332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кэтти Киллен » Остров желаний » Текст книги (страница 4)
Остров желаний
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:27

Текст книги "Остров желаний"


Автор книги: Кэтти Киллен






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 9 страниц)

На виллу они возвращались в молчании. К берегу причалили около трех часов, попали под ливень и, пришвартовываясь, вымокли до нитки, что не подняло им настроения. Митч угрюмо молчал. По дороге домой Лаура прикидывала, сколько ей придется заплатить за гостиницу. Цифра получалась неутешительной. К тому же она не знала, что сейчас делать: проявить активность и попробовать выяснить о Митче Райане побольше или подождать, пока сведения о нем накопятся сами собой. Но Митч Райан уже знал, что она – фотограф, и если захочет, может начать судебный процесс против нее и журнала «Личность». Иногда ей казалось, что кончится именно этим. И все же давать ему такую возможность она не собиралась.

Джип аккуратно заехал в гараж.

Автоматическая дверь закрылась за ними от одного легкого нажатия на кнопку дистанционного ключа. Лаура увидела, как Митч положил ключ в машине перед собой, и собралась выпрыгнуть из джипа.

– Не спеши,– его сильная рука легла ей на плечо. Уже в который раз за сегодняшний день Лаура сосчитала про себя до десяти.

– Что ты еще от меня хочешь, Райан.

– Пленку. Три кассеты.

Конечно, было глупо надеяться, что он забудет. Она не спеша полезла в сумку и протянула ему три коробочки. Он внимательно их изучил. Одна из них оказалась запечатана. Он был недоволен.

– Ладно, отдавай все.

Она невинно посмотрела на него.

– Что именно?

– Сама знаешь что. Еще одну пленку. Куда ты ее дела?

На какой-то момент Лауре захотелось отдать ему кассету и покончить с этим, но что-то заставило ее не подчиниться.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

Он окинул ее пристальным взглядом с головы до ног. Лаура быстро выпрыгнула из джипа и попятилась, предостерегающе подняв палец.

– Теперь послушай меня, Райан. Ты не имеешь права так со мной обращаться...

– Нет, я имею на это право.– Он лениво повернулся на сиденье и свесил ноги из машины.– Это – моя пленка.

– Теперь уже нет.– Лаура прошла мимо дорогого французского лимузина, мимо мерседесса и ярко-красного «ягуара».– Пленки у меня нет,– продолжала настаивать она, протянув ему в качестве доказательства  раскрытую ладонь.– Ты же сам видишь.

– Неужели?– он сидел все там же. Его ярко-голубые глаза шарили по ее обтянутым джинсами ногам и по облегающей тело тенниске.

Она вдруг поняла, что окончательно потеряла голову.

– Не смотри на меня так! – Лаура уперлась спиной в «мустанг» Беттины. Еще до того, как она успела его обогнуть, Митч был уже рядом и прижал ее к низкой машине. Взяв за плечи, прижал к низкой покатой крыше автомобиля. Сердце Лауры забилось так сильно, что казалось, вот-вот выскочит.

Он прижался к ней, и сквозь еще не высохшую после дождя одежду Лаура почувствовала неровное возбужденное биение его сердца, почувствовала, как агрессивно напряглось его сильное тело.

– Лаура, дорогая,– прошептал он. – Мне, нужна эта пленка. Отдай ее, тебе же будет лучше. Его голос звучал нежно, почти  соблазнительно Но Лауру это не обмануло. Вернув кассету, не получит ровным счетом ничего взамен.

Да, это – единственная правильная политика. Ведь он не знает, кому она собирается передать пленку, и поэтому не сможет подать на нее в суд. Не отважится. Для него куда важнее, чтобы его фотографии не попали в газеты. Один намек на ее арест, и эта пленка, хотя на ней в общем-то нет ничего особенного, окажется в руках прессы.

– У меня ничего нет,– твердо сказала она. Он бросил на нее уничтожающий взгляд. Лаура не пошевелилась. Он вздохнул.

– Врешь,– улыбнувшись, сказал он и покачал головой, словно она только что совершила неимоверную глупость.– Не знаю зачем и почему...

Лауре показалось, что теперь он сосчитал про себя до десяти.

– Зачем мне врать? – язвительно ответила она.

Он снова взглянул на нее, и она занервничала еще сильнее. Ей совершенно не хотелось подобного разговора. Тем более здесь, в уединенном частном гараже.

И он это заметил.

Слегка оторвав ее от крыши низкой спортивной машины, он сказал:

– Мне нужна пленка, дорогая. И я сделаю все, чтобы ее получить.

Лаура решила больше не ждать, понимая, что это опасно. Близость их промокших под дождем тел наводила его на определенные мысли. Лаура попробовала вырваться.

– Митч...

Нежно и чувственно он провел руками по ее плечам, ожидая ответа. В таком положении, прижатая всем его сильным телом к низкой покатой крыше автомобиля, Лаура была совершенно беспомощна. И он это знал.

Разгоряченные губы коснулись ее шеи и мягко скользнули вниз. Сердце у Лауры вновь учащенно забилось, по спине побежали мурашки.

– Митч...– она попыталась его оттолкнуть. Безуспешно. Он держал ее с такой же легкостью, с какой она могла бы держать, например, цветок. Всякая борьба была бесполезна.

– Мне нужна пленка, дорогая,– снова повторил он. Его губы двинулись по шее к вырезу тенниски, потом снова ко рту. Она была полностью в его власти.

Сейчас она сама должна сделать выбор, и прекрасно это понимала. Или отдать ему пленку, или смириться с последствиями. В какой-то момент Лаура чуть было не поддалась искушению.

Но вновь обретя рассудок, Лаура приподняла голову, нервно закусив губу. В следующий момент его глаза потеплели, и он склонил к ней голову. Лаура понимала: еще один поцелуй, и она забудет обо всем на свете. Сейчас она была готова отдать ему все, что он только захочет.

– Хорошо, хорошо! – торопливое признание спасло ее от неминуемого поцелуя.– Можешь забрать свою пленку.– И увидев, что он заколебался, добавила: – Она в джипе в ящичке для перчаток.

На какой-то момент показалось, что он не сдержит слово и все-таки ее поцелует. Но он тоже взял себя в руки и, поняв, чем это может кончиться для них обоих, не говоря ни отпустил ее и направился обратно к джипу. Обернувшись и увидев, что Лаура бежит в  противоположном направлении, он быстро ее догнал.

– Не думаю, что она там,– сказал он, прижав ее к стене.

– Хорошо, хорошо! – сразу же сдалась она, едва почувствовав тепло его тела.– Я скажу тебе, где спрятала пленку.

Но он ее не слышал. А если и слышал, то после всей лжи уже не верил.

– Все репортеры одинаковы,– гневно проговорил он, пристально глядя на нее.– Дай только вам волю...

– Неправда!– запротестовала Лаура, стараясь его переубедить. Но было уже слишком поздно. Они заключили сделку: она или пленка. Теперь он собирался взять ее. Горячие, но, казалось, совершенно бесчувственные руки быстро скользнули по ее телу. Несмотря на ее протесты, на ее клятвы, что теперь она скажет правду, они требовательно двигались под тенниской и скользнули к ее груди.

Глухие к мольбам руки сомкнулись у нее за спиной и расстегнули бюстгальтер. На мгновение она затихла, поняв, что он хотел этим сказать. Он может овладеть ею в любой момент, и она ничего не сможет с этим поделать. Ни до, ни после.

Вдруг он неожиданно ее отпустил и несколько раз глубоко вздохнул, выравнивая дыхание. Глаза по-прежнему были холодными и проницательными.

– Мне все равно нужна пленка,– просто сказал он.

Снова наступила тишина. Митч Райан резко повернулся и зашагал прочь. Лаура смотрела ему вслед, размышляя, за что же они, собственно, боролись, и кто из них в конце концов победил. Она была уверена, что он еще не сдался и сдаваться в ближайшее время не собирается.

8

Лаура не спеша поднималась к себе в комнату. Ее мысли невольно возвращались к событиям сегодняшнего дня. Совершенно ясно, что Митч Райан хотел ее и вполне мог бы ею овладеть. И в уединенном частном гараже ему никто бы не помешал. Но почему он все-таки этого не сделал? Ведь он ее хотел и к тому же злился из-за того, что она морочила ему голову. Почему он вдруг повел себя порядочно и отпустил ее, хотя, казалось, он уже собой не владеет? Бессмыслица какая-то. Бессмысленно все: от ее заточения до его настойчивых просьб выйти за него замуж. Лаура подумала: пробудь она здесь хоть миллион лет, все равно не поняла бы ни мотивов его поведения, ни его самого.

Поднявшись по лестнице и идя по коридору, усталая Лаура поняла, то единственное, что ей сейчас необходимо,– это горячая ванна и возможность хоть какое-то время не думать о Митче Райане и о своем будущем.

Но побыть одной ей, как обычно, не дали. В комнате ее уже ждала Беттина.

– Лаура! – едва завидев ее, радостно воскликнула сестра Митча.– Как я рада тебя видеть. Митч уже заходил и сказал, что ты сейчас придешь.

«Что, интересно, он здесь делал?» – подумала Лаура и устало положила сумку с фотоаппаратурой на стоявший у двери письменный стол розового дерева.

– Что-нибудь случилось?– она постаралась произнести это как можно безразличнее.

– А  как же! Принесли твое свадебное платье!

Только сейчас Лаура заметила лежавший на кровати ворох атласа и кружев. Ответить она смогла далеко не сразу, и энтузиазма в ее голосе не было:

– Ты шутишь?!

Конечно, надо было сказать что-нибудь другое. Но Беттина была так взволнована, что не заметила ее более чем странную реакцию.

– Ты удивлена, да?

«Удивлена» – не то слово. «Итак, он и правда решил это сделать»,– подумала Лаура. Но вслух сказала:

– Откуда это все?

– Из Фор-де-Франса. Из магазина монсеньора Эдварда,– сообщила Беттина.– Думаю, тебе понравится. Митч дал мне каталог, чтобы я выбрала платье на свой вкус. Он сказал, что у вас не будет на это времени.– Девушка, наконец, прервала торопливое повествование, но только для того, чтобы спросить:– Кстати, где вы сегодня были?

– На плантации. Проверяли там его пакгаузы, а потом  в  порту,– ответила Лаура, направляясь к кровати, чтобы как следует рассмотреть платье.

Оно было длинным, до пят, с длинной фатой и облегающим атласным лифом, украшенным великолепными иранскими кружевами. Ими же был отделан и воротник. Платье было хотя и несколько чопорным, но чрезвычайно своеобразным и очень, очень красивым.

– Надеюсь, оно тебе понравится,– искренне сказала Беттина.– Я понимаю, что длинные рукава и высокий воротник – это несколько старомодно, но...

– Оно  великолепно,– пробурчала  Лаура.– Я всегда о таком мечтала. Но...

– Что? – Беттина озадаченно взглянула на нее. –Ты в порядке? Похоже, ты чем-то расстроена? Или устала...

Лаура непроизвольно закрыла лицо рукой. Подойдя к зеркалу, она с радостью обнаружила, что на лице не осталось никаких следов борьбы.

– У вас произошел неприятный разговор? – Беттина решила этим объяснить странное поведение Лауры.– Честно говоря, этого следовало ожидать.

Лаура повернулась к ней.

– Что ты хочешь сказать?– Возможно, все еще сложнее, чем ей показалось вначале. Лаура взяла щетку и принялась расчесывать волосы. Беттина, казалось, невольно сравнивает ее с прекрасной Алисой Китон – бывшей невестой Митча Райана.

– Знаешь...– Беттина потупила взгляд.

– А у них? Я хочу сказать, у них был неприятный разговор?

Прямого ответа не требовалось. Достаточно было взглянуть на Беттину. Лаура решила идти дальше. Сейчас в ней говорило обыкновенное женское любопытство.

– Беттина, почему их помолвка расстроилась? Почему Митч ее расторг? – В том,  что ее расторг именно он, Лаура была уверена.

Беттина подняла на нее глаза.

– А разве Митч тебе не рассказывал? Лаура покачала головой и вдруг почувствовала, что готова вот-вот расплакаться. Сказывались усталость и нервное напряжение.

Но Беттина, решив, что Лаура расстроилась, поспешила ответить.

– Ах, Лаура, так значит вот о чем вы сегодня говорили. Я должна была догадаться. То, что эта женщина делает с мужчинами...

Лаура всхлипнула. Она боялась, показать, насколько это ей интересно. Возможно, потом она сможет это как-нибудь использовать. Бог знает, что ей придется делать, если Митч Райан будет себя вести так же, как сейчас.

–Что же она делает? – спросила  она, вытирая слезы.– Что же делает Алиса?

– Она повсюду сует свой нос, и от нее всегда неприятности,– сообщила Беттина.– Не приставай она к Харрисону, ничего бы не было.

Харрисон. Он-то здесь при чем?  Лаура хотела было спросить, но Беттина жестом ее остановила.

– Я уже и так сказала слишком много. Ты ведь знаешь, как не любит Митч, когда обсуждают его личную жизнь. Лучше расспроси его сама.

– А где он, кстати?– как бы между  делом спросила Лаура и отложила щетку. И что он делал в ее комнате? Ведь он приходил не за тем, чтобы взглянуть на ее свадебное платье.

–А разве он тебе не сказал? – удивилась Беттина.– Он в темной комнате. Собирается печатать фотографии, которые ты наснимала. А ты разве не хочешь померить платье?

– Ох, я совсем о нем забыла. Только давай я сначала приму душ.– Не говоря больше ни слова, Лаура взяла халат, чистое белье и направилась в ванную. Когда буквально через пять минут она выбежала оттуда посвежевшая, как будто отдохнувшая, Беттина по-прежнему ее ждала. Но теперь вместе с ней в комнате находилось несколько служанок и портниха. Немного нервничая, Лаура сбросила халат и натянула через голову великолепное белое атласное платье. У всех вырвался возглас восхищения, и Лаура поняла, почему, когда подошла к зеркалу. Платье было просто великолепным и сидело на ней так, словно было сшито на заказ.

– Ах, Лаура! Это просто замечательно! – Беттина подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть платье. Ее глаза восхищенно блестели.

Портниха разгладила швы и заколола булавками там, где надо что-то поправить. Лаура хотела было сказать, чтобы она не беспокоилась, что платье и так великолепно сидит, но не отважилась раскрыть рот. Она снова перевела взгляд на добрую и наивную младшую сестру Митча Райана.

– Да, ты права. Платье действительно хорошее. Как ты думаешь, что скажет Митч, когда увидит меня в нем? – В воображении Лауры возникла картина: самодовольный миллионер стоит у алтаря, тщетно ожидая невесту, которая так и не покажется.

Беттина подняла голову и взглянула на отражение Лауры в большом старинном зеркале.

– Не знаю. А как ты сама думаешь? Ведь это ты собираешься за него.

Лаура отвернулась, увидев, что в зеркале отразилось больше ее чувств, чем она могла позволить. Даже смешно думать, что они с Митчем Райаном и правда поженятся. Он ее просто пугает, желая отомстить, и в первую очередь за то, что она назвалась его невестой.

– Не заставляй меня думать за своего брата, Беттина. Поверь, я уже пыталась это делать и не раз.– Лаура покорно подняла руки по знаку портнихи.– И у меня ничего не получилось.

– Поэтому вы поссорились? – любопытство Беттины не знало границ.

– Иногда мне кажется, что мы можем ссориться по любому поводу. Но зная его отношение к женщинам, ты вряд ли этому удивишься. Ну, как, по-вашему, леди, с платьем все? Поверьте, как будет сидеть на мне платье – это не самое важное.

Тем более оно все равно ей не пригодится.


Превращенная в фотолабораторию темная комната располагалась в нежилом крыле здания, и Лаура не сразу ее нашла. Она вошла и закрыла за собой дверь. Какое-то время глаза привыкали к красному свету. Еще какое-то время понадобилось, чтобы побороть смущение, охватывавшее ее всякий раз, когда она приближалась к хозяину дома. Она не стала меньше смущаться после того, что произошло между ними сегодня.

– Понравилось свадебное платье?– спросил Митч Райан, как будто в пустоту, опуская очередную фотографию в проявитель.

Лаура не удержалась и посмотрела на уже готовые отпечатки. Фотографии были просто великолепными, возможно, еще никогда она не снимала лучше. И на каждой был Митч Райан: смеющийся, жестикулирующий, оживленно беседующий с рабочими.

– Ты что-то сказала? – он оторвался от рабочего стола и вопросительно взглянул на нее. Если даже он еще злился, то прекрасно это скрывал.

– Свадебное платье просто великолепно,– ответила Лаура, опять подумав, что у нее не будет случая его надеть.– Где ты этому  научился? – Она поразилась, как мастерски он печатает снимки.

Пожав плечами, Митч повесил фотографию сушиться и принялся за следующую.

– Неважно.– Он задумчиво взглянул на нее.– Фотографии очень неплохи. И на каждой из них – я.

– Ну, не на каждой,– поправила его Лаура. Конечно, там было три-четыре снимка...

– Почти везде,– перебил ее Митч, не желая слушать никаких оправданий. Затем совершенно невозмутимо: – Что все-таки ты собиралась с ними делать? Переправить их втайне от меня своему работодателю? Кто же это?

Да, Лаура еще надеялась сделать так, но никогда в этом не признается. Улыбнувшись, она прислонилась к рабочему столу и сложила на груди руки.

– Можно подумать, что ты бы мне это позволил.

Митч прервал работу, вытер руки о фартук и повернулся к ней. Все его дружелюбие исчезло.

– Ты ведь знаешь, что не выберешься отсюда, пока я не получу ту пленку.

Лаура не спорила. Может быть, она отсюда и не выберется, зато теперь он не отправит ее в тюрьму. По крайней мере, до тех пор, пока не выяснит, куда она дела пленку. И говорить ему об этом она не собиралась.

– Что ты делал в моей комнате? Беттина ничего мне не сказала, но мне показалось, ты там что-то искал.

Он не стал этого отрицать.

Лауру вывели из себя его надменность и самодовольный взгляд.

– Что же именно?

Усмехнувшись, Митч Райан свысока посмотрел на нее.

– Думаю, это обоюдовыгодная сделка: твой паспорт за мою пленку.

Лаура смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова от удивления и возмущения.

– Ты не посмеешь...– Но она уже знала, что это – правда.– Подлец!

– Лучше послушайте, что я вам скажу, мисс Паркер.– Он отвернулся и снова принялся за работу.– Наглости я не потерплю. Ни от слуг, ни от рабочих, ни от кого, в том числе и от тебя, любимая.

В этом она уже прекрасно убедилась.

– Что же ты  взял? – спросила она сквозь стиснутые зубы.

Она вся горела от гнева, но он, казалось, этого не замечал или ему было совершенно безразлично. Что он ответит, Лаура вполне могла догадаться.

– Это, моя дорогая, ты увидишь сама.

Лаура бросилась в свою комнату. Там уже не было ни сестры ее жениха, ни слуг, ни дорогого белого атласного платья. Единственные принадлежащие Лауре вещи в этой комнате – сумка с фотоаппаратурой и кошелек, спрятанный в ворохе одолженной у Беттины одежды.

Она схватила кошелек, зная, что паспорта в нем уже нет. Но она не ожидала, что вместе с паспортом исчезнут деньги, кредитные карточки, дорожные чеки и все другие удостоверения личности, без которых она была как без рук. Теперь даже в полиции ей никто не поверит.

Ее охватила ярость, она швырнула кошелек через всю комнату. Неужели этому типу мало того, что он и так перевернул вверх дном всю ее жизнь, не дал выполнить самую выгодную в ее жизни работу? Неужели ему еще понадобились и ее деньги?

– Куда ты все это дел? – Лаура столкнулась с Митчем в просторном устланном ковром холле. Очевидно, он закончил печатать фотографии и пошел вслед за ней, прекрасно зная, как она взбесится, обнаружив пропажу. Возможно, именно этого он и добивался.

– Что дел? – Митч Райан с безразличным видом прошел мимо нее, якобы направляясь на свою половину.

– Сам знаешь что! – разозленная Лаура направилась вслед за ним в его спальню.– Мои деньги, удостоверения, паспорт!

Митч  Райан повернулся к ней и улыбнулся.

– Мы, кажется, расстроены?– Обойдя ее, он закрыл дверь в холл.

– Тебя это, конечно, удивляет. С чего бы это мне расстраиваться?– Лаура была вне себя. Она ринулась к его  письменному  столу и выдвинула верхний ящик.

– Как тебе понравится обыск в твоей комнате?

Он схватил ее за запястье, и его прикосновение отнюдь не было нежным.

– Это мне не понравится.– На некоторое время наступила зловещая тишина.– Если у тебя есть на плечах голова, ты не станешь этого делать.

Судорожно вздохнув, Лаура попыталась отстраниться. Но, конечно, было уже поздно. Другой рукой он провел по ее спине, затем ладонь скользнула по шее. Он стал перебирать ее длинные шелковистые волосы, потом, не говоря ни слова, Митч Райан повернул ее голову, чтобы она смотрела прямо в его глаза. Охватившая его раньше злость не угасла, она превратилась в страсть, став в десять раз сильнее. И объектом этой страсти была она.

– Райан, ты не посмеешь!

Он громко, на всю комнату, рассмеялся. Ее правая рука по-прежнему была сжата так, что сопротивляться Лаура практически не могла. Его губы двигались медленно, неторопливо, пока не коснулись ее рта. Митч Райан заключил Лауру в объятия, настойчивые и возбуждающие. Но она чувствовала тепло его прижавшегося к ней разгоряченного тела, что вместе с его чувственным поцелуем удерживало ее сильнее самой крепкой хватки. Лаура попыталась отвернуться, стараясь обрести свободу и благоразумие. Но он не позволил ей и этого.

Нежно приподняв ее подбородок, он продолжал чувственный поцелуй. Лаура подняла было руки, чтобы оттолкнуть его, но не удержалась и обхватила за шею. Тут же его ладони осторожно скользнули вверх-вниз по ее спине, еще сильнее прижимая ее.

Наконец, он ее отпустил, и Лаура поняла, насколько ее вновь потрясли эти объятия. Бороться с ним было бесполезно, борьба всегда заканчивалась таким своего рода возмездием. Разве она этого не знала?

– Так что ты говорила? – нежно спросил Митч Райан, не отводя от нее страстного взгляда.

– Я говорила, что хочу получить обратно свои удостоверения,– Лаура заставила себя оставаться спокойной, несмотря на полное смятение чувств. Почему он так страстно ее целовал, словно она и правда ему не безразлична? А потом, став вдруг холодным, отвернулся? – Где они?

Митч Райан бросил на стол бумажник, ключи и мелочь.

– Неужели ты и правда думаешь, что я тебе скажу?– Он принялся расстегивать рубашку. Лаура вспомнила, что у него так и не нашлось времени принять душ. Неужели он собрался сделать это сейчас, прямо в ее присутствии?

Изо всех сил стараясь не смотреть на сильное загорелое тело, Лаура промолвила:

– Райан, я только хочу сказать...

– Я хочу сказать примерно то же самое. Пока я не получу пленку, свободы тебе не видать. Хотя, если ты даже мне ее и отдашь, теперь я все равно, наверное, тебя не отпущу.– Он швырнул рубашку через всю комнату, и она упала точно на кровать.– Так что давай лучше закончим этот разговор.

– Давай. Все равно сейчас с тобой невозможно разговаривать, поскольку ты злишься.– Ей вдруг стало стыдно за свое поведение.– Может быть, я тоже позволила себе немного лишнее. Но если бы ты знал...

– Немного лишнее, – Лаура покраснела.

– Ладно, пускай я позволила  себе  слишком многое. Но все равно это не повод, чтобы делать друг другу гадости.

– Ладно, хоть в этом мы с тобой сходимся,– немного успокоившись, ответил Митч Райан.

– Значит, теперь ты не станешь меня заставлять разыгрывать этот спектакль? – забрезжила  надежда.– Свадебное платье, конечно, выше всяких похвал, но, по-моему, это уж чересчур.

Митч Райан усмехнулся и, пройдя в противоположный конец комнаты к шкафу, достал из него халат.

– Ты так считаешь?

– Да.– Лаура снова  зозлилась.  Неужели с душем нельзя подождать?

– А разве  я когда-нибудь говорил, что  это спектакль?

– Но...– Лаура запнулась, обеспокоенная внезапной сменой настроений.

Вдруг он подошел к ней и осторожно провел пальцем по ее щеке. Голос стал нежным.

– Сегодня у тебя была возможность понять все мои намерения...

– Насчет женитьбы? – осторожно  спросила Лаура.

– Насчет всего,– поправил Митч Райан с выводящей из себя самодовольной улыбкой.– И не понимаю, Лаура, что тебя беспокоит.– Он вошел в ванную и, не утруждая себя извинениями, открыл воду.– Законная женитьба? Я обещаю быть тебе любящим мужем. Клянусь.

– Но ведь не собираешься же ты на самом деле на мне жениться? – ворвалась в ванную Лаура, слишком взволнованная, чтобы помнить о правилах приличия.

– А почему бы и нет? – Он взял бритву и крем для   бритья  с  полочки  над  раковиной и начал намыливать щеку.– Я-то думал, что мы любим друг друга как преданные супруги.

– Вот что, Райан,– неожиданно для себя Лаура покраснела.– Если ты  не перестанешь приставать ко мне со своими объятиями...

– Я буду делать это и в дальнейшем. На некоторое время наступила тишина. От злости у Лауры в глазах появились слезы.

– Ты – подлец!

– Это я уже слышал,– голос Митча стал таким же пренебрежительным, как и его взгляд.– Если ты не собираешься принимать душ вместе со мной, то тебе лучше выйти, иначе я за себя не ручаюсь.


Когда час спустя Лаура наконец отважилась спуститься в столовую, там уже никого не было. Ленч давно закончился, но на буфете еще стояли кофейник и чайник с остывшим чаем. Лаура налила себе чашку остывшего чая, положила лимон и сахар и села за стол. Боже, что ей теперь делать?

– Неприятности?– донесся из противоположного  конца  комнаты  ехидный  голос  Харрисона.

Лаура пробурчала в ответ что-то невразумительное и, не поднимая взгляда, продолжала уныло помешивать чай. Харрисон не спеша подошел к ней.

– Если хочешь, я могу принести тебе немного домашнего рома. Это тебя взбодрит.

– Лаура поборола в себе раздражение.

– Нет, спасибо.

Харрисон пододвинул стул и сел.

– Снова поссорилась с Митчем?

Похоже, к чужим тайнам здесь относились без всякого уважения.

– Дай-ка мне подумать,– продолжал Харрисон, не ожидая ответа.– Тебе не понравилось свадебное платье. Знаешь, я сразу сказал Беттине, что ты должна выбирать его сама, что бы ни говорил Митч. Любой женщине захотелось бы сделать это самой.

Но как раз это Лауре было совершенно безразлично.

– Дело не в этом.

По тому, как бесстрастно она ответила, он понял, что она говорит правду.

–Тогда в чем дело?

Лаура не знала, беспокоился ли он на самом деле или просто решил воспользоваться ситуацией и выяснить побольше.

– Во всем,– наконец ответила она.– В свадьбе, в платье.  Не думаю, что у нас что-нибудь получится...

Харрисон посмотрел на "нее с нескрываемым интересом и накрыл ладонью ее руку.

– Не стесняйся, Лаура. Мне ты можешь рассказать. Что у вас может не получиться?

– Не знаю,– заколебалась Лаура. Ей так хотелось все рассказать. Кому угодно.  Но она помнила слова Митча, что если Харрисон обо всем узнает, то встанет на его сторону. Вряд ли Харрисон ей поможет, не просчитав сначала, как обратить их размолвку себе на пользу.  Если даже он решит ей помочь, то все  равно за это ей придется  платить.

– Предсвадебные волнения,– глядя на них, произнес появившийся в дверях Митч Райан. Харрисон торопливо отдернул руку, но было уже поздно.   Митч это заметил, и, как поняла Лаура, не одобрил.

Ей снова вспомнились слова Беттины о том, что помолвка Митча и Алисы расторглась из-за Харрисона.

– Предсвадебные волнения,– снова повторил Митч и, пройдя по комнате, с хозяйским видом встал позади Лауры. Он побрился, принял душ, смыв, казалось, с себя всю дневную усталость, и надел легкую белую рубашку, которая очень ему шла. Никогда еще он не казался ей таким красивым и опасным. Не хватало еще испытать на себе его ревность!

Не поднимая взгляда, Лаура продолжала помешивать чай, гадая, что будет дальше. Но если раньше чай в кружке кружился бесстрастным водоворотом, то теперь дрожал, выплескиваясь через край. Может быть, сделать это сейчас? Поговорить с ним еще раз, пока дело не зашло слишком далеко?

–  Через подобные волнения проходит каждая невеста,– продолжал Митч,  властно положив руку ей на плечо.

Все, что могла сделать Лаура – это не вздрогнуть от его прикосновения. Она знала, о чем он сейчас думает, об этом знал, наверное, и Харрисон.

– Мне кажется, здесь что-то большее,– заметил он.

Митч резко повернулся к нему.

– Это тебе просто кажется.

Харрисон поднялся и хотел что-то ответить, но передумал. Вежливо извинившись, он оставил их одних.

За окном слышался стук молотков.

– Что там делают? – полюбопытствовала через некоторое время Лаура, надеясь избежать опасной темы.– Целый день стучат.

Митч пододвинул стул и сел рядом с ней. Лаура не удержалась и посмотрела ему в глаза. Они были ледяными.

–  Строят площадку. На свадьбе будет не менее нити  тысяч гостей и  немногим меньше  сегодня иечером на предсвадебном балу!

– О Боже! – застонала Лаура.– Ты думаешь, что до этого и правда дойдет? – как можно спокойнее спросила она, по-прежнему глядя ему в глаза.– Беттина   волнуется, а Харрисон, похоже, что-то подозревает.

– Догадываюсь почему,– саркастически перебил он ее.

–  Я ему ничего не сказала, если ты это имеешь в виду,– резко ответила Лаура.

– Хорошо. Хоть раз за все время ты поступила разумно.

Нет, ничто его не остановит на пути к заветному наследству. Лаура взяла обеими руками чашку. Ей пришлось собрать всю силу воли, чтобы остаться спокойной.

– Отпусти меня, и я верну тебе пленку,– предложила она.– И ты меня больше никогда не увидишь.

– Нет,– спокойно ответил он. У Лауры лопнуло терпение.

– Черт побери, Райан...

– Говори тише и прекрати мне что-либо обещать,– ему пришлось наклониться и схватить ее за обе руки, чтобы успокоить. Через открытую дверь они одновременно заметили задержавшегося в холле Харрисона. Митч понизил голос, чтобы он их не слышал.– Если ты откажешься, то, клянусь Богом, я засажу тебя в тюрьму.

Лаура ему верила. Но что такое несколько проведенных в тюрьме ночей по сравнению с перспективой провести всю жизнь с ним?

Словно прочитав ее мысли, Митч добавил:

– Даже не думайте об этом, мисс Паркер. Поверьте мне, вам об этом лучше даже не думать.

Лаура вскинула голову. Светлые шелковистые волосы рассыпались по плечам.

–  А откуда ты знаешь? Откуда ты знаешь, что я не предпочту провести несколько дней в тюрьме, чтобы только ни дня не оставаться с тобой?!

Он не ответил, а просто сообщил:

– Тюрьмы на Мартинике страшно переполнены, мисс Паркер. Канализация там в ужасном состоянии и, конечно, никаких кондиционеров. Представляете,  какая  днем в камерах жара,  уже  не говоря о влажности? Бумажная волокита может продлиться многие дни...

– Особенно если этому немного поспособствовать,– ядовито сказала Лаура.

Он и не собирался этого отрицать.

– Можно сказать и так,– коснувшись пальцем подбородка, он поднял ее голову.– И если ты туда попадешь, то очень об этом пожалеешь.– Райан направился было к двери, но Лаура схватила его за руку.

– Послушай, разве мы не можем договориться? – в отчаянии спросила она.– Разве мы не можем заключить сделку?

– Например? – Не похоже, чтобы он собирался выслушать ее предложения.

– Не знаю.– Лаура беспомощно развела руками.– Я могу дать тебе расписку, что не опубликую и  никому  не  продам  ни  фотографии,  ни то, чти здесь узнала. Я верну тебе пленку. Даже, если хочешь, принесу тебе публичные извинения.

– Только отпусти меня! – передразнил он.

– Да.– Она не могла здесь больше оставаться. Все слишком усложнялось. Она чувствовала, что влюбляется в него, да и сам он с каждой секундой все больше ее хотел. И возможно, что было одной из причин, почему он ее здесь держал.

– Нет, Лаура,– мрачно покачал головой Райан, отвергая ее предложение.– Я хочу получить свои два миллиона. А для этого я должен жениться. Я сделаю так, чтобы от этого тебе гоже была выгода,– наконец задумчиво пообещал он, разговаривая скорее сам с собой.– В конце концов, я ведь стану твоим должником.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю