332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Вульпес » Игры Бездушных. Живая улика (СИ) » Текст книги (страница 18)
Игры Бездушных. Живая улика (СИ)
  • Текст добавлен: 4 июня 2021, 18:31

Текст книги "Игры Бездушных. Живая улика (СИ)"


Автор книги: Ольга Вульпес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 22 страниц)

– Возможно, я отчасти могу понять ваше искреннее желание встать во главе всего человечества, и, возможно, лично вы, Виттория, стали бы отличной властительницей. Но из того, что мне довелось лицезреть и через что, благодаря некоторым недо… вампирам пришлось пройти, думаю, вряд ли бессмертные смогут восстановить какой-то баланс во всём мире, избавить мир от истинных чудовищ, поскольку сами являются чудовищами, наделёнными одними лишь отрицательными человеческими качествами, помноженными надвое, лишёнными каких-либо чистых человеческих эмоций и искренних чувств. Хотя, нет, простите, среди вампиров также встречаются редкие исключения, но, даже, не смотря на эти редкие исключения, у меня всё равно возникает уверенность того, что с приходом во власть вампиров в мире воцарит полная анархия, полный хаос и нескончаемые реки убийств. Многие подобно Нестору зазнаются так, что побегут налево и направо иссушать людей, в конце концов выпустив своего внутреннего зверя наружу. А где гарантии того, что между Древними не разразятся разногласия, а там и кровавые войны, если вы, скажем, в какой-то момент не поделите между собой территорий, и я…просто не знаю что вам ответить, Виттория, – наконец сдалась и умолкла, предоставив возможность бездушной вновь заговорить.

– Мы, вампиры, являемся более дипломатичными в вопросах, касательно деления территорий и остального имущества, по той или иной причине переходящего в наши руки. К тому же, все территории давно уже поделены, а главный и единственный правитель был избран путём голосования всех Древних, – странный, удовлетворенный блеск заиграл в чёрных глазах Ариосто. И на мгновение мне показалось, будто я знаю кто именно в ближайшее время займёт пьедестал правления. Древняя вновь скользнула пальцами по моей ладони. – Можешь быть уверена, Аня, с приходом во власть бессмертных анархия и хаос в мире не воцарит, произойдёт всё в точности да наоборот. А ещё мне очень хочется избавить тебя от предвзятого и ошибочного мнения о том, что, мы, вампиры, лишены каких-либо искренних человеческих эмоций и чувств.

========== Глава 28.2 ==========

– Вы можете попытаться, Виттория, поскольку в Николае, Сэмюэле и, возможно, в лице ещё нескольких ваших подопечных я определённо могу разглядеть человеческую сущность и ощутимое преобладание положительных человеческих качеств, чего не могу сказать, к примеру, о ваших… любимчиках, – предоставила шанс бездушной переубедить меня. Правда, сама никогда бы в жизни не поверила в то, что именно эти двое хищников, мои кукловоды и палачи могут быть наделены чем-то по истине чистым и человеческим.

Ариосто с искренней благодарностью мне улыбнулась, слегка склонилась и завела выбившуюся прядь мне за ухо. А меня вновь окутало каким-то материнским теплом от такого незначительного действия бездушной. Жаль, но собственной матери меня лишили совсем ещё в юном возрасте и никто иной как…

– Начну с того, что практически каждый мною обращённый это человек лишившийся чего-то очень близкого и дорогого в прошлом. Да, Аня, я отбирала людей, которые ни только должны были пополнить численность нашего рода, но и должны были стать в своё время сильными воинами, смертельной машиной для убийств, и именно такими, как тебе уже известно из моего рассказа, становятся те, у кого судьба в облике аморальных жестоких людей забирает самое ценное и самое дорогое в его жизни. И эта судьба не обошла стороной многих моих подопечных, включая в том числе самих Багиру и Барса. Обращение именно Виктора и Дмитрия пришлось на момент продолжительных кровопролитных войн между смертными. И, как я уже упоминала, вампиры, поддерживая ту или иную позицию, обязаны были принимать участие практически во всех войнах. На тот момент я потеряла многих своих самых сильных подопечных, поэтому очень нуждалась в равноценной и скорой замене. Таковыми оказались Багира и Барс. Один лишился своих сестёр-близняшек из-за отсутствия связей и средств отправить их из горячей точки в куда более мирные зоны, тем самым, обеспечив им безопасное будущее. Их изрезали прямо у него на глазах. Родители также стали жертвами непрекращающихся войн, но задолго до убийства близняшек. У второго наоборот имелись связи и достаточно средств, чтобы отправить беременную жену в безопасную зону, но он, в связи с некоторыми обстоятельствами, не смог вовремя обеспечить безопасность своей женщине и своему будущему ребёнку. Стал свидетелем её изнасилования и убийства ещё не появившегося в свет ребёнка. Его держали десятки вражеских рук, заставляли смотреть на то, как растлевают его жену и медленно её убивают остальные, тем самым, забирая жизнь и у малыша. Поверь мне, милая, каждый раз, встречая подобных людей и заглядывая в самую глубь их глаз, на дне которых я нахожу всепоглощающую боль и разрушающее желание отомстить, разорвать в клочья всех, кто посмел причинить боль и страдания близким и дорогим им людям, отобрать самое ценное в их жизни, я вижу отголоски своей прошлой ”Я”. Понимаю, что именно эти люди удостоены дара бессмертия, сверхспособностей и шанса в полную меру отомстить. Дарю им возможность сделать этот мир хотя бы на йоту чище и лучше, но всегда осознаю каков может оказаться риск, если в какой-то момент я не услежу и разрешу внутреннему первобытному зверю своих новоявленных подопечных вырваться наружу. Но в тот раз я сделала исключение, я разрешила израненному зверю овладеть разумом и телом своих новообращённых и ни разу об этом не пожалела. Войны, Аня, это ни только отличная возможность для смертных выпустить всех своих внутренних демонов наружу и остаться безнаказанными, но и отличная возможность для моих новообращённых уталить жажду мести. Багира и Барс в полную меру осуществили месть за своих близких. А вскоре вместе нам пришлось пройти через поражения и практически бесконечную череду побед. Благодаря внутренним рвущим и мечущем зверям моих подопечных и только благодаря им, поддерживаемая нами человеческая сторона, в конечном итоге, вышла победителем и возглавила на тот момент верхи правления. Многолетние войны на какое-то время утихли, оставив в сердцах смертных и бессмертных тяжёлый ножевой осадок глубиной в целую пропасть, как, впрочем, это случается после каждой новой войны. Каждое такое массовое кровопролитие превращает многих, ни только людей, но и, моих подопечных, особенно это коснулось Багиру и Барса, во что-то воистину чёрствое, ледяное, в нечто, с первого взгляда, абсолютно бездушное. Поэтому то, что сейчас ты видишь в образах и поведении Дмитрия и Виктора это всего лишь следствие жестокости и боли, некогда им причинённой другими людьми, отпечаток, оставленный чередой нескончаемых сражений. Такие хищники давно утеряли способность правильно проявлять чувства, и, возможно даже, изначально их признавать. Но, не смотря на это, они сиюминутно могут превратиться в заядлых собственников появись в их жизни кто-то поистине очень важный. Сгребут в охапку, до полусмерти стиснут в своих удушающих объятиях, и навечно запечатают в свои зачерствевшие или заледеневшие сердца. Да, Аня, тебе не послышалось. Для Багиры ты ровно как и для Барса стала именно той смертной, которой удалось расшевелить в этих диких хищниках нечто сродни человеческому, удалось вернуть этим хладнокровным сущностям былые чувства и эмоции. Однако во всём этом кроется много нюансов, малоприятных и морально разрушающих нюансов именно для моих подопечных. Дмитрий первый разглядел в тебе достойную пару. Увлёкся тобой вплоть до того, что практически сразу начал вскармливать тебя собственной кровью, а это, моя дорогая, первый признак серьёзных намерений. Поскольку вампиры просто так и лишь бы кого собственной кровью долго не вскармливают. Дмитрий также долгое время держал в секрете твои способности, пытался приручить тебя, а позже и подготовить к обращению. Но в ответ на свои весьма неоднозначные ухаживания, посыл которых ввиду твоего предвзятого отношения к вампирам ты, осмелюсь предположить, не поняла, Багира получал сопротивление, ненависть и негласный отказ с твоей стороны. И это, надо признать, его сильно ранило. Ты не ослышалась, Аня, сводило с ума и ранило, делало этого хищника жалким заложником нескончаемых разочарований, негодования и злости однозначно, по крупинке, по клеточке разъедающих его изнутри. Мне также стало известно о твоём наказании в лабиринте и том, что данное событие также оставило тяжёлый отпечаток в сознаннии Дмитрия. Он об этом сильно сожалел, Аня, и места себе не находил, очень страдал. Это можно было понять по тому, как Дмитрий изнурял себя физическими нагрузками целую неделю напролёт, а когда возвращался в свою спальню и находил на своей кровати бесчувственную оболочку, то каждый раз себя проклинал. Но Дмитрий окончательно обезумел именно после того, когда Виктор буквально из рук вырвал тебя и обратил, забрал, спрятал, да так, что Багире оказалось сложным напасть на ваш след. Он долгое врем, искал тебя, сметал любого, кто попадался на его пути, разнёс всё к чертям собачьим у Вольского, и, если бы не звонок Виктора, не знаю к чему бы это всё привело. Даже я на тот момент не могла его остановить. Что касается самого Виктора, ещё раз хочу отметить, что осталась безумно рада его возвращению в клан и временому их с Дмитрием перемирию, поскольку в своё время эти двое были отличными напарниками. Только я была очень опечалена тем, что Виктор слишком темпераментно отнёсся к моему выбору определить Дмитрия в главные помощники, очень расстроилась его решению в скором времени покинуть клан. Даже мои уговоры опомниться и остаться не остановили Барса. Надеюсь, в этот раз он отнесётся более рационально к твоему выбору, если, скажем так, твой выбор падёт на Дмитрия. Поэтому продолжу теперь приводить аргументы также и в пользу Виктора. Ведь тебе удалось в кои-то веки забраться под толщу ледяной корки, окутывающей сердце данного хищника и коснуться чего-то живого и трепещущего. Безусловно, изначально Виктор был заинтересован использовать тебя против Багиры и, собственно, против меня, Аня, но все его планы и намерения резко ушли на второй план после твоего обращения. И меня в принципе удивил сам факт, что Виктор решил обратить тебя. Поскольку такие, как Виктор не связывают себя узами с теми, с кем, по их мнению, они не должны себя повязывать. И тут дело даже не в в желании отомстить Дмитрию, тем самым навредить и мне, тут дело скорее в тебе, Аня. Виктор сам того не осознавая разглядел в тебе возможную пару. Хотя, после твоего обращения ещё долгое время будет себе утверждать, что у него якобы не было выбора и всё это только из-за мести Багире, поскольку в его понимании ты, скажем так, не дотягиваешь до им же установленной планки. Слишком завышены его нормативы относительно бездушных, а тем паче самих людей, входящих в круг его общения. Но ты, Аня, вызвала в нём интерес ровно также, как вызвала интерес и в Багире, смогла пробраться под толщу непробиваемого льда, коснуться за живое. И тут не нужно много времени, как и с людьми с вампирами это происходит моментально: хватает одного взгляда, одной сказанной фразы, какого-то поступка и всё, ты засела глубоко в сознании бессмертного, закралась в самую глубинку его сердца, там же сразу и остепенилась. Виктор осмелился вырвать тебя из рук Багиры только потому, что на какую-то долю секунды ему показалось, что он может лишиться, возможно, чего-то очень важного, но ещё не приобретённого в своей жизни. Поэтому он действовал быстро, опрометчиво, но по наитию. Конечно, мне искренне жаль, милая, здесь совсем не учитывались твои желания, но ты, наверняка, сама догадывалась о том, что рано или поздно твои способности привели бы тебя к гибели, а знание недопустимого – тем более. Поэтому обращение для тебя в итоге оказалось лучший из вариантов, и с этим тебе, Аня, придётся смириться, – снова снисходительная улыбка на лице у бездушной, заставляющая поверить в правдивость и в некую правильность каждого произносимого Витторией утверждения. – Хорошо понимаю, с первого взгляда Виктор может показаться очень холодным и расчётливым, но, насколько мне известно, он может проявить, казалось бы, совсем не свойственную ему заботу, хоть и несколько грубую, наверняка ты в этом уже успела убедиться. Повторюсь, после твоего обращения намерения отдать тебя Вольскому сразу отошли на второй план. Всё своё внимание Барсу пришлось уделить своей внутренней борьбе, борьбе с новыми чувствами и ощущениями, выходящими за рамки его принципов. Его влекло к тебе, но признавать данный факт Барс долгое время отказывался. Однако, в скором времени изнурённый внутренним противоборством Виктору всё-таки пришлось сдаться и пойти наперекор своим принципам и установленным личностным планкам. Понимаю, что признание Виктора оказалось несколько грубым и диким для тебя, но такова сущность и натура моих подопечных, иначе они не умеют. Виктор получил большой удар по собственному мужскому самолюбию, услышав от тебя отказ. Ну, а там понеслась. Оскорблённый твоим отказом, Виктор вновь воспылал желанием довести начатое дело до конца, только в этот раз ему захотелось не только отомстить Дмитрию, но и причинить за отказ боль тебе, и тем не менее, внутренние противоречия продолжали снедать Виктора изнутри, кроме этого, из-за связи ему ещё пришлось пройти через моральные-эмоциональные страдания, которые сам же тебе и доставлял. А когда осознал, что совершил ошибку взяв тебя на встречу с Дмитрием, то было уже поздно. Даже его извинение, до которых натура Виктора практически никогда бы ранее не снизошла, оказалось совсем не уместным и наверняка не убедительным. Появление Вольского вновь заставило Барса окунуться в пучину раздирающих противоречий и главных жизненных принципов. Присяга клану и категоричная правильность не давала Виктору и шанса ослушаться Вольского, вторая половина хотела сгрести тебя в охапку и увезти куда подальше. Возможно, Виктор так бы и поступил, если бы ты тогда села в его машину, Аня. Но случилось то, что случилось и вот теперь ты находишь тут, в моём поместье, под моим покровительством, в относительной безопасности, – наконец закончила свои аргументы и изложения Ариосто.

Несколько минут сидела и пялилась на Витторию. В голове царил полный раздрай и мыслительный хаос от недавно поступившей информации да ещё в таком объёме. Мне потребовалось ещё несколько минут, чтобы мысленно собраться и что-то ответить на требовательно-выжидающий, но довольно мягкий взгляд бездушной и я ответила:

– Мне нужно время, дабы переосмыслить вами сказанное, Виттория, и пересмотреть некоторые убеждения относительно вампиров, Вас и ваших подопечных, переосмыслить всё то, через что мне ранее пришлось пройти и пережить. Но пока единственное могу сказать в адрес Багиры и Барса: тяжёлое прошлое ваших подопечных, а также последствия войн, превратившие их в то, чем они на данный момент являются это не оправдание их жестоким и циничным поступкам.

– Определённо не оправдание, Аня, в каком-то смысле я с тобой согласна. Поэтому тебе будет выделено достаточно времени прийти к решению простить моим мальчикам хотя бы некоторые из поступков и даже предоставить им по второму шансу. Поскольку, ты сама понимаешь, именно такой исход для вас троих, в конечном итоге, уготовлен, – констатировала неопровержимую правду древняя.

Мне говорят, что в этот раз будут учитываться все мои желания, но на самом деле меня вновь лишают права на выбор. И, возможно, я где-то сама понимаю, мне никак не выбраться из этого порочного круга. Остаётся только подстроиться под сложившиеся обстоятельства, но постараться сделать это без малейшего морального, физического ущерба для организма, и желательно на спокойную и трезвую голову.

– Хорошо, Виттория, я обещаюсь в итоге прийти к решению, которым все стороны остануться удовлетворены, – заверила бездушную после минутной паузы. – А теперь, если вы позволите, мне бы хотелось ещё немного вздремнуть.

– Да, конечно, милая, ты ещё не совсем оправилась после вчерашнего, да и я тебя немного утомила своей росказнью. Тебе и правда лучше будет сегодня ещё отлежаться. Завтра намечается грандиозный вечер в честь возвращения Виктора и новоявленного, то есть тебя, Аня, уже практически пополнившего ряды нашего рода, – довольно улыбалась бездушная, сверкая нескрываемой радостью в чёрных как ночь глазах. – Но перед тем, как снова уснёшь, тебе следует плотно поесть. Наверняка, ты давно уже и куска в рот не брала, – совсем уж по-дружески подмигнула мне Виттория. И не зря. Желудок мгновенно откликнулся громким урчанием на действие бездушной, что заставило Ариосто ещё сильнее улыбнуться. – Скоро тебе принесут вкусный завтрак, милая, ну, а я тебя покидаю, – в последний раз погладила меня по руке Ариосто, встала с кровати, развернулась в намерении поскорее покинуть комнату.

– Виттория, – выскользнуло нетерпеливое из губ. – Дмитрий и Виктор… я должна буду…

– Нет, – поняла меня с полуслова Ариосто и вновь мне подмигнула. – Завтра Я тебе составлю компанию. Виктору и Дмитрию запрещенно к тебе приближаться. Поэтому можешь быть спокойна, эти двое будут придерживаться расстояния, – успокоила бездушная и наконец, развернувшись, направилась к двери.

– Виттория, последний вопрос, – успела остановить Ариосто у самой двери. – Я знаю, что союз с Константином для вас очень важен, но намерены ли вы теперь что-то предпринять относительно клана Вольского? Поскольку вам стало известно об истинных намерениях Вольского.

– Ты не устаёшь меня поражать, Аня, – честно призналась Ариосто. – Мы с Константином уладили некоторые наши разногласия, и пока союз остаётся в силе, но в скором времени мне придётся его разорвать, поскольку, ты, ведь, помнишь, грядут новые времена, Аня, – с предвкушением и триумфом посмотрела на меня древняя. Быстро удалилась, оставив меня наконец одну в комнате.

========== Глава 29 ==========

Завтрак не заставил себя долго ждать. Спустя несколько минут, после того, как бездушная покинула комнату, в дверь постучали.

Сердце от радости подпрыгнуло, поскольку адоптом, зашедшим в комнату с полным подносом ягод и фрукт, французскими круассанами и душистым чаем, оказалась сама Лина. Счастливый живой взгляд и лучезарная улыбка на раскрасневшемся лице говорили о том, что девушка находилась в сознании и даже в хорошем настроении, что, собственно, и меня заставило улыбнуться и облегчённо вздохнуть. Значит Лина больше не подвергалась наказаниям в моё отсутствие. Хотя, об этом я наверняка не могу знать.

– Привет, – быстро и ловко метнулась с подносом к кровати подруга. Села на край кровати и поставила довольно тяжёлый поднос мне на колени, резво склонилась ближе, принявшись меня внимательно разглядывать. – Ну? И каково это быть одной из них и пить человеческую кровь? Рассказывай, – неожиданно потребовала подруга, продолжив тщательно меня изучать.

– И я рада тебя видеть, – несколько даже растерявшись ответила Лине. – Надеюсь, в моё отсутствие тебе не взбрендило в голову что-то ужасное натворить, тем самым, попасть под горячую руку Григория, – попыталась отвлечь подругу от интересующего на данный момент её вопроса.

– Нет, ты что, – махнула рукой девушка. – Старалась быть покладистой и послушной, как и положено вести себя адопту, а ещё я очень переживала за тебя. Это ж надо было тебе вскружить голову сразу трём хищникам. Тут такие слухи о вас ходили, – коснулась моей руки, затем лба подруга, явно для того, чтобы определить температуру моего тела.

– И какие же ходили о нас слухи? – неохотно поинтересовалась, вспомнив сцену с позеленевшим лицом подруги от удушающих тисков руки Багиры. Даже не сомневаюсь, данное событие наверняка уже удалили из самых недр памяти подруги.

– Всякие, – неопределённо ответила подруга и чуть было в рот мне не полезла проверять не прорезались ли у меня там клыки в тот самый момент, когда я попыталась с большим энтузиазмом вгрызться в тёплый мягкий круассан, – Вампиры, к твоему сведению, те ещё сплетники, – быстро отмахнулась Лина и вернулась к ранее заданному вопросу. – Странно, не вижу никаких изменений. Ты продолжаешь есть человеческую еду. А разве не сразу становятся полноценными вампирами?

– Нет, – наконец решила удовлетворить навязчивое любопытство подруги, иначе девушку не остановить. – Полная трансформация происходит спустя неопределённое время после обращения, но я уже сейчас обладаю некоторыми способностями, присущими самим вампирам, таким, как скорость, ловкость, сила, способность быстро регенерировать повреждённые участки кожи.

– Понятно, это интересно, – ответила удовлетворившись ответом Лина. Хитро сощурила глазки. – И? Кого ты намерена выбрать? Признавайся, подруга, – сразу потребовала девушка, а мне только и пришлось закатить глаза и что-то несвязное промычать. – Ну брось, скажи, к кому больше располагает твоё сердце? Я тебе просто хочу сказать, что Виктор, этот принципиальный сноб и сволочь блондинистая не лучшая для тебя кандидатура, а Багира – самое оно, – пыталась убедить меня девушка. А я невольно чертыхнулась, осознав, что кое-кому пришлось прибегнут, возможно, к последнему отчаянному, но к такому жалкому внедрению “инородных” мыслей. “Да когда ж ты оставишь в покое Лину, Багира?!”

– Нуу, Аньк, ну признайся, кто же он? Дмитрий? Я права?

– Так всё, с меня хватит! – наконец решилась выпроводить подругу, так как готова была поклясться, на этом, чужими мыслями осквернённый, человеческий мозг не остановится. – Я очень благодарна за доставленный мне прямо в кровать завтрак, но мне бы всё-таки хотелось ещё немного отдохнуть и побыть наедине с собой, со своими мыслями, а завтра, возможно, после завтра я отвечу на все тебя волнующие вопросы, – старалась сильно не обидеть подругу. Правда, теперь уже жалела о сказанном.

– Ох, что ж это я, и впрямь, – вдруг подскочила подруга. – Пристала со своими глупыми допросами. Тебе ж вчера нелегко пришлось… В общем, да, отдыхай, Ань, я позже загляну за подносом, вдруг добавки пожелаешь…

– Нет, – резко оборвала подругу. – Я не осилю и половины из принесённого, попрошу и правда в ближайшие несколько часов меня не тревожить, пожалуйста, – натянув на лицо измученную улыбку, с мольбой посмотрела на подругу.

– Хорошо, хорошо, я всё поняла, – наконец устремилась к двери подруга, но прежде, чем покинуть комнату, остановилась у двери и, обернувшись, выстрелила в меня хитрым взглядом. – А завтра, нет, скорее всего это наверняка будет после завтра, ты мне признаешься кто он.

С большим воплем взялась за лоб, откинулась головой назад, со стуком затылком ударившись о стенку.

– Всё, всё. Ухожу, – наконец захлопнула за собой дверь Лина, и я облегчённо выдохнула. Не очень было похоже на то, что подруга на меня обиделась. Девушка определённо не находилась под гипнозом, но ложное мнение и доводы, возможно, воспоминания были бессовестно внедрены в сознание подруги. Клянусь, я уговорю Ариосто отдать в моё распоряжение Лину. Закрою её в собственной комнате, да хоть и в этой, и никому не позволю к ней приблизиться. А после, всё-таки помогу подруге выбраться из этого злосчастного места и обрести обычное человеческое счастье.

Отправила последний кусочек первого круассана себе в рот и запила чаем из ранее не пробованных душистых трав и кусочками апельсина. Жаль будет лишаться такой возможности ощущать полную вкусовую гамму и в полную меру ею наслаждаться. Но больше меня пугал сам факт существования внутреннего неконтролируемого зверя в “свежеиспеченных” вампирах. Не хотелось бы превращаться в бесконтрольного монстра после полной трансформации, в идеале так и вообще лучше было бы навсегда остаться на начальной стадии новообращённой, что, впрочем, невозможно.

Принялась уплетать второй круассан, попутно закидывая в рот клубнику и другие ягоды. А, закончив свой завтрак третьим круассаном и выпив весь чай, наконец поставила поднос на прикроватную тумбочку. Вытянулась на кровати и мыслями невольно потянулась к недавнему разговору с бездушной, выудив из памяти именно ту часть разговора, в которой немного упоминалось о прошлых жизнях Дмитрия и Виктора, сопоставила каждую из них с нынешними хищниками.

Полагаю, человек лишившийся двух сестёр-близняшек это Виктор. Среднестатистический, возможно, нищий смертный в прошлом. В силу своей бедности не способен был уберечь своих родных от гибели, поэтому новую жизнь пытается проживать в полном достатке, под маской истинного лжеаристократа. Недаром ощущалась некое неправдоподобие в его поведении и общении, нет, скорее ощущалось чрезмерное переигрывание в некоторых ситуациях. Значит, ощущения меня и правда не подвели. Барс на самом деле не является тем, кем он хочет казаться. Он старательно пытался и до сих пор пытается заглушить призраки прошлой жизни роскошью, местами такой неуместной напыщенностью. Плюс тяжёлый отпечаток, оставившие после себя продолжительные кровавые воины, в виде поселившегося во всех частях его тела, разума и сердца холода, добавляет данной натуре арктическую суровость.

Что ж, возможно, где-то мне даже жаль Виктора. И, тем не менее, многие его поступки и выходки останутся мною недопоняты и не прощены. То же самое касается жестокого и принуждающего отношения Багиры к моей персоне. Хотя, тут ясное дело, призраки прошлого оставили глубокий рванный след и в зачерствевшем сердце данного хищника. Мне сложно даже представить каково это наблюдать за тем, как медленно убивают у тебя на глазах твою женщину, беспощадно её растлевая, забирая жизнь у ещё не родившегося малыша. И ты не в силах что-либо сделать, поскольку тебя держат десятки вражеских рук. Руки. Липкие, потные пальцы врагов, впивающиеся в собственное тело, омерзительным жаром въедающиеся сквозь плотную ткань одежды. Возможно вот в чём кроется секрет постоянного ношения Багирой кожаных перчаток. Естественное нежелания касаться голыми руками людей, дабы не ощущать исходящее тепло или жар от смертных, так явно напоминающие о былой и жестокой утрате в прошлом. Но также это касается и бездушных. Любое касание к голой коже, будь то человеческая или вампирская, возможно, приносит Багире дичайший психологический дискомфорт, напоминая ему о призраках прошлого.

Отчасти мне и правда стоило бы посочувствовать вампирам, ведь многим из них в прошлом пришлось пережить самый настоящий ужас, прежде, чем обрести вечность. Особенно это касается самых первых вампиров – первородных. Но это никак не отменяет самого факта, что в новой жизни они являются самыми настоящими хищниками, иногда жестокими, циничными, и у этих хищников имеются свои планы на этот мир. А уж станет ли наш мир лучше во власти бессмертных тварей не мне судить, поскольку в скором времени мне суждено стать одной из них.

Я начала чувствовать, как сон наваливается на меня своей тяжестью. Не хочу, устала. Больше никаких на сегодня размышлений. Вот только ещё кое-что… перед тем, как вновь погрузиться в сладостное забвение мне захотелось всё-таки пересмотреть некоторые убеждения относительно Барса и Багиры. Переосмыслить хотя бы долю содеянных поступков своих мучителей иль правильнее теперь сказать – моих “суженных”. Возможно, уже сейчас начать им прощать, но единственное на что в данный момент мой мозг способен был это представить как собираю свои немногочисленные манатки и сваливаю восвояси из этого вампирского гнезда. Невольно улыбаюсь, и с этими мыслями наконец погружаюсь в царство сна.

***

– Шевелитесь, адопты! – услышала сквозь поволоку сна приказывающий голос Ариосто. А, когда полностью распахнула глаза и приподнялась на локтях, то увидела в своей комнате трёх суетящихся адоптов, Витторию, молодую девушку и мужчину лет под сорок, имидж которого больше напоминал разнаряженного петуха в человеческом обличии.

– Что тут происходит? – лениво поинтересовалась, потирая правой рукой глаза.

Многослойные этажи из чёрных и серых хлопковых и полиэтиленовых чехлов с одеждой, возвышались прямо над моими ногами. Несколько косметических кейсов и всевозможные цветные коробки с обувью, стояли то тут, то там, и, казалось, занимали значительную часть довольно просторной комнаты.

– Наконец ты проснулась, Аня, – обрадовалась моему пробуждению Виттория и приказала прислуге поднести мне поднос с чем-то очень горяченьким и аппетитно-пахнущим. Большой массивный поднос из красного дерева и резными ножками был сиюминутно ко мне приставлен. – Ты так долго и крепко спала, что естественно нормально после пережитого и моих весьма утомительных росказней. Мне правда не хотелось будить тебя, милая. Но у нас очень мало времени. Бал скоро начнётся, поэтому поешь, но не спеши, тут спешка ни к чему. А после того, как закончишь с ужином, Аркадий и Наталия быстро помогут тебе с образом.

– Получается, я проспала целые сутки? – неохотно посмотрела на пёстрое человеческое подобие, называемое Аркадием, быстро мазнула взглядом по девушке. Опять грёбаные стилисты-визажисты, хрена с два в этот раз не дамся!

– Получается, что да, – снисходительно улыбнулась бездушная, вливая в меня новую порцию приятного материнского тепла и тут же им окутывая разум мой, сердце. – Поэтому советую прямо сейчас приступить к еде, – придвинула ближе ко мне поднос. Развернулась к петушиному подобию и девушке, настоятельно наказала прислушаться именно к моим требованиям и пожеланиям. На что оба покорно закивали головами. А я, тем временем, не отрывая собственного взгляда от парочки, уже тянулась за небольшой керамической ложкой. Ибо рот мой успел наполниться слюной от такого знакомого и вкусного аромата японского супа мисо с креветками, овощами и морской капустой. О моих слабостях и большой тяге к азиатской кухне теперь уже и самой Виттории стало известно. Не удивлена, крайне не удивлена.

Пока я расправлялась с супом, периодически заедая его тёплым рисом, комната моя окончательно успела превратиться в огромный склад коробок и одежды. Когда же черёд дошёл до испечённой рыбы с ломтиками лимона и салатом, то нас в комнате стало на три человека меньше. Виттория быстро прошлась по коробкам, проверила содержимое двух-трёх чехлов и осталась содержимым очень довольна.

– Теперь это всё принадлежит тебе, Анечка, – обвела рукой комнату бездушная, улыбаясь во всю ширь своего не по-человечески-идеального лица, словно подкупая меня своей обаятельно-клыкастой улыбкой и таким количеством подарков. И надо признать, ей практически это удалось.

– Я… даже не знаю, что и ответить, – искренне призналась бездушной. Быть может именно так положено принимать новообращённых в клан, точно не могу сказать. В поместье Ариосто нахожусь всего лишь три года, и за это время мне не довелось наблюдать над тем, как в клан принимаются новообращённые, поскольку за это время никто не был обращён.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю