332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Чернокрылая » Эта безумная семейка (СИ) » Текст книги (страница 21)
Эта безумная семейка (СИ)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:24

Текст книги "Эта безумная семейка (СИ)"


Автор книги: Мария Чернокрылая






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 33 страниц)

  В общем, потом все-таки пришлось извиняться перед вампиром. Леша заставил его найти и поговорить, причем так строго наблюдал за мной, что, по-моему, спорить было бесполезно. Но это было уже после того, как кошка перекочевала из рук в руку, а мы выслушали мамины восхищения и восторги.

  А в качестве извинений перед Лионом меня потащили в лес. Вот так я тут и оказалась в компании вампира и своего названного сына.

  Припомнив эту часть дня, я чуть вздохнула и посмотрела на яркое солнце, которое уже довольно скоро должно было скрыться за горизонт. Прищурившись от света, улыбнулась. Нет, я не жалею, что меня сюда вытащили. Хорошо. Красиво и спокойно.

  Ай! Нет, с ними нельзя отвлекаться или расслабляться. В меня снежком запустили! Все, месть моя будет страшна.

  Когда мы вернулись домой, единственное, что отличало нас от снеговиков – отсутствие носа-морковки. Ну и, конечно, сильно приподнятое настроение. Мы когда в дверь ввалились, особо впечатлительная гостья дома в нас даже заклинанием запустила. Потом оправдывалась, что перепутала со снежными духами – они, мол, тоже всегда навеселе, особенно если удастся где-нибудь что-нибудь разрушить. В итоге мы из заснеженных стали мокрыми. Один только Леша все еще претендовал на звание снеговика – почуяв магию, мы с Лионом, не раздумывая, дружно его прикрыли. А он потом еще долго смеялся, глядя на нас. Буквально до тех пор, пока вампир не утащил его с собой в баню, мыться и греться. Я, проводив их взглядом, улыбнулась и тоже направилась отогреваться.

  Нет, а все-таки хорошо, что дом такой большой, и в нем можно найти буквально все, что только захочешь. В плане комнат и построек, я имею в виду. Помнится мне, у нас тут где-то даже башни есть, остались с тех времен, когда дом принимал вид замка. Но сейчас туда мало кто заходил, только если нужно было разместить всех гостей в праздники. Впрочем, я сейчас не о башнях, а о бане. По-хорошему, конечно, лучше было бы ее построить отдельно, как полагается обустроить, банника туда запустить. Но строить на каждом новом месте новую баню... это муторно. Даже учитывая, что дом перемещается раз в сто лет.

  Домашняя баня разделена на три “крыла” – женское, мужское и общее. В последнее ходят те, кому, в общем-то, все равно, с кем вместе сидеть, или же женатые парочки. Оно-то и пользовалось самой большой популярностью, потому что для ведьм и большинства магических существ стыд – некое весьма эфемерное чувство. Из-за этого в дни, когда дома меньше всего народу (например, весной), “крылья” делятся по другой системе: “хорошая температура”, “жарко” и “ОЧЕНЬ ЖАРКО”. А во все остальные дни из-за температуры часто спорят.

  Мне, пусть я и дочь самой настоящей ведьмы, до ведьмовской безрассудности все же было далеко, слишком много человеческого из-за отсутствия какого-либо магического дара. Таким образом, я направилась в чисто женское “крыло”. Ковры, на которых после меня оставалась мокрая дорожка, было откровенно жалко.

  Время близилось к вечеру, на улице уже потемнело, но еще не было и девяти, так что встретить кого-либо в бане было довольно проблематично. Но мне это удалось. Еще сильнее я удивилась, когда узнала девушку, разлегшуюся на полке в позе “в гробу” – на спине, сложив руки на груди так, что только цветочков и не хватает, глаза закрыты, а белое полотенце, зачем-то натянутое сверху, отчего-то напомнило мне саван. Черные волосы картинно разметались по полке. На левом плече неярко поблескивала полуживая (раз в два дня перемещается с места на места и меняет цвет) татуировка в виде золотистой саламандры. Хм, оказывается, я чего-то не знала о своей младшей сестренке!

  Снова завернувшись в полотенце, которое только надумала снять, заходя в парилку, я присела рядом с ней на полку и весело поинтересовалась:

  – И чего мы тут разлеглись? Или детство решила вспомнить?

  Да, кстати, забыла сказать: в раздельные “крылья” обычно приходят с детьми, которым еще рано идти в общую парилку. Вот как сейчас Лион пошел с Лешей. Или как мы раньше ходили с Дашей.

  Сестренка, явно не ожидающая подвоха, чуть вздрогнула и открыла один глаз. Поизучав меня с полминуты, она ответила задумчиво, чуть улыбнувшись:

  – Да вот, думаю, может, мне в амура переквалификоваться...

  Я хмыкнула, откинувшись на вторую полку и только поведя плечами – дерево успело сильно нагреться. Тепло проникало под кожу, прогоняя холод. Веселье весельем, а на улице все-таки зима. Какое замечательное чувство! Совершенно разомлев, я пробормотала сонно:

  – Если ты про Лиона, то это не твоя заслуга. А если про... кстати. Это случайно не ты “подстрелила” Красимиру? Не удивлюсь, если ты ответишь положительно. Это в твоем духе.

  Как ни странно, Даша в ответ язвить не стала. Она вообще не ответила, резко сев на полке и посмотрев на меня внимательно.

  – Знаешь, что меня больше всего напрягает в этой ситуации? Она на шабаше объявила, что у нее появился любимый человек, – через минуту молчания выдала сестренка.

  А ведь и правда... Я об этом как-то не подумала. Неужели она действительно... всерьез?.. Раньше Красимира никогда так официально не объявляла о появлении нового ухажера и любовника в жизни. Что ж такое твориться-то на свете? Хотя, может, ее просто влечет в нем недосягаемость? Ведь так же бывает – когда можешь достать что угодно, больше всего влечет то, что достать не получается. Так что, может, у нее все это пройдет?

  Прикинув все это, поинтересовалась в ответ задумчиво:

  – Ты Осю не спрашивала по этому поводу?

   Досадливо тряхнув головой, Даша со вздохом отозвалась, подтянув к себе колени:

  – Она сказала: “Все уладится, только совсем не так, как вы можете предположить”. Старшенькая в своем репертуаре. Так что у нас есть два варианта – либо действовать, либо ждать. Я честно пыталась выполнить первое... Красимира меня чуть из квартиры не выгнала. А меня что-то не тянет в общежитие, там одни крысы живут.

  Поморщившись и потерев шею, словно припомнив, какими именно методами сестра пыталась выгнать ее из квартиры, Даша резко поменяла тему:

  – Кстати, ты что пришла-то? Я думала, ты весь день с вампиром своим проведешь, а завтра я от тебя благополучно избавлюсь, выдав замуж.

  И такая невинно-честная мордашка, что у меня просто слов возмущаться нет! Хотя, нет, все-таки есть.

  – Как будто ты часто меня видишь! Умотала в свое Шаман-се, дома практически не появляешься...

  – Будто ты чаще! Ты вообще из дома сбежала.

  – А ты за Красимирой не уследила! Тебя зачем так далеко отправляли учиться? За сестрой следить, разумеется. Неужели сложно было догадаться?

  – А ты, по-моему, совершенно перепутала, кто из вас вампир. Вон, всю кровь из Лиона выпила!

  – Что ты понимаешь! Тебе вообще еще рано думать о таких вещах, малявочка.

  – Кто из нас еще малявочка!

  – Ты, конечно, раз собственное проклятие отменить не можешь.

  – А тебе оно к лицу!

  – А тебе к лицу твой вредный характер!

  – А ты... А ты... А ты чай липовый будешь?

  – А вот и буду!

  Когда Даша успела наколдовать (а, скорее, переместить откуда-то) кружки с липовым чаем, я не заметила. Зато раздачу кружек не пропустила. Приняв чай из рук сестренки, я заглянула ей в глаза... и мы дружно рассмеялись.

  – Молодец, растешь, – заявила я, отсмеявшись.

  – А ты повторяешься, – чокнувшись со мной кружками, отозвалась сестренка, продемонстрировав мне свой язычок. Пронаблюдав за этим, искренне заметила:

  – Я думала, он у тебя специально заточен – вон, каким острым должен быть.

  – Ну куда уж ему до твоего.

  – Это точно, я такая, – не без гордости заявила я. После чего поспешила сменить тему: – А хорошая ли это идея: пить чай в бане из стеклянных кружек?

  – Они огнеупорные, – отмахнулась Даша. – И не нагреваются. Я их у дяди Адама стащила.

  – Так вот из-за кого приходится пить чай из колб и других подозрительных сосудов...

  – Но-но, только без рук!

  – Тогда веником получишь.

  – Согласна!

  Отставив кружку на верхнюю полку, Дашка живенько улеглась на полку, лицом вниз, подставляя мне спину. Тяжко вздохнув (слишком вкусный чай, жаль было расставаться с ним хоть на миг), я покорно направилась за березовым веником. Пока мою голову занимали мысли, какой из предложенных вариантов выбрать, младшая сестренка замурлыкала себе под нос какую-то незнакомую мелодию, довольно улыбаясь. Улыбку мне, конечно, было спиной не увидеть, но я не была бы старшей сестрой, если бы не знала, что после наших словесных баталий у Даши весьма поднимается настроение. Как, впрочем, и у меня. Мое золотое правило – никогда не ссориться с младшей сестрой всерьез. Но понарошку, пока обеим сторонам это нравится, ведь можно?

  За банными процедурами мы с сестрой в итоге провели еще где-то полчаса. Два раза выходили, один раз даже в снег плюхались (благо, у нас есть задний двор, на улице темень, а доме для того, чтобы выйти из какой-либо двери, не обязательно открывать именно ее). Вылезли мы на свет довольные жизнью, чистые, но немного сонные. И, чтобы прогнать сонливость, направились ужинать. Силы нам были еще нужны, на вечер, то есть ночь.

  Как ни странно (а, возможно, просто придя на запах вкусной еды), спустя минут десять к нам присоединились и Леша с Лионом. Оба выглядели так же довольно, как мы с Дашей, когда только выползли из бани. Так что ужинали мы, можно сказать, в очень теплой компании. К которой как-то вдруг подтянулось еще существ десять веселящегося и довольного жизнью народа (хорошо, что мы такое предчувствовали и наготовили еды побольше). Из всей нашей “банной” компании с ними более или менее были знакомы только мы с сестрой, но это никому не помешало веселиться вместе, перекидываться различными шуточками и анекдотами, а так же делиться новостями и планами на предстоящую ночь и завтрашний день. Мы с Дашей, переглянувшись, “по страшному секрету” сообщили, что на сегодня можно ничего не планировать, потому что в предстоящей затее, организованной дядей Алексом, участвовать придется всем без исключения.

  – Но это определенно всем понравится! – воодушевляющее заключила Даша, и мы с ней снова переглянулись, ничего не уточняя. Вот наступит ночь (в смысле, приблизится время к полуночи), тогда все сами все узнают. Муки любопытством – это иногда очень полезно.

  А после ужина я, покосившись на часы, велела Леше присмотреть за Лионом (шоб этот вупырь никого не покусал без моего ведома!) и, не забыв Дашу, отправилась на охоту. Вернее, сначала за нашими сестрами, а потом уже кое-кого ловить. Нам шестерым предстояла ну очень тяжелая задача! Ох, надеюсь, вторая группа “охотников” не подведет...

  – ...А у нас получится? Микель, ты защиту не забыла? Всех прикрыла?

  – Даша, хватит паниковать. Разумеется, всех. Рика, а ты веревку взяла?

  – С собой!

  – Так, никто не забыл, кто куда? Главное – быстро, чтобы ничего сообразить не успела.

  – Если вторая группа не успеет, у нас ничего не выйдет...

  – Успеют.

  – Спасибо, Ося, ты меня успокоила.

  – Так, а ну всем ша! Если мы в том же духе продолжим, они услышат, и уже точно никакого эффекта неожиданности не будет.

  – Опять командуешь...

  – Даша, я все слышу!

  – Цыц! Микель, ты больше нас всех разговариваешь.

  – Ой, кто бы говорил...

  – Всем приготовится, – спокойно скомандовала Калиоста, прервав развернувшуюся было словесную баталию между Дашей и Микель. – Вторая группа уже у дверей. Итак, на счет три.

  – Раз.

  – Два-а...

  – Ой, девочки, главное не забывайте – очень осторожно дейс...

  – Три!

  И с воинственным кличем, которому вторил почти такой же, только в мужском исполнении, мы ворвались в малую гостиную, где, ни о чем не подозревая, спокойно сидели мама и Каирус. Вернее, спокойно сидели они лишь до нашего появления. Как они не почувствовали нашего присутствия заранее? Это защита Микель. Зачем мы пришли все вшестером? Так иначе у нас ничего бы не получила, у каждого своя задача. Микель – прикрывает, Ося – глава операции и ответственный за успешное ее воплощение в жизнь, Даша – аннулировать возможную защиту и магическое сопротивление, я – связать и уволочь, Красимира и Сафира – уболтать маму не сопротивляться и успокоиться, ибо волноваться ей нельзя, ну и немного мне помочь. А вторая группа между тем связывает и уволакивает в другую сторону Каируса. В общем, у нас все было просчитано.

  Операция по похищению мамы прошла, как по сценарию (который, вероятно, писался под оперу – столько криков, столько криков...). Под коварное хихиканье (я, Даша, Красимира) и задушевную беседу (Сафира, Красимира), мы потащили маму к выходу из дома, а затем и во двор, где нас уже ждали. Первой сани с упряжкой лошадей и дядю Алекса около них заметила Даша, которая тут же радостно возвестила на всю округу:

  – Кортеж невесты прибыл!

  – Невеста доставлена в целости и сохранности, – добавила Ося, улыбаясь.

  – Эмоциональное состояние – допустимое, – тут же радостно подхватила Сафира.

  – А вот вес – тяжелый, – не преминула пожаловаться я, поддерживая маму подмышки.

  Наша жертва, услышав все это, удивленно замерла в наших руках. Мы, полюбовавшись на нее, дружно рассмеялись. Определенно, за это изумление на лице стоило пойти на такую авантюру. В конце концов, единственный (надеюсь) раз маму замуж выдаем!

  – Девочки, забирайтесь в сани, нас уже все заждались, – с ослепительной улыбкой скомандовал дядя Алекс, забирая из наших рук маму Вил.

  Мы с радостью послушались. Особенно мы с Дашей – на таком транспорте нам, кажется, еще ездить не доводилось. А красиво-то как... Снег, почти полная луна (полнолуние, видно, выпадет на наш с Лешей отъезд, если мы не решим задержаться), и тройка белых, как на подбор, лошадей. Ну и некоторое музыкальное сопровождение – к саням и к упряжкам были прикреплены бубенчики самых разных размеров. Сказочное чувство.

  Пока я любовалась красотой, Ося с Микель раздали всем по теплому одеялу и укутали в такое же маму (ехать нам предстояло хоть и не очень долго, но на улице мороз, да и ветер неслабый), а Даша с любопытством поинтересовалась у дяди Алекса, обняв маму за плечи, сидя позади нее:

  – Дядь, а почему ты в свите невесты, а не жениха?

  – Потому что дяде Алексу больше симпатично женское общество, – тут же влезла Красимира, довольно улыбаясь. За что получила легкий подзатыльник от Микель. На эту сцену улыбнулась даже мама, которая, кажется, успела смириться со своей участью. Фантастика! А я думала, она будет возмущаться на тему “Никуда и ни за кого не пойду, с чего вы это взяли?!”

  Между тем, обернувшись, дядя одарил Дашу своей фирменной улыбкой и все-таки пояснил:

  – Я сегодня в качестве брата Вил, как самый близкий родственник. Тем более... кто, если не я, будет отдавать ее будущему мужу? Если он будет достоин, конечно.

  С этими словами он подмигнул маме и снова повернулся, внимательно следя за дорогой. Рассмеявшись, мы дружно заверили:

  – Уж мы-то проверим, достоин ли!

  – Нашу маму мы может отдать только в лучшие руки!

  Дядя Алекс в ответ только довольно кивнул. И почти сразу, прежде чем мы начали еще какую-нибудь тему, Ося дала нам отмашку:

  – Скоро подъезжаем.

  И мы с сестрами, снова переглянувшись, затянули задушевную песню о том, как в девках хорошо, а замужем – пло-охо. Ну что, традиции надо соблюдать – прежде, чем выйти замуж, нужно проводить свое девичество. И подумаешь, что все это относительно в данном случае...

  Вот так, с песнями, мы выехали на этакую самодельную (кто-то из магов расчищал) полянку в лесу, по центру которой был разбит довольно большой шатер – там будем прятать невесту. Вообще, по-хорошему надо было бы прятать будущую невесту дома, за печкой, но в нашем случае это не самая умная идея – дом слишком любит свою главную и по малейшей же ее просьбе привел бы к ней Каируса. Поэтому пришлось идти на хитрость.

  Вокруг шатра было разведено несколько костров, у которых небольшими компаниями собрались все желающие поучаствовать в свадебной афере. Стоило нам появиться из-за деревьев, как на поляне началась настоящая кутерьма – дальше первого костра лошадей не пустили, нас остановили. Кое-кто сразу же подхватил песни, кто-то спешил доложить обстановку, в особенности – слышно ли что-нибудь из мужского лагеря, а кто-то не менее жадно и громко требовал рассказать, как же нам удалось “поймать эту дикую тигрицу”. Шум стоял – до небес! И дядя еще как-то успевал отвечать и даже соображал, что говорят вокруг... Лишь когда маму сняли с саней и отнесли в шатер, все немного успокоилось. Около входа устроились добровольные “плакальщицы” (дальше тянуть грустные песни), вокруг кто-то очень умный организовал охрану, мотивировав это словами: “Чтобы, значицца, жених не явился раньше времени, да невестушка не сбежала”. А остальные снова разошлись по кострам – придумывать испытания для жениха, чтобы убедиться, достоин ли он.

  Немного посидев рядом с сестрами (кроме Сафиры – та так заунывно подпевала, что даже я чуть не расплакалась), тетей Антай и Матильдой и кое-как отговорив Дашу с Микель испытывать на Каирусе совместное изобретение “чтобы испытать его магический потенциал на примере снятия проклятия второго уровня”, я направилась к дяде Алексу. Мне тоже было очень интересно, что там происходит в мужском лагере и когда ждать жениха. Но ответ на свой вопрос я получила раньше, чем добралась до нужного костра.

  Осталось мне шагов пять до дяди, как сзади раздалось оглушительное: “ПАБЕРЕГИСЬ!”. И нет бы мне послушаться, упасть на землю, закрыть голову руками и не шевелиться... Нет! Я сделала, как сделал бы любой на моем месте, кого природа обделила природной осторожностью. Ну или вовсе умом. В общем, я обернулась. И тут же оказалась в горячих объятьях пикирующей недопиры. Как я осталась жива – до сих пор не понимаю.

  – Эврика, слезь с крыла! – дико заверещала Налька, после того, как мы прокатились несколько метров и окончательно запутались.

  – Между прочим, это не я на тебя налетела... – пропыхтела я, пытаясь понять, где чья нога, при чем тут крылья и что у меня болит сильнее – спина, рука или нога.

  Недопира замерла и смущенно призналась, на миг забыв о помятом крыле:

  – Меня ослепили костры.

  – Тогда понятно... – сдавленно отозвалась я. И заорала еще громче, чем Налька до этого: – А теперь живо встань, а то ты совсем нелегкая!

  Дальше разбираться, кто с кого должен слезть, нам не дали. Нальку оттащил в сторону дядя Алекс, меня – Матильда и Красимира. Травница быстренько проверила мое состояние и, к моему счастью, сообщила, что переломов у меня нет, а с ушибами они справятся очень быстренько. Но в данный момент меня интересовало не это. Потерев ушибленное плечо, я посмотрела на Нальку и поинтересовалась с любопытством:

  – Ты откуда прилетела, птица счастья завтрашнего дня?

  ”Птичка”, с явным сожалением оторвавшись от дяди Алекса, который от лечения благополучно перешел к утешению пострадавшей (при помощи поцелуя, естественно... и, кажется, его совершенно не волнует не совсем человеческая форма любимой), отозвалась слегка недовольно, развернув и свернув пострадавшее крыло:

  – Откуда, откуда... Из лагеря жениха, откуда еще.

  Народ, который до этого ни на явление недопиры, ни на наши разборки не обратил особого внимания, при этих словах замолк и как бы невзначай подобрался к нам поближе. Даже “плакальщицы” стали петь на тон ниже, чтобы ни в коем случае не пропустить ни слова. Всем было интересно, все ждали развлечения.

  – И что слышно?

  – Как там они?

  – “Купцов” уже отправили?

  – Да тьфу на ваших купцов! Что жених? Никого не покусал?

  – Все живы?

  Вопросы со всех сторон посыпались, как из рога изобилия. Вместе с ними зазвучали смех и шуточки. И только я одна, как самая умная, поинтересовалась недоуменно:

  – А что ты в свите жениха делаешь?

  Меня никто не услышал. Вернее, я так думала, пока меня к себе не притянула Матильда и не объяснила на ухо, как маленькой девочке:

  – Потому что Алекс в свите невесты.

  – И что?

  Что-то не уловила я логики в этом ответе. Между тем Налька начала отвечать на вопросы, активно жестикулируя и весело отшучиваясь. Правда, и нотки недовольства и возмущения проскальзывали в голосе, и это меня весьма заинтересовало. А послушать слушать двоих сразу я пока не научилась. Хорошо, Матильда тянуть с ответом не стала.

  – Эврика, девочка, это свадебная церемония. А они не теряют надежду пожениться.

  Честно говоря, я и в этот раз ничего не поняла. Вероятно, потому что не вникала в смысл сказанного. Кивнув, мол, все ясно, я посмешила вникнуть в смысл разговора между недопирой и остальными. И как раз вовремя!

  – ...и вот тут-то мы понимаем, что где-то прокололись! Знаете, что в итоге оказалось? Кое-кто, не будем называть имена, переборщил с дозой снотворного. Да нет, жених-то жив. А вот гений со снотворным... Он пытался отговориться, мол: “А чтоб он не проснулся раньше времени, а! Нам же не надо лишних пострадавших, а? А он явно был бы против такого с собой обращения, а никого слушать бы не стал, да!”. В общем, ему чуть рога не открутили, честное слово! А сейчас Леша с дядей... ну... алхимиком пытаются приготовить противоядие, но говорят, что дело может затянуться – им не хватает всяких разных колбочек и баночек. Все им активно помогают. Да нет, что вы, ничто не отменяется! Меня послали передать следующее: “купцы” уже идут, их нужно задержать, невесту не отдавать, пока не сообщат, что жених очухался.

  – Это мы можем! – со смехом отозвались ведьмы, собравшиеся вокруг нашего костерка.

  – Вы нам только дайте тех “купцов”, – поддакнули остальные. – Уболтаем насмерть!

  – Нет, насмерть нельзя, они нам еще пригодятся, – возразили некоторые. И, разумеется, самые любопытные тут же влезли:

  – Кстати, а кто придет-то?

  – Ой, девочки, лучше давайте подумаем, кто их встречать будет.

  – Точно! У нас же ничего не готово!

  И на поляне снова воцарились шум, гам и суета. Нет, определенно, это умеют только женщины – одной фразой сеять панику даже среди самых спокойных компаний. И это при том, что на самом-то деле мы уже все сделали – и место встречи организовали, и украсили поляну, и невесту, кажется, уже подготовили, нарядили и спрятали, и большая часть загадок и заданий уже подготовлена, и вообще... Хотя, нет, стоп. Мы ведь действительно так и не решили, кто будет сватов встречать!

  Думаю, мало кто удивится, если я скажу, что меня выдвинули в числе прочих...

  – Ну что, договорились?! – уже без особой надежды, даже с едва слышным полустоном спросил молодой демон, брат Каируса, который, кажется, уже был не рад, что его, как единственного родственника жениха, взяли в сваты. Я бы, наверно, тоже тихо стонала и рвала на себе волосы после часа переговоров с ведьмами, которым поручили задание тянуть время.

  Мы переглянулись. Весточки от лагеря жениха до сих пор не было, так что ответом демону была только милая улыбка Сафиры. Тот, уже не скрываясь, все-таки застонал и опустил голову и запустил пальцы в волосы. Кажется, его никто не предупредил, что так надо. И я даже знаю, кто. Слишком уж невинный вид у Мити, которого отправили вместо дяди Адама. Вообще, что ни говори, но замечательные у нас переговоры идут. С нашей стороны – Сафира (как замужняя), тетушка Анна (как самая старшая), дядя Алекс и тетя Антай (как брат и сестра невесты), и я (зачем-то... зачем – не поняла пока). С их же стороны – Галендэлай (как женатый), Митя (вместо дяди Адама, который был за старшего), демон Иарус (собственно, младший брат жениха), а в дополнении – Шилайт и Борталио, потому что мужчин у нас в семье не так много, а гостям поручать такое важное дело, как сватовство... ну как минимум неправильно. Тем более без разрешения жениха.

  Да когда ж он, этот самый жених, очухается?! Я многообещающе посмотрела на Митю. Тот поспешил спрятать от меня хвост и пожал плечами в ответ, уже просто этим жестом говоря свое вечное: “А что я, а? А я – ничего!”. Мне оставалось только покачать головой и включиться в “торги” за невесту. Хотя, думается мне, в нашем случае правильнее было бы продавать жениха, ведь это он в наш род уходит. Традиции, традиции...

  – А я говорю, что наша невеста достойна большего! Демон у вас как-то неправильный, ветреный да еще и двуликий...

  Этот аргумент, прозвучавший уже в третий раз, заставил Иаруса вскочить на ноги. Прежде, чем он успел что-либо сказать, я поспешила радостно вставить:

  – Вот, видите! Еще одно доказательство, что Каирус нам не подходит! Проблемы с нервами – это наследственное.

  ”Наша” сторона тут же поспешили поддакнуть. А вот сваты, усадив демона обратно, тут же поспешили уцепиться за то, что это сказала именно я. Довод у них был выше всяких похвал: раз дело зашло о наследственности, то такая же проблема должна быть и у меня, раз я дочь Каируса, а раз у меня проблемы с нервами, значит, в этом виновата моя мать – родила неправильного ребенка, а одному из сильнейших демонов не нужна жена, не способная родить здорового наследника. И в который раз они прошлись по тому, что наследник должен быть мужского полу, а Вильгельмина этого явно не может обеспечить...

  На лице Иаруса нарисовалось отрешенное выражение, ему, кажется, уже все надоело. Кстати, если бы не знала наверняка, никогда не назвала бы его братом Каируса. В отличие от маминого жениха, Иарус был обладателем золотых волос, длинных ресниц и выразительных карих глаз. Вообще, он был бы очень симпатичным, если бы не какое-то нервное выражение лица. Такое чувство, что оно на там держится постоянно... Еще у него явно был какой-то изъян со спиной, будто старая травма. Это можно было заметить по немного скованным движениям и вечной сутулости. Если я что-то понимаю в иерархии демонов, этот конкретный представитель был магом – об этом говорила синяя кисточка хвоста. А единственное, что было общее у них с братом – рога. В общем, интересный тип.

  Оторвавшись от разглядывания Иаруса, я прислушалась, возвращаясь к “купле-продаже”.

  – ...и он так нежно говорит: “Я вам глубочайше признателен, мадам. Мне эта подковочка дорога как память”, – уйдя то ли в воспоминания, то ли в фантазию, тетушка Анна мечтательно вздохнула. – Вот это было чувство, вот это слова... Да, это был настоящий демон, настоящий мужчина! А вот ваш Каирус так может?

  Кажется, у нас уже закончились явные причины для отказа и в ход пошла тяжелая артиллерия... Страдания Иаруса выразить словами было уже невозможно. Как ни странно, во мне, глядя на него, вдруг проснулась совесть. Просто подумалось – если он до сих пор не разорвал помолвку, значит, он просто таки безумно любит своего брата. А тот, соответственно, любит мою маму. Ну вот и славно. Значит, мы не зря все это затеяли.

  Словно услышав мои мысли, по лесу прокатился отрывистый вой. Затем, словно с другой стороны, ему ответил другой. Затем третий, и все замолчало. “Наша” сторона переглянулась, и мы еле сдержали облегченный вздох. Нет, нам, конечно, нравится морочить голову... но уж больно не терпится посмотреть, как Каирус будет проходить все наши испытания, добиваясь “одобрения родственников будущей жены”.

  Оборвав очередную историю тетушки Анны и не обращая внимания на обеспокоенные переглядывания сватов (ну, вернее, обеспокоенным был только Иарус, а все остальные очень достоверно ему подыгрывали), дядя Алекс, как самый главный в наших рядах, поднялся со своего места и торжественно объявил:

  – Мы согласны отдать за вашего демона нашу ведьму. Он достоин. Пусть приходит за своей невестой.

  Демон, кажется, сначала вообще не услышал дядю, отрешенно глядя в одну точку. Его пихнули в бок. Добившись таким нехитрым способом внимания, дядя Алекс повторил свою короткую торжественную речь, заменив “демона” на “Каируса” с упоминанием его родового имени (которое, как ни странно, звучало до ужаса просто, по крайней мере, на русском – Ветер), а “ведьму” на “Вильгельмину Ворожбитову”. Иарус не поверил своим ушам. Полминуты он удивленно пялился на дядю, затем резво вскочил на ноги, недоверчиво улыбнувшись. Про ритуал демон забыл напрочь, так что Мите пришлось помогать.

  – А у нас есть дар для вашей невесты, а!

  И несчастный демон получил еще один тычок в ребра. Опомнившись, Иарус поспешил вручить дяде Алексу бусы из кошачьего глаза. Не самый лучший камень для свадебного подарка, но... мамин любимый. Похоже, Каирус что-то подозревал. Может, дар Оси все-таки наследственный? Нет, ну так не интересно... Отыграемся.

   Приняв дар, дядя Алекс в ответ улыбнулся и сделал жест Антай. Тетя подошла к брату жениха и протянула ему, как ответный дар... женскую сережку.

  – Мой брат сказал, что жених достоин невесты. Но я сомневаюсь. И по закону предков требую, чтобы демон Каирус доказал, что достоин моей сестры, вернув ей эту сережку самостоятельно.

  С легким поклоном, Иарус принял дар.

  – Я передам ему ваши слова.

  С этим мы разошлись в разные стороны. Время перевалило за полночь. Настал шестой день праздников, день обещаний. Дядя с Осей молодцы, все точно рассчитали. Все равно раньше полуночи заключать брак было бессмысленно. Хм, может, совсем неслучайно у Мити оказалась такая большая порция снотворного?

  Главное, чтобы наши ведьмы смогли блокировать силы мамы, а то такое веселье обломается. С бабушкой Региной все было бы проще, но, что не удивительно, в этой авантюре она участвовать отказалась. Ну и ладно. Сама виновата, что столько интересного пропускает.

  Из-за деревьев, наконец, донеслись песни наших “плакательниц”. Посмотрев на своих спутников, я нагло плюнула на все традиции и быстрее побежала в лагерь. Ну надоел мне уже их репертуар, надоел! Пусть уже начинают радоваться – жених скоро будет, нужно убедить маму, что она еще не расхотела замуж.

  Как ко мне посватался ветер,

  Бился в окна, в резные ставни.

  Поднималась я на рассвете, мама,

  Нареченною ветру стала.

  Ну а с ветром кто будет спорить?

  Кто решится ветру перечить?

  Вышивай жасмин и левкои,

  С женихом ожидая встречи.

  Отпусти меня в поле, мама. Зелены витражи в часовне.

  Чтоб с востока в душистых травах мой жених пришел невесомый.

  Мой жених под луною зеленною сердце возьмет в ладони.

  Бубенцы рассыплются звоном в семи широких подолах.

  Ну а с ветром кто будет спорить?

  Кто решится ветру перечить?

  Вышивай жасмин и левкои,

  С женихом ожидая встречи.

  Где же ветер мой? Пусто в поле.

  Или предал меня мой милый?

  Для чего мне краса и воля?

  Он крылат, только я бескрыла.

  Для чего такому жена? Он играет шелковой плетью.

  Где-то всадник, привстав в стременах, летит в погоне за смертью.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю