332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Галина Гончарова » Академия Акм (СИ) » Текст книги (страница 8)
Академия Акм (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 11:32

Текст книги "Академия Акм (СИ)"


Автор книги: Галина Гончарова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц)

Глава 6

Задача.

Карета рассчитана на четверых человек, максимум на пятерых. Как в ней разместиться семерым?

Крат проявил благородство и отправился на облучок. Грон туда не пошел – не по статусу. Юра побоялся свалиться.

Выход нашелся быстро.

Утрамбовались по трое.

Грону достались в компанию Селия и Анна-Лиза – орк был на редкость массивным, с широкими плечами. Юра притиснулся к Рональду, Линда наотрез отказалась садиться рядом с орком – и карета двинулась.

Молчали несколько секунд. Потом Селия подняла руку.

– Дамы, господа, когда окажемся в лаборатории – привлекайте к себе как можно больше внимания. Везде лезьте и все спрашивайте. Если что-то разобьете – тоже не страшно.

– Чито нам надо дэлат? – уточнил Грон.

– Выгонять дичь из норы. Так что шумите, ругайтесь, интересуйтесь… да хоть гимны пойте. Горские.

– У них нет гимнов, Сели.

– А что есть?

– Победные песни.

– Вот, их можно.

– Уши пожалей.

– Линда, потерпи.

– Вы нэ лубитэ орков, – печально посмотрел на воительницу Грон. Смотрел он почти в глаза, но немного ниже.

Линда вспыхнула.

– Было бы за что вас любить!

– Мы харошиэ…

– И тихие. В гробу.

– Адептка Далг, – покачал головой Рональд. – Не надо.

Линда вздохнула.

– Да, Лин, – поддержала ректора Анна-Лиза. – Грон не виноват, что ты выросла на границе.

– Не виноват. Конечно. И в убитом наставнике не виноват, и в похищенной подруге, и в семье моего приятеля – мальчишка поседел в двенадцать лет, и в изнасилованной служанке, которая с тех пор говорить не может, белеет при виде мужчин… Не виноват. Ведь не он все это делал, верно?

Грон пожал плечами.

– Сэйчас мэжду нами мыр.

– Надолго ли?

– Надэюс, навсэгда. Нам тожэ эта война нэ нравится. И мнэ тожэ эсть, чито прыпомныть.

Дальше ехали молча.

***

ИЛА располагалась в громадном здании.

Рональд, как свой, поднялся по ступеням, кивнул охране и почти пинком распахнул двери.

– Прошу вас, дамы и господа.

Подхватил под руку Анну-Лизу и зашагал вперед. Селия знала – куда.

В отдел разработки ядов. Да, есть здесь и такой, и яд – его назвали по аналогии с амонтилем – тилемоном, разработали именно там.

Если его и сперли, то именно оттуда.

Коридор, второй, тяжелая дубовая дверь – и громадная лабораторию. До которой было расти и расти той, что на факультете.

Селия тихо позавидовала.

У них тоже было неплохо, и оборудования хватало, но здесь!

Здесь!!!

Перегонные кубы, атаноры, кальцинаторы, аламбик…

Селия потерла руки. Но ринуться на штурм не успела, Рональд начал спектакль.

– Где мэстер Лаваль? – громко осведомился он у присутствующих.

Несколько работников замерли сторожевыми сусликами. Рональд махнул рукой.

– Отомрите! Лаваль – где!?

– А… он там! – нашелся один из работников.

– Позовите! – распорядился Рональд. И обвел рукой лабораторию. – Дорогая, ты хотела посмотреть? Любуйся. Это ИЛА.

– Ой! Как мило! – Анна-Лиза захлопала в ладоши – и помчалась к столу. По дороге она зацепилась юбкой за атанор, неудачно дернула, послышался треск ткани и девушка завизжала.

Истерики Анна-Лиза устраивать умела, просто не любила. И сейчас вся лаборатория слышала, что эта… нехорошая печь специально была поставлена у нее на проходе. И злонамерено порвала ей юбку!

Рональд засуетился вокруг, отчего у Селии зарябило в глазах.

Грон, помня про инструкции, направился к другому столу, явно собираясь поиграть с пробирками. Наперерез страшному орку мужественно кинулся лаборант – останавливать.

Селия подхватила под локоть третьего.

Их и было-то всего три человека – негусто. Но есть из чего выбрать.

– Мэстер, у вас нитка с иголкой найдутся? Я ей юбку зашью, да может, вы ее отсюда уберете?

Мэстер бросил на Селию дикий взгляд – и девушка уверенно потащила его к двери в углу. По ее опыту – именно за такими дверями и располагалось все самое интересное.

***

Не прогадала Селия и в этот раз.

За дверями располагался небольшой гибрид комнаты отдыха – и лаборатории. С одной стороны – диванчик, стол и шкаф. С другой – весы, несколько приборов, небольшой стеллаж с пробирками. Селия дружелюбно улыбнулась.

– Мэстер, меня зовут Селия Лиасон. А вы?

– Эрард Гжен. Рад знакомству, мистрес. А это…

– Я компаньонка невесты его светлости Аргайла, – не смущаясь соврала Селия.

– Ах, так это его невеста! – выдохнул Эрард, оживая на глазах.

Был научник молод, но уже подлысоват, суетлив, и чем-то напоминал средних размеров богомола. То ли худощавостью и телосложением, то ли суетливыми движениями верхних лап… простите – рук. Каштановые волосы, серые глаза. Симпатичный?

Да, наверное, но как-то это терялось за общим впечатлением.

– Да. Я очень удивилась, когда ректор Аргайл пообещал невесте устроить сюда экскурсию…, – закинула удочку девушка.

Эрард махнул рукой.

– Что вы! Его светлость хороший друг нашего начальника, мэстера Лаваля.

– Лаваля? Того самого графа де Лаваль?

– Да. Вы в курсе?

Селия мило улыбнулась, показывая, что да. Она – в курсе. Эрард расцвел.

– Как приятно встретить такую образованную даму, как вы.

– Что вы! Я всего лишь интересуюсь, – покривила душой Селия. – А здесь! Торжество науки и магии в чистом виде.

– Интересуетесь чем?

– Ну… магия – это так интересно! – замялась Селия. – Вообще, мэстер ректор говорил, что покажет нам лабораторию ядов и противоядий. Чтобы знали, как далеко шагнула наука.

– Тогда это действительно к нам, – кивнул Эрард. – Сейчас, найду нитки и иголку… где-то они должны быть здесь.

– Вам они наверняка понадобятся, – кивнула Селия. – Мало ли где заденешь одеждой…

– Вам, дамам, намного неудобнее. Вот, и Грета последний раз забегала – юбку порвала, – кивнул Эрард. – Тогда и пришлось купить ниток-иголок, мало ли что.

– Грета? – удивилась Селия.

Эрард сделал большие глаза, понял, что проговорился, и нырнул под стол. Ага, как же! Вот, если бы он сквозь землю провалился, шансы были бы. И то…

Позвала бы Селия Линду – и выкопался бы, как миленький.

– А мне казалось, что женщины здесь не работают?

– Не работают, – сдался Эрард. – Но навещать друзей можно…

– А, так Грета просто чья-то знакомая? – уловила Селия. – Не переживайте, мэстер, я буду молчать. Мы ведь тоже здесь не вполне законно.

Эрард расслабился. И выкопал нитки с иголками.

– Вы понимаете, мистрес, здесь действительно нет женщин. Что поделать, если вы не способны к научному мышлению?

– Ничего не поделаешь, – согласилась Селия.

Действительно, если человек дурак – чем ему помочь можно? Добить из милости?

– А у Бьярни есть подруга. И она к ему забегает с горячими обедами, не каждый день, конечно, но иногда можно!

– Даже нужно. Вы тут так и питаетесь всухомятку? Это же язву нажить можно! – ахнула Селия.

– Некому о нас заботиться, – пригорюнился Эрард.

Селия ловко вытащила у него из рук нитки и иголки.

– Не волнуйтесь. Мы обо всем позаботимся.

И выскользнула за дверь.

***

Линда не теряла времени и атаковала второго лаборанта.

– Покажите мне лабораторию.

– З-зачем?

– Чтобы я убедилась в безопасности охраняемого мной объекта.

– К-кого?

– Леди Эресаль! – провозгласила Линда.

– Леди Эресаль?

– Хотите сказать что ничего не слышали про леди Эресаль? – грозно надвинулась девушка.

Учитывая, что надвигалась она всеми прелестями – лаборант часто задышал, едва не закатывая глаза и мелко-мелко закивал. Он бы и не то признал, лишь бы блузку не застегивали.

– Слышал, конечно же…

– Так показывайте!

– Пойдемте…

Линда обходила лабораторию под пояснения второго ученого – Стенсиля Ароу, который показывал окна, двери, стенды с препаратами, объяснял, как работают сторожевые артефакты, которые были навешаны не только на дверях-окнах самой лаборатории, но и на шкафах с редкими ингредиентами. А как вы хотели? Секретность высшей категории! Особенно Линду интересовали последние.

А вдруг склянка разобьется?

Яд разольется?

Совершенно не хотелось помереть по неосторожности, и ладно бы – своей.

Стенсиль уверял, что все тщательно закупорено, все на строгом учете и контроле… Линда сомневалась.

А вдруг?

Не туда поставили, не так закрыли….

– У нас такого не бывает! – негодовал Стенсиль.

– А вдруг? – дышала полной грудью Линда. – Зашел кто, да и переставил?

– К нам никто… э… никто не заходит.

– Никто – или э?

– Э…

Линда надвинулась еще сильнее.

– К вам заходили террористы?

– Нет!!!

– Убийцы!?

– Никогда!!!

– Я точно знаю – заговорщики!!!

– НЕТ!!! – прорвало бедолагу. – К нам сюда вообще никто не заходит, разве что к Бьярни невеста забегает иногда!

– Что за невеста? – прокурорским тоном поинтересовалась Линда.

– Очень милая девушка, Грета Таудер…

– А соседи? Из других лабораторий?

– Да к нам сюда вообще не заходят! Секретность же!

– Но мы же зашли?

– Первый раз за два года!

Линда еще посомневалась, но потом позволила себя уговорить. И вернулась к остальным.

***

Грон атаковал третьего члена научного сообщества.

– Эта чито?

– Пробирки.

– А эта?

– Колбы.

– Вах! Как ынтэрэсна!

Ученый, достаточно смазливый молодой человек лет тридцати, с аквамариновым кольцом на пальце – маг воды – поморщился, глядя на 'дикого' орка.

– У вас, в горах, такого нет?

– Зато какие у нас дэвушки! У вас таких нэт!

Тема нашла отклик и благодарного слушателя. Действительно, о чем еще говорить двоим мужчинам? Да о женщинах!

Обсудили оркских женщин 'грудь – во! Эта – ВО! А там вообще!', сравнили с местными, посетовали на строгость оркских законов, по которым взялся за руку – женись.

Потом порадовались за равнинников, которым жизнь позволяет этим пренебрегать, поговорили пару минут о работе, и Бьярни, а это был именно он, заверил, что здесь все очень строго.

Но Аргайл – вы же понимаете! Это особый случай.

Грон не понимал, но особый – так особый. А других точно не было?

Нет. Разве что полгода назад…

Полгода – это было много, Селия что-то упоминала про месяц.

Но за месяц здесь посторонних не было. Кто убирает?

Никто.

Здесь есть специальная система. Магия очищает все от пыли и грязи, бумаги ученые сортируют сами, посуду тоже моют сами. Это же лаборатория ядов!

Кого сюда пустишь?

Хорони потом придурков! Яды все разные, где-то и на кожу попадет – хватит, где-то достаточно вдохнуть…

С тем Грон и вернулся к остальным.

***

Селия опустилась на колени перед подругой и принялась подшивать явно специально подпоротую юбку. Юра крутился рядом, создавая общеистерическое настроение.

Анна-Лиза громко страдала. Так громко, что быстрое: 'Невеста Бьярни. Была недавно.' прошло незамеченным. Никто на эту фразу и внимания не обратил.

Рональд задумался.

Линда подтвердила информацию.

Грон добавил, что посторонних здесь не бывает.

И Рональд пристально поглядел на мага воды.

– Бьярни, друг мой…

– Да?

– Пройдемте.

– К-куда?

– К вашему начальству.

Естественно, прошли – все. И кто бы смог их остановить?


***

Граф де Лаваль оказался мужчиной лет сорока. Высоким, темноглазым, с обаятельной улыбкой. С Рональдом они поздоровались, как старые приятели.

– Рон!

– Дон!

Мужчины обменялись рукопожатиями, и Дональд де Лаваль сразу перешел к делу.

– Что тебя ко мне привело?

– Ознакомься, – грохнул Рональд на стол отчет патологоанатома.

Ознакамливался мужчина недолго, минуты три. Потом поднял на Рональда потемневшие глаза.

– Мои?

– Твои.

– Кто?

– Из молодых людей, которые работают в лаборатории ядов? Наверное, никто. Но вот к этому мэстеру приходит с горячими обедами его подруга, некто Грета Таудер.

– При чем тут Грета!? – возмутился Бьярни.

– А кто кроме нее мог взять яд? – пожал плечами Рональд. – Только она одна. Больше к вам никто не приходил.

– Кстати – как именно проходили? Я же запретил посещения?

Бьярни стушевался под взглядом де Лаваля.

– Эммм… я…

– Подробности? – прищурился граф.

– Двоюродный дядя Греты у нас работает в охране, – выдавил Бьярни. – Он ее пропускал.

– Имя?

– Роальд Таудер.

– Замечательно, – с иронией произнес Дональд де Лаваль. – Секретность на уровне… Рон, похоже, с меня причитается.

– Сочтемся.

– Как вы познакомились с Гретой Таудер?

Бедолагу Бьярни принялись трясти, как грушу. И быстро выяснили, что знакомился он не сам. Скорее, с ним познакомились.

Шел парень по улице, налетел на девушку, извинился, предложил угостить чашечкой взвара, а дальше как-то само пошло…

Грета к нему и на работу заходила, и в гости приглашала, и не скрывалась особо…

– Мы вообще пожениться собирались!

Дональд только головой покачал.

И конечно, Бьярни рассказывал милой девушке о своей работе. Как же иначе?

Как не похвастаться?

Не распустить павлиний хвост?

А на работу Грета сама попросилась прийти. Посмотреть, как там и что, нет ли на работе у милого посторонних девиц, коварных разлучниц…

Коварных разлучниц не обнаружила, но приходить продолжала. А поскольку она приносила с собой домашние вкусняшки, к ее приходам относились очень лояльно. И никому постороннему не выдавали.

Вдруг делиться придется?

Да, и недавно Грета тоже забегала, буквально дня четыре назад… у нее еще юбка порвалась. Она зашивать бросилась, а ни иголок, ни ниток, пришлось искать по соседям…

Оставалась ли она одна?

Ну…может, на пару минут. И что?

Ничего же не пропало!

Оставалось только головой покачать.

Секретность?

Государственная тайна?

Ага, там, где вмешивается простое человеческое раззвиздяйство – никакой тайне места не найдется.

– У нас тоже так было, – подал голос Юра.

Все взгляды обратились на проходимца, тот смутился, но продолжил.

– Ученые из разных стран вели разработки одного… оружия и обменивались письмами. Делились научными секретами – и не думали, что усиливают вероятного противника. Потом все в шоке были…

– Да, научники, – кивнул де Лаваль. И недобро поглядел на Бьярни. – Ты понимаешь, что вам повезло? Что она украла именно тилемон? Если бы другой яд…

– Другого просто не было, – буркнул Бьярни.

– Точно! – щелкнула пальцами Селия. – Если она разорвала юбку, ее надо было оставить одну! Иначе бы она ее не смогла зашить, верно?

– Да, – согласился Бьярни. – Мы и оставили – в комнате отдыха.

– А в комнате отдыха они тоже работают, – кивнула Селия. – Верно?

– Ну да. Мне тилемон понадобился, я его и взял.

– Ясно, – подвел итог граф де Лаваль. – Итак, где живет эта Грета?

Бьярни понурился. Но адрес выдать пришлось, куда деваться?

***

Уже на подходе к симпатичному маленькому домику, вся компания поняла – опоздали.

Грета Таудер была безвозвратно мертва.

Один удар, ножом, сзади, в почку…

Возвращалась вечером домой, задержалась у подруги, подруга тоже в ужасе…

Все в ужасе.

Такая молодая, такая симпатичная, и такая ужасная смерть…

Рональд вздохнул – и пошел выражать соболезнования.

Селия переглянулась с подругами.

– Эта ниточка оборвана, – произнесла она.

– А какая осталась? – Анна-Лиза была уверена, подруга что-то придумает.

– Чтобы девушка не вела дневник? Или у нее не было подруги?

– Той, от которой она шла?

– Возможно. Или другой…

– Давай начнем с этой. А там посмотрим, – предложила Линда.

Селия согласилась. И поглядела на Юру.

– Юра, сходишь со мной?

– Да. А куда?

– Выразим соболезнования и выясним, что там за подруга.

– А может, кто-то еще? – замялся Юра, который ненавидел траур и все с ним связанное.

Стоять, мямлить о невосполнимой утрате…

А что, и так непонятно?

Когда уходят близкие, каких слов ни скажи – все мало. Все не то! Самые проникновенные слова будут звучать глупо и пафосно, ведь легче-то от них не станет…

– А кто? Орки?

– Ну…

Юра вздохнул, и понял, что идти придется.

***

Подруга нашлась на кухне.

Симпатичная пухленькая девушка хлопотала у плиты, и выглядела при этом весьма соблазнительно. Щечки разрумянились, светлые волосы завились в колечки и прилипли к потному лбу, глаза блестели от непролитых слез… или пролитых?

Веки были красноватыми.

– Примите мои соболезнования, – начала Селия.

Девушка обернулась, вздрогнула…

– Осторожно!

Юра едва успел перехватить противень. Как у него это получилось – и сам не понял, но тот завис в воздухе и медленно опустился на пол.

– Ой, – сказал Юра.

– Спасибо, – выдохнула девушка. И было отчего благодарить. На противне возлежал, распространяя ароматы, кусок мяса, обложенный картофелем. Упало бы на пол…

Обидно было бы – до слез!

– Не за что, – тут же вклинилась Селия. – Как я вас понимаю! В такой день все из рук валится…

– Да…. поверить не могу, – хлюпнула носом девушка.

Селия посмотрела на Юру, и тот молча потащил противень во двор, где и проходили поминки. А то еще явится кто, разговору помешает…

– Грета была замечательным человеком, – Селия говорила убежденно. – И так несправедливо… ей бы жить, детей родить…

– Да! – девушка всхлипывала.

– Жених, наверное, в горе?

– Жених…

Голос девушки принял какие-то странные интонации, и Селия сразу это подметила.

– Простите, если я не о том. Но Грета была такой красивой…

– Да… ей все так и говорили. А меня вечно дергали… Марги, не сутулься, не шмыгай носом… а что я могу поделать, если стоит мне понервничать – и слезы сами льются? И нос закладывает?

– Марги – это Маргарет?

– Маргит, – хлюпнула девушка симпатичным носиком.

Селия задумалась. Потом достала из сумочки карточку и прищелкнула пальцами. По бумаге побежала искорка огня, слова складывались в адрес.

– Здесь хорошая аптека. Зайдите, вам подберут что-то подходящее от этой напасти.

– Да?

– Уверена. Я и сама с ней сотрудничаю.

– А вы – маг?

Селия махнула рукой.

– Чего только не бывает в жизни. И что? Грета тоже с магом встречалась, разве нет?

– Да. А вы… ой!

– Я ему никто. Сразу говорю, меня просто просили прийти и сказать, что Бьярни быть не сможет. Его начальство вызвало…

– Вот. И Грета говорила, что ему работа важнее любви!

Селия едва не фыркнула.

Ага, а если поставить любовь вперед работы? На что будет кушать и одеваться влюбленный? С милым рай и в шалаше?

Ага, в эльфийских лесах.

А так – извините. Бесплатно колбаску никто в лавке не даст.

Вслух, понятно, это говорить было нельзя. Заплюют ядом. За оскорбление чувств влюбленных и осквернение святого чувства грязной прозой жизни. Так что Селия напыжилась и как можно более патетично произнесла:

– Да! Эти мужчины! Всем им важны только их дела, а до наших чувств и дела нет!

– ДА! – закивала Маргит. – Вы понимаете, вот и Грета жаловалась. И на Бьярни, и… ой!

– И?

– Ну… я, наверное, ничего страшного не совершаю?

– Конечно, нет. Наоборот…

– Нехорошо рассказывать про секреты подруги.

– Так вы же не абы кому, вы только мне – и по секрету. И вообще, не забывайте, надо сообщить ее возлюбленному о гибели несчастной Греты. – Селия напропалую тащила фразы из романов. Маргит их явно читала, потому что закивала, как маятник.

– Да… я не могу… я не смогу смотреть ему в глаза.

– Кому? – в голосе Селии читалось неизбывное терпение.

– Фернану.

– Фернану?

– Да… Фернан… они с Гретой познакомились недавно. И влюбились…

– А Бьярни?

– Ну… он ведь маг. А маги на простых девушках, считай, и не женятся? А молодость проходит, надо устраиваться, с магом перспектив никаких, а тут их намного больше, верно?

Селия кивнула.

Пусть ей было противно! Надо кивать!

– Конечно, никаких. Маги такие зазнайки!

– Вот! Вы понимаете! – закивала головой еще сильнее Маргит, забыв, что разговаривает с такой же зазнайкой. – Фернан не маг, зато богатый, симпатичный… вы бы видели, какие у него кружева на платье!

– А вы видели?

Маргит потупилась.

– Ну…

Селия медленно вытаскивала из девушки сведения. И не пожалела.

С Фернаном Грета познакомилась примерно два месяца назад. До того она собиралась замуж за Бьярни.

Да, маги не женятся на обычных людях. Почему так?

Да живут они раза в два дольше, чем обычный человек. Вот и все! Кому ж охота – у тебя еще и седого волоса нет, а спутник жизни весь, как печеное яблоко. В морщинах и седой. Уважительная причина?

А есть и вторая.

Дети от обычных людей и магов – это лотерея, и не всегда выигрышная. А каково потом магу смотреть на то, как старятся и умирают и его дети, и его внуки… хорошо, если в ком сила проснется. А если нет?

И уж молчим о том, какие конфликты это провоцирует в семье.

Поэтому маги и стараются связываться только с магами. В крайнем случае, обговаривают все от и до. И заключают бак по расчету на сколько-то лет. Прописывают все, вплоть до ложек и мест проживания.

Плохо?

Зато все живы и здоровы останутся.

С другой стороны….

Есть – маг. Вот такой, как Бьярни. Водник, но слабый. Знаний хватает, связи есть, а денег нет. Есть Грета.

Девушка из достаточно зажиточной семьи.

Может ли Бьярни жениться на ней первым браком?

Вполне. И на это посмотрят спокойно, дело-то житейское. Пожили бы лет тридцать вместе, может, сорок… Грета и начала его прикармливать. Маг в родне – это хорошо. И обижать такую семью побоятся, и ребенок все же может родиться магом, а даже если и нет…

Что – маг потом свое чадо не поддержит?

Польза есть.

Дело потихоньку слаживалось, но тут Грета познакомилась с Фернаном. Случайно, на рынке. Ее обокрасть пытались, а Фернан вора поймал, кошелек вернул, дальше все и закрутилось.

Обычный человек, но богатый, холостой…

Что еще надо для счастья?

Замуж.

Кажется, это Фернан тоже предлагал. Грета собиралась согласиться.

Где живет Фернан? Чем занимается?

Грета молчала. Известно же – хочешь сохранить жениха, не показывай его подругам. Уведут!

Все они такие!

Маргит, конечно, не такая, но Грета все равно Фернана никому не показывала. Маргит только догадывалась, что он как-то с одеждой связан. Он Грете несколько раз ткани приносил, а один раз платье подарил.

Такое… из золотистого шелка! Дорогое – ужас!

Посмотреть?

Так, наверное, Грету в нем и похоронили…

Селия повертела в пальцах серебрушку – и вопрос был решен. Маргит выглянула из кухни, осмотрелась, и поманила Селию за собой.

Платье висело в шкафу.

Селия оглядела его – и уважительно покачала головой.

Золотистый арденский шелк. С вышивкой золотой нитью, по последней моде. В этом сезоне модны осенние мотивы, вот и здесь – осенняя рябина. Золотом вышиты листья, капельками… так, что это за камни?

Селия поковыряла красную капельку.

Коралл.

И держится как-то плохо, нет?

А, вот что! Тут были другие камни изначально.

Селия задумалась. Потом полезла смотреть швы платья, подкладку… Маргит нервничала, но девушка разобралась быстро, наградила помощницу еще одной серебрушкой – и попрощалась.

Забрала Юру и направилась к остальной компании, которая ожидала разведчиков в летнем кафе.

– А мне мороженое?

– Даже два!

– Да, два! Юра, тебе какое?

– А какое есть?

– Обычное, вишневое, клубничное, с орехами…

– Вот! Вишневое с орехами!

– А мне клубничное, – выбрала Селия. – Я жду!

Рональд посмотрел умоляющими глазами, но девушка не дрогнула. И только сунув в рот первую ложку мороженого, принялась рассказывать.

– За два месяца до смерти Грета познакомилась с неким Фернаном. Подозреваю, имя, как и обстоятельства – вымышленные. Слишком уж все хорошо для него сложилось.

Селия пересказала собравшимся про знакомство, про встречи Греты с Фернаном, про одновременные встречи с Бъярни.

И – подвела итог.

– Я видела платье. Это арденский шелк.

– Ой! – охнула Анна-Лиза.

– Да, я тоже была в шоке, – согласилась Селия. – А еще, судя по строчкам, по прошивке, по ниткам… Анни, ты у нас специалист. Платье из Арденского шелка, сшитое паучьей нитью и с аппликациями рубинами. Сколько может стоить?

– Запредельно, – просто ответила Анна-Лиза. – Мало кому по карману.

– Если слегка поношенное?

– Чуть поменьше. Не намного.

– Могут такое платье подарить служанке, выбросить…

– Сели, да ты что?! – вознегодовала Анна-Лиза. – Ты с ума сошла?! Это платье стоит, как годовой бюджет Академии, у королевы их, наверное, считанное число, а ты – подарить?! Его до последнего перешивать будут, тем более, что арденский шелк не линяет, и даже через двадцать лет выглядит шикарно.

– Нэ надоэст адно платьэ десять лэт насыть?

Анна-Лиза покачала головой.

– Это – арденский шелк. Грон, ты не понимаешь. Даже платок из этого шелка безумно дорогой, а уж платье!

Грон кивнул.

Не понимает. Ну, что ж теперь, зато примем, как оно есть. И поинтересуемся дальше.

– Нам эта поможэт?

– Конечно, – кивнул Рональд. – я знаю всего двоих портных в столице, которые работают с арденским шелком. Сели, ты сможешь его описать?

– Конечно.

– Тогда доедайте мороженое – и вперед! Не будем терять времени!

Юра послушно сунул в рот громадную ложку мороженого и закономерно подавился. Рональд похлопал его по спине.

– Спокойнее, дружище. Портные никуда не убегут.

Юра просиял ясным солнышком.

Дружище!

***

Первый портной ничего не сказал компании. А вот второй мигом опознал платье.

– Я лично шил его для герцогини Аргайл.

– Для КОГО!? – шепотом уточнил Рональд.

– Для герцогини Аргайл.

То, что сказал Рональд, по достоинству оценили все присутствующие. Даже орки, которые якобы 'нэ понимали'! Но интонации уловили.

– Мне надо поговорить с родителями!

– Вам нужна помощь? – Селия и сама не зала, почему она это спросила. Казалось бы, ну какое ее дело? Хотя…

Еще как ее! Аспирантура, если кто не забыл! Если ректор тебе чем-то обязан, предприятие сразу получает бонусы. Еще на старте.

Рональд задумался.

– Анна-Лиза со мной пойти не может. Определенно. Простите…

– Ничего страшного, я и не хочу, – кивнула девушка.

Рональд тоже не хотел.

– Орки тоже вряд ли…

Орки тоже были согласны.

– Мы – в Акадэмию? – предложил Грон.

– Вам одного покушения мало?

– Эммм…

Про покушения Грон чуточку забыл. Подумаешь – стреляли! В горах так регулярно развлекаются.

– Я отправлю вас в карете. Так, Анна-Лиза, Линда, Селия…

– Наверное, мне лучше пойти с вами, – Селия посмотрела на ректора. – Анна-Лиза сильнее меня, Линда лучше подготовлена, в схватке я для них – балласт. А вам могу пригодиться.

– Значит, так и решим. Вы со мной…

– И я! – встрял Юра.

Оставлять потенциального парня один на один? С женщиной?

Селия, ты мне друг, но Рональд мне дороже. И доверяться бабе…

Знаю я, какие вы хищницы! Только отвернись – мигом мужика уведете!

***

Явление Рональда в городском доме произвело эффект разорвавшегося огненного шара. Так все забегали.

Дворецкий раненой рысью метнулся куда-то вбок, чтобы через минуту появиться, и уже с достоинством поклониться.

– Ваша милость…

– Добрый день, Хорес. Мои родители – здесь?

– Его светлость. Ее светлость в поместье.

Рональд нахмурился.

– Доложите его светлости о моем приходе. И… есть здесь кто-то из мами… из камеристок ее светлости?

– Да. Лора Вакс, ваша милость.

– Позовите. Немедленно.

Селия отцепилась от Юры. А что?

Идти под руку с Рональдом Юра не мог, а уступать его Селии не хотел. И нашел самый простой выход – предложить руку Селии. Та приняла это совершенно спокойно.

– Вы здесь росли? – спросила она у ректора.

– В поместье. На природе.

– Понятно…

По лестнице медленно спустилась дама.

Другое слово ей как-то не подходило. Прислуга?

Осанистая, корпулентная, с бюстом, которому позавидовала бы Линда (у нее был вдвое меньше), с тщательно уложенными седыми волосами.

– Лори! – обрадовался ей Рональд.

– Мальчик мой!

Лора Вакс, а это была именно она, крепко обняла 'малыша' и расцеловала в обе щеки.

– Я скучала.

– Я тоже скучал. Тетя Лора, скажи, у ма… ее светлости есть платье из шелка?

– Да…

– Мэстер ректор, можно я спрошу? – не удержалась Селия.

– Конечно, – отстранился от страшной беседы о тряпках ректор.

– Платье из арденского шелка, сшито паутинной нитью, палевый цвет, может, чуть поярче, вышивка осенними листьями, гроздья рябины сделаны были… из рубинов?

– Из гранатов, – поправила Лора. – Но да, есть такое платье. Было.

– Было?

– Эрвин, – Лора Вакс почти сплюнула это имя.

Селия промолчала. А Рональд прищурился.

– Эрвин?

– Он кое-что прихватил, уходя из дома. Хотел, либо, до драгоценностей добраться, да не смог, ее светлость с собой шкатулку забрала. А вот платья не повезла… не до них было.

Рональд медленно кивнул.

– Я понял. Эрвин…

– Рон! – по лестнице спускался Кларенс Аргайл. – Ты не предупредил, но я рад тебя видеть!

– Мы уже уходим. Все, что нужно, мы уже узнали, – отрезал Рон.

– Да… может, останетесь на обед?

– Благодарю. Не стоит.

– Я настаиваю, – попробовал надавить Кларенс Аргайл.

Рональд пожал плечами.

– Мне – некогда. Селия?

– Благодарю за приглашение, вынуждена отказаться.

– Юра?

– Я, как вы, Рональд.

– Вот видите, ваша светлость? Нам – некогда.

– Но… при чем тут Эрвин?

– Когда я его найду – будет уже не при чем, – отрезал Рональд. Развернулся и вышел из дома.

Селия и Юра, не сговариваясь, опрометью кинулись за ректором.

***

Догнали они его в ближайшей подворотне.

Ректор снимал стресс, пиная ногами кирпичную стену. Стена стояла, и чихать хотела на все его выражения эмоций.

– С…а! М…к! Цверр генарр!

Селия сморщила нос, но ругаться не стала. Ладно уж… ее тоже слушать никто не заставляет. А вот как дальше…

Девушка еще думала, а вот Юра уже действовал. Он подошел к Рональду и мягко предложил:

– Давайте в Академию отправимся? Там можно и магией…

Рональд скрипнул зубами, но пинать стену перестал. И вовремя – над ним уже распахивалось окно.

Селия едва успела создать щит. Огненный, естественно, Рональд был в таком раздрае, что не сообразил бы.

Дама поросячьей наружности, высунувшаяся из окна, смотрела злорадно, и выражение ее лица медленно менялось.

Содержимое ночного горшка (хозяевам чем-то не понравились незнакомцы) зашипело, испаряясь еще на подлете. Вверх взлетело вонючее облако.

– Ходу! – рявкнул Рональд, хватая за руку Юру, а пробегая мимо, еще и Селию, и увлекая за собой. – Ноги!!!

И правильно, потому что ровно через секунду из того же окна раздался вопль:

– Страаааажа!!!

Пока стража успела, злоумышленников, которые отпинали дом и морально оскорбили его хозяйку. Как?

Об… эээ… обвоняв по самую крышу. Но такой статьи в уложении о наказаниях не было.

Отдышались злоумышленники уже через три улицы. Отряхнулись и изобразили сплошную невинность. Селия, как единственная дама, расположилась посередине и взяла спутников под руки.

– Рональд, вам не кажется, что надо что-то рассказать?

– Да? – ревниво поддакнул Юра.

Рональд покосился на них.

– Спелись?

– Сшипелись, – поправил проходимец. – Так все же? Кто такой Эрвин?

– Я расскажу в Академии, – сдался Рональд. – Обещаю. А так… это – мой бывший брат.

***

Рассказывать пришлось в домике орков. Именно туда набилась вся компания.

Юра посмотрел и пошел делать глинтвейн. Не алкогольный. Клюквенный. Благо, лимон и пряности нашлись, часть клюквы Юра просто отжал, вторую чуть проварил, смешал, добавил немного вина – для запаха, не для вкуса даже. И выставил на стол.

– Угощайтесь.

Все выпили и пристально поглядели на Рональда.

Ректор поднял руки вверх.

– Ладно. Если бы не покушение на Грона, я бы промолчал. Но раз уж так…

Все молчали и слушали.

– Все в курсе, что мне было пятнадцать, когда я ушел из дома? Ладно, шестнадцать исполнилось, день моего рождения…

Все закивали, хотя в курсе были только девушки. Но – если сказал?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю