332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » К. Кроуфорд » Восхождение Королевы (ЛП) » Текст книги (страница 12)
Восхождение Королевы (ЛП)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 21:30

Текст книги "Восхождение Королевы (ЛП)"


Автор книги: К. Кроуфорд






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 20 страниц)

Глава 29
Аэнор

Всё, о чём я могла думать – это та одна фраза, что он мой, и мне нужно, чтобы он остался со мной. В моём разуме не осталось других слов, кроме этого. Мой. Я хотела пронестись назад сквозь время, найти его сразу после падения и сказать, что всё будет хорошо, и он не один.

Сквозь сексуальную дымку я смутно осознавала влажное платье, льнувшее к моему телу и свисавшее с моих грудей в какой-то деликатной эротической пытке. Салем ещё ниже стянул ткань с плеча, обнажая верхнюю часть груди. Расплавленное желание пронеслось по моему животу.

Он опустил губы ниже, прокладывая по моему телу дорожку жарких поцелуев, и я осознала, что под его контролем дальше расстёгиваю пуговицы.

Салем резким рывком сдёрнул платье ещё ниже. Мой сосок затвердел от сырого воздуха замка, и Салем взял его в рот, пососав. Его язык описывал круги, ладони удерживали меня за бёдра, не давая сдвинуться с места. Я обхватила его ногами и осознала, что мои ладони уже скользнули в его волосы, стиснув со всей силы.

Когда Салем посмотрел на меня, с прекрасными изогнутыми губами и взъерошенными тёмными волосами, он выглядел именно так, как должен был. Я никогда прежде не замечала, чтобы у него хоть один волосок торчал в сторону. Таким он мне нравился – смотрящим на меня снизу вверх, неидеальным и совершенно естественным.

Я наклонилась, чтобы вновь поцеловать его в губы, но его магия загремела в моём черепе, останавливая меня. Мои губы замерли в дюйме от его рта, наше дыхание смешивалось. Я чувствовала, как он ещё сильнее берёт меня под контроль. Боги, я жаждала поцеловать его, потереться бёдрами, но я же сама попросила об этом. Это будет нашей игрой, и мы вот-вот приступим к ней.

– Ахх, Аэнор, – пробормотал он. – Как я и сказал, я буду растягивать это так долго, как только смогу.

В глубинах моего разума он приказал мне встать, и я почувствовала, как соскальзываю с его колен, поднимаясь на ноги.

Салем заставил меня отойти на шаг, и моё тело вибрировало от нужды. Теперь я осознала, что расстёгиваю платье до конца, пока он наблюдал за мной с этой прекрасной порочной улыбкой. Он повелевал моим телом, полностью контролировал меня… но мне это нравилось, потому что я знала – он никогда не навредит мне по собственной воле.

Его магия ощущалась в моём разуме низким, ритмичным сердцебиением. Мои пальцы подчинялись его желаниям, и я уже стягивала с себя платье. Когда оно упало на пол, воздух поцеловал мою кожу. Каждый дюйм моего тела казался чувствительным, отчаянно жаждал его прикосновений, и теперь на мне остались лишь белые кружевные трусики.

Салем впился пальцами в край кровати, выглядя так, будто он прикладывал все усилия, чтобы не вскочить и не схватить меня.

– Ты само совершенство, Аэнор.

Он на мгновение выпустил мой разум из своей хватки, и я снова подошла к нему, скользнув на колени. Оседлав его, я наклонилась и впилась в губы глубоким поцелуем. Мои соски задели его стальную грудь. Помилуйте, боги, эта сладкая боль, пульсирующая между бёдер, сводила меня с ума. Когда Салем запустил ладони в мои трусики сзади, это ощущение сделалось ещё сильнее, и я отчаянно жаждала, чтобы он ко мне прикоснулся.

Я хрипло и прерывисто вдохнула, подвигаясь к нему навстречу.

Боги, я хотела его немедленно. Я начала покрывать поцелуями его шею, желая заполучить его всего. Какая-то безумная, первобытная часть моего разума думала, что если я сделаю его моим прямо здесь, а потом ещё раз, и ещё, то мы будем вместе вечно. Он не уйдёт.

Я опустила руки, чтобы расстегнуть его брюки, пытаясь сдёрнуть их.

– Ммм… – низкий смешок сорвался с губ Салема. – Но я же сказал, что не буду торопиться, Аэнор.

Его пульсирующая магия вновь завладела моим разумом, гулко стуча в мыслях. Моё тело подчинялось его желаниям, и я соскользнула с его коленей, обнаружив, что теперь стою на кровати на четвереньках. Я впилась пальцами в мягкий мох подо мной и ждала, что он станет делать. Я так сильно жаждала его, что могла думать лишь о том, как мне хочется, чтобы он прикоснулся ко мне, заставил меня кончить.

– Аэнор… – его шёлковый тон скользил по моей коже. – Я обожаю, как ты пылаешь для меня.

Моё тело дрожало от предвкушения, и я жалела, что не могу стиснуть бёдра или потрогать себя. Боги, я нуждалась в удовлетворении, чтобы унять нужду, нараставшую между ног.

Я почувствовала, как кровать прогнулась, когда Салем подвинулся ближе, и я глубоко вдохнула, когда он медленно провёл кончиком пальца по моему позвоночнику. За его прикосновением следовали жаркие мурашки; все мои мысли зациклились на его касании. Моё дыхание сделалось неровным, эротическая пытка вынуждала меня дрожать.

Салем убрал мои волосы со спины, сбросив их на одно плечо.

– Аэнор Дахут, Королева Ис, стоит передо мной на коленях и содрогается от похоти. Моя, и только моя. Естественно, я хочу насладиться этим в полной мере. Я хочу, чтобы этот образ выжегся в моей памяти до скончания времён.

Во мне пробудилась дикая нужда, и я хотела податься назад, к нему, потереться об его ладони. Боги, мне нужно почувствовать, как он гладит меня… но я не могла пошевелиться. Он контролировал мой разум.

Очередное медленное движение его тёплого пальца по моему позвоночнику, и за ним опять последовала дрожь удовольствия.

– Звук твоего частого дыхания, ускоряющегося пульса – самая сладкая музыка, которую я когда-либо слышал.

Теперь мои мысли сделались совершенно пошлыми. Я просто хотела, чтобы он схватил меня сзади, сдёрнул трусики и жёстко оттрахал.

Но он мучил меня, водя всего лишь одним пальцем по коже, и за его касанием следовал жар.

Если бы я могла двигаться, я бы стянула трусики и напрыгнула на него. Но я могла лишь оставаться на прежнем месте и содрогаться от сексуального жара. Теперь Салем водил пальцем ниже, по изгибам моей попки.

Я хотела прошептать его имя, умолять его, чтобы он заставил меня кончить, но мои губы не шевелились. Я чувствовала, как его пальцы скользят по шелковистой ткани между моих ног, и я бы сделала что угодно, вообще всё, что угодно, лишь бы он скользнул под эту ткань и прикоснулся к самым чувствительным моим местам.

Ещё одно лёгкое касание, и отчаянный, дикий звук вырвался из моего горла. Так вот что он имел в виду под растягиванием – и это поистине медленная и приятная пытка.

– Ты принадлежишь мне, – пробормотал он.

«А ты – мне».

Так или иначе, Салем жил, чтобы пытать, и именно это он проделывал со мной прямо сейчас. И помогите мне, боги, мне это нравилось… я наслаждалась тем, что я обнажена и уязвима перед ним. Я хотела, чтобы он жёстко отымел меня.

– Если бы ты была моей королевой, Аэнор, думаю, именно так я бы хотел проводить свои дни. Ты голая, тяжело дышащая, жаждущая меня. Моя королева, влажная от желания, готовая быть оттраханной.

Ещё один звук вырвался из моего горла, вызванный одновременно удовольствием и раздражением – дикий, животный звук.

– Ммм… мне нужно получше видеть тебя, Аэнор, – словно услышав моё желание, Салем медленно стянул мои трусики к коленям. Милостивые боги, мне нужно, чтобы он меня наполнил.

Я услышала его глубокий прерывистый вдох и срывающийся выдох, выдающий то, что он сам терял контроль. Я знала, что он смотрит на меня и видит, как я возбуждена. И это вызвало ещё одну волну жаркого желания, отозвавшуюся пульсацией между моих ног. «Салем…»

Это не так сильно отличалось от моей фантазии на лодке: я на коленях, выставленная напоказ и обезумевшая от похоти. На мгновение я представила, как он резко опустит руку. К моему лицу прилил румянец от того, насколько мне понравилась эта мысль.

Но вместо этого он подвинулся ближе, и я почувствовала, как его ладони обхватывают меня сзади, лаская груди, задевая напрягшиеся соски. Я хрипло всхлипнула. Груди сделались чувствительными, экстаз вибрировал на моей коже. Салем продолжал нежно мять их, затем его руки опять вернулись на мою спину.

Я услышала звук, с которым, как мне показалось, его одежда упала на пол, и меня омыло облегчением. Наконец-то я получу то, что мне нужно. Моё тело покалывало предвкушением.

Салем опустил пальцы к средоточию между моих бёдер и стал медленно, по кругу поглаживать чувствительный бугорок. Затем его движения опять прекратились.

– Твоё сердце стучит так сильно, что я слышу эхо. Удовольствие, которое ты ощущаешь – которое ощущаю я, Аэнор – это та самая причина, по которой нам суждено быть вместе.

Наконец, он проник внутрь одним пальцем. «Ещё». Боги, мне нужно кончить. Возможно, я закричала. Салем медленно поглаживал меня, доводя до безумия.

Когда-то я ненавидела находиться под его контролем, потому что думала, что каждая клетка в его теле пронизана злом. Но теперь? Я находилась в его голове точно так же, как он находился в моей. Он бы жертвовал чем-то ради меня, снова и снова, если пришлось бы. Я проникла в его мысли точно так же, как и он в мои.

Салем совсем чуточку ослабил свою ментальную хватку и провёл пальцем по клитору. Отчаянно желая кончить, я начала бесстыдно двигаться на его руке. Удовольствие заставляло меня раскачиваться, стонать. Для оргазма потребовалось совсем немножко, и по всему моему телу пронёсся экстаз. Дыхание перехватило.

Но та потребность во мне была столь глубинной, что я нуждалась в нём полностью и хотела ощутить его в себе.

Освободившись от его ментального контроля, я поднялась на колени и повернулась к нему. Моё дыхание было диким, грудь раскраснелась. Я схватила Салема за плечи и заставила лечь на кровать рядом со мной.

Я обхватила ногой его ногу, помедлив, чтобы опять полюбоваться его прекрасным телом. На несколько секунд я просто замерла над ним, и Салем издал низкий, мучительный звук, немного напоминавший моё имя. Видимо, контроль теперь у меня.

Он стиснул мою талию, сжимая так крепко, что я поняла – он вот-вот потеряет контроль, настолько его дыхание сделалось частым и тяжёлым. Салем, который обычно такой сдержанный, готов был сорваться.

Мне нравилось видеть его таким. Я поцеловала его в шею.

– Аэнор, – прорычал он, и теперь в его голосе звучало отчаяние. – Моя королева.

– Ты заставил свою королеву ждать, – сказала я с лукавой улыбкой. – Полагаю, теперь твоя очередь.

На его лице я увидела выражение совершенного благоговения, божественный жар звезды. Но это было уже слишком, и я вновь отвела взгляд.

– Ты мог бы остаться здесь, со мной, – прошептала я ему.

Салем не ответил. Вместо этого он провёл рукой вверх по моей спине, потом запустил пальцы в волосы, запрокидывая мне голову. Я медленно опустилась на него, и он наполнил меня, отчего мой разум на мгновение отключился. Я начала двигаться на нём, приподнимая бёдра. Он не переставал целовать моё горло.

Мои мысли разлетелись на части от экстаза, словно с ним я познала небесное блаженство. Вот каково это – быть на небесах, испытывать это чувство абсолютной целостности, наполненности. «Совершенство».

Я раскачивалась на нём, вдыхая его изумительный запах. Салем был прав – это предречено, как временная звезда, сияющая во тьме.

Но я держала глаза закрытыми. Этот момент не будет длиться вечно, и я не желала напоминания о том, что так скоро потеряю.

– Аэнор, посмотри на меня, – прошептал он.

Это уже слишком.

Грохот в моём разуме, глубокая пульсация. Один последний импульс его контроля над разумом, и я осознала, что мои глаза встречаются с ним взглядом. Те сумеречные оттенки сменяли друг друга в его глазах – закатно-пурпурные, огненно-красные.

– Я люблю тебя, – прошептал он, и его глаза блестели.

Я почувствовала, как слёзы жгут мои глаза, и удовольствие заставило меня задрожать, прижимаясь к нему. Мы достигли пика вместе, и я никогда не чувствовала себя настолько живой.

Салем погладил меня по щеке, переводя дыхание.

И тогда я уже знала, что не могу его отпустить.

Глава 30
Салем

Достигнув разрядки, я опустил голову на плечо Аэнор. Мы тяжело дышали, наши тела сделались влажными от жара.

Я не мог позволить ей увидеть моё лицо, это выражение полного опустошения. Мысль о том, что наше время вместе закончится, казалась такой фундаментально неправильной… неправильной, как стремительное падение с небес, со сломанными крыльями и опустевшей душой.

Часть меня думала, что она – богиня на Земле. Может, она жила среди людей, обитая под землёй. Но лишь две вещи могли сделать меня достойным её: вознесение на небеса или моя смерть. А если я останусь здесь, моя бывшая жена найдёт способ отомстить. Она вынудит меня убить Аэнор при первой же возможности. Ришель явно работала на неё. На кого же ещё?

Я убрал влажные волосы Аэнор с её лица. Она улыбнулась мне, её глаза сделались осоловелыми, щёки порозовели.

– Ты выглядишь как никогда божественной, – сказал я. – Но в то же время усталой.

– Так и есть, – она задрожала. – И мне холодно.

Она соскользнула с моих колен и легла на постель изо мха. Я сожалел о состоянии этого места – когда-то я мог бы укрыть её шёлковыми простынями и тёплыми одеялами. Я бы поставил охранников у двери и приказал слугам принести ей тёплую пищу, горячий чай. Но вместо этого она лежала голая на мху, в тёмной неотапливаемой комнате.

Когда она задрожала, обняв саму себя, я ощутил потребность исправить эту ситуацию. Я взглянул на древний каменный камин, покрытый паутиной. Когда-то я каждую ночь разводил там огонь.

Я наклонился, чтобы поцеловать её в лоб.

– Думаю, с теплом я смогу помочь.

Но прежде чем разводить здесь огонь, мне нужно было удостовериться, что мы не привлечём никакого непрошеного внимания через огромное зияющее окно.

Я подошёл к нему, и мои шаги разносились эхом. Старая штора из пыльного бархата висела сбоку, обвитая лианами. Я разорвал зелёные лозы, позволив им упасть на пол. Затем задёрнул окно шторами. Ржавые кольца царапали карниз, пока я тянул за материал.

Аэнор села на кровати, наблюдая за мной с лёгкой улыбкой. Она прижимала колени к груди.

– Ты приведёшь комнату в порядок?

– Эта комната должна быть достойной короля, но лес начал завоёвывать её. Если бы я поселился здесь, это место уже через день сияло бы от пола до потолка. У меня бы тут имелся поднос с коньяком, целый стенной шкаф с книгами для развлечения, мягкое кресло и огонь в камине.

Честно говоря, эта мысль становилась моим помешательством. Я хотел воплотить это для Аэнор перед тем, как уйду. Если она не будет королевой Нова Ис, возможно, она сможет править здесь.

Это напоминало какой-то первобытный инстинкт наречённого – сделать крепость для Аэнор.

Но это уже не мой замок, и что, если с ней что-нибудь случится, когда я покину это место? На мгновение я представил, как какие-то презренные ублюдки из замка найдут её здесь одну.

В данный момент у неё не было магии, и проклятие ослабило её. На один мучительный момент я вспомнил, как мой локоть с хрустом ударился об её голову на арене. Мне хотелось вонзить кинжал в собственный череп, чтобы избавиться от этого воспоминания.

Я начал расхаживать туда-сюда перед шторой. Мой разум полыхал образами крепости, которую я мог бы построить для неё. Сначала я бы разорвал тело короля Тетры надвое, сжёг останки и разбросал их по морю. Точно так же я поступил бы со всеми представителями знати, верными ему. Их предсмертные крики звенели бы по всему королевству, предостерегая остальных не совершать измены против их королевы.

Я бы женился на ней, официально вернул себе своё королевство, а потом оставил бы её править как королеву после моей смерти. Я бы заколдовал эти стены так, чтобы королевство служило ей. Каждый, кто пошёл против неё, почувствовал бы, как его обволакивает плавящийся камень…

Я медленно выдохнул, стараясь вернуть себе контроль.

– Салем, – сказала Аэнор. – Твоё тело снова дымится. И я имею в виду буквально.

Я бросил взгляд на своё плечо, обнаружив, что крылья вырвались из моей спины, и на перьях танцевали языки пламени, опасно близко подбиравшиеся к шторе.

– А. – «Контроль, Салем. Возьми себя в руки». Медленно дыша, я пригладил свои волосы. Затем схватил брюки с пола и оделся. – Как же жаль, что у меня нет при себе коньяка.

– О чём ты думал? – спросила Аэнор. – Когда начал воспламеняться вот только что?

– Я думал о том, как защищу тебя, пытая до смерти любого, кто откажется присягнуть тебе на верность.

У неё отвисла челюсть.

– Салем. Как только мы разберёмся с проклятьем бога, я не буду нуждаться в защите. Поверь мне. А если мы с ним не разберёмся, то защита мне тоже не понадобится, потому что я умру. Так что если ты фантазировал о горящих людях, это наводит меня на мысль, что тебе просто очень нравится поджигать людей.

Я скрестил руки, нахмурившись. Чёрт возьми. Она права. Мне действительно нравилось погружаться в эту фантазию. Конечно, я хотел уберечь Аэнор, но как бы приятно было превратить Маг Мелл во вторые Помпеи, в сад обугленных тел. «Разрядка…»

Я кивнул.

– Полагаю, это правда, да. Это моё любимое времяпровождение.

– Может, тебе стоит немного умерить пыл и освоить барбекю. Жарить еду, а не людей.

Жар опалил мою грудь, и у меня возникло ощущение, что моё сердце превращается в стекло. Я знал, что она шутила, но мне показалось, что под этой шуткой кроется зёрнышко правды. Ведь она на это надеялась, так? Увидеть меня укрощённым. Безопасная версия наречённого, маленький домик с тёплыми окнами и грилем на заднем дворе для вечеринок.

– Ты думаешь, что я могу быть нормальным, Аэнор? Если бы я остался здесь, ты правда думаешь, что я смог бы быть… обычным? Милым?

Она прикусила губу.

– Нет. Я никогда бы не сумела даже вообразить тебя обычным. Да и не хочу.

– Хорошо. Но я думал не только о горящих людях. Я хочу, чтобы ты жила в тех условиях, в которых родилась. Не в лачуге. Кажется, какой-то психованный ублюдок лишил тебя королевства, и мне нужно это исправить.

Она прищурилась, глядя на меня.

– О да, он самый. Абсолютный монстр. Однако личико хорошенькое, пока он не портит всё впечатление, открывая рот, – она сделала глубокий вдох. – Но может быть, просто для перестраховки, этому психованному пироману нужно остаться здесь и тем самым загладить вину. Ему нужно проследить, что ничего плохого не случится.

Очевидно, Аэнор прекрасно знала, как обхватить своими изящными пальчиками моё сердце.

– Он не может. Я не могу. Но я могу тебя согреть.

Я схватил из угла комнаты старое кресло из прогнившей древесины, поросшей лишайником, и стал бить им о стену, пока оно не развалилось на мелкие куски.

– Даже когда ты делаешь что-то хорошее, – протянула Аэнор, – это выглядит немного безумно.

Я присел, собирая влажные куски дерева, и отнёс его в пустующий камин. Затем наклонился и позволил магии заструиться с моих ладоней на обломки. Без магии это гнилое кресло никогда бы не занялось огнём, но жар моего тела обладал мощью Везувия. Выпустив пламя из себя, я почувствовал дрожь облегчения. Огонь полыхал жарко, устремляясь к дымоходу.

– Отличная работа, – сказала она.

Я ощутил проблеск удовлетворения, взял другое кресло и поставил его перед огнём. Затем подхватил её мокрое платье с пола и разложил на кресле, чтобы оно высохло.

Зашагав обратно к Аэнор, я улыбнулся ей, свернувшейся на кровати и наблюдавшей за мной.

Она протянула руку к моему лицу.

– Ты, мой чокнутый и помешанный на огне дружок, лишил меня силы и королевства. Но то столетие, что я прожила среди людей, без магии, сделало меня такой, какая я есть теперь, – она посмотрела на свои запястья, водя кончиками пальцев по тёмным от проклятия венам. – Теперь я отчётливо помню, как убила того мужчину волнами. И я не считаю, что он на самом деле был виновен в чём-то. Думаю, это очередное дерьмо, которое наговорила мне мама, чтобы добиться от меня желаемого. Но хуже всего то, что мне это понравилось. Я чувствовала силу, текущую по моему телу, и я хотела буквально сокрушить его этой мощью. Я хотела швырять его тело на камни раз за разом просто потому, что это приводило меня в восторг. Это как тебе нравится сжигать людей. Ну, в любом случае, за это меня и проклял морской бог.

– Возможно. Мы не знаем, что думают боги, и мудры ли они. Но что с того, если в тебе есть немного жестокости? Это не делает тебя ужасной, и это лишь одна сторона твоей личности.

Она села, прижавшись ко мне.

– Наверное.

Я взглянул на тени, отбрасываемые пламенем, и эти отсветы бешеными вращающимися узорами скакали по каменным плитам. Я показал на них.

– Смотри. Видишь, как красиво? Эти движения напоминают духов, танцующих на камне. Эта красота нарисована тенями. А свет сам по себе – всего лишь пустой холст.

Её глаза засияли, и она слегка улыбнулась.

– Вот как?

– Свет без тени попросту утомителен.

– Хмм. Ну, как минимум, я восхищаюсь твоим талантом оправдывать смертоносные порывы с помощью поэзии. Впечатляющий навык.

– Я не говорю, что ты должна пытать людей до смерти, как это делал я. Я говорю, что ты считаешь, будто твоя сущность прогнила насквозь, но ты ошибаешься. Ты думаешь, что в тебе есть нечто развращённое. Но нечто развращённое есть в каждом из нас. В каждом живом существе на Земле. Называй это первородным грехом, если тебе так угодно. Просто нужно научиться контролировать это, даже когда ты могущественна. Особенно когда ты могущественна.

Её улыбка сделалась шире.

– Ладно. Хмм. Уроки морали от родоначальника греха. Сгодится, – она не сдержала зевка, затем вытянула руки над головой и закрыла глаза, улёгшись обратно на кровать.

Мне нравилось это зрелище. Но чем больше времени я проводил с ней, тем сильнее ненавидел мысль о том, чтобы покинуть её.

Я осознал, что эта прекрасная фейри с голубыми волосами представляет для меня большую опасность, чем что-либо другое на небесах или земле.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю