332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мари Аннет » Правила охоты на злодеев для неподготовленных (ЛП) » Текст книги (страница 15)
Правила охоты на злодеев для неподготовленных (ЛП)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 12:00

Текст книги "Правила охоты на злодеев для неподготовленных (ЛП)"


Автор книги: Мари Аннет






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 15 страниц)

Глава 27

Я сидела на краю ванны, прислонившись плечом к стене. Я вытянула ногу – лодыжка была перевязана тугой повязкой и зафиксирована двумя линейками. Рука больно пульсировала в том месте, где меня зацепило заклинание Сула.

Я не хотела обращаться за более квалифицированной медицинской помощью. Зачем? Зуилас сможет меня вылечить быстрее любого врача. Конечно, когда сам исцелится.

Он лежал в ванне, весь покрытый горячей водой. Ванная комната вся была в пару, так что мне пришлось слегка приоткрыть двери. В комнату заглянула Амалия:

– Хей.

– Как ты себя чувствуешь? – устало улыбнулась я.

– Побитой, уставшей, всё болит, – она протянула мне стакан воды и болеутоляющее. – Выпей таблетки и ляг отдохни. Я поставила в микроволновку три тарелки супа. Когда Зуиласу станет чуть легче, разогрей их ему.

– Спасибо.

– Не за что. Ты в порядке?

– Буду. Когда он очнётся.

Её взгляд скользнул к Зуиласу:

– Он вернулся за мной, – прошептала она. Её голос слегка смягчился. – Поспи, хорошо?

Окинув меня напоследок тревожным взглядом, она вышла из ванной. Я выпила 2 таблетки болеутоляющего и отставила стакан. Из крана хлестала вода, но даже она не могла заглушить воспоминания об этой ужасной ночи. Крики колдунов. Рык Сула, когда его голова была охвачена пламенем. Крик Джайдена, когда Зуилас вырывал ему сердце. Визг монстра. Треск доспеха Зуиласа. Его агония, когда существо держало его в своих челюстях.

Приподняв руку, я уставилась на свои бледные пальцы. Я вспомнила малиновую магию, бегущую по ним. Вспомнила синий клинок Джайдена в своих руках. Неужели я и правда воткнула его в череп īnkav?

Содрогаясь мелкой дрожью, я повернулась к Зуиласу. Его голова была повернута к стене, лицо расслаблено.

Я вспомнила, как он сидел у самого края портала, как его рука тянулась к дому. Моё сердце сжалось от боли и горя, и я не задумываясь потянулась к его руке, которую положила к себе на колени и крепко сжала. Долгое время мы так и сидела – я крепко сжимала его руку, боясь отпустить.

Его пальцы слегка дёрнулись, вырывая меня из полузабытья. Он слегка приоткрыл глаза, уставившись на меня чёрными зрачками.

– Sahvē, – прошептала я то самое демоническое слово, которым он приветствовал меня несколько недель назад. Тогда он тоже приходил в себя в горячей ванне.

– Sahvē, – моргнул он несколько раз. – Я не умер.

– Эзра пришёл как раз…, – я не могла произнести это вслух. Не могла сказать, что он почти что умер. – Этерран спас тебя.

Он поморщился:

– Меня спас демон из Дома Дират? Мне это не нравится.

Он снова закрыл глаза, делая медленные вдохи. Я испуганно сжала его руку. Она была холодной, несмотря на горяченную воду, в которой он лежал. И меня это пугало.

– Зуилас. Расскажи мне про Ivaknen.

– Ivaknen? Зачем?

Он стоял на краю портала, готовый уйти домой. Готовый оставить меня.

– Потому что я хочу знать о нём.

– Сейчас?

– А почему бы и нет.

Прорычав, он слегка выпрямил ноги – насколько ему позволяли размеры ванной.

– Когда Dīnen призван в мир людей, его vīsh… его сила, как Dīnen, она считает, что он умер. Она переходит к следующему Dīnen. Даже если демон вернётся, эта vīsh к нему уже не возвращается. Ему уже не стать Dīnen, но в то же время он не может присягнуть на верность новому Dīnen.

Видимо я пискнула, потому что он слегка приоткрыл глаза.

– Ivaknen старше Dīnen. Их все уважают, потому что они сумели выжить. Они сумели победить hh'ainun. Быть Ivaknen значит иметь гордость и власть.

– Это… звучит не так уж и плохо, – нерешительно произнесла я.

Он повернул голову к бегущей воде, позволяя каплям стекать по его лицу.

– Некоторые Ivaknen находят новую цель в жизни. Они воспитывают сыновей или же становятся советниками Dīnen. Но многие Ivaknen уходят скитаться. Они скитаются, и скитаются, и скитаются. Им некуда пойти, нечем заняться.

– Но ты всё равно хочешь вернуться домой? – я крепко сжала его руку. – Даже зная, что ты уже не Король Дома?

– Var.

– Почему?

– А что ещё мне остаётся? – взглянул он на меня.

Я заставила себя сделать глубокий вдох. Крепко сжав его руку между своими двумя, я заговорила:

– Если ты хочешь вернуться, я обязательно отправлю тебя домой. Уже если этим колдунам это удалось, то и мне тоже удастся.

– Их vīsh сработала неправильно. Она разорвала īnkav, а затем портал закрылся.

– Да, что-то пошло не так. Но мы выясним правильный способ.

Он некоторое время просто смотрел на меня, а затем закрыл глаза. Его пальцы обвились вокруг моих, и я крепко сжала его руку, задаваясь вопросом: как долго продлится эта близость прежде чем он навсегда покинет меня?

Я стояла над таблицей. Носочек разбросала карточки, но я и так всё помнила. Посреди было имя Клода и те несколько фактов, которые мы знали о нём. Взяв карточку, я принялась записывать новые данные.

Он украл страницы из гримуара, чтобы открыть портал.

Заставил Зуиласа заключить с ним контракт.

Связан с каким-то Двором.

Что у него за цель?

Последнее предложение я подчеркнула несколько раз.

Цель Клода. Его заветное желание. Какой бы она ни была, именно эта цель завладела моими мыслями с момента смерти моих родителей. Меня охватывал страх: что, если Клод приблизился к достижению своей цели – сильно приблизился – а я до сих пор понятия не имела, чего же он хочет?

Его цель… возможно она не была полностью связана со мной. Возможно наши пути пересеклись из-за гримуара, но гримуар был моей ответственностью! Не говоря уже о том, что он убил моих родителей. Я не собиралась прощать и забывать об этом.

Я прикрепила новую карточку под именем Клода, а затем принялась вычёркивать имена трёх колдунов. Больше они не были угрозой, но, боюсь, что устранили мы их слишком поздно.

Они нашли «недостающую часть» заклинания Антеи. Возможно, это была не та часть, но сработала она достаточно хорошо. И если Клод узнал, что именно они использовали вместо «недостающей части», то он сможет снова открыть портал.

Встав, я потянулась, с трудом подавив зевок. Почти всю ночь я просидела у изголовья Зуиласа. Уже светало, когда он наконец восстановил силы и смог исцелить мою лодыжку. После этого я отключилась на несколько часов, но этого было недостаточно, чтобы побороть мою усталость.

Тяжело вздохнув, я направилась в спальню, где на кровати развалился Зуилас. Он слегка приоткрыл глаза, когда я вытащила металлическую коробку с гримуаром и прошептала заклинание, чтобы её открыть.

– Vayanin?

– Хочу посмотреть, есть ли в гримуаре то заклинание, которое использовали колдуны, чтобы открыть портал.

– Хм, – он перевернулся на спину. – Если нужна моя помощь, скажи.

– Помощь?

– Ну я же всё запоминаю. Гораздо лучше, чем hh'ainun.

– Точно, – кивнула я. Не знаю почему, но его предложение о помощи порадовало меня. – Я поищу похожие заклинания, а потом ты скажешь, есть ли совпадения. Отдыхай. Я разбужу тебя позже.

Его глаза медленно закрылись. Он снял доспехи и кожаные ремни, оставшись в одних шортах. Мой взгляд задержался на его груди, а затем непроизвольно скользнул вниз на пресс.

Он приоткрыл один глаз.

Покраснев, я выскочила из комнаты. В этом побеге не было смысла. Если я вернусь в спальню, я смогу сделать больше, чем просто поглазеть на его тело. Я смогу прикоснуться к нему.

В конце концов мы же уже… я… и он… Щёки запылали ещё ярче, когда я уселась за журнальный столик и раскрыла гримуар. Усилием воли я заставила себя сформировать предложение: я поцеловала демона.

Неужели это было только вчера? От одной этой мысли кружилась голова. Я поцеловала демона! Демона, который не планировал здесь задерживаться. Который при первой же возможности уйдёт из нашего мира – и от меня. Это безумие! И теперь я точно знаю, что именно чувствовала Мирин, когда задавалась вопросом, а не сошла ли она с ума.

Жар моих щёк мог бы растопить льды Антарктиды, когда я начала вспоминать все события вчерашнего дня: вот я узнаю, что наш контракт никогда его не связывал; вот я предлагаю ему клубнику; вот он принимает её. Я вспоминала всё в малейших деталях, как будто бы проводила анализ, пытаясь что-то понять. Да, точно. Это и был чисто научный анализ! Всё ради науки!

Краем глаза я заметила какое-то движение, и все мои мечты тут же испарились. В дверях спальни стоял полуголый Зуилас. Его волосы спутались после сна, что придавало ему какой-то первобытный вид. Оттолкнувшись от двери, он направился ко мне. Его шаги были тихими. Хищными.

Остановившись у дивана, он принялся рассматривать мои пылающие щёки.

– Почему ты встал? Ты должен отдыхать.

– Ты слишком громко думаешь.

– Думаю? – у меня в панике забилось сердце. – Ты же говорил, что не можешь слышать эти мои мысли.

– Раньше не мог, – он слегка наклонил голову. В его глазах поблёскивало что-то дикое. – А теперь могу. Возможно ты хочешь, чтобы я их услышал.

– Н-нет… я имею в виду… я не думала… – ну всё, я сейчас умру от стыда! – О Боже!

Он услышал все мои мысли? Увидел, как я прокручивала в голове воспоминание о поцелуе?

Макушку опалило тёплое дыхание, а затем он легонько прикоснулся к моей щеке:

– Zh’ūltis.

Я слегка повернула голову в его сторону, решившись взглянуть ему в глаза:

– Ты такая zh’ūltis, vayanin.

Я отодвинулась, оставляя между нами побольше свободного пространства:

– Я думала ты закончил с оскорблениями.

Он придвинулся поближе:

– Не будь zh’ūltis, и я не буду называть тебя zh’ūltis.

Я снова отодвинулась подальше:

– И почему же я глупая?

– Ты и правда хочешь, чтобы я объяснил?

Он присел на диван и начал приближаться ко мне, а я отодвигалась всё дальше и дальше, взволнованная хищным блеском в его глазах. Спина упёрлась в подлокотник – дальше отползать некуда. Из лёгких вырвался вздох.

Он стоял надо мной на коленях, его руки были по обе стороны от моей головы. Он буквально нависал надо мной. Я уставилась на него широко распахнутыми глазами. Сердце билось часто-часто. Я в ловушке!

Он медленно улыбнулся и опустил голову. Я вжалась в подушку. Его нос задел мою щеку, а затем он резко отпрянул и раздражённо уставился на дверь.

Раздались громкие шаги, а затем в замке повернулся ключ. Я посмотрела на Зуиласа. Он смотрел в ответ, как будто бросал мне вызов. Он и правда думает, что я не решусь?

Daimon, hesychaze.

Он растворился в красном луче и исчез в инферно. Свечение как раз потухло, когда в комнату ввалилась Амалия. В её глазах полыхал восторг. Она радостно помахала мне пачкой бумаг – у неё подмышкой был зажат разорванный коричневый конверт.

– Я получила! – закричала она.

– Получила что?

– Это, – протянула она мне бумаги, как трофей. – патент на пошив линии заколдованной одежды!

– Что? Серьёзно?

Вскочив с дивана, я подбежала к ней и принялась рассматривать бумаги, на которых стоял логотип ОМП.

– Вау, это звучит официально, – сказала я. – «Заколдованная одежда, далее – повседневная одежда, в которую вшиты оборонительные заклинания». Амалия, это же потрясающе!

– Скажи! Мне пришлось подготовить предложение и представить его патентному представителю в офисе ОМП. На прошлой неделе они позвонили мне и попросили дать разъяснение, чем моя заколдованная одежда отличается от других заколдованных предметов, например, медальонов или браслетов. Похоже мне удалось их убедить, что мои разработки заслуживают отдельного патента!

– И что этот патент даёт?

– Ну, патент не запрещает другим магам копировать мою одежду и заклинания. Но, если они будут продавать одежду, которая зарегистрирована мои патентом, то они должны будут выплачивать мне определённый процент с продажи. Теперь, когда мои труды будут защищены патентом, я начну обходить гильдии и буду предлагать им купить у меня одежду.

– Поверить не могу, что ты всё это сделала, при этом параллельно разбираясь с Клодом и украденными страницами из гримуара. Ты даже сходила в ОМП!

– Да, – поморщилась она. – Я так нервничала. Отец с детства вбивал нам в голову ни за что не привлекать внимания ОМП. Но что поделать? Я подумала, что мы-то с тобой ни в каких тёмных делишках не замешаны и не привлекали к себе внимания. Да к тому же отдел патентов – он хоть и находится в том же здании, что и полиция, но на другом этаже. Так что нет никаких причин, чтобы…

Бах-бах.

Мы в унисон уставились на дверь. Снова раздался громкий стук, и меня окатило ужасное предчувствие. Это не может быть…

– Кто там? – крикнула Амалия, крепко вцепившись в патент.

– ОМП, – ответил мужской голос. – Откройте дверь!

Глава 28

На лице Амалии отразилась гримаса ужаса, впрочем, как и на моём. Собравшись с силами, она подошла к двери и распахнула её. На пороге квартиры стояли двое: темноволосая специалист по магии Отречения Лиенна Шэн и её красивый напарник Кит Моррис.

– Агент Шэн, – официозно заявила Лиенна, сверкнув бейджэм, – А это агент Моррис. Мы можем войти?

Хоть она и спросила разрешения войти, было ясно, что оно ей не нужно. Амалия посторонилась, пропуская их внутрь. Один за одним они вошли в квартиру. Кит принялся осматривать наше жилище, что-то тихонько напевая под нос. Это что, мелодия из «Друзей»?

– Амалия Харпер? – спросила Лиенна. Амалия кивнула, и агент повернулась ко мне. – Ну и конечно же Робин Пейдж.

– Какие-то проблемы? – осторожно спросила я.

– Мы проверяем все детали вчерашнего отчёта.

Отчёт? Какой отчёт?

– Согласно правилам ОМП, мы должны допросить всех участников дела «охотников за головами». Особенно, если в результате оно повлекло за собой одну или несколько смертей. – Она раскрыла папку. – Вчера в 23:23 Эзра Роу подал отчёт. В нём он написал, что гильдия Ворон и Молот вела расследование смертей Джорджины Брэндис, Мэй Картер и Яны Деневы. Расследованием занималась группа из трёх лиц: Эзра, Робин и Амалия. Эта группа вышла на след троих подозреваемых, которые были обнаружены на бывшей территории гильдии Морские Дьяволы. Там вы помешали подозреваемым закончить неизвестное заклинание из магии Арканы. Они оказали сопротивление и были убиты на месте.

Она резко вскинула на меня взгляд:

– Всё правильно?

– Да, – быстро ответила я. Амалия кивнула.

– Обычно мы более подробно допрашиваем свидетелей, но ни ты, ни Амалия ещё не сдали свои отчёты. Они должны быть у меня на столе в течение 48 часов.

Я тут же закивала.

– Мы всё ещё собираем улики…

– А это довольно сложно, – прервал её Кит. – учитывая, что вертолётная площадка оказалась на глубине 50 метров под водой.

У меня отвисла челюсть, но я быстренько её закрыла.

– Да, да, конечно. Конечно мы сдадим отчёты.

– Мы пока не выяснили, как площадка оказалась под водой, – Лиенна уставилась на меня ледяным взглядом. – Эзра предположил, что это было вызвано неизвестным заклинанием.

– Я тоже так думаю, – тут же солгала я.

Лиенна кивнула и что-то записала в папку. Затем продолжила:

– Что касается неизвестных останков, обнаруженных нами…

– Я знаю только имена колдунов, – прервала я её. – Мы не…

– Не их останки, – многозначительно произнёс Кит. – Другие останки.

– Мы так и не смогли восстановить заклинание, которое пытались создать колдуны, – продолжила Лиенна. – Предварительные результаты исследований показывают, что это рептилоидное существо может быть фейри.

– Фейри? – пискнула я.

– Это точно фейри, – Кит пригвоздил меня своим взглядом к полу.

– Вы согласны с нашими выводами, мисс Пейдж? – уточнила Лиенна.

– Да. Конечно. Это был фейри.

– Отлично, – довольно ответила девушка. – Не забудьте указать это в вашем отчёте. Не нужно порождать новые вопросы о заклинании, которое пытались создать преступники. Ведь его невозможно воссоздать.

– Эти преступники… кто знает, что они там хотели сделать, – подвёл итог Кит, многозначительно переводя взгляд с меня на Амалию. – Давайте не будем пугать наших бедных начальников из МагиПола упоминаниями о порталах и демонических монстрах? Окей?

Услышав его слова, Лиенна закатила глаза:

– Кит, а фраза «тонко намекнуть» тебе ни о чём не говорит?

– Конечно говорит. Но похоже, что Робин не понимала наших тонких намёков. Без обид, – сказал он мне.

Я уже вообще ничего не понимала:

– Ага. Я всё поняла.

– Отлично. Так что забудем об Аркане Фламиногосте…

– Фенестрам! – поправила его Лиенна.

– Да, да. Давайте не будем превращать Ванкувер в место из сериала «Баффи– истребительница вампиров».

– Не понимаю о чём вы говорите, – встряла в разговор Амалия. – Мы всего лишь убили парочку чокнутых маньяков и их зверушку фейри. Вот и всё. Больше мы ничего не знаем.

– А вот она всё поняла, – сказал Кит Лиенне.

– Пойдём уже, – снова закатила глаза Лиенна. – А то ты сейчас все секреты ОМП выболтаешь.

Он прошёл за ней к двери:

– Тебя бы это не беспокоило, если бы в ОМП был стиратель памяти, как в фильме «Люди в чёрном». Нажал кнопочку и…

– Или ты бы мог думать, прежде чем говорить! – ответила она Киту, и они вышли из квартиры, закрыв за собой двери.

После их ухода прошла, казалось, вечность, прежде чем я смогла облегчённо выдохнуть.

– Что ж, – нарушила тишину Амалия, – это было интересно.

– Они не хотят, чтобы мы упоминали о порталах в наших отчётах. Они пришли только чтобы убедиться, что наши отчёты совпадут с отчётом Эзры.

– Вопрос лишь в том, зачем им это нужно? – спросила Амалия. – Почему они хотят всё списать на несуществующего фейри вместо того, чтобы докопаться до правды? Не то чтобы я жалуюсь. Нам совсем не нужно, чтобы они начали расследовать нас!

– А что если они именно это и делали? Расследовали нас, только неофициально.

Мы обменялись встревоженными взглядами.

– Ты говорила с Эзрой после того, как мы ушли с платформы? – спросила меня Амалия.

– Я отправила ему 4 смс. Просила перезвонить, но он так и не позвонил. Похоже, он был занят. Кажется, всё-таки это было правильным ходом с его стороны – написать отчёт в ОМП. Всё равно кто-то бы заметил, что целая вертолётная площадка ушла под воду, и начал бы расследовать это дело.

– Да, но было бы лучше, если бы он хотя бы предупредил нас, – Амалия взглянула на часы. – Я начну собираться.

– Собираться? Но у нас ещё час в запасе.

– Да, но это же вечеринка в честь выздоровления Зоры. Она впервые с того дня, как её ранили, появится в гильдии. Мы не можем опоздать, – она одарила меня таким взглядом, как будто это я всё время опаздываю, и ушла в свою комнату.

Улыбнувшись ей вслед, я уселась на диванчик в гостиной. Мне, в отличии от Амалии, хватит 10 минут, чтобы приготовиться: всего-то и нужно выпрямить волосы и нанести блеск для губ.

На журнальном столике лежал гримуар, а рядом с ним лежала книга с самыми красивыми пейзажами Земли, которую я купила Зуиласу. Заметив кучу загнутых страниц, я принялась рассматривать фотографии – мне было интересно, что же ему понравилось. Стадо антилоп в африканской саванне, горы в провинции Хунань (Китай), водопад в Исландии, покрытые горкой снега горы Антарктики, леса в Калифорнии, скалистое побережье Шотландии.

Я не смогла удержаться. При виде этого побережья я мысленно представила там нас с Зуиласом. Вот мы стоим у холодного моря. Ледяной ветер бьёт нам в лицо. Я буквально ощутила восторг моего демона – и свой. Ни один из нас не видел таких достопримечательностей. Одна я на такое приключение не решусь, но с ним…

Я покачала головой, возвращаясь в реальность. О чём я думаю? Он хочет вернуться домой, а не отправиться в кругосветку по земному шару.

Он почти покинул меня. Сердце сжалось от этого воспоминания. Инферно завибрировал, и через мгновение на диване оказался Зуилас. Его малиновые глаза напряжённо уставились на меня. Мне вдруг стало интересно, как много он услышал?

Боль в груди разрасталась всё сильнее, и я закрыла книгу. Нам никогда не увидеть всех этих мест. Он хотел домой – и я тоже этого хотела. Я хотела вернуть себе свою жизнь – ту, в которой я не буду нелегальным подрядчиком. Не хочу делить свой дом, жизнь и мысли с демоном. Не хочу быть связана с ним всю жизнь.

Не хочу… вот только боль в груди почему-то не унималась.

– Что у тебя болит, vayanin?

Я опустила голову, избегая его взгляда. Значит, он не слышал мои мысли, но он смог прочитать моё поведение. Не желая погружаться в водоворот чувств, которые я испытывала при одной мысли о его уходе, я нашла на что мне отвлечься.

– Зуилас, а тебе обязательно нужно меня оскорблять?

– Я тебя не оскорбляю.

– Может для тебя «неуклюжая» это не оскорбление, но для меня…

– Я не называл тебя неуклюжей.

– Называл. Ты так и продолжаешь звать меня vayanin.

– Я уже говорил тебе, что это не оскорбление.

– Тогда что означает это слово?

Он улыбнулся, и в уголках его глаз зажёгся восторг. Я же нахмурилась.

– Может это и не оскорбление, но ты всё равно подшучиваешь надо мной.

– Я не подшучиваю над тобой.

Несмотря на его заверения, я видела его довольную улыбку, и мне стало обидно. Может он и не со зла, но, если для него это смешно, то значит в этом нет ничего приятного. Почему он всех, кроме меня, называет по имени?

Пыхтя от раздражения, я встала с дивана. Резкий рывок за свитер, и вот я падаю назад, приземляясь на колени своему демону. Он обнял меня своими сильными руками и крепко прижал к груди, не давая вырваться.

– Vayanin – это не оскорбление, – прошептал он, опаляя своим дыханием моё ухо. – В твоём языке нет такого слова.

– Тогда почему ты продолжаешь меня так называть?

– Оно тебе подходит.

– Ну так объясни мне, что оно значит!

– Хм… так неинтересно, – он вздохнул. – Vayanin означает…

На мгновение он замолчал. Собирался с мыслями или решал, стоит ли рассказывать?

– Ночь в моём мире – это опасное время суток, – его голос стал серьёзен. – Ночью мы охотимся, и на нас охотятся. Ночью холодно и темно. Ночью мы не можем использовать vīsh. Поэтому мы с надеждой смотрим на горизонт. Когда первые лучи солнца падают на землю, укутывая всё теплом, мы понимаем, что пережили ночь и будем в безопасности целый день. Тот момент, когда первый луч солнца касается твоей кожи после холодной ночи – это и есть vayanin.

Пульс начал стучать в ушах. Сердце сжалось, но не от печали и грусти. Нет, это была боль другого рода. Я слегка отстранилась, чтобы лучше рассмотреть его лицо:

– Я думала… Всё это время я думала, что ты оскорбляешь меня!

На его губах заиграла ехидная улыбка:

– Я знаю.

Поэтому он был таким довольным, когда я требовала, чтобы он перестал называть меня vayanin? Вместо того, чтобы рассказать мне, что значит это слово, он позволил мне считать это оскорблением. Это была его маленькая шутка – секрет, который он не собирался раскрывать.

Я всё ещё обдумывала его слова, безуспешно пытаясь привести чувства и мысли в порядок, когда из спальни вылетела Амалия, неся в руках два платья. (Прим. пер.: И снова Амалия как всегда не вовремя.)

– Робин, как ты думаешь, какое мне над…, – она оборвала себя на полуслове, увидев, что я сижу в объятиях демона. – Серьёзно?

Вспыхнули щёки. Амалия отбросила платья в сторону, промаршировала к дивану и, оттолкнув Зуиласа назад, стащила меня с его колен. Я глупо моргала, шатаясь туда-сюда.

– У тебя есть инферно, ты вообще помнишь об этом? – спросила она меня. – Хоть иногда используй его! А ты! – повернулась она к Зуиласу. – Ты – противная свинья! И не делай такое лицо. Если бы ты знал, что такое свинья, ты бы не считал это смешным!

С трудом подавив смешок, я схватила гримуар и убежала в спальню. Амалия же продолжала читать Зуиласу нотации.

– Это противно, что ты вот так удерживал Робин. Запиши себе в свою рогатую башку, что цивилизованные мужчины так…, – она замолчала. – Я и не говорю, что ты человек, но, по крайней мере, постарайся себя вести не как животное!

Я захлопнула двери, чтобы она не услышала моё хихиканье. Раз уж так сложилось, то может и мне принарядиться? Я с нетерпением ждала встречи с Зорой. Ах, у неё будет масса вопросов о Клоде и тех колдунах.

– Ах так! – кричала Амалия. – Только попробуй! Я украду несколько элементов пазла, что ты так любишь собирать, и сожгу их!

Я фыркнула так, что чуть не уронила гримуар. Достав из-под кровати футляр, я аккуратно положила его, благоговейно проведя пальцами по кожаному переплёту.

Мама всегда говорила, что люди вкладываю свою душу в книги. Оставила ли она в гримуаре частичку своей души? А что насчёт Мирин и Мелитты? Сколько моих предков вложили в этот гримуара частичку себя?

Я осторожно закрыла футляр. Каждый раз, когда я брала фолиант в руки, я вспоминала о маме. Как она переворачивала страницы, как переводила их. Знаю, это всего лишь глупая прихоть, но мне казалось, что она направляет меня каждый раз, когда я берусь переводить страницы гримуара.

Мне кажется, что и Мирин тоже помогала мне. Она была, как старшая сестра, которая наставляла меня, помогала выбрать верный путь. Она помогла мне стать храброй, взглянуть в лицо своим желаниям. Без неё я бы не смогла ступить по этому пути.

Улыбнувшись, я закрыла футляр и спрятала его под кровать. Я едва успела выпрямиться, как в кармане завибрировал телефон. Нажав на экран, я открыла сообщение. При виде отправителя в груди быстро забилось сердце. Эзра Роу.

Нам нужно встретиться как можно быстрее. Наедине.

Я закусила губу. Почему мы не можем переговорить по телефону? Что такого срочного? Я отправила быстрый ответ: Зачем?

Я ждала его сообщения, неподвижно застыв у кровати. Секунды медленно ползли, и с каждой прошедшей мне становилось всё тревожнее и тревожнее. В гостиной стихли споры Амалии и Зуиласа, и тишина давила на меня.

Завибрировал телефон, и на экране отобразился его ответ. Всего шесть слов, но от них меня пронзило страхом.

Пришло время выполнить свою часть сделки.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю