332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Людмила Самотик » Лексика современного русского языка: учебное пособие » Текст книги (страница 32)
Лексика современного русского языка: учебное пособие
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:41

Текст книги "Лексика современного русского языка: учебное пособие"


Автор книги: Людмила Самотик




Жанр:

   

Педагогика



сообщить о нарушении

Текущая страница: 32 (всего у книги 38 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Литература

1. Варбот Ж.Ж. Табу // Русский язык: энциклопедия. М.: ИД «Дрофа, 1997. С. 552–553

2. Васильев А.Д. Триумфальный марш субстандартной лексики. Иллюзия свободы // Слово в телеэфире: очерки новейшего словоупотребления в российском телевидении. Красноярск: СибЮИ МВД России, 2000. С. 110–129.

3. Леонтьев А.А. Табу // Лингвистический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. С. 501.

90. Термины

ТЕРМИНЫ (лат. terminus – 'предел, граница, пограничный знак') – слово или словосочетание, точно обозначающее какое-либо понятие, применяемое в науке, технике, искусстве.

I. Отличительные признаки терминов

В отличие от общеупотребительных слов, которые часто бывают многозначными, термины однозначны, им не свойственна экспрессивность, они не должны входить в синонимические, омонимические и антонимические отношения, поэтому не нуждаются в контексте, как большинство обычных слов. Проводится большая работа по упорядочению терминов, этими проблемами занимается Комитет научно-технической терминологии РАН и Госстандарт.

Однако практически многие термины многозначны. Так, слово лексика имеет пять значений, осложненное глагольное сказуемое — десять; встречаются случаи синонимии: многозначность – полисемия; языкознание – языковедение – лингвистика. Это затрудняет использование терминов в речи.

Для терминов характерны родовидовые (гиперонимические) отношения, что способствует их логической определенности, например: синонимы – идеографические синонимы, стилистические синонимы.

Большое значение для терминов имеет дефиниция (краткое определение): «Дефинированность оказывается обязательным признаком термина: имеющий определение – термин, не имеющий определения – не термин… Дефиниция – это логическое определение понятия, установление содержания понятия, его отличительный признак» (Никитин М.В. Основы лингвистической теории значения. М., 1988. С. 58).

Терминосистема включает в себя также профессионализмы и терминоиды: отвалить – разг., мор. 'отплыть от берега, причала, борта другого судна' и отвал – проф. 'к этому значению гл. отвалить'.

II. Способы создания терминов

В отличие от остальных слов языка термины создаются искусственно, среди них много неологизмов.

Они возникают, как считает Л.Л. Касаткин, следующими путями: а) семантическим – в результате переосмысления имеющегося в языке слова: лицо, предложение, союз (лингв.); лопатка, таз, стремечко (анатом.); при этом используются различные виды переносов значения слова: метафора, метонимия; б) морфологическим – в результате создания слова из имеющихся в языке морфем: гидростат, кардиоскоп, токовращатель; в) синтаксическим – в результате образования термина-словосочетания: белый стих; солнечное сплетение; блок выдачи информации; г) собственно лексическим – за счет заимствования иноязычных слов: ария, дуэт, каватина (итал.); атака, батальон (фр.); нокаут, регби (англ.); компас, киль, лоцман (гол.), а также в результате создания калек: водород, междометие, многоугольник. Некоторые терминосистемы базируются на одном языке, например, медицинские термины – на латинском, музыкальные – на итальянском. Среди терминов широко распространены так называемые интернационализмы – слова в основном из латинского языка, известные во многих европейских странах: космос, термометр, гидросфера. Используется в терминологии и внутреннее заимствование: в качестве терминов употребляются диалектизмы, историзмы, экзотизмы. Так, достаточно широко они представлены в географии, истории, литературоведении и ряде других наук. Функции их: точность, достоверность, экспрессивность. Но если историзмы и экзотизмы сохраняют при этом свои квалификационные черты, то диалектизмы полностью переходят в состав терминосистемы.

III. Использование терминов в речи

Как исторические термины употребляются историзмы: «В древнерусском государстве при княжеском дворе жила дружина, делившаяся на «старшую» (бояре, княжеские мужи) и «младшую» (гриди, отроки, детские)» (Всемирная история: в 10 т. / под ред. Е.М. Жукова. М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1960. Т. 3. С. 250).

Используются в качестве терминов в научных текстах экзотизмы. Во «Всемирной истории» широко употребляются термины-экзотизмы. В тексте об Индии: «Большие бедствия приносили народу грабежи и насилия, чинимые так называемыми пиндари. Основное ядро их составили остатки войск феодалов Джамна-Гангского района, сохранившие оружие после того, как по требованию английских колониальных властей эти войска были распущены» (т. 6, с. 294); земледельческая знать в лице бенгальских заминдаров получала права земельных собственников» (т. 6, с. 297); заголовок: Система «райатвари» в Мадридской и Бомбейской провинциях той партии – «праваши») (т. 6, с. 558); текст о Корее: «Дворцовый переворот, по их замыслам, надлежало осуществить с помощью связанных с японцами корейских янбаней (дворян) (т. 6, с. 276); текст о Китае: «Восстание ихэтуаней (подзаголовок). После этого общество стало именоваться “И хэ туань” – “Ополчение во имя справедливости и согласия”» (т. 7, с. 264); «По прибытии в Шандунь Юань Ши-кай совместно с немецкими войсками стал жестоко подавлять движение ихэтуаней» (т. 6, c. 264). Почти все приведённые термины-экзотизмы связаны с именованием специфических социальных групп населения.

Экзотизмы употребляются в качестве литературоведческих терминов, например, в «Словаре литературоведческих терминов» И.А. Елисеева и Л.Г. Поляковой (Елисеев И.А., Полякова Л.Г. Словарь литературоведческих терминов. Ростов н/Д: Феникс, 2002. 320 с.) приводятся следующие экзотизмы: альба (прованс. Alba – рассвет) – 'жанр средневековой лирики, в поэзии трубадуров «утренняя песня»; в Испании различная музыка, исполняемая в утреннее время; в западноевропейской культуре – приветственная песня в честь возлюбленной, исполняющаяся на открытом воздухе'; аЭд (от греч. – певец) – в начальный период древнегреческой литературы (VIII–VII вв. до н. э., т. н. гомеровская эпоха) – 'певец, сочинявший и исполнявший эпические песни под аккомпанемент струнного инструмента'; бахшИ — 'народный музыкант, поэт, певец в Туркмении, Узбекистане, Каракалпакии' и т. д.

Примеры заимствования в терминосистему русских диалектных слов: бёрдо, веретено, гребень (терминология ткацкого производства); кряж, конец, кругляш, швырок, потылок, товар (терминология лесного дела) – эти слова уже не осознаются как диалектные.

Термин может входить в состав одной терминологии (совокупности терминов данной области знания, производства, деятельности), например, грамматической: префикс, косвенное дополнение, номинативное предложение и др., но может также входить в разные терминологии: операция – в медицине, финансовой области, военном деле; ассимиляция — в биологии, этнографии, лингвистике. Термины разных областей деятельности человека фиксируются в специальных терминологических словарях, которые бывают узкоспециальными и широкопрофильными, одноязычными и двуязычными (многоязычными): Брыкин А.Т. Гимнастическая терминология. М., 1959; Краткая медицинская энциклопедия. М., 1989; Котов Г.Д. Испано-русский словарь по астрономии и геофизике. М., 1959. В толковых словарях литературного языка отмечаются только широко известные термины с пометой терм. (термин) и спец. (специальное) или с указанием на область знаний и употребления: период – 3. Спец. 'Промежуток времени, в течение которого образовались горные породы, в совокупности составляющие геологическую систему'. 4. Спец. 'Время между началом реакции и моментом достижения ею скорости, доступной экспериментальному наблюдению'. 5. Спец. 'Промежуток времени, в течение которого заканчивается какой-л. повторяющийся процесс'. 6. Матем. 'Группа повторяющихся цифр в бесконечной десятичной дроби'. 7. Лингв. 'Сложное синтаксическое целое, состоящее из одного сложного предложения или из соединений нескольких, характеризующихся грамматической, лексической, интонационной связанностью'. 8. Муз. 'Небольшое законченное построение, образованное соединением двух предложений (8 или 16 тактов), излагающих тему музыкального произведения' (Современный толковый словарь русского языка / под ред. С.А. Кузнецова / РАН, Ин-т лингвистических исследований. М.: Ридерз дайджест, 2004). Термины являются принадлежностью научного стиля языка, но они используются и в беллетристике, являясь при этом средством художественной изобразительности. Например, в романе В.Д. Дудинцева «Белые одежды» широко привлечена биологическая терминология: «Потом перешел к полиплоидной свекле, рассказал об урожаях последних лет на свекловичных плантациях, о том, чем шведы объясняют этот прирост – и опять же оказалось, что наряду с применяемой системой земледелия здесь значительную роль играет внедрение предложенных генетиками новинок, широкое использование растений с удвоенным набором хромосом».

Большая часть терминов понятна только узким специалистам: «“Как такие слова называются, которые непонятны? – скромно спросил Копенкин. – Тернии иль нет?” —“Термины”, – кратко ответил Дванов. Он в душе любил неведение большой культуры: невежество – чистое поле, где еще может вырасти растение всякого знания”» (А.П. Платонов «Чевенгур»).

Некоторые из терминов утратили свой сугубо специальный характер и стали широко употребляться в разных стилях речи (процесс детерминологизации). Таковы искусствоведческие и литературоведческие термины: жанр, портрет, стиль, дуэт, фабула; научные и производственно-технические термины: аккумулятор, белки, масса, рентген и др.; философские термины: диалектика, мышление, понятие, категория и др.

В некоторых случаях связь слова с терминологическим значением уже утрачена: горе мыкать, мыкаться по свету (мыкать — 'щипать по клочку, по ниточке, например, шерсть, хлопок, корпию' в некоторых диалектах, по происхождению глагол из терминологии домашнего ткачества – пример Т.С. Коготковой). Другие термины сохраняют свой узкоспециальный характер: аффрикат, проклитик, фонема; ферросплавы, нуклеиновая кислота и т. д.

Термины в основном принадлежат книжным стилям языка, но народно-промысловая терминология используется в диалектах и устно-разговорной речи, например: бредни, морды, телевизоры – ловушки для рыбы. Она имеет свою особенность: обычно широко известна носителям данного говора, в отличие от терминосистемы литературного языка не имеет социальной ограниченности в употреблении. Такую терминологию Т.С. Коготкова называет «своеязычной». Народно-промысловая терминология отражена в специальных словарях, например, Петроченко В.И. Словарь охотников и рыбаков северного Приангарья. Красноярск, 1994.

См.: ЛЕКСИКА СПЕЦИАЛЬНАЯ, ПРОФЕССИОНАЛИЗМЫ

Литература

1. Борхвальдт О.В. Лексика русской золотопромышленности в историческом освещении. Красноярск: РИО КГПУ, 2000. 401 с.

2. Борхвальдт О.В Историческое терминоведение русского языка. Красноярск: РИО КГПУ, 2000. 200 с.

3. Васильева Н.В. Термин // Русский язык: энциклопедия. М.: ИД «Дрофа, 1997. С. 556–557.

4. Гринёв С.В. Введение в терминоведение. М., 1993. 309 с.

5. Какорина Е.В. Десемантизация терминов // Русский язык конца XX столетия (1985–1995). М.: Языки русской культуры, 1997. С. 84–87.

6. Касаткин Л.Л. Термины // Краткий справочник по современному русскому языку. М.: Высшая школа, 1995. С. 57–58.

7. Кауфман И.М. Терминологические словари: библиография. М.: Учпедгиз, 1961.

8. Коготкова Т.С. Национальные истоки русской терминологии. М.: Наука, 1991.

9. Лейчик В.М. Терминолоические словари. Терминология. // Русский язык: энциклопедия. М.: ИД «Дрофа, 1997. С. 557–560.

10. Прохорова В.Н. Русская терминология: лексико-семантическое образование. М.: Изд-во МГУ, 1996.

Словари

1. Борхвальдт О.В. Словарь золотого промысла Российской Империи. М.: Русский путь, 1998. 237 с.

2. Згурский Е.В. Словарь исторических терминов. М.: Эксмо, 2008. 456 с.

3. Культура и образование: Терминологический словарь / Сост. Бенин В.Л. Уфа: БГПУ им. М.А. Акмуллы, 2008. 205 с.

4. Нелюбин Л.Л. Толковый переводоведческий словарь. М.: Флинта: Наука, 2009. 319 с.

91. Тропы

ТРОПЫ (от греч. tropos — 'поворот, оборот речи') – разновидность слов с переносным значением (см.: ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА ПЕРЕНОСНОЕ), заключающем в себе образное осмысление действительности.

«Образность – свойство слова, характеризующегося двуплановой семантикой, выраженной посредством метафорической внутренней формы» (Блинова О.И., Юрина Е.А. С. 7). Существует несколько теорий тропов, к которым относятся различные единицы. Чаще в современной литературе это: метафора, метонимия, синекдоха, ирония, эпитет, гипербола, мейозис, литота, олицетворение, сравнение. «Совокупность тропов можно представить в виде логически полной, регулярной системы, основанной на обобщённых понятиях количества и качества, связи, сходства и противоположности» (Ю.М. Скребнев).

I. Метафора — основной троп, в основе которого лежит сближение понятий на основе сходства. Метафоры бывают языковые и речевые (текстовые). К языковым метафорам относятся такие переносные значения слов, которые фиксированы в толковых словарях: рукав реки ('ответвление, отходящее от главного русла', ср.: рукав пальто), портить ребёнка чрезмерной опекой ('оказывать на кого-либо дурное влияние', ср.: портить одежду), паутина лжи ('то, что всецело подчиняет себе', ср.: куст облеплен паутиной). В некоторых случаях перенос «стирается» в слове, оно теряет изначально метафорическое значение: спинка кровати, время бежит, солнце садится, медведь, осёл, ворона, орёл, сокол (афоризм из фильма Л.И. Гайдая: сокол ты, Орлов, нет, орёл ты, Соколов); омут, скользкий, грызть, развинтиться и т. д.

К речевым метафорам относят переносные значения, возникающие в потоке речи, в устном или письменном тексте, характерны такие метафоры для художественного стиля, особенно часты в поэзии, например: пойду «туда, где льётся по равнинам Берёзовое молоко» (С. Есенин) – 'берёзовая роща'; «Пять минут сбегать, а ты полчаса ползёшь! Квашня (В.В. Вересаев) – 'о неповоротливом, вялом человеке' (пример О.Ю. Блиновой и Е.А. Юриной); «Пусть впереди и заморозки, и невзгоды – зиме человечества не вернуться» (И. Эренбург); «Переводчики часто страдают своеобразным малокровием мозга, которое делает их текст худосочнымСловесное худосочие нужно лечить. Конечно, если болезнь запущена, окончательное выздоровление вряд ли возможно. Но всё же мы должны заботиться, чтобы анемия приняла менее тяжёлую форму, а для этого переводчикам следует изо дня в день пополнять свои скудные запасы синонимов» (К.И. Чуковский). см.: ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА ОБРАЗНОЕ; ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА СИНТАКСИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННОЕ.

Метафорическую основу часто имеет эпитет.

II. Эпитет — образное определение, дающее выразительную характеристику предмету (чаще выражено прилагательным, а также причастием, существительным в роли несогласованного определения), действию (выражено наречием, деепричастием), признаку (выражено наречием, прилагательным). Примеры эпитетов: гнилая совесть (М.Е. Салтыков-Щедрин), ср.: «Солома была гнилая и рыхлая, так что волчиха едва не провалилась» (А.П. Чехов) (примеры Е.А. Бахмутовой); «У него железная хватка» (из разг. речи), ср. стирающиеся эпитеты: железная воля, железные челюсти; «Сучья золотых стволов, дождик шалый» (С. Есенин).

 
Весна на радость не похожа,
И не от солнца жёлт песок,
Твоя обветренная кожа
Лучила гречневый пушок.
У голубого водопоя,
На шишкопёрой лебеде
Мы поклялись, что будем двое
И не расстанемся нигде.
 
(С. Есенин)

А также: «О, муза, друг мой гибкий, Ревнивица моя / О мёд воспоминаний!» (С. Есенин). В фольклоре употребляются постоянные эпитеты: красна девица, добрый молодец, тоска чёрная, вода живая и мёртвая.

Метафора часто лежит в основе сравнений.

III. Сравнение — троп, в основе которого лежит сопоставление, но в отличие от метафоры не одно слово становится двуплановым в значении, а употребляются два слова, сохраняющих своё общенародное значение. Сравнение обычно имеет определённую синтаксическую форму – с союзами как, будто, точно, словно (сравнительный оборот), иногда различают так называемые скрытые сравнения, которые могут не входить в состав сравнительного оборота (творительный сравнения и др.): «Ударила беда, словно молния» (Г.И. Успенский); «Длинными змеями тянутся к нему (заводу) поезда с рудой, углем, флюсами, кирпичом» (А.Е. Ферсман – пример Е.А. Бахмутовой).

 
Мы рабы… Мы рабы … Мы рабы…
Как земля, наши руки грубы.
Наши хижины – наши гробы.
Наши спины тверды, как гробы.
 
(Евгений Евтушенко. «Песня рабов»)

Сравнения широкоупотребительны в разговорной речи: знать как облупленного, тонкий как паутина, сладкий как сахар, шея как у цыплёнка, точно как часы (примеры В.М. Огольцова).

IV. Также метафорично и олицетворение – характеристика неживого как живого: «Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя, То как зверь она завоет, То заплачет как дитя» (А.С. Пушкин); о деревьях: «Тут были и статные красавцы во цвете сил, и могучие старцы, украшенные, как медалями, зеленоватыми бляшками лишайников, и хилые болезненные инвалиды, с заросшими следами от топора бездушного человека, который ради глотка берёзового сока не постыдился поранить дерево» (Н. Волков).

«Для метафоры характерен принцип фиктивности – допущения подобия (или сходства) онтологически гетерогенных сущностей» (Копнина Г.А. С. 298).

Важно восприятие метафорических выразительных средств в цельном тексте, например, в стихотворении Сергея Есенина (эпитет, сравнение, олицетворение, метафора, а также синекдоха):

 
Край любимый! Сердцу снятся
Скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
В зеленях твоих стозвонных.
 
 
По меже, на перемётке,
Резеда и риза кашки.
И вызванивают в чётки
Ивы – кроткие монашки.
 
 
Курит облаком болото,
Гарь в небесном коромысле.
С тихой тайной для кого-то
Затаил я в сердце мысли.
 
 
Всё встречаю, всё приемлю,
Рад и счастлив душу вынуть.
Я пришёл на эту землю,
Чтоб скорей её покинуть.
 

V. Метонимия — троп, возникающий на основе смежного расположения предметов (явлений) в пространстве: «Пятый класс не вымыл класс» (класс – 'группа учащихся начальной и средней школы, обучающихся совместно' и 'комната в школе, где происходят учебные занятия этой группы'). Метонимический перенос возможен при использовании названия материала для обозначения предметов, из него сделанных: «…фарфор и бронза на столе»; лицо и место действия: «Ликует буйный Рим» (А.С. Пушкин); содержимое и вмещающий его сосуд: съел три тарелки, «Шипенье пенистых бокалов» (А.С. Пушкин), лицо, предмет и свойственный ему признак: «Чёрные фраки носились врозь и кучами там и там» (Н.В. Гоголь) (примеры Е.А. Бахмутовой). Использует метонимический перенос Евгений Евтушенко, когда под Братской ГЭС и поющим эшелоном подразумевает строителей этой ГЭС:

 
Сосны синие окрест
С алыми верхами…
Едет Братская ГЭС
С шалыми вихрами!
 
 
Но нет, не первые палатки
Ты вспомнишь, тайно озарён,
А те побитые баранки,
А тот поющий эшелон.
 

VI. Синегдоха [c'ин'э'кдаха] обычно рассматривается как вид метонимии – обозначение целого по части и части по целому: «В красном пальто, пройдите вперёд» (в транспорте); «Я за кофточкой в горошек»; «Бюллетени без очереди»; «Начальство сегодня задерживается».

Три (или четыре) тропа – мейозис, гипербола и литота (ирония) – создаются как переносные значения, в основе которых лежит количественная характеристика явления (или степень интенсивности проявления признака).

Гипербола – троп, выражающийся в преувеличении явления. Широко используется в разговорной речи: сто раз тебе говорила, тыщу (тысячу) лет тебя не видел, напугаться до смерти, упасть замертво, замёрзнуть в сосульку, спать мёртвым сном, споткнуться сослепу, на сто метров под землёй видит. Такие гиперболические сочетания имеют тенденцию к фразеологизации. Гипербола употребляется и в художественной, поэтической речи, в публицистике: «В сто сорок солнц закат пылал, в июль катилось лето…» (В.В. Маяковский).

Через гиперболу может передаваться ирония: «Свинья…вылетела из другого конца аллеи – на двадцать футов впереди своего визга» (О. Генри); «Посади оглоблю, через год вырастет тарантас» (А.П. Чехов) (примеры Ю.М. Скребнева).

Литота – троп, выражающийся в преуменьшении явления, иногда рассматривается как вид гиперболы: жить в двух шагах от университета, выпить сок до капли, излазить всё до сантиметра, мальчик с пальчик, не поверить ни на грамм, сойти на нет, вытереть мебель до пылинки, влетит в копеечку, осиная талия, жить на гроши; «Единственное лицо во всём мире, к которому Авдотья Васильевна имела хоть каплю привязанности, была Любочка» (Л.Н. Толстой).

В данном ряду иногда рассматривают и мейозис – троп, заключающийся также в преуменьшении признака, качества и т. д. на основе эвфемизации (см. ЭВФЕМИЗМЫ): нормально, ничего себе, терпимо, неважный вид, неважное здоровье, полный человек, женщина бальзаковского возраста, близкие отношения, расстроенный сон, не красавица, тормоз (жарг.), лох (жарг.), свистнуть (жарг.).

См.: ФИГУРЫ РЕЧИ


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю