332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Глен Чарльз Кук » Стальные сны. Серебряный клин » Текст книги (страница 16)
Стальные сны. Серебряный клин
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:54

Текст книги "Стальные сны. Серебряный клин"


Автор книги: Глен Чарльз Кук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 44 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Глава 48

Выспаться так и не удалось. Опять мучили кошмары. Я бродила по подземным пещерам, гнилостно пахшим. Пещеры уже не были холодными. Запах разлагающихся тел. Они были еще живы, но гнили. Проходя между ними, я чувствовала, как они зовут меня, обвиняют. Я пыталась откликнуться на их призыв, но каково бы ни было мое предназначение, я не могла подойти близко.

Та, что пыталась сделать меня своим орудием, теряла терпение. Меня разбудил Нарайян.

– Извините меня, Госпожа. Важное известие, – сказал с таким видом, словно увидел привидение.

Я села. И тут меня стало рвать. Нарайян вздохнул. Его друзья заслонили меня. Нарайян казался встревоженным. Боялся, что лошадь, на которую он поставил, не дойдет до финиша. Вдруг я умру и оставлю его с носом?

Меня это не заботило. Тяжелее была мысль, что я не умру и всю жизнь буду так мучиться. Что же это такое? Тошнота стала привычной по утрам, днем она немного проходила.

На болячки не было времени. Уйма дел. Завоевывать миры.

– Помоги мне, Рам. Я испачкалась?

– Нет, Госпожа.

– Ну слава богам и за то. Так в чем дело, Нарайян?

– Вам следует больше думать о себе: Вы можете идти, Госпожа? Пожалуйста, пойдемте.

Рам привел лошадей. Я взяла себя в руки. С помощью телохранителя взобралась на своего жеребца, и мы направились к холмам. Когда уезжали из лагеря, я заметила, что Нож, Лебедь и Мотер над чем-то склонились. Нарайян не мог ехать верхом, но хорошо бегал вприпрыжку, когда хотел.

Лучше увидеть, чем услышать. Он прав. Я могла и не поверить услышанному.

Равнина была затоплена. В северном и южном ее концах с холмов шумными потоками стекала вода. Каналы разлились.

– Теперь понятно, куда направлялись команды строителей. Они, наверное, изменили русла обеих рек. – Какая здесь глубина?

– По меньшей мере футов десять.

Я попыталась подсчитать, как высоко может подняться вода. Холмы были обманчивы. Угадать трудно. Долина была расположена еще ниже подножия холмов, но не намного. В конце концов глубина воды будет не более шестидесяти футов. Правда, этого может хватить, чтобы затопить город.

Могаба оказался в затруднительном положении. Был единственный выход – строить лодки и плоты. Тенекрут, без сомнения, сделает все возможное, чтобы держать его связанным по рукам и ногам.

– О боги! А куда делись люди Страны Теней? – У меня возникло дурное предчувствие, словно я одной ногой попала в медвежий капкан.

Нарайян позвал дежурного по разведке. Он сказал нам, что войско Страны Теней разделилось на две части и вышло в направлениях севера и юга вскоре после восхода солнца.

Мысленно я сверилась с картой.

– Нам нужно бежать, – сказала я Нарайяну. – Быстро. Или к полудню от нас останется мокрое место. Вы за мной. Солдат, следуйте за Рамом, не отставая. Там есть другие люди?

– Несколько человек, Госпожа.

– Им придется самим позаботиться о себе. Пошли!

Мы представляли собой незабываемое зрелище, это уж точно, прилично держаться в седле умела только я. А меня так мутило, что дважды приходилось останавливаться. Но мы успели добраться до лагеря еще до тревоги.

Нож приготовил войско к отходу. Теперь я поняла, о чем он говорил с Мотером и Лебедем. Он услышал про воду и понял, к каким последствиям это может привести. Он ждал указаний.

– Отправьте кавалерию с разведкой на север и юг. Припугните их.

– Уже сделано. По двести всадников в каждом направлении.

– Отлично. Ты – чудо.

Пришла памятная ассоциация, я попыталась стереть воспоминание, и все же оно снова вернулось. Я вспомнила ту западню, в которой оказалось мое войско на севере. Нужно было спешить. С севера надвигалась огромная дождевая туча.

– Пехота пусть идет в холмы. Я хочу, чтобы каждый всадник наломал ветвей и прицепил их сзади к лошадиным спинам. Двигаемся на восток. Отправьте сообщение стрелкам. Связь должна сохраняться как можно дольше.

Моя уловка могла сработать – если только сработает – лишь в светлое время суток. Тогда Тени, столь любимые Тенекрутом, сообщат ему, что его надули. Но именно это время и будет самым подходящим для того, чтобы улизнуть от него.

Если он будет преследовать меня, люди Могабы смогут спастись. А этого Тенекрут ни за что не допустит.

Нож не тратил времени попусту. И Лебедь и Мотер тоже помогали изо всех сил. Сейчас было не до разногласий.

По мере того как войско продвигалось среди холмов, воцарилась атмосфера уверенности и строгого порядка. Люди верили, что Нож и я выведем их. Всадники неслись галопом. Пыли от них – как от целой орды.

Нож, Лебедь, Мотер, Нарайян и я вели наблюдение с небольшой возвышенности.

– Если его только вообще возможно одурачить, наша уловка должна получиться, – сказала я. – Он увидит, что мы ускользаем, заволнуется и попытается догнать.

Лебедь поднял руку, скрестив пальцы, будто благословляя, а Нож спросил:

– Каковы будут наши дальнейшие действия?

– Идти на север, через холмы.

– Он клюет, – сказал Мотер.

Нож заметил:

– Сдается мне, чтобы выиграть время, он бросил всех, кто послабее.

– Ты кое-чему научился, – ответила я, – И это не мешает тебе становиться противным.

– Дело противное.

– Да. Остальные, все поняли?

Лебедь потребовал разъяснений.

– Тенекрут оставит своих раненых и новичков, чтобы избавиться от тормоза. Они должны быть там, где северная дорога упирается в холмы. Там-то их и накроем. Нарайян, отправьте разведчиков вперед.

Теперь Нарайян был мною доволен. Маячила перспектива огромной бойни. И долгожданный Год Черепов.

Глава 49

Копченый двигался в темноте. Оглядываясь по сторонам, он тихо выругался. Люди снова были там. Он не мог от них избавиться. Каждый его шаг был наперед известен.

Это приводило его в растерянность, пугало. Чем дольше он откладывал свой «выход на связь», тем сильнее давил на сознание образ Длиннотени. Страх перед ним так одолевал Копченого, что сливался с ним, становился частью его души. С ним сотворили нечто страшное. Изувечили его душу настолько глубоко, насколько вообще возможно сломать чью-либо душу. Каким-то образом Длиннотень сумел имплантировать частицу себя в Копченого, чтобы подчинить своей воле.

Голоса, которые он слышал, вдруг перешли на крик. Если не избавиться от соглядатаев, трудно будет скрыть свой контакт с людьми Длиннотени.

Он притворился, что не замечает их, хотя они и не прятались от него. Может, она все знала и хотела припугнуть его, чтобы было неповадно ходить на сторону? Может быть. А вдруг, если он выдаст своих контактеров, ничего страшного не случится?

Он пошел.

Тени двинулись за ним.

Он пытался оторваться, рассчитывая на свое знание города. Всю свою жизнь он предпочитал темные аллеи и потайные пути.

Никто не знал лабиринтов дворца лучше его, да и в городе ему был знаком каждый закоулок. Он превзошел сам себя. Но выйдя из запутанных трущоб, где он дважды «терялся», стараясь запутать след, заметил, что у стен дома его уже поджидает один из наблюдателей.

Человек ухмыльнулся.

И образ Длиннотени сдавил сознание Копченого. Хозяин сердится. Его терпение вот-вот лопнет.

Копченый перешел улочку.

– Как вам, черт побери, удалось выследить меня?

Человек сплюнул, снова усмехнулся:

– От Кины не ускользнешь, колдун.

Кины! К одному страху добавился новый.

– Сколько ни беги, не скроешься. Крутись-вертись, раз попал на крючок – все. Можно укрыться в наглухо закрытой комнате, говорить шепотом, а от Кины все равно ничего не утаишь. Каждый твой вдох будет ей известен.

Страх стал сильнее.

– И так было всегда.

Копченый повернулся, чтобы бежать.

– Но есть один выход.

– Какой?

– Есть выход. Сам подумай. Если будешь поддерживать свою связь с Длиннотенью, твои друзья-таглиосцы прикончат тебя на месте, как только об этом узнают. А если не они, то это сделает сам Длиннотень, когда ты ему станешь не нужен. Но выход есть. Ты можешь вернуться домой. И стряхнуть с себя тот ужас, который пожирает твою душу.

Копченый был так напуган, что его не удивило, что этот головорез говорил вовсе не так, как говорил бы уличный разбойник.

– Как? – Он был готов на все, лишь бы избавиться от рабства Хозяев Теней.

– Приди к Кине!

– О, нет! – Он чуть не завопил. Неужели, чтобы спастись от одного, он должен попасть в рабство другому? – Нет!

– Дело твое, колдун. Но я тебе не завидую.

И вот тут Копченый побежал. Его уже мало волновало, догоняют ли его. Бег чуть успокоил. У самого дома он вдруг сообразил, что с тех пор как покинул дворец, ему не попалось ни одной летучей мыши. Это что-то новое. Где же они, посланцы Хозяев Теней?

Он влетел в высокое обшарпанное здание, взлетел по лестнице наверх и замолотил в дверь. Чей-то голос отозвался:

– Входите.

Он сделал два шага и замер в дверях.

Прислонившись к стене, в комнате стоял тот, с кем он разговаривал на улице. Вокруг лежало восемь трупов. Задушены.

– Богиня не хочет, – сказал человек, – чтобы твой хозяин знал о том, что ее дочь находится здесь.

Копченый взвизгнул, как крыса, угодившая в мышеловку. И побежал. Тот засмеялся.

Смеющийся в окружении трупов съежился и превратился в беса Жабомордого. Бес хмыкнул и растворился в воздухе.

Копченый успокоился прежде, чем добрался до дворца. Вернулась способность думать. Да, он оставил им зацепку, благодаря которой они все могли легко добраться до него, но… Так как вокруг была густая тьма, ему оставалось только одно: бежать к единственному источнику света.

Кине он не сдастся.

Глава 50

С наступлением сумерек я ударила в тыл Длиннотени и разбила его людей наголову. Это было жуткое зрелище. Если кто-то из них и сумел уцелеть, то только потому, что у моей кавалерии и так было по горло дел. Еще не упала ночная тьма, а мы одержали победу.

– Старик Тенекрут узнает обо всем мгновенно, – заметил Лебедь. – Думаю, вначале он заляпает собственные штаны, а потом намочит. Нужно сваливать отсюда, пока он нас не достал.

Лебедь был прав. Еще в холмах я наметила присоединиться к оставшейся на южной дороге группе. Но после слов Лебедя поняла, что не смогу к ней прорваться. Настала ночь, а она покровительствовала Тенекруту. Он найдет нас и вычислит маршрут. Если не изменить направление, то Тенекрут подготовится накрыть нас, как только мы окажемся на месте.

Надо учитывать и то, что с горя он может попросить помощи у Длиннотени. Не исключено, что тот уже оказал ему какую-нибудь поддержку. При любом раскладе их вражда отойдет на задний план, уступив место ненависти ко всей вселенной. В сущности, их ссора-то из-за шкуры неубитого медведя.

– Мы можем остаться здесь и прикинуться людьми Хозяина Теней? – спросил Нож.

– Нет. Это не в моих силах. Лучше всего отправиться на север и идти до тех пор, пока он не прекратит преследование. А уж потом методично изводить его, что даст нам время обдумать следующие действия.

Нарайян стал волноваться из-за того, что может пропустить свой Фестиваль. Я прошла первое испытание, но он сомневался в моем желании стать Дщерью Ночи. Курс на север успокоил бы его. Да и люди нуждались в отдыхе, возможности побыть в другой обстановке, восстановить силы, порадоваться одержанной победе.

Нож снова задал вопрос:

– А те, что в городе?

– Сейчас они в безопасности. Тенекрут до них пока добраться не в состоянии.

Нарайян ворчал. В городе остался Зиндху.

– Могаба справится, – сказала я. – Он вполне неплохо справляется.

Даже слишком неплохо. Мы отбросили все свое зло друг на друга еще там, на дороге.

Никому, кроме Нарайяна, на север идти не хотелось. Но спорить не стали.

Определенно я завоевала авторитет.

Глава 51

Копченый как колдун не обладал даром вызывать землетрясения, однако признавал за собой некоторые таланты – немалые и дающие желаемый результат. Если он ожидал нападения, то мог дать достойный отпор.

Возможно ли, чтобы этой женщине был известен каждый его шаг? Если да – значит она пользовалась необычными источниками информации. И ему потребуется всего несколько мгновений, чтобы перекрыть их.

Он несся по дворцу, стараясь не попасться на глаза хозяевам, которые его разыскивали. Он проскользнул в одну из потайных заговоренных чарами комнат, забаррикадировав за собой дверь.

Очевидно, его «защита» была не столь надежна, потому что ему дали понять: ей известно все. А это значит, что она могла проникнуть и сюда. Тогда она обладает большей силой, чем ему казалось. Гораздо большей. Она и в самом деле была Дщерью Ночи. И князь, дурак, ослеплен ею. Она, вроде, опять отправилась с ним сегодня в аллею.

Только он был способен остановить ее. А позже, может быть, он сможет освободиться и от Длиннотени.

Он опять мысленно представил лицо Хозяина Теней.

И тут же его ноги обмякли. Тряхнув головой, он прогнал видение и стал неспешно проверять защиту.

Он нашел крошечное отверстие, в которое мог проникнуть какой-нибудь злой дух. Или Тень, что, собственно, одно и то же.

Он заткнул дыру. Затем произнес заклинание, чтобы укрепить «щит». Теперь его местонахождение будет замечено, только если кому-то он потребуется позарез. Почувствовав себя в безопасности, он наполнил небольшую серебряную чашу ртутью, стараясь действовать как можно быстрее. Но еще не закончив, он почувствовал страх, что движения его были слишком замедленны.

Кто-то попытался открыть дверь. Он было подпрыгнул к ней, но затем сосредоточился на том, чтобы открыть связь с Вершиной. Получилось. У него получилось. И даже быстрее, чем он ожидал. Видимо, Хозяин Теней тоже думал о нем.

Удары в дверь стали настойчивее, слышались крики. Он их проигнорировал. На поверхности ртутной массы появилось страшное до боли лицо. На нем было написано удивление. Длиннотень что-то шептал, но Копченый не слышал, что именно. Хозяин Теней был слишком далеко, а колдовских сил Копченого не хватало. Коротышка отчаянно жестикулировал: внимание! Колдун поражался собственному безрассудству. Но момент был критическим. И крайние меры были необходимы.

Схватив бумагу и чернила, Копченый нацарапал записку. Снаружи пытались взломать дверь. Черт, реакция у этой женщины молниеносная.

Он протянул записку Длиннотени. Тот прочел ее. Перечитал ее еще раз. Затем взглянул Копченому в глаза и кивнул. Казалось, Длиннотень был удивлен. Он произнес какую-то фразу, медленно, чтобы Конченый уловил слова по движению губ.

Дверь сдавалась под натиском. В этот момент в комнату пыталось проникнуть что-то еще. Нечто, пытавшееся вытолкнуть затычку из крохотного отверстия.

Дверь приоткрылась.

Прежде чем затычка была сорвана, Копченый успел передать половину сообщения. Комната наполнилась густым облаком дыма, в котором появилось лицо. С коварной, ядовитой усмешкой оно устремилось к Копченому, с явно злыми намерениями. Копченый, заорав, подпрыгнул и опрокинул стол с чашей.

В тот момент, когда демон набросился на него, дверь распахнулась. Копченый закричал и провалился в пропасть боли и ужаса.

Стражники взглянули на него, затем, выругавшись, бросили таран и побежали. Вошедший вслед за ними князь увидел нечто, рвущее Копченого на части. За его спиной появилась Радиша.

– Что тут, черт возьми, происходит?

– Не знаю. А тебе, по-моему, следует отсюда уйти. – Он оглянулся вокруг в поисках какого-нибудь предмета и схватил острую длинную щепку от двери, но тут же понял всю нелепость ситуации.

Монстр в испуге поднял на него глаза. Видимо, такого поворота он не предвидел. Он висел в воздухе, не двигаясь с места.

Прабриндрах метнул в него лучиной как копьем. Существо кинулось в угол, спешно, боязливо, испустив воздух, терпкий от ароматов вина, корицы и горчицы.

– Что это было, черт возьми? – требовательно спросила Радиша. Она была страшно потрясена. Прабриндрах подскочил к колдуну. Повсюду была кровь Копченого и лоскуты его одежды. Существо загнало Копченого в угол. То, что было когда-то Копченым, теперь выглядело как туго скрученный узел, напоминающий эмбрион.

Князь опустился на колени.

– Он жив. Позови кого-нибудь на помощь. Быстро. Иначе он умрет. – Он пытался хоть чем-нибудь помочь Копченому.

Глава 52

Длиннотень завопил от ярости. Эхо прокатилось в Вершине. На вопль сбежались подхалимы, согнувшись пополам от страха, что им влетит, чем бы ни был вызван гнев хозяина.

– Вон! Пошли вон. Нет, останьтесь. Подождите. Входите!

Внезапно он опять стал спокоен. Он всегда умел держать себя в руках в критические минуты. Именно в таких ситуациях его мысль становилась четче, а реакция – точнее. Может, это было своего рода благословением свыше.

– Принесите большую чашу. И ртуть. И амулет, принадлежащий моему гостю и союзнику. Я должен связаться с ним.

Они в испуге засуетились. Ему было приятно наблюдать за этим. Они его страшно боялись. А страх давал силу. Ибо если ты чего-то боишься, то зависишь от этого… Он подумал о Тенях и о долине сверкающих камней. И ярость снова нахлынула волной. Он отбросил ее, как и страх. Когда-нибудь у него, наконец, дойдут руки до нее, он заставит эту долину подчиниться. Он завоюет ее, и больше ему бояться будет нечего.

Все было готово, прежде чем он успокоился.

– А теперь подите вон. Ждите, пока я не вызову.

Он привел ртуть в движение, чтобы связаться с нужным ему лицом. Но попал в пустоту. Сделал еще одну попытку. Другую. И так четыре раза. Пять раз. Его снова охватывала ярость.

Наконец Ревун откликнулся.

– Где ты был?

– В полете. – Ревун говорил еле слышно шепотом. – Длиннотень с трудом различал слова. – Мне нужно было сначала приземлиться. Новости плохие. Она снова одурачила нашего приятеля. Несколько тысяч убитых.

Длиннотень пропустил это известие мимо ушей. Муки Тенекрута его не волновали.

– Она там? Где она?

– Там, конечно.

– Ты уверен? Ты ее видел собственными глазами? Мои Тени не могут ее найти. Прошлой ночью они доложили мне, что могут только предполагать, что она где-то в этом районе.

– Нет, я лично ее не видел, – признался Ревун. – Но слежу за движением ее армии и жду возможности атаковать. Такая возможность у меня будет сегодня ночью.

– Я только что получил сообщение из Таглиоса, от колдуна. С его стороны это было чертовски смело. Все наши связные были задушены. По его словам, она там. А с ней ее шадарит, следующий за ней как тень. Она знает, что Конченый работает на нас. Прежде чем он закончил сообщение, на него набросилось нечто вроде демона и разорвало его на части.

– Не может быть. Два дня назад она была здесь.

– Ты ее видел? Своими глазами?

– Нет.

– Вспомни. Она всегда любила мистификации. Существуют свидетельства, что к ней вернулся ее дар. И вероятно, это произошло скорее, чем ей самой того хотелось. Может быть, ей удалось внушить нам, что она находится в одном месте, в то время как на самом деле она была совсем в другом. Связной в Таглиосе считает, люди были убиты, потому что знали, где она находится.

Ревун ничего не ответил.

Какое-то время оба молчали, обдумывая. Наконец Длиннотень заявил:

– Не понимаю, зачем она двинула войска на нас? Хотела заставить нас поверить, что находится на нашей территории? Я ведь ее знаю. Да и ты тоже. Если для нее это так важно – заставить нас поверить, что она там, где ее нет, то для нас это должно быть не менее важно. Значит, в Таглиосе есть нечто, что она от нас скрывает. Может, она выследила копье? Ведь кто-то унес его с поля битвы. И с тех пор там его никто не видел.

– Если я отправлюсь за ней, мы можем потерять Деджагор и Тенекрута. Его силы ослаблены. А мозги отупели, как лезвие ножа, которым пытались дробить камни.

Длиннотень тихо выругался. Да уж. Когда-нибудь настанет день, когда ему этот Тенекрут не будет нужен, и необходимость защищать их владения на севере тоже когда-нибудь исчезнет. Но пока был нужен кто-то, кто мог сдержать удар.

– Сделай же что-нибудь. И тогда отправляйся.

Это карлик мог понять.

– Поскорей захвати ее. Если она будет и дальше упражняться в своих талантах, она восстановит свою силу. Вот тогда сам ад покажется нам раем. Она уж это устроит.

– Считай, дело сделано, – прошептал Ревун. – Она твоя.

– Ничему, что касается Сенджак, на слово не верю. Схвати ее, черт возьми. Доставь ее сюда. – Он стукнул кулаком. Ртуть расплескалась. И связь прервалась.

Он дал волю ярости, бушующей в нем, опрокидывая, громя все вокруг, пока наконец не успокоился. Затем он поднялся в свою башню, оставшись один, заныл от ненависти к долине, скрытой ночной тьмой.

– Зачем ты терзаешь меня? Зачем? Отступись. Дай мне жить. – Если бы не сила, таившаяся там и готовая прорваться в любую минуту, он со всем мог бы легко справиться сам. Разве это проблемы. Из-за всего этого ему приходится прибегать к помощи некомпетентных лиц, посредников, которые даже ерунды сделать как следует не могут.

Он подумал о колдуне, которого сделал своим рабом. Неисчерпанные возможности, а пришлось так скоро списать. Жаль, хоть он и сослужил службу.

Жаль.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю