332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Андреев » За славой, маг! » Текст книги (страница 4)
За славой, маг!
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:14

Текст книги "За славой, маг!"


Автор книги: Николай Андреев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 16 страниц)

– Молодец, Акация, а теперь иди к маме, скажи, что я скоро приду. Только сперва кое-куда зайду, подарок я куплю: день-то сегодня как нельзя удачный! И заодно жертву Тайдеру принесу, не стоит бога торговли гневить! А ты, Стеф, – парень медленно кивнул, поглядывая на нас с Беневалем. – Помоги милостивым государям донести корзины до их кареты...

– Я хочу ещё немного походить по ярмарке, нужно много чем запастись. Можете отпустить с нами Вашего сына? Думаю, это его не очень затруднит, зато принесёт некоторую пользу, – Эдвин покрутил между пальцами серебряной монеткой. Похоже, ревенант решил начать с самого начала приобретать репутацию щедрого хозяина. Только вот зря он, вдруг найдутся люди, которые помнят последнего Владетеля в лицо и узнают не пожелавшего уходить к воротам Даркоса Беневаля?

– Конечно, конечно, милостивый государь. Брад, бери-ка обе корзины...

– Я и сам могу взять одну из них. Моя семья никогда не чуралась такой работы, – мне как-то неприятно было бы расхаживать налегке, когда мой сверстник прогибался под тяжестью не самых маленьких корзин, наполненных выше края хлебом.

– Да что Вы, что Вы! – Брад всплеснул руками. – Да где же это видано, чтобы...

– Раньше такое было видано повсюду, любезный, – даже не сказал, а отрезал Беневаль. В его голосе проявились властные нотки. – Пойдёмте, нам ещё предстоит походить по этой ярмарке...

Потом мы заглянули к зеленщику, в мясную лавку, в скобяную, к местной белошвейке, даже побывали у городского лекаря. В его доме царила дикая смесь запахов разнообразнейших лечебных трав и настоек, отчего человеку непривычному трудно было даже вздохнуть. Брад-младший иногда коротко рассказывал о хозяевах лавок, да о городке, редко расщедриваясь на пять-шесть фраз. Отцовская разговорчивость, похоже, ему не досталась – или он просто стеснялся двух дворян.

Мы ходили по уже вовсю развернувшейся ярмарке, когда внезапно из дверей местного кабака вывалился рыцарь. Вернее, он им некогда был: на промятой в пяти или шести местах кирасе герб разглядеть оказалось делом невероятно трудным, шлема не было, ножны пустовали, дыры зияли в кольчужных штанах. Густая чёрная щетина покрывало лицо, дисгармонируя с короткой шевелюрой на голове. Острый нос шумно вбирал воздух, а на впалых щеках играли мощные желваки. Этот рыцарь помянул Даркоса и попытался встать с земли. Прохожие лишь посмеивались над ним.

– Вставайте, рыцарь, – Эдвин подал руку несчастному, тот принял помощь, а затем граф резким рывком поднял рыцаря на ноги без видимых усилий. Не хотелось бы мне попасть под удар такой слабой на вид руки. Даже Брад-младший проводил этот жест полным уважения взгляда. – Могу я узнать причину Вашего, м-м-м, странного вида? – в глазах Эдвина было заметно настоящее участие.

– Благодарю Вас, сударь, – рыцарь отряхнул свои штаны и погрозил кулаком хозяину кабака, закрывшему дверь. – Простое недоразумение: содержатель этой дыры заявил, что у меня...

– Нет денег? – Эдвин улыбнулся одними уголками рта. Похоже, ему знакома была эта отговорка.

– Вы необычайно проницательны, сударь, – рыцарь вздохнул. – Он заявил, что такому оборванцу больше в долг он сдавать комнату не будет. И это мне, рыцарю...

– Боюсь, что он оказался прав, судя по Вашему виду, – прервал Эдвин беднягу.

– Это всё из-за Войны за престол Моё поместье было разграблено Людольфингами, а потом отнято у меня за долги уже Огнаридом. И вот я слоняюсь по этим землям в поисках пристанища и должного занятия...

– Ну что ж, я прекрасно понимаю Ваши проблемы, когда-то у меня было не лучше. – Эдвин вынул из кармана камзола золотую монету и вложил в руку рыцаря, накрыв её своими ладонями. – Надеюсь, здесь хватит, чтобы оплатить Ваши долги?

– Более чем, милорд, – рыцарь удивлённо воззрился на ревенанта. – Как Ваше имя?

– О, оно настолько заковыристое, что Вы его забудете даже раньше, чем я успею произнести его. Лучше благодарите моего, – граф сделал небольшую паузу, – спутника. Николаса Датора.

– Того самого? – вдруг прошептал Брад-младший, чуть не выронив корзины.

– Если ты имеешь в виду помощника Архимага Тенперона, – то да, – похоже, в Королевстве это имя уже начал окружать ореол легенд и славы.

– Я Ваш должник, милорд Датор, – рыцарь без тени насмешки поклонился мне. – Храни Вас Онтар. И Тарик, – улыбнулся он.

– Что ж, нам пора. Надеюсь, Вы уладите свои проблемы.

– Не смею вас задерживать, – рыцарь поклонился и в один прыжок оказался у дверей кабака. Интересно, такая прыть у него взялась от мысли о том, что сейчас он сунет под нос кабатчику деньги и получит удовольствие лицезреть его потрясённую физиономию?

– Милорд граф, зачем? – спросил я, когда мы подходили к очередной лавке.

– Я обещал помочь тебе восстановить замок и поместье? Вот я выполняю своё обещание всеми доступными мне средствами. Наберись терпения, Николас.

В одном из уголков ярмарки Беневаль приобрёл телегу и двух волов. Сперва смех нёсся отовсюду: ещё бы, дворянин решил разъезжать на крестьянской телеге! Да он небось даже волов не сможет с места сдвинуть! Но невозмутимый граф лишь запрыгнул на козлы, причмокнул на волов, и те двинулись вперёд. А телега даже стала выглядеть не менее величественно, чем королевская карета: будто бы вокруг Эдвина всё становилось значительней и аристократичней. Вот что значит – Владетель...

Отдав монетку Браду-младшему и помахав на прощание наблюдавшим за "представлением" горожанам, Эдвин направил телегу прочь из Валя...

Королевство. Тронгард.

Его Величество Фердинанд восседал на троне, стараясь не зевать: сегодня опять обсуждали будущее собрание Сейма. Здесь присутствовали все Владетели, Архимаг Тенперон и капитан королевской гвардии Суазон. Некогда последний с маршалом Ревнкьюлом, командующим столичным гарнизоном, вместе обороняли Белый город.

Обсуждение длилось уже часа два, дольше всех выступали Артуа, Даркмур и Архимаг. Теперь же снова была очередь Даркмура держать ответ.

– Народ уже не так доверяет королю и дворянам, считая, что именно мы допустили Войну за престол и мятеж Эдмона Рошфора. Боюсь, если снова произойдёт нечто подобное, возможен крупный бунт черни. Только пять месяцев прошло с тех пор, как жители Чёрного города поджигали торговые лавки и дома зажиточных сограждан. Их выступление едва не перекинулось на весь города: от столицы в этом случае просто ничего бы не осталось. Именно Сейм должен поможет возвратить жителям Королевства уверенность в королевской власти и...

– Граф, неужели Вы думаете, что огнары поверят в твёрдость королевской власти и участие в делах управления Королевством, если не будут допущены в него? Если Вы так считаете, то мне поистине жаль жителей Владения Беневаль, – Архимаг улыбнулся. Все его речи на этом совете протекали в подобном русле: он отмечал ошибки выступавших и их недочёты, разя сарказмом и иронией. – Прежде ни одному королю не требовался какой-то совет наподобие Сейма или Собрания, они прекрасно справлялись! И их подданные, вы все прекрасно знаете, подчинялись своим владыкам беспрекословно. Нет, конечно, бунты тоже случались, как же без этого: всё это совершенно нормально. И сейчас, я уверен, можно обойтись без Сейма. Королевству нужна не говорильня, а твёрдая власть, находящаяся в руках Огнарида. Но если уж вы решили созывать этот самый Сейм, то всё равно, основы его деятельности избираете неправильные.

– А что Вы сами можете предложить, мэтр Архимаг? – Даркмур не любил Тенперона, которого считал выскочкой из низов и притом бахвалящимся наглецом. Ещё бы, ведь не граф стал Архимагом, и не о графе теперь рассказывали вечером за столом и дворянина, и лесоруба. Зависть, зависть жгла фон Даркмура.

– Я требую допуска представителей крестьянства и горожан на будущий Сейм, если его всё-таки созовут, – Тенперона наконец-то добился возможности изложить свой взгляд на будущее затеваемого предприятия во всей полноте. А через несколько недель во всех концах Королевства уже будут вовсю обсуждать речь Архимага. – Я требую равного с дворянами количества представителей от жречества и Гильдии магов, а также представителей от королевских армий и крупнейших дворянских ополчений. Я предлагаю создать малые сеймы в каждом Владении, чтобы именно там народ выбирал своих представителей, дабы затем они вошли в Сейм. Я предлагаю придать этим собраниям специальные отряды, чтобы сеймы могли не бояться чужого давления и приводить в жизнь свои решения. Вот те условия, на которых Гильдия магов готова поддержать данное начинание. – Зал замер.

– А не слишком ли Вы много хотите? – первым нашёлся, что ответить, Жерар Артуа. Он понадеялся, что сможет переспорить его в любимой теме – политике. – Разве чернь что-нибудь понимает в государственных делах, особенно в налогах и вопросах войны и мира? Простые огнары, как Вы выразились, хотят, чтобы еда была получше да кошелёк потолще! Вот и всё, что им потребно! Они всего лишь живые орудия в наших руках! Людишки, мелочные, и интересы у них так же мелки!

Раздалось несколько возгласов одобрения, почти тут же смолкших: лицо Архимага напряглось, заострилось, вокруг него воздух наполнился напряжением.

– Только с помощью простого народа, тех тысяч и тысяч людей, отдавших жизнь последнему Огнариду, король смог вернуть себе престол. Я не думаю, что если бы у Фердинанда в войске служили одни дворяне, он смог продержаться и в битве при Креси, и в битве при Афанкуре. Милорд Филипп Мишель, кто стоял на стенах Дорожного замка, когда к ним подошли армии Реджинальд? – Тенперон повернулся в сторону одного из южных Владетелей.

– Огнары, мэтр Архимаг, – уверенно произнёс Филипп. – Простые огнары. Пахари, кузнецы, пекари, лавочники, стеклодувы...

Филиппу Мишелю тоже не нравилась манера Артуа выражаться о простонародье. Герцог слишком уж много о себе возомнил! Ну да, ведь не он же сражался с реджинальдистами: вместо этого Жерар наслаждался гостеприимством аркадского императора.

– А кто умирал на улицах Тронгарда, сдерживая орды нежити Эдмона Рошфора? Капитан Суазон, Вы можете сказать? – поднялся уже немолодой человек, с седыми короткими волосами и в кирасе из воронёной стали. Капитан гвардии выглядел в день мятежа Рошфора точно так же, разве что седых волос прибавилось в его шевелюре.

– Там были простые горожане, воины гарнизона, воины-жрецы Палатора и Онтара, немного свитских, гвардейцы и воины "белого" отряда, дворяне. Там были все, мэтр Архимаг.

Суазон помнил поединок Рошфора с Даркхамом, и отдавал должное заслугам Тенперона в Войне за престол. Да ещё и личная неприязнь к северным Владетелям сыграла свою роль, так что капитан гвардии принял в этом споре сторону Архимага.

– Спасибо, капитан, – Тенперон улыбнулся. – Я считаю, что вполне аргументировал свою позицию, – Архимаг любил ввернуть научное словцо в своей речи.

– Совет окончен, судари, – внезапно сказал Фердинанд. – Мне надо подумать над всем, что здесь было сказано. И даже над тем, чего не было.

А ещё король добавил одними губами: "Хоть бы войну, что ли? Уехать прочь отсюда, и пусть разбираются сами... "

Граф Филипп Мишель и герцог Энрике Сагирина вышли прочь из королевского дворца, окружённые несколькими рыцарями свиты. Они горячо спорили насчёт предложения Даркмура, Артуа и Архимага. Граф настаивал, что Сейм вручит хоть и небольшую, но хоть какую-то власть в руки второразрядных дворянчиков и жрецов, до того отодвинутых на второй-третий план королями. А уж те кинутся делить даже эти крохи, сутяжничая и споря, захлёбываясь в разговорах и утопая в тяжбах. Герцог же был убеждён, что это собрание наконец-то подарит мир Королевству, а цена этого не так уж и важна.

На площади перед дворцом Филипп и Энрике встретили остальных Владетелей, кроме Артуа и Даркмура, и те присоединились к обсуждению. Здесь начался, в своём роде, малый совет, теперь уже Владетелей. Сейм, ещё не успев появиться, уже внёс раскол в умы дворян страны. А через несколько часов слухи уже поползут по Тронгарду, один другого интереснее. Через месяц в южных Владениях уже заговорят о том, что король хочет вручить власть над Королевством дворянству, а сам уйдёт в жрецы Палатора. Но огнары только посмеялись бы над тем, кто скажет, что король, практически, так и хочет сделать. Хотя бы потому, что жрецам Палатора запрещено употреблять алкоголь. А куда же Фердинанд без его любимого огнарского красного?

Королевство. Беневаль.

Едва скрывшись из виду горожан, Эдвин попросил меня покрепче держаться за мешки и корзины с покупками – и вокруг заклубилась тьма. Лишь далёкие звёзды освещали телегу с сохранявшими полное спокойствие волами, которых, казалось, окружающий мир совершенно не волновал. Но через миг мы уже оказались у ворот донжона.

Замок за наше отсутствие преобразился, не так чтобы до неузнаваемости, но я был приятно удивлён.

Владек, Ори и Малькольм времени даром не теряли: во внешней стене появились ворота из свежесрубленного дуба. Кенари даже начал менять внутренние ворота, а домой таскал здоровенные стволы дуба, превращая их в доски на месте, даже не используя топора или пилы: собственной силы ему было достаточно.

– Милорды, – Владек кивнул, а замковой даже поклонился, только у него это не особо хорошо получилось: руки были заняты какими-то вещами. При ближайшем рассмотрении это оказались тарелки, миски и прочая посуда.

– Малькольм, – громко сказал Эдвин, и прямо перед повозкой появился дворецкий. – Перенеси это на кухню: Николасу нужно поесть. Надеюсь, удалось прочистить дымоход?

– Конечно, милорд, – Малькольм кивнул и растворился в воздухе. Выглядело это, как будто он шагнул в невидимую дверь: сначала исчезли туловище, голова и правая нога, а левая нога стала невидимой ещё через мгновение.

– Я тоже пойду отдохну, – Эдвин улыбнулся в пустоту. – Я так соскучился по всем этим мелочам... – и через мгновение он тоже исчез.

– Милорд Николас, я Вас проведу на кухню, – Ори успел куда-то деть всю ту посуду, что только что держал в руках. – Не беспокойтесь, всё, что я нёс, уже на кухне. В том числе две серебряных тарелки и одна золотая, три...

– Благодарю, Ори, не надо таких подробностей, я тебя прошу.

Владек остался латать ворота, а я зашёл в донжон и быстро поднялся на третий этаж, в свою комнату. Из пиршественного зала вынесли сломанную мебель, смыли пыль и паутину со стен (раньше тут пауков не водилось, насколько я помнил: замок наполнялся потихоньку жизнью) и принесли огромную кровать под балдахином. Как ни странно, ткань не коснулись ни тление, ни моль. Тут же стоял и круглый стол вишнёвого дерева, на котором ещё остались следы лака.

– Надеюсь, милорд подождёт, пока я и Ори всё приготовим? – Малькольм появился прямо из воздуха. Сперва показалась кисть правой руки, затем лицо и торс, а после и всё остальное. К счастью, я уже успел к этому привыкнуть. – Мы намерены подать к столу говяжьи отбивные с луком.

– Я готов съесть и целого быка! – улыбнулся я.

– Милорд, быка вряд ли, вот если только равноценное по весу количество мяса, – начал было Ори, но Малькольм его одёрнул.

– Ори, за время своего сна ты много забыл о человеческом характере. Милорд Николас просто пошутил, – и, развернувшись ко мне, продолжил: – Тогда обед будет подан чрез полчаса. А пока что я хочу узнать, как милорд хочет отделать этот зал?

– Мне казалось, что граф...

– Милорд Эдвин сказал, что теперь Вы хозяин этого замка, и насчёт убранства комнат и залов надо обращаться к Вам.

– Ладно, – в мгновение мне почудилось, что гора начинает наваливаться мне на плечи.

Я осмотрелся. Первым делом в глаза бросились пустые оконные проёмы. Туда так и просилось илатское цветное стекло. На полу не хватало ковров, на стенах не помешало бы несколько картин и гобеленов. И вообще ничего, кроме стола, камина и моей кровати здесь не было. А зал был не из маленьких, так что выглядел он просто пустынным, как будто его хозяева увязли по самую макушку в долгах. Я рассказал о том, каким вижу будущее убранство этого помещения.

– Вы сможете всё запомнить?

– Конечно, дворецкие, а особенно мёртвые дворецкие, – подмигнул мне Малькольм, – вполне способны запомнить указания своих господ.

– Тогда необходимо илатское стекло в окнах, ковры, гобелены, книжные полки во всю стену, кресла, пара столов. Хорошо бы ещё охотничьих трофеев и оружие. Да, двуручные мечи подошли бы в самый раз!

– У Вас великолепный вкус, милорд! Так выглядел этот зал сорок лет назад, пока Даркмур не убил господина Эдвина. Но боюсь, что Вам придётся подождать: я составлю список всего необходимого, а потом...

– А потом, если мы сможем нанять ещё слуг, то купим это всё в Даркмуре, – город, располагавшийся вокруг одноимённого замка, теперь являлся столицей Владения. – Думаю, граф разрешит воспользоваться казной.

– Я не сомневался, что Вы найдёте выход, милорд, – Малькольм откланялся и исчез.

А через полчаса Ори вошёл в зал, неся блюдо с дымящимся мясом на вытянутых руках. Ноша его была очень тяжёлой, и замковой еле держал равновесие, балансируя блюдом с ловкостью странствующего фокусника.

Поев, я побродил по замку до самого вечера. Едва моя голова коснулась подушки, как я заснул.

На следующий день, после завтрака, мы с графом опять отправились в город. Валь только начал просыпаться, и мы с Беневалем, не теряя ни минуты, зашли в местную таверну (или, как в этой области было принято говорить, кабак), надеясь сделать кое-что очень важное.

В зале размером десять на пятнадцать шагов было три или четыре человека, включая и рыцаря, которому граф вчера дал денег. Я узнал его лишь по лицу – настолько преобразился его облик! Местный кузнец явно подлатал кирасу, спину же огнара теперь закрывал плотный шерстяной плащ серого цвета. Руки в кожаных перчатках стучали по деревянному столу, а на поясе висели новые ножны. В них даже меч был!

– Милорды, как я рад вас видеть, – рыцарь вскочил со стула и в три шага оказался возле нас, кланяясь. На ногах у него были новые шерстяные брюки чёрного цвета. – Позвольте мне вас угостить?

– Только водой, сударь, – Эдвин улыбнулся. – Нам сегодня предстоит много дел.

– Хозяин, кувшин воды! – рыцарь улыбнулся. – Тогда не откажитесь посидеть со мной немного!

– Не вижу причин для отказа. – Эдвин кивнул, и мы сели за стол.

– Могу я узнать, что вас сегодня привело сюда?

– Мы набираем челядь и строителей: наш замок в ужаснейшем состоянии! Боюсь, что ещё бы лет десять, и он бы стал полезен лишь как источник камня для строительства. Вот теперь и приходится крутиться, сударь... к сожалению, я так и не узнал Вашего имени.

– Рыцарь Конрад Монферрат к Вашим услугам! Могу я узнать, что за замок достался вам во владение? Здесь поблизости их три: Монрепо, Алкар и Турне. Если, конечно, не считать некогда принадлежавший мне Монферрат.

– Вы не угадали, сударь Конрад, совсем другой, – Эдвин заговорщицки улыбнулся.

– Тогда какой же? – лицо Конрада на мгновение застыло, лишь левая щека дёрнулась: похоже, так выглядел со стороны его мыслительный процесс. И я оказался прав – ещё через мгновение он покачал головой. – Я знаю только четыре.

– Он находится в горах, на плато. Ну так что, так и не догадались? – усмехнулся Эдвин.

– Погодите, Вы говорите о том самом замке? – рыцарь явно проникся уважением к храбрецам, решившим поселиться в проклятом Беневале. Эх, знал бы Конрад, что то самое проклятие сейчас и сидит напротив него. – О замке Беневаль?

– Да, о нём. Огромнейшая твердыня, но слишком уж запущенная.

– Нам, кстати, вместе с замком вручили и прилегающие к нему земли: примерно пятьсот акров земли. К сожалению, там в основном горы. Но, насколько я знаю, некогда в этих землях добывали железо... – настала и моя очередь что-то делать с королевским подарком. – Мне кажется, весьма неплохое приобретение. И совсем некому присматривать за этой землёй.

– Только если не вспоминать о проклятии, – Конрад провёл по щеке, к которой уже месяца два не касалась бритва цирюльника. – Никто не выходил живым из замка... – Вот тут до рыцаря и дошло.

– Кроме нас, сударь, и ещё трёх тысяч воинов Тенперона, которые не меньше месяца сидели там. А среди них был и я, – итак, наживка заброшена.

– А ведь и правда, – Конрад задумался.

– Кстати, Вы не могли бы нам помочь? Я совсем не знаю города и его жителей. Можно здесь набрать исполнительных слуг или хороших строителей?

– К сожалению, должен откланяться, – Эдвин еле заметно кивнул мне. – Дела требуют моего присутствия в другом месте. Надеюсь, вы покажете Николасу этот городок?

– Для меня не будет ничего приятнее, – Конрад кивнул, а потом заговорил, когда Эдвин вышел. – Сударь, а это Ваш...

– Дальний родственник, он помогает мне с замком.

– Милорд просто очень похож на Вас, сударь Николас. Так что Вы хотите увидеть? – а по-моему, Эдвин Беневаль ничуть на меня не походил: вот что делает со зрением пристрастие к лишней кружке эля за ужином. А ещё за обедом, завтраком или просто так, без повода...

– Городскую ратушу и, возможно, что-нибудь интересное. Есть тут такие места? – спросил я, допив кружку воды.

– Конечно! – Конрад встал из-за стола.

– Тогда ведите меня к ратуше! – мы вышли из таверны.

На базарной площади начали собираться торговцы. Торговец хлебом, Брад, заметил меня и поклонился. Я слегка кивнул: граф Беневаль настаивал, чтобы я как можно скорее почувствовал себя настоящим дворянином и владельцем замка с обширнейшими поместьями. Поэтому надо выглядеть как можно учтивей, но устраивать панибратство.

– Сударь Конрад, а кто владеет этим городом? Или король предоставил ему свободу от налогов в чей-то феод?

– Барон Оттон Турне, но он нечасто навещает эти владения. Видите ли, милорд, мой бывший сосед обеднел после войны, и сейчас живёт у родственников в столице, намереваясь найти службу при дворе. Мне же, к сожалению, такого шанса не представилось.

– Ясно...

Интересно, сколько бы этот Турне попросил за Валь? Очень даже милый городок. Да и надо же когда-нибудь моему поместью прирастать...

– А вот и сама городская ратуша, – проговорил Конрад.

Мы подошли к старинному двухэтажному зданию из красного кирпича. Его черепичная крыша даже не требовала, а вопила о ремонте, грозясь в любую минуту провалиться. Окна были затянуты бычьими пузырями, а у дверей не было ни одного охранника: похоже, городской голова доверял своим согражданам. Или же просто не смог найти денег для оплаты стражи.

Конрад открыл почерневшую от времени дубовую дверь (я вообще отметил любовь местных жителей к этой породе дерева) передо мной. Внутри ратуша представляла собой короткий узкий коридор, оканчивавшийся в центральном зале. У противоположной стены слабо горел камин, а за столом сидел толстый светловолосый огнар в потрёпанном камзоле. На его шее болталась широкая серебряная цепь с символичным ключом от города. Никого, кроме городского головы, здесь не было.

– О, сударь Конрад Монферрат! – глава города оказался даже ниже меня на целую голову: я это отметил, тот когда поднялся с кресла. – Надеюсь, Вы не пришли требовать обжалования конфискации своего поместья? Кстати, а кто этот молодой человек с Вами?

– Милорд Николас Датор из Беневаля решил пожаловать в Валь.

– Из Б-Б-Беневаля? – глава города начал заикаться.

– И жив-здоров, сударь, – я улыбнулся. – Могу я попросить Вас об одной услуге?

– Жан Жакре, милорд, – городской голова поклонился. – Всё, что угодно. Похоже, это благодаря Вам сударь Конрад сегодня протрезвел, да ещё и не собирается закатить очередной скандал с битьём моих помощников и писарей!

– Можете Вы объявить, что я набираю замковую прислугу и строителей?

– Могу-то я, конечно, могу, но вот кто пойдёт? – Жакре прикусил язык, когда я расстегнул две верхних пуговицы камзола и достал мешок с монетами.

– Вот здесь, в этом мешочке, задаток. Каждому, кто пожелает наняться ко мне, причитается по серебряной монете. Ещё столько же я заплачу, как только они прибудут в замок. И ещё двадцать серебреников задатка – Вам.

– Я обязательно сообщу об этом горожанам. Но, видите ли, в наших землях я не припомню, чтобы челядь нанимали – ведь все они из крестьян идут, из подневольных, крепостных. И немножко из городских, да только...

– Я всё понимаю. Ещё скажите, что они получат возможность поселиться возле замка. А если сударь Оттон Турне или его родственники будут недовольны, шлите их в мой замок, если, конечно, не испугаются несуществующего проклятия. Насколько я знаю, никто ещё не отменял права свободного выхода из-под власти одного феодала и перехода под руку другого.

– Не извольте беспокоиться! Всё будет в лучшем виде, – Жакре отточенным движением взял кошелёк из моих рук и поклонился.

– Ну что ж, тогда позвольте откланяться, – я кивнул главе города на прощание и повернулся. Конрад уже открывал дверь.

– Сударь Конрад, а что Вы бы ответили на подобное предложение?

– В смысле, сударь? – Монферрат напрягся.

– Что, если бы я даровал вам в лен некоторый участок земли возле замка Беневаль? Скажем, возле дороги на юг? Там будет, как я предполагаю

– Я был бы польщён, но, – "Всё, он мой!". – Думаю, будет очень трудно на первых порах...

– Жить Вы смогли бы и в самом замке. Я намереваюсь построить для этих целей флигелёк. Вы согласны, сударь?

Конрад вздохнул и остановился. Его лицо опять замерло, и лишь левая щека вздрогнула. Потом он уставился на недалёкие горы, перевёл взгляд на меня, а затем на всё те же Саратские горы.

– Милорд, а правда, что три тысячи воинов целый месяц жили в Беневале? – мне показалось, или я уловил совсем детскую мечтательность?

– И я в том числе, и Архимаг Даркхам.

– А как он выглядит, Беневаль? Мои предки верой и правдой служили Владетелям Беневалям, пока...

– Это мечта зодчего, сударь: двойной ряд стен, гигантский четырёхэтажный донжон, всё плато как на ладони, и горы, сударь, горы! Снежные шапки блестят на солнце, соревнуясь по высоте с облаками! – хотел бы я произнести такую восторженную речь ещё хотя бы раз в жизни! Хотя, похоже мне придётся каждого возможного подданного завораживать рассказом о былой красоте замка. Былой... Или будущей? Всё зависит только от меня.

– Я согласен, милорд, – Конрад посреди площади припал передо мной на дно колено. – Я клянусь и в горе, и в радости следовать за моим сюзереном, прикрывать его щитом в битве и словом – в мире.

– Клянусь делить добычу с тобой, помогать словом и делом в мире и мечом в битве, – ну вот, все формальности, установленные ещё "Кодексом Огнара", соблюдены. – Ты готов прямо сейчас отправиться в замок?

"Сюзерен должен обращаться на "ты" к своему воину, ибо он ему как брат, как друг, как последняя опора и поддержка, он ему как брат и меч. А меча не должно стесняться, мечом должно пользоваться" – так гласил "Кодекс"...

– Да, милорд, – Монферрат склонил голову – и поднял её, уже стоя посреди моего зала в замке...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю