290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Зелёная нить прощения (СИ) » Текст книги (страница 3)
Зелёная нить прощения (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 16:30

Текст книги "Зелёная нить прощения (СИ)"


Автор книги: Мария Эрфе






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 10 страниц)

Глава 4

Разбудил меня яркий солнечный свет. Но открыв глаза и сев в кровати, я решила, что ещё не проснулась. Просторная комната, отделанная натуральным деревом, на стенах – картины, в основном пейзажи, кровать застелена шёлковым бельём персикового цвета. Солнечный свет лился в комнату через панорамное окно, занавешенное тончайшей, полупрозрачной тканью. Из него открывался вид на озеро и пристань, к которой была пришвартована яхта…

Интересно, я всё ещё сплю, или события вчерашнего вечера произошли наяву? Это место не похоже на коттедж, который выбрала Нора. Кажется, уснула на яхте Максима… Надо его найти, и тогда ситуация прояснится. Дверь из комнаты вела на террасу. Максим развалился в кресле, подставив лицо утреннему солнцу.

– Доброе утро! Как спалось? – поприветствовал он меня с безмятежным видом. А я почувствовала, как кровь прилила к щекам, а руки сжались в кулаки.

– Может, объяснишь, что всё это значит? Где я? И как здесь оказалась?

– Вижу, Спящая красавица не в духе, – его хорошее настроение ничем невозможно было испортить. – Ты ночевала в гостевой комнате моего дома. Руки не поднялись разбудить спящего ангела. Поэтому я привёл яхту сюда и донёс тебя до кровати. Ольга, ты даже не представляешь, какая красивая во сне!

– Боже мой! Почему ты меня не разбудил?! Что подумают девчонки? Что им скажу? Они, наверное, с ума сошли!

– Не переживай. Пока ты спала, я успел добраться до вашего коттеджа и всё объяснить Элеоноре. Правда, пришлось немного соврать, чтобы не выдавать нас. Сказал ей, что нашёл тебя на берегу. Сидела, прислонившись к дереву, и спала. Наверное, так устала за день, что не хватило сил дойти до места ночлега. Или залюбовалась красотой озера и не заметила, как уснула. А я не знал, где вы остановились, и решил отнести тебя в свободный коттедж, – Максим широко улыбался. – Не знаю, поверила она мне или нет, но, во всяком случае, сделала вид, что поверила, и отдала твои вещи. А ещё просила передать, чтобы ты позвонила сразу, как проснёшься.

– О нет! Теперь она меня замучает расспросами. Но это хорошо, что ты встретил именно Нору: она никому ничего не разболтает. И почему ты меня не разбудил?! – я была в отчаянии.

– Ты можешь оставаться здесь, сколько захочешь, и не показываться подруге на глаза, – сказал Максим в ответ на мои причитания. – А сейчас предлагаю позавтракать. Если нужно, душ находится в комнате, где ты ночевала. Я пока накрою на стол, а завтрак устроим прямо здесь, на террасе, если не возражаешь, – Максим смотрел вопросительно. Я закатила глаза. Еда сейчас волновала меньше всего. Не дождавшись ответа, он добавил, – Твои вещи на тумбочке в ванной комнате.

– Всё-то предусмотрено, – сказала я с сарказмом, но на Максима это не подействовало.

Я вернулась в комнату, где ночевала. Вещи, действительно, лежали на комоде. Приняв душ и вымыв волосы, я почувствовала себя лучше. Потом переоделась и взяла в руки телефон. Пятьдесят семь непринятых вызовов. Круто! Подруга ответила после первого гудка:

– Ну и где ты пропадаешь? – услышала я ворчливый голос и облегчённый выдох.

– Привет! Не сердись, пожалуйста, я, правда, не помню, как заснула. Не хотела тебя расстроить, прости, – попыталась я увильнуть от расспросов.

– Рада, что всё в порядке, но в следующий раз хотя бы телефон с собой бери. Я почти всю ночь не спала! Когда появишься? – Нора злилась, но я знала, что она быстро отходит.

– Скоро. Ты кому-нибудь говорила, где я?

– Нет, девчонки спят. Они долго веселились и не заметили твоего отсутствия. Что им сказать?

– Что гуляю по лесу или загораю на берегу. Хорошо? Не хочу сплетен. Ты же понимаешь? – попросила я.

– Придумаю что-нибудь. Надеюсь, мне-то ты расскажешь, что случилось. В историю Максима я не верю.

– Конечно, всё расскажу. Спасибо! Ты всегда меня понимала, как никто другой…

– Ой, только не льсти! Возвращайся скорее. Всё, пока, девчонки встают. До встречи, – сказала Нора и отключилась.

Гора свалилась с моих плеч. Подруга никогда не подводила, если что-то обещала. Теперь можно и позавтракать. Максим явно хотел произвести впечатление: на круглом дубовом столе в тени раскидистого клёна меня ждал завтрак, сервированный как в дорогом ресторане. Чай, кофе, круассаны, сыр, ветчина, блинчики, свежая клубника, сок и ещё много вкусностей. Я сразу же услышала недовольное урчание желудка. Медленно, назло голоду, подошла к столику и села в кресло. Максим сидел напротив, пил сок и водил карандашом по странице блокнота.

– Приятного аппетита, Ольга, – сказал он и продолжил с блуждающей улыбкой что-то рисовать.

– Спасибо, – мне захотелось заглянуть в блокнот.

Но, подавив это желание, я налила кофе и съела один круассан, как оказалось, с шоколадной начинкой. Теперь можно приступить к допросу.

– Ты вчера обещал, что расскажешь о себе. Может, начнёшь прямо сейчас?

– Слушаю и повинуюсь, – Максим закрыл блокнот и улыбнулся, – С чего начать?

– Что ты рисовал? – вырвалось прежде, чем я успела подумать.

Вместо ответа Максим протянул мне блокнот. Я открыла его и увидела собственный портрет. Потрясающее сходство! Даже неровность верхней губы, которая с левой стороны была немного уже, чем с правой, не ускользнула от художника.

– Давно не рисовал портреты. Не знаю, насколько получилось похоже… – отведя взгляд, сказал он. – В любом случае с оригиналом ничто не сравнится.

– Получилось великолепно. И очень похоже, – успокоила я Максима, – а пейзажи в комнате?..

– Да, это всё мои работы, – продолжил он, – раньше хватало времени рисовать.

– А теперь нет?

– А теперь есть огромный совместный с отцом бизнес, который, как грудной ребёнок, требует внимания почти двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, – он горько усмехнулся.

– Какой бизнес? – спросила я и тут же решила, что начинать надо с другого. – Хотя нет, не отвечай. Давай сначала: откуда ты? Кто твои родители? А потом уже и про бизнес.

– Хорошо. Я родился в Архангельске. Отец работал главным инженером на заводе по переработке древесины. Жили мы неплохо, но он всегда стремился к большему. Потом началась перестройка. Это время для отца стало подарком судьбы: из инженера он превратился в единственного собственника завода. Но мы жили в страхе, что придёт очередной бандит и всё отнимет. Пару раз рэкету удавалось близко подобраться к семье. Потом стало и легче, и труднее одновременно: он начал развивать бизнес, строить заводы в других городах, приобретать участки леса, заготавливать древесину…

Ты, как экономист, наверняка, понимаешь, что деревообрабатывающая промышленность – далеко не самая благоприятная и прибыльная отрасль. Поэтому мы развиваем ещё несколько проектов, которые и позволяют корпорации выжить. Отец построил маленькую империю за двадцать лет. А я начал помогать ему ещё во время учёбы.

Вот и вся история. Думаю, ты слышала таких немало, – Максим улыбнулся, но улыбка не коснулась его глаз.

– А как ты оказался в Питере? – решила я сменить тему.

– Как и большинство некоренных жителей, приехал учиться. Все обеспеченные знакомые отправляли детей в Оксфорд, Кембридж или Гарвард, а отец решил, что вначале я должен получить российское образование. Выбрал Санкт-Петербург, в Москву почему-то не хотелось. Но и в Гарварде я тоже успел пройти бизнес-курс. А потом вся семья перебралась в Северную Венецию, отец решил управлять делами отсюда…

– Как ты попал в нашу компанию? – спросила я после паузы в разговоре.

– У Саши, мужа твоей подруги, есть приятель – Алексей, мы вместе учились на юридическом факультете. Он и позвал. Я не хотел оказываться в малознакомой компании, но, когда узнал, куда эта компания собирается, решил присоединиться. Тем более что планировал в этом месяце поездку в коттеджный посёлок. Лёша в последнюю минуту отказался ехать, какое-то у него срочное дело появилось. Теперь понимаю, что сама судьба привела меня в нужное время и в нужное место… – Максим посмотрел вдаль и добавил. – А у тебя ещё много вопросов осталось?

– Пока не знаю, а что?

– Может, прокатимся на лодке? Ты, наверное, успела пообещать подруге, что скоро вернёшься. Недалеко от вашего домика есть пристань, от неё можно пешком дойти до стоянки. Никто не заметит, откуда мы появимся. Что думаешь?

– Согласна. Только захвачу вещи, и можем отправляться, – я встала из-за стола, давая понять, что завтрак окончен. Максим тоже поднялся и сказал:

– Буду ждать тебя на пристани.

Напоследок я окинула взглядом гостевую комнату, отмечая царившие в ней уют и спокойствие. Нет кричащей роскоши, но каждая деталь подобрана с безупречным вкусом. Вернусь ли когда-нибудь сюда? Вряд ли. Сегодня мы с Норой уедем, и я больше никогда не увижу ни этой комнаты, ни пристани, ни яхты, ни её хозяина… «Что за настрой?!» – мысленно пожурила себя. Максим плохо на меня влияет. Пожалуй, надо переодеться и постараться вернуть беззаботное настроение отдыха. Я решила надеть лёгкое платье нежно-голубого цвета. Раз прокатят на яхте, надо выглядеть подобающе. Распустила длинные, волнистые, выгоревшие за два месяца до светлого пепельно-русого цвета волосы. Улыбнулась, взяла вещи и пошла на пристань.

Максим стоял спиной ко мне. Он тоже переоделся в бежевые льняные брюки и… светло-голубую рубашку, почти такого же цвета, как и моё платье. Максим повернулся на звук шагов и, судя по ироничной улыбке, оценил цветовое совпадение.

– Ты выглядишь как ангел, который спустился с небес на грешную землю, – сказал он.

– Льстец, – ответила я, улыбаясь.

– Готова прокатиться с ветерком?

– Конечно.

– Тогда скромное судёнышко радо приветствовать юную красавицу, – Максим подал мне руку, чтобы помочь подняться на борт. Он отшвартовал яхту и спросил:

– Хочешь попробовать управлять лодкой?

– Боюсь, что не знаю, как это делать, – ответила я, – но если ты объяснишь, то с удовольствием помогу.

– Нет ничего проще: надо только вывести «Виолу» подальше от берега, включить автопилот и…

– «Виолу»? – перебила я Максима.

– Назвал яхту в честь сестры – её зовут Виолетта.

– Ты не говорил, что у тебя есть сестра.

– А ты и не спрашивала, – он улыбнулся, а я запоздало поняла, что не поинтересовалась составом его семьи.

– А где она сейчас? – решила я наверстать упущенное.

– Виола любит путешествовать, и последние три месяца изучает жизнь Бразилии.

– Понятно, – решила дальше не расспрашивать. Захочет – сам расскажет о членах семьи.

– Ну что, вперёд! – Максим пробежал пальцами по сенсорным экранам, нажал на какие-то кнопки и рычаги и взялся за штурвал.

Яхту качнуло, загудел мотор, и мы медленно стали отходить от причала. Я просто смотрела за действиями Максима: он крутил штурвал, пока не выровнял яхту, потом набрал цифры на одном из устройств и отошёл.

– А дальше управлять не надо? – спросила я, слегка прикусив нижнюю губу.

– Не волнуйся, «Виола» – сообразительная девочка. Она довезёт нас, куда надо. Здесь надёжный автопилот, и маршрут знакомый. Пойдём на верхнюю палубу – оттуда открывается красивый вид и можно позагорать…

Максим взял меня за руку, и дрожь волной прокатилась по телу. Мы вышли на верхнюю палубу. Я плавно высвободила ладонь и взялась за перила. Белая пена на гребнях волн резко выделялась на фоне тёмной воды. Ветер смягчал жару. Мы проплывали мимо той бухты, куда меня вчера привёл Максим. Солнечный свет не лишил её волшебства. Казалось, что время остановилось и не властно над гордой красотой северной природы. Может, эта бухта переживёт ещё не одно столетие, оставаясь неизменной и неприступной… На скалистом выступе я разглядела одинокую чайку.

– Могу теперь я задать тебе несколько вопросов? – голос Максима отвлёк меня от наблюдения за птицей.

Он стал расспрашивать о родителях, об институте, о любимой музыке, книгах, фильмах, еде… Казалось, что Максиму интересна каждая деталь моей жизни.

– Хорошо, – сказал он, – ты, наверное, устала. Мы скоро причалим. Хочешь что-нибудь выпить или перекусить?

– Воды, если можно.

– Конечно, сейчас принесу.

Максим вернулся со стаканом воды в руке. Я медленно и с удовольствием выпила минералку и посмотрела на берег: вдалеке показалась пристань.

– Спасибо за прогулку на яхте и за гостеприимство, – сказала я.

– Не стоит благодарности, – он подошёл и взялся за перила. – Почему ты говоришь так, будто прощаешься?

Ладонь Максима коснулась моей, и сердце застучало в два раза чаще.

– Мы уезжаем сегодня. Разве ты не знал? – удивилась я.

– Нет. Так быстро… Ольга, оставайся, если хочешь…

– Спасибо за приглашение, но я должна вернуться в город, – Максим ничего не ответил, но я почувствовала, что обидела его отказом.

Часть меня хотела остаться. А другая, более рассудительная, говорила, что я почти ничего не знаю о Максиме, и нельзя поддаваться разыгравшимся гормонам. Только голос рассудка звучал всё тише…

Максим пошёл к штурвалу, чтобы подвести яхту вплотную к деревянному настилу. Он заглушил мотор и спрыгнул на пристань, пришвартовал «Виолу», потом протянул руку и помог мне сойти. Как только ступила на доски, Максим обхватил мои запястья, притянул к себе, посмотрел прямо в глаза и сказал:

– Пожалуйста, останься, прошу тебя…

Я почувствовала, как подгибаются колени, как беспомощно тону в его карих глазах, как затягивает глубже и глубже. Он умолял меня взглядом. И я сдалась. Может быть, ещё пожалею об этом, но сейчас всё равно. У меня больше не было сил бороться с желанием прижаться к нему, прильнуть губами к его губам, почувствовать его поцелуй, растаять в его объятьях… Я сделала маленький шаг, сократив то небольшое расстояние, что оставалось между нами, и положила руки на его плечи, а Максим обнял меня за талию, чуть наклонился и обрушил на меня жар мягких губ. Мир перестал существовать в это мгновенье, я перестала существовать и забыла, как нужно дышать. Только он, его сильные руки на талии, нежные и требовательные губы, впивавшиеся в мои… Как будто он всю жизнь шёл через пустыню и наконец-то нашёл источник чистой воды.

Когда почувствовала, что ещё немного, и потеряю сознание от обрушившейся на меня страсти, Максим отстранился и посмотрел в мои глаза. Во взгляде отражалось желание, чтобы этот миг продолжался вечно. Несколько секунд мы молчали, успокаивая дыхание, потом он нарушил тишину:

– Думаю, ты согласна остаться?

Я кивнула. В сердце и разуме всё смешалось, но решила, что разберусь с этим позже. С уверенностью могла сказать только одно – сейчас не в силах оторваться от Максима. Меня тянуло к нему. Тянуло с такой силой, что сопротивляться было бесполезно.

– Тебе, наверное, нужно попрощаться с друзьями. Пойдём.

Снова ничего не сказала, но Максим понимал, что мне необходимо собраться с мыслями перед встречей с Норой. Он взял меня за руку, и мы пошли в сторону коттеджного посёлка.

Лесная тропинка быстро вывела к парковке. Издалека увидела, как Нора переносила вещи в машину.

– Подожди здесь, пожалуйста. Хочу поговорить с ней наедине, – попросила я Максима.

Не придумав, что скажу подруге, я решила ограничиться короткой версией правды, а подробности раскрыть потом, когда вернусь в город.

– Конечно, – коротко ответил Максим и нежно прикоснулся губами к моей щеке.

Что он со мной сделал?! Я шла на едва гнущихся ногах, судорожно пытаясь восстановить контроль над остатками разума.

– Привет! – окликнула я подругу, поравнявшись с машиной и оперевшись о капот, чтобы скрыть дрожь.

– Где тебя носит?! – сдвинув брови, спросила Нора.

– Длинная история, – ответила я.

– Собираешься уезжать? Где твои вещи? – сверкающие синие глаза осмотрели меня с ног до головы.

– Решила задержаться. Такие красивые места! Когда ещё смогу вырваться на природу?.. Ты передашь девчонкам, что я останусь? – я надеялась, она не будет задавать много вопросов.

– Места, говоришь, красивые? А, может, всё-таки мужчины местные тебя очаровали, а не природа? Скажи честно, что он с тобой сделал?

Я вздохнула и ответила:

– Не знаю, но назад пути нет. Придётся во всём разобраться, и чем быстрее, тем лучше.

– Ладно, Оля, я ничего советовать не буду. Взрослая девочка, сама разберёшься. И приставать с расспросами тоже не стану, захочешь – расскажешь. Только будь осторожна, пожалуйста. Хорошо?

– Постараюсь. Спасибо тебе! Как вернусь – первым делом встречусь с тобой и всё расскажу. В мельчайших подробностях. Передавай привет Ане и Кристине. Надеюсь, что не сильно вас обидела? Прости, Нора, не знаю, что на меня нашло, – мне стало стыдно за легкомысленное поведение.

– Не извиняйся. Мы все живём во власти чувств. Желаю хорошо провести время. И постарайся разобраться в себе. Это главное, – Нора положила руку на моё плечо. – Иди, тебя ждут, наверное, а мне надо оставшиеся вещи перенести, скоро поедем.

Я пошла к тому месту, где остался Максим. Он стоял, прислонившись к стволу корабельной сосны и закрыв глаза. Встав на цыпочки, я коснулась его губ своими. Максим, не открывая глаз, притянул меня и долго не позволял отрываться.

Глава 5

Мы вернулись на пристань. Ни я, ни Максим не решались начать разговор. Сон это или реальность? Может, через мгновение открою глаза в спальне небольшой двухкомнатной квартиры на севере Петербурга? Мы шли к яхте, Максим держал меня за руку, солнце оставляло игривые блики на его чёрных волосах.

– Тебе ещё не надоели водные прогулки? – с озорной улыбкой спросил Максим.

– Нет, – ответила я.

– Тогда устроим экскурсию по всему озеру – здесь есть на что посмотреть. К закату вернёмся домой, – Максим интонацией выделил последнее слово.

– Домой? – переспросила я, пытаясь понять, что он имел в виду.

– Теперь мой дом – это и твой дом, Ольга. Я слишком долго тебя ждал, – он смотрел на меня так, будто видел насквозь.

Я не знала, что ответить и как привыкнуть к той сумятице, которая творилась в душе. От его взгляда забывала, как нужно думать. В голове щёлкал невидимый переключатель, и сознание окутывалось туманом, а по телу проходил электрический разряд. Прежде я ничего подобного не испытывала. Да и не было за моими плечами богатого опыта общения с противоположным полом.

Ничто не могло сравниться с чувством, которое я испытывала сейчас. Всё меркло, мир сузился до одного человека. А этот человек стоял в шаге от меня, держал мою руку, смотрел в мои глаза… И, судя по всему, я ему тоже не безразлична. Господи! Неужели можно так быстро и так сильно влюбиться?!

– Может, это прозвучит глупо, но, вчера утром, когда я тебя увидел, понял, что не смогу жить без тебя. Буду любой ценой добиваться внимания, всю жизнь ходить за тобой тенью, если понадобится… Я раньше смеялся над рассказами о любви с первого взгляда. Но теперь понял, что это вовсе не смешно. И я не знаю, как благодарить судьбу, которая привела тебя сюда… – Максим не стал продолжать, поняв, что ещё пара слов – и я либо упаду в обморок, либо расплачусь, либо рассмеюсь. Эмоции, которые меня переполняли, должны были найти выход. Он нашёл правильный выход: бережно обнял за плечи, притянул к себе и поцеловал.

По щекам потекли слёзы. Максим резко отстранился и с тревогой спросил:

– Всё хорошо?

– Да, – пришлось прочистить горло, чтобы продолжить, – Никогда ничего подобного не испытывала…

Максим улыбнулся, крепко обнял меня за плечи и сказал:

– Бедная девочка, я слишком стремительно на тебя обрушился.

– Это точно, – улыбнулась я, вытирая нелепые слёзы.

Весь день мы катались на яхте. Я честно старалась увидеть окружающую красоту, но ловила себя на том, что больше смотрю на Максима, чем на пейзаж. Забыла обо всём и обо всех. Время перестало существовать, превратившись в один короткий и бесконечный миг счастья.

Даже не думала, что можно так много разговаривать. Меня интересовала в нём каждая мелочь, а Максим отвечал таким же вниманием к моей жизни. Время пролетело так быстро, что мы не заметили, когда солнце спряталось за верхушки деревьев.

Когда оказались на берегу, Максим предложил показать мне дом, пока жена смотрителя коттеджного посёлка готовила ужин. На первом этаже просторного двухэтажного дома расположилась уютная гостиная с камином. Деревянная лестница с резными перилами вела на второй этаж. Справа от неё я заметила дверь, а слева – огромный диван, обитый светло-бежевой кожей, по бокам которого стояли такие же светлые кресла. Дополнял ансамбль низкий столик из тонированного стекла на кованых ножках. На нём стопкой лежали глянцевые журналы. Из окна открывался вид на озеро и пристань.

– Что там? – спросила я Максима, взглядом указывая на дверь справа от лестницы.

– Гостевая комната, – коротко ответил он, – Хочешь посмотреть второй этаж?

– Конечно.

Спальня Максима оказалась небольшой и похожей на гостевую комнату, в которой я ночевала. Деревянные стены были украшены картинами. Противоположную от окна стену занимал встроенный шкаф, рядом с кроватью, на комоде в деревянных рамках стояли семейные фотографии. На них были запечатлены: жизнерадостный мальчик – я сразу узнала Максима; красивая черноволосая девочка, наверное, Виола; супружеская пара средних лет – судя по сходству мужчины с Максимом, это были его родители. С более поздних фотографий смотрел Максим в обнимку с сестрой и Виола на фоне лазурного моря и белого песчаного пляжа. Я взяла фотографию Виолетты.

– Мы с сестрой похожи, – сказал Максим, положив руку на моё плечо.

– Хочу с ней познакомиться, – ответила я, накрыв ладонью его руку.

– Она ещё успеет тебе надоесть. Виола вернётся из Бразилии через две-три недели, и я вас обязательно познакомлю.

Я поставила фотографию на место и ещё раз огляделась. Подсознательно, наверное, ожидала увидеть роскошь: всё-таки Максим и его родители – обеспеченные люди. Но обстановка дома ни единым словом не говорила о богатстве хозяев. Все предметы интерьера, несомненно, были качественными и дорогими, но не кричали об этом. Дом был гармоничным: не хотелось ничего ни убрать, ни добавить, вещи идеально дополняли друг друга.

– Как тебе моё скромное жилище?

– Дом похож на живой организм, – ответила я. – Всё гармонично: нет ничего лишнего, и нет пустоты, которую хотелось бы заполнить. Удивительно. Как получилось создать такой уют?!

– Значит, мы с сестрой не зря старались, – сказал Максим. – Почти всё сделали своими руками. Виола окончила университет дизайна. Она не похожа на других девушек: может и интерьер нарисовать, и доски напилить, и гвозди забить.

– Я уже очень хочу познакомиться с твоей сестрой. Не знаю, как дождусь её приезда, – я улыбнулась, но мысль, что волшебный сон может закончиться быстрее, чем вернётся Виолетта, согнала улыбку.

– Постараюсь как-нибудь развлечь тебя, – Максим улыбался, не замечая моей меланхолии, – для начала предлагаю поужинать.

Мы пошли на террасу. На столе стояли тарелки со стейками, блюда с овощами, жаренными на гриле, рисом со специями, мисочки с разными соусами, сырная нарезка, фрукты, миндальное печенье и бокалы с красным вином. Мой аппетит, и без того улучшенный свежим воздухом, разыгрался ещё больше при виде кулинарного изобилия.

Солнце село, и Максим решил зажечь свечи, предусмотрительно поставленные на стол.

– Ольга, предлагаю выпить за судьбу и наше чудесное знакомство, – Максим поднял бокал вина.

Я улыбнулась, и мы сдвинули бокалы. Справившись с ужином, сидели, наслаждаясь лесной тишиной, сочными фруктами и выдержанным вином.

– Что тебя беспокоит? – неожиданно спросил Максим. – Я вижу, как ты периодически о чём-то задумываешься, и это портит настроение. Только скажи, и я помогу решить любые проблемы.

– Ты прав… – со вздохом ответила я. – Кажется, что всё происходит не наяву. Будто мне снится удивительный красочный сон, но наступит утро, я проснусь, и сказка закончится…

– Не бойся. Теперь, когда нашёл тебя, я постараюсь сделать так, чтобы твоя жизнь была похожа на сказку. Никто никогда не посмеет причинить тебе боль.

Максим встал из-за стола, взял меня за руку и слегка потянул, чтобы я поднялась. Он обнял меня и поцеловал, нежно и страстно. Все сомнения отступили. Даже если сказка завтра кончится, ни о чём не пожалею.

Мы просидели на террасе ещё немного, болтая о пустяках, пока я не заметила, что тяжело держать глаза открытыми, а мысли ясными. Обняв и поцеловав Максима перед сном, пошла в гостевую комнату. Разделась, несколько минут постояла под горячим душем, тщательно почистила зубы и легла спать. Перед тем как провалиться в сон, я успела подумать, что завтра мама должна вернуться из командировки и нужно ей позвонить.

А через секунду уже видела сон. Мы с Максимом стояли на крыше заброшенного дома в опасной близости от края. Внизу расстилалась голая серо-коричневая земля с пятнами буро-зелёного кустарника. Кирпично-оранжевое солнце висело низко над горизонтом, дул лёгкий тёплый ветер, развевая подол платья… Максим играл локоном моих волос и смотрел вдаль. Я беззаботно улыбалась.

Когда Максим повернулся ко мне, его глаза заблестели, зрачки сузились, а губы сжались так плотно, что побелели. Я отшатнулась, не понимая в чём дело. Он схватил запястье с такой силой, что я вскрикнула от боли. Максим процедил сквозь зубы:

– Прыгай! Ты должна прыгнуть. Нечего здесь делать!

Я хотела закричать, но крик комом застрял в горле, вместо него вырвался шёпот:

– Почему? За что?

Максим отпустил запястье, я потеряла равновесие и полетела вниз.

Проснулась от собственного крика, и не сразу поняла, где нахожусь. Сердце колотилось о рёбра, кровь стучала в ушах, а руки тряслись. Закрыв лицо ладонями, я застонала. Дверь в комнату открылась, и вошёл Максим. Он сел на край кровати, обнял меня и спросил:

– Что случилось? Ты кричала.

Я не могла заставить себя говорить.

– Что произошло, Ольга? – спросил Максим, осторожно встряхнув меня за плечи.

– Приснился кошмар, – хрипло выдавила я.

– Всё хорошо, ты, наверное, устала за день, слишком много впечатлений… – Максим гладил мои волосы, плечи и спину, пытаясь успокоить.

Я начала расслабляться. Захотелось забыть об этом сне, перечеркнуть его, понять, что Максим никогда не сможет так поступить. Ощущая тепло его рук, нежные прикосновения к плечам, шее, лицу, я поняла, что хочу близости, хочу раствориться его объятиях…

– Поцелуй меня, пожалуйста, – прошептала я на ухо Максиму. Его взгляд горел желанием. Он всё понял правильно и обрушил на полураскрытые губы требовательный поцелуй. Этот поцелуй разжёг в моей груди такой огонь, какого я никогда не испытывала, огонь, способный превратить душу в пепел.

– Я люблю тебя, – чуть слышно сказал Максим.

– И я тебя, – ещё тише ответила я. «И будь что будет» – было последней связной мыслью в эту ночь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю