувствовать того едкого, навязчивого желания вновь ощутить в себе клыки Багиры или его пыточных рук на теле. Но бездушного это никак не волновало и не останавливало. Он тут же привлекал меня к себе и впивался в шею, сильнее ко мне прижимаясь.

Вскоре Дмитрием даруемое наслаждение постепенно вновь ко мне начало приходить, но я даже и не сопротивлялась, а наоборот давала той части себя, над которой бездушный вновь начинал брать верх, в полную меру наслаждаться неоднозначными ласками Дмитрия, когда как другая, та самая израненная истинная часть до поры до времени ушла в подполье залечивать свои раны и набираться новых сил.

А в какой-то момент я дала себе волю и поцеловала бездушного, попыталась вложить в поцелуй всю свою нежность. Мне даже показалось, что он на мгновенье превратился в статую, не двигался и не дышал, отвечал на поцелуй робко? Опасливо? И почему мне так страшно было спугнуть его? А затем я оторвалась от его губ и произнесла:

– Я знала, что ты придёшь, Сэм.

Меня резко отшвырнули на кровать, и я больно ударилась в изголовье затылком. Взвыла, исступлённо захлопала глазами, и мысленно попыталась найти вразумительное объяснение происшедшему, только, ведь, ко мне не сразу пришло понимание того, что я целовала не Сэмюэля, а Дмитрия. «Да с какого, вообще, перепугу я подумала будто ко мне явился Сэм?» Дверь за Багирой с грохотом закрылась, а я так и осталась в потёмках на едине со странными мыслями и неоднозначными ощущениями после поцелуя. Этой ночью Багира больше не появлялся в своей комнате, а мне, в свою очередь, удалось хорошо поспать.

***

Не знаю сколько времени прошло с того самого случая в лабиринте. Возможно, несколько дней? Неделя? Все эти дни не ела, не пила – всё это время я была «сыта» кровью Багиры. Но сегодня, проснувшись, мне впервые захотелось есть, но ещё больше мне хотелось наконец покинуть спальню бездушного и оказаться в своей скромной каморке.

Оказывается, Дмитрий даже не пытался меня во что-либо одеть, и все эти дни я абсолютно голой провалялась в его кровати, и меня это вовсе не волновало. По большей части, я была ко всему равнодушна и могла подолгу лежать, уставившись в одну точку, до тех пор, пока Багира не являлся в комнату, и не «скрашивал» своим присутствием моё одиночество, которое, между прочим, меня совсем даже устраивало.

Укуталась в шёлковую простыню, аккуратно выглянула за дверь, выскользнула и как можно тише и незаметнее побежала по коридору. А, добравшись до своего этажа, затем до своей двери, быстро скользнула в комнатку. Прикрыла за собой дверь, естественно, повернула в замке ключ, скорее по привычке, чем от желания от кого-то спрятаться, ведь этот «кто-то» вновь мог просто выломать дверь ногой, особо не напрягаясь.

Открыла шкаф, вытащила свою униформу и фартук, кинула на кровать. Ещё раз прислушалась к своему телу – ни намёка на одержимость или желание вновь оказаться в объятиях бездушного. Да, Дмитрий частично вернул власть над моим телом, оно всё ещё отзывалось на его болезненные прикосновения и сладостные укусы, но больше не изнывало от мучительно-тягучего желания сиюминутно очутиться в руках бездушного. Что ж, возможно, то, что произошло в лабиринте оно и к лучшему, и, судя по всему, одержимость пока не собиралась вновь меня по полной накрывать. Теперь Багире и правда придётся сильно поднапрячься, чтобы я к нему явилась, а точнее – ему придётся явиться самому, если уж очень приспичит. И это уже казалось для меня маленькой, но победой.

И о Боже! Как же я всё-таки радовалась своей отрезвевшей и ясной голове. Мозг уже начинал выстраивать всевозможные варианты встречи с Сэмюэлем и выуживанием плана им же спланированного побега. Я всё ещё не могла поверить в то, что Харт меня так легко отдал в лапы хищнику. Да, возможно, в физическом плане он проигрывал Багире, но находчивости и сообразительности ему не занимать, и я просто была уверена в том, что его отступление являлось ни чем иным, как всего лишь отвлекательным манёвром.

Залезла в свою кабинку и включила душ. Впервые за все эти дни мне захотелось искренне чему-то порадоваться: тёплой воде, которая приятно струилась вниз по коже, и той маленькой надежде, которая в глубине души уже начинала приятно теплиться. В голове вдруг ни с того, ни сего проявился момент с поцелуем. Прежде Багира никогда не пытался меня целовать, в принципе, а должен был? Если для него я была всего лишь только в качестве мягкой игрушки, которую можно бесцеремонно и болезненно облапать, доверху наполненным сосудом, трофеем, который тут же осушался, затем вновь восполнялся. Я просто была для него собственностью, предметом, который можно было тысячу раз изрезать и вновь залатать. Но! Почему этот поцелуй так разительно отличался и контрастировал со всеми предыдущими поступками и действиями бездушного? И почему при одной только мысли об этом поцелуе я начинала ощущать какой-то странный и непонятный мне трепет – от всех предыдущих в корне отличающееся ощущение, независимое и такое естественное (?). Разве только потому, что на мгновение мне показалось, что целую Сэма? И почему мне кажется, будто я сама себя обманываю? «Чёрт! Что это? Опять влияние крови? Одержимость вновь начинает брать верх над разумом?»

Тут же дёрнула ручку душа – меня окатило мощной струёй холодной воды, разом выбив из головы все лишние и ненужные мысли. Закрыла душ, но в следующую секунду до меня донёсся звук открываемой дверьки за спиной. Резко развернулась, а дальше всё произошло настолько быстро, что толком не успела ничего понять и осознать.

Я кинулась закрывать дверьку кабинки, поскольку по ту сторону двери находился Багира. И мать его, мне так хотелось побыть хоть в этот раз наедине с собой, со своими мыслями, с собственными мыслями! Но куда уж там! Дмитрий вцепился в дверь, так и не дав её закрыть, ступил внутрь кабинки. Попыталась вытолкнуть бездушного, но тот быстро перехватил меня за руки, развернул к себе спиной и сцепив руки у меня над головой одной своей, прислонил к стеклу, и низким хрипловатым голосом произнёс, опаляя ухо:

– Что же ты со мной творишь, Анна?

Правая рука его тут же коснулась бедра, отчего, казалось, по телу прошёл разряд тока, поскольку бездушный был в этот раз без перчаток. Рука его быстро скользнула по внутренней части бедра, и остановившись у самой моей промежности, болезненно его сдавила, но, когда пальцы Дмитрия коснулись складок, низ живота внезапно свело судорогой, а мышцы тут же напряглись, и я невольно свела ноги вместе и сильно их сжала, тем самым, зажав между ног пальцы Дмитрия. Никогда прежде никто не касался меня в том месте, за исключением того самого случая, когда Дмитрий пытался меня разоблачить, и делал он это в перчатках. Поэтому ощущения в этот раз были отчасти непривычными, но очень яркими, неожиданно-волнительными. Чёрт! Слишком сильна его власть над моим телом. Насколько сильно я бы этого не хотела.

Дмитрий тут же втиснул колено мне между ног, плотнее бёдрами вжавшись мне в попу, и я могла отчётливо ощутить сквозь плотную ткань его спортивных брюк его напряжённую плоть, отчего у меня неожиданно спёрло дыхание, но, прежде, чем я смогла вновь что-либо сообразить, Багира одним резким движением погрузил в меня пальцы. Тело внезапно пронзила острая боль.

– Неужели? – послышалось хриплое над ухом, и я попыталась вновь свести ноги, и даже вырваться из его захвата – безрезультатно.

– Отпусти, больно, – произнесла сиплым голосом, но боль уже практически отступила.

– Не отпущу, – ответил коротко Дмитрий, и в следующий момент впился в основание моей шеи, отчего практически сразу вскружилась голова. Тело моё начало постепенно расслабляться.

Багира был беспощаден: он продолжал меня осушать в то время, как его пальцы нещадно двигались во мне, с каждым разом погружаясь всё глубже и глубже, затрагивая самые чувствительные точки, заставляя буквально утопать в новых ощущениях и безумстве, и с каждым новым погружением он неумолимо быстро подводил меня к черте, за порог которой вскоре преступив, сознание буквально разорвало на тысячу мелких крупиц. Тело моё вскоре обмякло в руках бездушного, я часто и тяжело дышала, сознание ещё долгое время не желало ко мне возвращаться, но тем не менее, какой-то отдалённой частицей разума я смогла уловить Багирой сказанное.

– Отныне знай, Скиф, я заставлю тебя его забыть…

========== Глава 14 ==========

Я, конечно, понимала, что Багира рано или поздно должен будет избавиться от меня ни только, как от живой улики, но и как от изрядно наскучившей игрушки, но пока он этого явно не намерен делать. И, если я могла ещё как-то уложить в голове и дать объяснение его непомерному желанию меня поглощать и обладать моим телом, то я никак не могла понять теперь уже и его странного желания вытравить из головы Сэмюэля. Какой в этом, вообще, смысл? Разве не должна моя привязанность к Харту его меньше всего волновать? Хотя, нет, о чём это я? В его понимании разум мой, как и тело должны быть полностью заполнены только им одним. Плюс, ко всему прочему, Дмитрий наверняка хочет отбить у меня любое желание вновь попытаться сбежать. И, надо признать, ещё совсем недавно ему практически это удалось. А ещё я никак не могла смириться с тем фактом – Багира лишил меня невинности таким, мать вашу, непотребно-диким для меня методом. И плевать на то, что он считал, будто я, возможно, давно уже не девственница! Да, чёрт подери, сама не понимала почему, но меня это так сильно оскорбляло и задевало. Просто, Если Багира считает, будто сохранение мне моей жизни даёт ему полное право и дальше продолжать делать со мной всё, что ему заблагорассудится, то – всё с меня хватит – он сильно в этом ошибается. «К чёрту твои прихоти, Багира! Плевать на запугивания!»

– Какого чёрта ты это сде… Да как ты, вообще, посмел… – ворвалась в кабинет Дмитрия с намерениями высказать свои возмущения по поводу происшедшего в душе несколькими часами ранее, но так и не подобрав нужных слов, осталась стоять часто и тяжело дыша, выстреливая в него гневным взглядом, и плевать на то, что, возможно, за эту очередную мою выходку Багира вновь будет намерен меня наказать. Одним наказанием больше, одним меньше – не привыкать, дюжину таких уже пришлось пережить, тем более, что ещё такого со мной бездушный может сотворить, чего мне поистине стоило бы бояться?

К моему большому удивлению, Дмитрий всего лишь расслабленно откинулся на спинку своего стула, лицо его озарил самодовольный оскал, тот самый обворожительный оскал, который, как я однажды посчитала, делал бездушного более, чем обаятельным.

– Посмел что, Скиф? – вкрадчиво поинтересовался бездушный и начал неторопливо снимать перчатку с правой руки, – Посмел лишить тебя девственности? – наконец извлёк кисть, небрежно бросил перчатку на стол. – Или тебя смутил сам факт, что я лишил тебя девственности… – сложил указательный и средний пальцы вместе. -…не тем, чем подобает её лишать? – чувственно провёл языком от самого их основания к кончикам. Чёрт! Меня тут же накрыло жаром от подобного действия Багиры, а низ живота резко свело сладким спазмом. «Ну просто никаких шансов против этого хищника!»

– Я не… Да ты… – «Чёрт! Да с какого меня, вообще, попёрло бездушному что-либо предъявлять!» Возмущённая теперь уже своей неспособностью что-либо вразумительное исторгнуть, развернулась и бросилась к двери, но дверь с сильным грохотом захлопнулась перед самым носом, как только я попыталась ступить за её порог.

– Ты знаешь, Скиф, я был даже несколько удивлён тем, что за три года Сэмюэль не воспользовался такой возможностью, – никаких лишних касаний, лишь только касание его прохладных губ моего уха и вкрадчивый шёпот, который приятной дрожью проходил через всё тело, томительной тяжестью собирался внизу живота. – И я безусловно был даже рад тому, что именно мне выпала возможность первым оказаться в тебе, пусть даже не совсем естественным образом, но уверяю тебя, Анна, в скором времени это обязательно произойдёт, и ты даже представить себе не можешь насколько сильно. Я. Этого. Хочу. – с громким свистом втянул воздух, отчего в итоге ноги в конец совсем подкосило. Бездушный почти сразу отступил и добавил. – А пока можешь возвращаться к работе, Скиф.

И меня просто словно ураганом вынесло из его кабинета, хоть я и чувствовала сильную слабость в ногах. Да какого чёрта, вообще, происходит с этим бестолковым куском плоти, телом именуемым? Ведь нет больше той одержимости бездушным, однако ж влияние крови всё ещё никто не отменял. Мысленно я уже представляла каким может быть этот первый раз с Багирой, наверняка очень болезненным, и это даже не смотря на то, что моё тело относительно терпимо реагировало на его достаточно жёсткие манипуляции и ласки, а ещё, я не отметала варианта, что, возможно, я этого «первого раза» даже не переживу, и Дмитрий в порыве своей страсти вряд ли успеет вовремя наполнить меня кровью. Мать его!

Мне обязательно сегодня надо чем-то отвлечься, и, возможно, кое-что даже предпринять, пока одержимость бездушным вновь полностью меня не накрыла.

– Сегодня ты освобождена от обязанностей, Анна, – безучастно произнёс Григорий, когда после обеда я присоединилась к группе адоптов, которым управляющий-бездушный уже поручал новые задания по дому.

– Мне велели вернуться к работе, – нацепила на лицо маску полной отрешённости, как будто если бы я находилась под гипнозом. На что Григорий тут же утвердительно кивнул.

В каком-то смысле я была даже рада вернуться к повседневной работе. К тому же, для меня это послужит отличным алиби, на случай, если мне всё же удасться невзначай подловить Сэма. Хотя, наверняка он сам меня вскоре найдёт. Самое главное, в этот раз ни в коем случае не забывать об осторожности, поскольку Багира имеет свойство появляться совершенно внезапно.

Была очередной раз опечалена безрезультатной попыткой выяснить у Лины от кого именно она получила приказ меня избегать, на что подруга отвечала: «Мне запрещено об этом говорить.» После чего мне только и оставалось как мысленно выругаться и послать в очередной раз Багиру на все четыре – очевидно ведь, кто ещё, кроме Дмитрия мог Лине подобное внушить. Я же бесправная игрушка, которая ни только не имеет права на мнение прямо противоположное его, но и собственность, лишённая права на любые отношения с дорогими ей людьми.

Также меня никак не оставлял в покоя один момент. По словам Багиры, он был в курсе того, что Сэмюэль все эти три года присматривал за мной. Более того, он считал будто у нас с Сэмом были близкие отношения. Значит ли это то, что он был также в курсе моих способностей? И что означают его слова «больше она тебе не принадлежит»? То есть, я частично находилась под покровительством Харта, но никак не могла ему принадлежать, по крайней мере, я так считала, но, возможно, со стороны это выглядело несколько иначе? Нет, при случае я просто обязана буду выпытать ответы у Сэма на особо волнующие меня вопросы, и пусть только попытается от них увернуться.

Сэмюэль так и не попадался мне на глаза, и сам не особо спешил объявляться, и это даже не смотря на полное отсутсвие Багиры и Ариосто в поместье. Нас Григорий предупредил о временном отсутствии Виттории и значительной части клана Ариосто, но при этом, нам вовсе не стоило расслабляться, поскольку завтра нас ожидала подготовка к очередному «скромному» вампирскому ужину.

В перерыве во время позднего ужина, я всё же, не выдержав, выскользнула из столовой и попыталась отыскать Сэма, но, вскоре пришлось вернуться. Расстроилась тем, что так и не нашла Харта. «А может я и правда зря надеялась на Сэма?»

По окончанию рабочего дня я совсем-таки поникла, а позже в своей кровати я ещё долгое время ворочалась и не могла уснуть. Ждала прихода Багиры, и очень хорошо знала, он обязательно этой ночью придёт. «Но пусть только для того, чтобы в очередной раз испить меня.» Вставала с кровати и мерила свою маленькую комнатушку шагами. Снова ложилась и снова не могла уснуть. Тем не менее, вскоре сама не заметила, как погрузилась в сон, а потом, я вздрогнув, резко открыла глаза, когда спиной почувствовала как край кровати прогнулся под чужим весом. «Дмитрий!»

Сердце моё колотилось, а я внутренне сжалась и напряглась. Как же мне этой ночью не хотелось его внимания, однако тело моё думало совсем иначе, а низ живота уже начинал наполняться томительной тяжестью. Чёрт!

«Эй, Анни.» – шёпотом пронеслось знакомое над ухом и я, развернувшись, бросилась в объятия рыжему.

– Я знала, что ты придёшь, Сэм! – взволновано, но тихо произнесла, пряча лицо в его кожаную куртку. – Я надеюсь, теперь то ты точно меня отсюда заберёшь, – продолжила с надеждой, и ещё сильнее прижалась к Харту. Но Сэмюэль почти сразу отстранился и заглянул мне в глаза. В тусклом лунном свете я разглядела горечь в его тёплой улыбке.

– К сожалению, не смогу тебя отсюда вытащить, даже если сильно захочу, – аккуратно убрал прядь волос с моего плеча и кончиками пальцев коснулся шеи, отчего меня будто разрядом тока ударило. Нет, тело моё ещё не забыло Сэмюэля.

– Что ты такое говоришь, Сэм? А как же твой план? – не хотелось верить в сказаное.

– Дмитрий привязал тебя к себе с помощью крови, поэтому ему не составит большого труда найти тебя и вытащить даже из самых недр земли, – вновь эта горестная улыбка на красивом лице бездушного. – Поэтому, прости, но я должен сделать это прямо сейчас, иначе потом уже будет поздно…

– Сделать это? – переспросила, но Харт уже не обращал на мои слова внимания.

– Ты только не бойся, постараюсь быть более, чем деликатным, – припав к уху тихо нашёптывал Сэмюэль, в то время, как левая рука его ещё сильнее прижимала к себе.

– Тихо, Сэм, что ты задумал? – попыталась высвободиться, так как меня кольнула неприятная догадка.

– Всего лишь то, что давно должен был сделать.

– Постой, не…

– Шшш, я совсем легонечко, обещаю, – накрыл ладонью рот Сэмюэль, и в последний раз лизнув то место на шее, где находилась яремная вена, вонзился клыками. Как и обещал, почти безболезненно. Упёрлась в грудь бездушному и пыталась его оттолкнуть, и что-то даже нелепо проблеять в ладонь, однако в этот раз Сэм не хотел поддаваться. «Неужели он и правда намерен меня обратить?» Вскоре голову вскружило ни только от нахлынувшего удовольствия, но и от большой потери крови, так как Харт не намеревался останавливаться – поглощал, неумолимо быстро подводя к опасной черте, за которую вскоре мне придётся переступить, затем вновь вернуться, но уже в облике кровожадного монстра? Чёрт!

– Кажется я ясно дал тебе понять, чтобы ты больше к ней не приближался, Харт! – впервые за все эти дни я обрадовалась внезапному появлению Багиры, но на замену этой радости тут же пришёл страх за Сэма. «Нет, не трогай его», – успела изречь перед тем, как Дмитрий одним лишь прыжком приблизившись к Харту, успел схватить парня за грудки. Но моя просьба так и осталась никем не услышанной, а сама я выскользнула из рук Сэма и обессилено рухнула на кровать.

Сквозь полузакрытые веки я видела как Дмитрий отшвырнул Сэмюэля с такой яростью, что тот пролетев через всю комнату пробил телом стену, и уже с обломками приземлился за пределами моей комнаты.

Дмитрий подошёл к кровати и, приподняв моё лицо за подбородок, приложил к моим губам надкусанное запястье. Кровь горячей струёй полилась в горло, пришлось глотать. Затем, сняв с себя ремень, туго обмотал руки и привязал меня к изголовью, но я была настолько слаба, что у меня сил не было даже просто дёрнуться.

– Я требую поединка, – послышалось откуда-то из-за стены, я попыталась разглядеть в полумраке фигуру Сэмюэля.

– Отлично, Харт, я тебе устрою поединок, – произнёс Багира с таким хладнокровием, что мне вдруг поистине стало страшно за Сэма. Бездушный чёрной тенью метнулся в сторону Сэмюэля. Я ещё попыталась что-то крикнуть Дмитрию в след, но у меня получилось лишь только что-то несвязное исторгнуть. Перед глазами всё поплыло, и, мне кажется, я даже на мгновенье отключилась, но, когда вновь открыла глаза, Дмитрия и Сэмюэля больше не было в моей комнате. Зато чья-то рука сильно сжимала мне горло, отчего становилось сложно дышать. И эти жуткие глаза, в которых читалась ярость и скорбь одновременно, буквально пропасть выжигали на моём лице. «Виттория!»

– Это всё по твоей вине, смертная, – лицо Виттории исказилось, а рука бездушной ещё сильнее сжала шею. – Я непременно тебя убью, адопт!

– Отпусти её, Виттория, – чёрная образовавшаяся тень за спиной Ариосто приняла облик Дмитрия, и он склонился к бездушной. – Ты ведь не хочешь позже об этом пожалеть, – вкрадчиво произнёс Багира.

Ариосто ослабила хватку на шее, задержав на мне ещё какое-то время своё внимание. Затем, полностью выпустив меня, с яростью толкнула Дмитрия и метнулась к двери. Покинула комнату, с грохотом хлопнув дверью.

Я пыталась отдышаться и привести свои мысли в порядок, и переварить всё то, что мгновениями назад произошло.

– Что ты сделал с Сэмом? – осипшим голосом спросила Дмитрия, но, наверное, я уже знала ответ. Сердце болезненно сжималось.

– Я одержал победу над Хартом, и это всё, что тебе следует знать, Скиф.

========== Глава 15 ==========

Багира высвободил руки и тут же, сцепив ноющие запястья, одной своей привлёк меня к себе. Лицом зарылся в волосы.

– Только я имею право лишить тебя жизни или обратить, – горячим шёпотом произносит, прохладными губами касаясь уха. Тело мгновенно отзывается на действия бездушного.

– Обратить? Нет, не посмеешь, – надламывается голос, и я пытаюсь дёрнуться, но Дмитрий усиливает хватку, болезненно сдавливая запястья.

– Смерть предпочтёшь бессмертию, Скиф? – холодно интересуется, чувствую как вторая рука его ощутимо натягивает прядь волос на затылке.

– Жизнь предпочту смерти или вечности с бездушной тварью, – сухо отвечаю и тут же вскрикиваю от усилившихся тисков на запястьях.

– Но вечность от бездушной твари по имени Сэмюэль ты с превеликим удовольствием готова была принять.

– Ошибаешься, не готова была – он застал меня врасплох, и в отличии от тебя у Сэмюэля есть душа и сердце, он не бездушная тварь.

– Как всегда в своём репертуаре, Скиф, ты настолько глупа, насколько же и наивна, а ещё ты намеренно-слепа в очевидных вещах, но, возможно, в последнем я даже тебя не виню, – отстраняется Дмитрий, и я не сразу соображаю, но бездушный перекидывает меня через плечо и тут же направляется к двери. – Забудь о нём, Анна. Для него ты теперь не существуешь, ровно так же, как для тебя не должен существовать и сам Харт.

– Ненавижу тебя, Багира, – с каким-то отчаянным негодованием и злостью одновременно выпалила и добавила, принявшись от души так колотить своими мелкими кулачками в спину бездушному, которая казалось совсем уж каменной. – Можешь делать со мной всё, что угодно! Присваивать, привязывать, ломать, насиловать, абстрагировать меня от близких мне людей, но до сердца моего тебе не добраться! Слышишь? Для тебя оно скрыто под семью замками, нет! Под тысячью чёртовых, грёбаных, мать их, замков!

– В таком случае, мне придётся каждый из этих грёбано-чёртовых замков взломать, – с мрачной насмешкой произнёс Дмитрий и болезненно ущипнул меня, а затем и вовсе укусил за ягодицу, и я пожалела о том, что на мне не было штанов. Пришлось остановить свои бессмысленные потуги нанести хотя бы незначительную боль бездушному. Смысла ноль, да и кисти, как и запястья начинали ныть.

Как и следовало ожидать, Дмитрий принёс меня в свою комнату. Швырнул на кровать. Тут же попятилась с нескрываемым страхом к изголовью, но бездушный всего лишь окинул меня насмешливо-снисходительным взглядом, задержав своё внимание на моих ногах и поставил меня в известность:

– Отныне это твоя комната, Скиф. А завтра, как ты уже знаешь, намечается вампирский ужин, совсем не скромный надо признать, поэтому советую хорошо выспаться. В распоряжении оставшаяся ночь и пол следующего дня.

– Какая забота, – язвительно отрезала, убедившись в том, что Багира не намерен меня наказывать за моё поведение. Да, я чёрт подери, всё-таки боялась его наказаний, хоть мысленно и пыталась убедить себя в обратном, однако остановиться дёргать хищника за усы для меня теперь уже являлось равносильным очередному поражению, полной капитуляции, как хотите.

– Ты даже представить себе не можешь чего мне стоит забота о тебе, Скиф, но, по крайней мере, в одном я могу быть уверен – в итоге ты заплатишь мне сполна, – и я могла поклясться, что разглядела в этих проницательных хищных глазах преждевременный триумф. Чёрт! Я больше не нашлась что бездушному ответить. Тихо наблюдала за тем, как он выходит из комнаты и закрывает за собой дверь.

Замахнулась подушкой, и горько усмехнулась самой себе, когда подушка, так и не долетев до двери, приземлилась ровно на середине комнаты. Даже подушку не способна добросить до цели, ни то что защититься: насколько я слаба и ничтожна против этого хищника.

Уснуть мне больше не удалось. Оставшуюся ночь пыталась представить Багирой изувеченного Сэмюэля, и в моей больной фантазии вырисовывались не очень приятные образы. Страшные, жуткие образы. Грудь словно сжимало тисками невыносимой душевной боли, и я просто ревела уткнувшись в подушку. И всё это даже не смотря на то, что Сэмюэль пытался со мной сделать. Нет, Сэм не хотел мне вреда, я это очень хорошо понимала. Он пытался меня вырвать из лап Багиры, поэтому ему пришлось пойти на крайние меры. Да, возможно, даже вопреки моим нежеланиям становиться одной из них, но, впрочем, какая теперь уже разница. Дмитрий чётко дал понять, что только в его воле меня обратить и я даже не сомневаюсь в том, что он так и поступит. Превратит меня в бессмертную игрушку, над которой можно будет вечно измываться. Тогда, в таком случае, лучше бы это и правда был Сэм. В голове вновь проявился изрезанный окровавленный образ Харта, и я поджав колени к груди вновь залилась горькими слезами. «Ненавижу тебя, Багира!»

***

– Не хочу, – бормотала я сквозь сон, ещё больше укутываясь в свой кокон-одеяло, когда голос подруги пытался вырвать меня из сладостного сна. Да, как ни странно, именно из сладостного после ночных событий и продолжительных ночных рыданий. А на её настойчивое «Вставай, Анна, тебе лучше принять душ и поесть» отвечала: «Шло б оно всё… передай Григорию – отработаю, а, если посчитает правильным меня наказать, то пусть, но сегодня я не объявлюсь».

На какое-то время мне вновь удавалось погрузиться в сладостный мир сновидений. Правда, ненадолго. Лина вновь принималась меня настойчиво трясти и настаивать на том, чтоб я наконец встала с постели. А под конец девушка совсем разошлась: начала срывать одеяло, и вцепилась она в него с такой силой, что в следующее мгновение практически одним рывком вызволила меня из моего кокона-убежища. Больно ухватилась за плечо и буквально поволокла в ванную, а, когда до меня всё же дошло, что тащил меня Дмитрий, а не Лина, я уже стояла под струёй ледяной воды.

– Какого чёрта? – кричала я во весь голос, пытаясь вырвать руку из цепких пальцев бездушного и выбраться из-под ледяного душа.

– Я вроде бы говорил, что на сон у тебя пол дня в распоряжении, но никак не целый, – привычно-холодным тоном произносит, и напор струи усиливается.

– Хватит, я поняла, уже проснулась, прекрати! – теперь уже, зубами стуча, вопила ещё сильнее вырываясь, но Дмитрий даже и не думал отпускать. Схватил за запястья и, сцепив руки над головой, сильно сдавил в одной своей, прижал к холодным плиткам. Теперь уже нас обоих обдавало ледяной струёй, но бездушный даже и бровью не повёл.

– Не прекращу, – отрезал Багира, свободной рукой наконец перекрыл душ. Вода ручьями стекала с намокших волос бездушного. – У нас в запасе всего лишь час, поэтому ускоряю подготовительный этап к вечеру.

– У нас? Подготовительный этап? – недоуменно спросила.

– Верно, у нас, Скиф. Составишь мне компанию, – зубами стянул перчатку с правой руки, отбросил в сторону. Взгляд его на мгновенье задержался на моей груди, которая уже проступала сквозь намокшую майку. Чёрт! Тело предатель! Слабость в ногах. И низ живота наполнился томительным жаром, а в следующую секунду Дмитрий не церемонясь сорвал с меня майку. Невольно сжалась, но почти сразу вновь попыталась выдернуть руки из стального захвата – безрезультатно.

– Пусти, – задыхаясь от возмущения, прорычала.

– Нет, – прыснул с тюбика мне на грудь жидкого мыла и принялся буквально втирать мыльную субстанцию в кожу. – Я должен быть уверен в том, что ты будешь благоухать ягодами и цветами, Анна, а не источать запах Харта, – продолжал исступлённо втирать мыло в шею, плечи, грудь, тем самым, возможно, не преднамеренно, но заставляя ещё сильнее тело моё распаляться. А когда рука его скользнула к животу, я судорожно выдохнула, и в мыслях, мать его, уже молила о том, чтоб рука Багиры поскорее забралась ко мне в трусики. Неимоверно сильно желала снова ощутить его пальцы там. Чёрт! Мысленно выругалась, и, нетерпеливо заёрзав, выпалила:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю