290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Зелёная нить прощения (СИ) » Текст книги (страница 5)
Зелёная нить прощения (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 16:30

Текст книги "Зелёная нить прощения (СИ)"


Автор книги: Мария Эрфе






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц)

Глава 7

По прошествии многих лет, оглядываясь на первые месяцы совместной жизни с Максимом, я с уверенностью могла сказать, что это было самое лучшее, счастливое и беззаботное время. Он дал мне всепоглощающую любовь, которая преобразила наши жизни, и возможность не задумываться ни о каких бытовых трудностях и материальных проблемах. Максим сказал, что могу позволить себе всё, что пожелаю, и подкрепил обещание банковской картой, о лимите которой я не подозревала.

Вскоре после того, как мы стали жить вместе, Максим вручил ключи и документы от новой BMW GT, а возражения даже слушать не стал. Да и как можно с ним спорить?!

Большую часть времени Максима отнимал семейный бизнес. Нередко я просыпалась и засыпала в одиночестве, но тем ценнее были минуты и часы, проведённые вдвоём. Но, несмотря на занятость, Максим постоянно преподносил мне сюрпризы: мы катались под разведёнными мостами на катере или на водных мотоциклах, посреди дня он мог без предупреждения заехать за мной и увезти на вертолётную прогулку. Вечерами мы иногда бродили по таким местам Петербурга, о существовании которых я даже не подозревала до нашего знакомства. Однажды мы приехали на частный аэродром, где я впервые в жизни попробовала управлять двухместным самолётом.

Дни и недели пролетали незаметно, поглощённые любовью, радужными надеждами, мечтами и грандиозными планами. Лишь иногда время омрачалось страхами и неуверенностью: не могла до конца осознать, что заслуживаю то счастье, которое неожиданно свалилось на меня.

Однажды Максим решил внести долю волнения в мою беззаботную жизнь. Субботним утром мы долго нежились в постели, а дождливая Питерская погода не способствовала желанию вылезать из-под одеяла. Максим безо всяких предисловий сказал:

– Сегодня едем в гости к родителям, они ждут нас к обеду.

Сбросив одеяло, я вскочила с кровати:

– Почему ты не предупредил?! Мне же нужно время, чтобы подготовиться! – набросилась на него.

– Именно поэтому и не сказал заранее, зная, что ты будешь напрасно волноваться. А так времени на пустые переживания почти не осталось, – он обезоруживающе улыбнулся, и я не смогла дальше злиться.

Сейчас я с улыбкой вспоминаю знакомство с семьёй Максима, а тогда было не до смеха. Долго не могла решить, что надеть, и остановила выбор на консервативном платье сапфирового цвета и коралловых туфлях на невысоком каблуке. Он сказал, что я, как всегда, прекрасна, но можно было обойтись рваными джинсами и старой футболкой, и даже это не затмило бы неземной красоты и врождённого изящества.

По дороге к родителям Максима я, конечно же, волновалась: как они примут, как отреагируют на быстрое развитие наших отношений? Вдруг сочтут недостойной сына? А они наверняка так и подумают. Я и сама считала, что недостойна того счастья, которое подарил Максим. О чём с ними разговаривать? Или стараться говорить как можно меньше? Продолжая нервно обдумывать незавидное положение, не заметила, как мы подъехали к воротам шикарного особняка на берегу Финского залива. Вот и всё. Я чувствовала себя заключённым, которого ведут на эшафот. Последний глубокий вдох, чтобы успокоиться, пока Максим открывал входную дверь.

Роскошное убранство дома настолько поразило меня, что я забыла о волнении. Интерьер был достоин музея: мраморный пол, рисунок которого напоминал искажённую шахматную доску, слева и справа две лестницы с мраморными ступенями и коваными перилами, соединяющиеся на втором этаже, а в пространстве между лестницами виднелась роскошно обставленная гостиная. Дом не стеснялся продемонстрировать благосостояние хозяев.

Со второго этажа спустились родители Максима, и я сразу поняла, почему он обратил на меня внимание в той загородной поездке. Они представляли собой такие же внешние противоположности, как и мы: она светлокожая ухоженная блондинка, которой на вид было максимум лет сорок, не располневшая после двух родов. Пшеничного цвета волосы локонами уложены на затылке – причёска не современная, но ей шла – а глубина зелёных глаз подчёркнута естественным макияжем. Он такой же кареглазый брюнет, как и Максим, только волосы тронула седина и вокруг глаз собрались морщинки. В остальном – высокий, подтянутый, красивый мужчина, на которого наверняка заглядывались девушки раза в два моложе. На отце Максима был светло-бежевый льняной костюм, на матери – изумрудного цвета платье, длиною чуть ниже колена.

– Мама, папа, знакомьтесь. Это Ольга, я люблю её больше жизни, и, надеюсь, что вы тоже полюбите. Ольга, это моя мама – Любовь Владимировна, и папа – Николай Альбертович.

– Рада познакомиться, – пролепетала я голосом на октаву выше, чем обычно.

– Мы тоже рады встрече, – со светской улыбкой, за которой могли скрываться любые эмоции, ответила Любовь Владимировна. – Покажи, пожалуйста, Ольге дом, пока сервируют стол к обеду. Мы с отцом будем ждать вас в малой гостиной.

– Хорошо, мама, – сказал Максим. – Пойдём, я покажу тебе нашу с Виолой часть дома.

Мы поднялись на второй этаж. Первым делом Максим показал свою комнату с видом на Финский залив. Потом я увидела кабинет, выполненный в японском стиле. Комната Виолы впечатлила круглой кроватью, подвешенной к потолку массивными цепями, и обилием авангардных картин, хаотично развешанных по всем стенам. Мы заглянули в пару гостевых комнат и спустились на первый этаж, прошли мимо бассейна с зоной отдыха и небольшого тренажёрного зала.

Сложилось впечатление, что Максим не успел показать и третьей части дома, прежде чем мы сели за обеденный стол. Я чувствовала себя как первокурсница на экзамене. Со стороны это, наверное, выглядело забавно: серьёзная девушка сидела за столом с неестественно прямой спиной и пыталась выдавить улыбку.

Вначале разговаривали только Максим и его отец, в основном о делах. Когда в их беседе возникла ощутимая пауза, начался мой экзамен.

– Ольга, расскажите, пожалуйста, о себе: чем занимаетесь, где учитесь, каковы ваши увлечения? – спросила Любовь Владимировна.

Конечно, я ждала подобных вопросов, но всё равно, растерялась и почувствовала, как на щеках появился румянец.

– Учусь в Университете сервиса и экономики, окончила третий курс, – начала я, собравшись с духом. – Пока не работаю, но мне предложили должность в крупной иностранной компании, где проходила практику в этом году. Поэтому я хочу перевестись на вечернее отделение и начать работать с сентября. Серьёзного хобби нет. В детстве занималась фигурным катанием, потом танцами, люблю читать, если это можно назвать увлечением… – я замолчала, силясь понять, что ещё могу рассказать о себе, когда в разговор вступил отец Максима.

– Серьёзный подход к жизни. Похвально. А чем занимаются ваши родители? – спросил Николай Альбертович.

Я почувствовала, как расслабились мышцы спины и лица, когда рассказывала родителям Максима о маме и об отце. Хотя последнего почти не помнила – он ушёл, когда мне было пять лет, и больше ни разу его не видела.

Позже в разговор вступил Максим и вкратце рассказал о том, как мы познакомились. Общение стало более непринуждённым, враждебности родители Максима не проявляли, но я не могла отделаться от ощущения, что меня оценивают и разглядывают, как инфузорию-туфельку под микроскопом.

Когда беседа почти иссякла, а чувство неловкости только увеличилось, дверь в гостиную отворилась, и в комнату влетела Виолетта. Я её сразу узнала: с момента, запечатлённого на фотографии, которую я видела загородном доме, она почти не изменилась, только волосы стали длиннее, цвет кожи темнее от загара, а блеск изумрудных глаз, полных жизни и энергии, наверное, не могла передать ни одна камера.

Выяснилось, что самолёт, на котором летела Виолетта, приземлился два часа назад, поэтому она опоздала к обеду. Сестра Максима вихрем ворвалась в чопорную атмосферу гостиной, бросилась на шею брату, потом обняла и поцеловала родителей и, наконец, обратила внимание на меня и сказала:

– Ты, наверное, Оля? Максим говорил о тебе. Надеюсь, мы подружимся, – меня она обняла так же крепко, как и остальных.

Вначале растерялась от потока слов и эмоций Виолы, но быстро пришла в себя и обрадовалась, что хотя бы один член семьи принял меня дружелюбно.

Остаток вечера говорила в основном Виолетта. Наверное, никто не мог сопротивляться этой стихии. Безудержная энергия чувствовалась в каждом её жесте, каждом взгляде и каждом слове. Виола рассказывала о природе Бразилии, о нравах и обычаях местных жителей. Слушая её мелодичный голос, я окончательно расслабилась и получила удовольствие от вечера.

На позитивной волне мы попрощались, поблагодарили родителей Максима за гостеприимство и поехали домой. По дороге он сказал, что я, без сомнений, понравилась всем членам семьи, и зря волновалась. На месте Максима, я не спешила бы с выводами, но возражать не стала.

Следующий день после знакомства с родителями помню в мельчайших подробностях. Утро не предвещало сюрпризов. Максим сказал, что хочет показать красивое место недалеко от города. Мы позавтракали, не спеша собрались и отправились в путь. Проехав достаточное расстояние по Приморскому шоссе, чтобы удалиться от городских пейзажей, мы свернули к Финскому заливу. Максим припарковал машину у небольшого ресторана.

Внутри не оказалось ни одной живой души, и я поняла, что он приготовил очередной сюрприз. Посмотрев по сторонам, увидела барную стойку, за ней на полках стояли початые и полные бутылки. Стулья были подняты на столики. Хотелось бы знать, что всё это значит…

Максим подвёл меня к одному из столиков. Из окна открывался вид на пустынный пляж с редкими соснами.

– Нравится местечко? – спросил он с загадочной улыбкой.

Интуиция подсказала, что на вопрос нужно ответить честно и обстоятельно. Ещё раз огляделась по сторонам и решила, что, мне здесь нравится, и сказала Максиму об этом.

– Отлично, – торжественно произнёс он. – Теперь этот ресторан твой.

– Серьёзно? Ты не шутишь? – мои глаза округлились, а рот приоткрылся от удивления.

– Нет, – улыбка исчезла с лица Максима. – Ты однажды упомянула, что хотела бы иметь бар или ресторан. И я решил осуществить твоё желание.

– Слишком щедрый подарок, едва ли я его заслуживаю, – сказала я, поняв, что это не розыгрыш.

– Нет, любимая, ты заслуживаешь гораздо большего, а это пустяки. И возражения не принимаются: теперь этот твой ресторан, делай с ним, что хочешь. Можешь ничего не делать. Я приму любое твоё решение, – добавил Максим.

– Конечно, я буду заботиться о ресторане, раз его судьба теперь зависит от меня, – ответила я.

– Отлично.

Я стала расспрашивать Максима о том, как он нашёл ресторан, о его прошлом формате и бывших хозяевах. Потом сфотографировала интерьер на планшет, решив, что это пригодится для будущего дизайн-проекта. Максим предложил подключить Виолу к созданию нового интерьера и преодоления других трудностей, которые возникнут на пути освоения ресторанного бизнеса.

Она согласилась помочь, не раздумывая, и с воодушевлением окунулась в новое приключение. Я не ожидала, что открытие ресторана связано с таким количеством сложностей. За месяц мы обошли с Виолой столько заведений, сколько я за всю дальнейшую жизнь наверняка не посетила бы.

Мы сблизились за то время, что часами сидели в гостиной. Она рисовала варианты интерьера и разрабатывала фирменный стиль, я читала статьи, изучала сайты и составляла бизнес-план. Для открытия ресторана требовалась немалая сумма. Но Максим сказал, чтобы я не беспокоилась о деньгах. Хотя чего ещё от него можно ожидать?..

В итоге нескольких недель упорного труда и долгих споров мы разработали дизайн-проект, который нравился и мне, и Виолетте. И решили, что наш ресторан будет специализироваться на проведении бизнес-завтраков. А также сможет стать уютным местом для семейного отдыха, поскольку недалеко от него расположено несколько коттеджных посёлков.

Максим помог найти надёжных строителей, специализирующихся на ремонте ресторанов, и мы приступили от замыслов на бумаге к реальным делам.

Пока шёл ремонт, мы с Виолой начали составлять меню и набирать персонал. Найти шеф-повара оказалось нетрудно: она вспомнила о знакомом французе, который готовил «просто божественно» и последние три года жил в Петербурге. Нам повезло. Француз оказался квалифицированным поваром, прошедшим обучение не только во Франции, но и в Бельгии. Он недавно уволился из крупной сети ресторанов и согласился помочь нам при открытии и раскрутке, упомянув вскользь, что обязан Виоле и её семье. Шеф-повар вызвался сам подобрать помощников по кухне и надёжных поставщиков продуктов и напитков, снимая с меня часть забот.

Встречи с будущими сотрудниками мы проводили в офисе Виолы. В свободное от путешествий время она занималась дизайном интерьера квартир и загородных домов друзей и знакомых семьи. Почти две недели ежедневных собеседований ушло на то, чтобы найти администратора, имеющего опыт работы в ресторанном бизнесе и понимающего сложности только что открывшегося заведения. Непросто оказалось и подобрать команду официантов, которые могли бы обслуживать самых требовательных гостей. Поэтому мы с Виолеттой решили потратить время и деньги на обучение выбранных молодых людей и девушек.

Для сражения с бюрократической машиной государства – оформления юридического лица, получения всевозможных разрешений и лицензий – я наняла юриста.

За всеми хлопотами я попала на пары в институте только к середине сентября. А позже договорилась с преподавателями, которых знала, о том, что буду приходить только на практические занятия. Моя безукоризненная репутация за предыдущие три года позволила большинству из них легко согласиться на это.

Первого октября наступил радостный момент: ремонт ресторана завершён, команда сотрудников обучена, меню тщательно отработано и неоднократно опробовано, холодильники заполнены свежими продуктами от проверенных поставщиков, а бар – напитками на любой вкус.

На открытие ресторана мы с Максимом и Виолой пригласили самых близких друзей. Получилась разношёрстная, но приятная компания. Мы отлично провели время, наслаждаясь блюдами французского шеф-повара, живой музыкой в исполнении молодой и талантливой джаз-группы, и, конечно же, общением с друзьями.

Когда гости разошлись, похвалив ресторан и пожелав нам удачи, Максим, Виола и я сидели за барной стойкой.

– Девочки, за то, что у вас всё так замечательно получилось! – сказал Максим, разлив шампанское по трём бокалам.

– Теперь осталось только удержаться на плаву, – ответила я, поднимая бокал, и думая, хватит ли мне сил, знаний и удачи, чтобы сделать ресторан успешным?

Глава 8

Вместе с рестораном в жизнь вошла ответственность: за небольшой бизнес, за людей, которых наняла на работу и за собственный авторитет. Я боялась не оправдать надежд Максима и опозориться перед его родителями, если ресторан окажется убыточным. И радовалась, что за спиной стоял любимый человек, готовый по первому зову прийти на помощь.

Ресторан работал две недели. И мы старались создать ему положительный имидж. Максим приводил сюда партнёров, а Виолетта – заказчиков дизайнерских услуг. Я пригласила всех знакомых и друзей посетить ресторан. Нора устроила масштабную рекламную кампанию в социальных сетях. А Михаил помог провести анализ финансовых рисков и оптимизировать бюджет. Общими усилиями мы привлекали новых посетителей и старались превратить их в постоянных клиентов.

Солнечным октябрьским полднем я консультировалась с бухгалтером, приглашённым вести дела ресторана, когда позвонил Максим. Он попросил закончить дела в течение часа и дождаться его в ресторане. Обсудив интересующие вопросы, я села за столик с видом на залив, чтобы выпить кофе и попытаться угадать, что за сюрприз меня ждёт.

Не успела допить капучино, как в ресторан вошёл Максим, посмотрел по сторонам и, увидев меня, подошёл к столику.

– Привет! Допивай кофе и пойдём. Через два часа мы улетаем в Прагу, – Максим улыбнулся одними кончиками губ и, видя мои округлившиеся глаза, добавил, – возражения не принимаются, чемодан с твоими вещами в багажнике, их собрала Виола, она же и присмотрит за рестораном.

Я встала, поговорила с управляющим, отдав необходимые распоряжения на время непредвиденного отсутствия, и пошла за Максимом к машине.

По дороге в аэропорт я спросила:

– Понимаю, что ты любишь делать сюрпризы, и твои сюрпризы всегда приятны, но почему всё-таки нельзя было предупредить об отъезде заранее?

– Потому что мне нравится делать приятные сюрпризы, – Максим улыбнулся и добавил. – А если серьёзно, я не знал, когда получится выкроить несколько свободных дней, и не хотел, чтобы ты мучилась ожиданием.

– Ты меня слишком опекаешь. Давай в следующий раз планировать поездки вместе и заранее, чтобы у меня было время к ним подготовиться. Хорошо?

– Хорошо любимая, как скажешь, – с подозрительной лёгкостью согласился Максим. – Надеюсь, Прага тебе понравится. Я влюбился в этот город с первого взгляда десять лет назад.

– Не сомневаюсь. Наши вкусы редко не совпадают.

Через пять часов мы приземлились в Праге. Я успела насладиться красотой города уже по дороге из аэропорта до гостиницы: по-европейски ухоженные улочки, чистые светлые дома с красной черепичной крышей, просторные площади с величественными готическими соборами, атмосфера уюта и достатка. Даже язык чешский созвучен русскому и многие вывески можно было прочитать без перевода.

Оставив вещи в роскошном отеле в центре Праги, мы пошли ужинать в ресторанчик неподалёку. А близкое знакомство с городом решили начать утром.

За пять дней, что мы провели в столице Чехии, я полностью разделила любовь Максима к городу. Мы ходили по пражским районам пешком и наслаждались видами Старого города с рыночной площадью, ратушей и Тынским храмом. Не раз прошлись по песчанику Карлова моста. Почувствовали, как бегут по телу мурашки под звуки органа в кафедральном соборе святого Вита.

А вертолётная прогулка и вид на один из красивейших европейских городов с его восемнадцатью каменными и стальными мостами, соединяющими берега Влтавы, с высоты птичьего полёта навсегда останется в памяти.

Прагу можно описывать бесконечно, и описание так и не будет полным. К концу поездки нас накрыло океанской волной впечатлений и эмоций, но меня не покидало ощущение, что Максим чем-то озабочен.

Последний вечер в Праге мы решили провести в одном из многочисленных ресторанов Старого города. Я надела вечернее платье, чтобы наконец-то почувствовать себя женщиной, а не бесполой туристкой, с утра до вечера не вылезающей из кроссовок и джинсов. Максим тоже сменил джинсы на костюм, и мы отправились прощаться с городом.

По дороге выяснилось, что идём не просто в ресторан, а для нас накрыт столик прямо на Карловом мосту. Такой сюрприз приготовил мне Максим напоследок. Мы сидели, наслаждаясь видом вечерней Праги, когда он произнёс:

– Какой удивительный момент – любимая женщина рядом со мной в любимом городе. Ольга, прошу тебя сделать этот момент самым счастливым в жизни и стать моей женой, – Максим опустился передо мной на одно колено и протянул коробочку с изящным кольцом из платины, по центру которого сверкал внушительных размеров бриллиант.

Я почувствовала себя так, будто попала в замедленную съёмку и смотрю на всё происходящее со стороны. Вдалеке горели огни, подо мной неспешно несла воды река Влтава, столик, покрытый ослепительно белой скатертью, стоял посередине Карлова моста, а Максим, отдавший дань традиции и опустившийся на одно колено, протягивал кольцо. Неужели это происходит со мной? И надо что-то сказать. Но что?

Не с первой попытки обретя голос, я ответила:

– Ты же знаешь, что мы созданы друг для друга. Конечно, я согласна. Люблю тебя больше жизни.

Максим поднялся с колен, притянул меня к себе и поцеловал. Наверное, я никогда не привыкну к его поцелуям: весь мир переставал существовать в этот момент, земля уходила из-под ног и не думала возвращаться, всё моё существо растворялось в руках любимого человека, наши души сливались в единое целое. Одно сердце и одна любовь на двоих… Не знаю, какими словами можно описать, что я чувствовала в тот момент, и существуют ли подходящие слова.

Через вечность мы оторвались друг от друга, и мир снова стал возникать вокруг. Когда первая волна эмоций схлынула, я сказала:

– Можно задать нетактичный вопрос? – и тут же продолжила. – Когда ты решил, что хочешь узаконить наши отношения?

– Помнишь, как мы шли по берегу озера после первой ночи, что провели вместе? – спросил Максим. – Ты сказала, что боишься меня потерять.

– Да, помню.

– Не хочу, чтобы оставались малейшие сомнения, как сильно ты мне нужна и как безумно я тебя люблю. Оля, с первого взгляда я понял, что ты моя жизнь и судьба, и моё сердце навсегда принадлежит только тебе…

Максим улыбнулся кончиками губ. А я впервые за вечер осознала, что ни одна живая душа не появилась рядом.

– Куда пропали все люди? Неужели за всё время, что мы здесь провели, никто не захотел прогуляться по Карлову мосту?

– Этим вечером он принадлежит только тебе и мне, и никто не посмеет нарушить нашего уединения.

– Боже мой! Как тебе это удалось?! – я едва не поперхнулась от удивления.

– Мелочи, о которых не стоит задумываться. Я говорил однажды, что готов весь мир положить к твоим ногам, и от своих слов не отказываюсь. И хотел, чтобы ты насладилась вечерней Прагой в тишине.

– Максим, ты не перестаёшь удивлять! Не уверена, что заслуживаю всё это…

– Ты заслуживаешь гораздо большего, – перебил он.

После ужина мы побродили по городу, чтобы до краёв напитаться его волшебной атмосферой. Ночная Прага завораживала. Возникло неповторимое ощущение погружения в Средневековье: вот-вот из-за поворота появится могучий рыцарь в начищенных до блеска доспехах, а навстречу ему выйдет грациозная красавица в пышном платье. А завернув за угол, увидишь карету, в окошке которой можно разглядеть профиль принца…

В ту ночь, засыпая, я думала, что такое счастье? Наверное, оно похоже на многогранный кристалл. Для кого-то в эти грани входит богатство, успех, признание, власть, здоровье и многое-многое другое. Моё счастье – засыпать рядом с любимым человеком и просыпаться от его нежного поцелуя, любить и быть любимой. Несколько месяцев назад я бы ответила по-другому. Тогда не верила в любовь. Не знаю, сколько продлится моя сказка, но готова благодарить бога за каждую её минуту.

Вернувшись в Петербург, мы с головой окунулись в дела, поскольку накопилось их немало. Свадьбу решили сыграть после Великого поста, чтобы хватило времени подготовиться к торжеству.

Я рассказала о предложении Максима только маме и Норе; он – родителям и Виоле. Подруга обрадовалась помолвке даже больше, чем мы сами, если такое, конечно, возможно. За неделю квартиру заполонили эскизы свадебного платья и нарядов для подружек невесты. Большую часть хлопот по подготовке и проведению церемонии Ви взяла на себя.

Около месяца я провела, разрываясь между рестораном, учёбой и подготовкой к свадьбе. Будь на то моя воля, мы бы уже расписались с Максимом в ближайшем отделе ЗАГС и не устраивали никаких торжеств. Но сопротивляться стихии под названием «Виолетта» было бессмысленно и бесполезно.

Однажды вечером я засиделась в ресторане допоздна. У нас отмечал день рождения знакомый Максима – известный и влиятельный в Петербурге человек. Мы с Виолой и Норой неделю готовили вечеринку, но я всё равно переживала о том, удастся ли она. Волнения оказались напрасными, а именинник остался доволен и развлекательной программой, и едой, и обслуживанием. К концу мероприятия я почувствовала тошноту и головокружение.

Наутро стало только хуже. Едва проснувшись, я побежала в туалет, где меня и вывернуло наизнанку. Хорошо, что Максим уехал рано и не видел этой картины. Я чувствовала слабость. Поначалу списала жуткое состояние на эмоциональное и физическое перенапряжение вчерашнего дня. Но потом взгляд упал на календарь…З задержка почти две недели! События последнего месяца настолько выбили из колеи, что я забыла о цикле.

Одевшись в первое, что попало под руку, побежала в аптеку и купила несколько тестов на беременность. Все они дали положительный результат. Но я не успокоилась и поехала в ближайшую клинику, чтобы сделать УЗИ. Так узнала, что на втором месяце беременности.

Что почувствовала тогда? Была ли рада будущему ребёнку? Конечно, да, в этом я не сомневалась. Но к счастью примешивался страх. Вдруг Максим не хочет детей? Вдруг мой малыш родится нездоровым? Смогу ли стать хорошей матерью в двадцать лет?

Одно я поняла точно – мир никогда не будет прежним. До сегодняшнего дня на свете существовал только один человек, без которого я не смогу жить, а теперь их стало двое. Перед глазами возникла счастливая картина: мы с Максимом сидим на террасе загородного дома, на руках у меня прекрасная кареглазая малышка – почему-то решила, что будет дочка, – я плавно качаю её, а Максим обнимает меня. Мы зачарованы красотой дочери и не можем оторвать от неё взгляда.

Видение заслонило тревожные мысли, и голова закружилась от восторга. Мне, конечно, сложно представить себя матерью, но это не мешает счастью. Ребёнок нужен мне как воздух. А Максим? Разделит ли радость?

В любом случае вечером он узнает, что станет папой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю