332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Фрейлейн Кросс » Двенадцатая Дверь (СИ) » Текст книги (страница 14)
Двенадцатая Дверь (СИ)
  • Текст добавлен: 8 ноября 2017, 09:30

Текст книги "Двенадцатая Дверь (СИ)"


Автор книги: Фрейлейн Кросс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 15 страниц)

– Не пора ли это прекратить? – вырвалось у Лины. – Чего ты добиваешься?

– А ты закончила? – обманчиво мягким тоном произнесла Вероника. – Этот балаган. Тоже мне, наследница королей.

– Кто бы говорил, – заметила Шарлотта ядовито. – Я правда не хотела этого. Не хотела вновь вмешиваться, применять силу и вновь уговаривать глупого монарха, который дальше своего носа не видит! Неужели ты не понимаешь, несносная девчонка? Если бы я хотела войны, твой дворец уже окружили бы все маги моего ордена! Я надеялась, что ты не такая, как твои предшественники, что ты не ослеплена властью! Но я ошиблась. Ты всего лишь жадный ребенок, который вцепился в погремушку. Ты сама понимаешь, кому ты доверилась?

– Тем, кто посильнее вас, – отозвалась Вероника презрительно.

– Неужели? – сказала Вильгельмина. – Вы в этом уверены, ваше величество? Обернитесь вокруг, ведь вы остались в одиночестве.

– Заблуждаетесь.

Лина взглянула на Шарлотту, но та явно была раздражена, и у тетушки Вильгельмины выражение лица было скептическое. Однако что-то подсказывало Лине, что королева не блефовала. Она что-то задумала, и поэтому поражение ее личного отряда так мало ее взволновало.

«Знать бы еще, откуда придет атака», – подумала Лина. Руки ее дрожали от напряжения.

– Теперь все закончится, – проговорила Вероника.

Лина попыталась шагнуть вперед, но не смогла. Ноги точно приросли к полу. Краем глаза она увидела, что тетя тоже находится в странном оцепенении. Она посмотрела вниз, и увидела золотистое сияние. А пламя светоча над ее головой разгоралось все ярче.

В следующее мгновенье ее душа покинула тело. Теперь ей казалось, что ее здесь, в этом странном зале, давно нет, она уже много лет летит, летит куда-то или прочь от чего-то. Ее пальцы касаются свитка, и она торопится развернуть его. А буквы то расплываются перед ее глазами, то ложатся ровными строками.

– Там было заключено заклинание, – резкий голос Шарлотты прозвучал совсем рядом с ней. – Проклятье, кто знал, что она его найдет!

Лина все слышала, но не могла ничего разглядеть. Белый свет слепил ее, и она не видела даже смутных очертаний.

– Теперь уже поздно, – отвечал мужской голос. – Она Привратница Двенадцатой Двери, судьба это, несчастье или случайность, этого не изменить.

– Да ведь она ребенок! Ей нет четырех лет. Это безумие.

– Сколько еще ты собиралась хранить эту тайну, Шарлотта? Или ты думаешь, на тебя не ведется охота? Ивви открыла свиток, ты должна завершить начатое.

– Твой сын должен был получить это заклинание.

– Рэй возглавит наш орден. Эванджелина займет твое место.

– Аннабель! Скажи что-нибудь!

Голос ее матери, такой далекий, словно из сновидения, донесся до Лины.

– Заверши ритуал. Выбора в этом у нас нет, свиток привлек ее, теперь уже поздно. Затем я запечатаю ее магию, и мы покинем Кину.

– Предпочтете скрываться? – в голосе Шарлотты зазвучало отчаяние. – Ты покинешь орден?

– Чтобы отвести подозрения от нашей дочери, я исчезну. Я с самого начала предчувствовала, что что-то надвигается, с самого твоего возращения, Лотти. Они идут за нами.

– Они?

– Я не знаю, кто, но я чувствую опасность. Кто-то хочет вновь открыть Двенадцатую Дверь, и Ивви стала живым ключом. Мы должны уехать.

– Если удалитесь за море, ваша магия ослабнет. Здесь источник нашей силы.

– Я спрячу дочь под носом королевской семьи. Я поеду к моей младшей сестре.

– Вильгельмина не слишком озабочена судьбой ордена, – заметила Шарлотта. – Она всегда была слишком своевольной. Не так ли, Рэйган?

– В данной ситуации это, скорее, преимущество, – заметил отец Рэя. – К тому же, Мина уже долго живет в Рейале. И она умна.

– Аннабель, а что будет с вами?

– Когда Ивви привыкнет к новому дому, я отправлюсь за море. Буду искать ответы в других королевствах.

– А Брайан?

– Думаю, муж поедет со мной. Если мы… если мы оба исчезнем на какое-то время, о нас забудут, ведь так?

– Но Ивви?..

– Будет в безопасности. К тому же, твое право, как хранительницы знания, призвать ее в любой момент.

– Мне все это не нравится. Нельзя нам разделяться. Наш орден… наша семья все меньше и меньше.

– Ты всегда сможешь найти нас. И ты, и Рэйган, и Рэй, когда вырастет… И узнает правду. Пусть… пусть они думают, что победили. Что орден раскололся и утратил свою былую силу, что мы в отчаянии. Пусть. Я уверена, что наши невидимые противники сильны и коварны. Нам нужно время подумать. И немного хитрости.

Повисла тишина. Лина все еще парила призраком в прошлом, слыша далекие голоса и не видя говорящих.

– Что же, – сказала Шарлотта наконец. – Раскол я смогу изобразить, уж в этом положитесь на меня.

– И я подыграю тебе, любезная сестренка.

– Спасибо, Рэйган. Пока Аннабель, Брайан и Мина готовят Ивви, тебе нужно будет заняться сыном.

– Я научу Рэя тому, чему меня научил отец. Но пусть он сам выберет свою дорогу, когда возглавит орден.

– Пожалуй, это мудро.

На мгновенье Лина отчетливо осознала то, что блуждает в прошлом, увидела взволнованное лицо Вильгельмины перед собой и даже ощутила ее руки на своих плечах, но тотчас словно поток бурной реки унес ее вновь, далеко за пределы королевского зала.

– Мы остановить их должны, просто остановить! – звучал яростный голос. – Убить их мы не сможем, это же очевидно!

– Да, верно, – кто-то отозвался спокойно. – Путь домой нам заказан.

Вокруг плясал огонь, и кроме пламени ничего не было видно.

– Сколько еще это будет длиться? – тихо спросил кто-то. В голосе этом звучало отчаяние, а не надежда. – Сколько еще мы будем умирать?

– Мы обречены… Сколько прошло лет? Столетий?

– Семьдесят лет, – сказала Лина. – Вы здесь уже семьдесят лет, Привратники.

Собственный голос она не узнавала. Огонь вокруг нее всколыхнулся.

– Крэссида! – этот голос был знаком Лине. – Она смогла вернуться? Что с ней сталось?

– Она жива! – крикнула Лина. Ей хотелось кричать громче, она подогревала ярость в своем сердце, она хотела разрушить этот призрачный мир. – Она вернулась! Вы спасли всех!

И мир вокруг нее вдруг обрел четкость. Она увидела троих магов в черных плащах с серебряными узорами. Двое были взрослыми мужчинами, один совсем юноша. Ближе всех к ней стоял лорд из ее сна, так похожий на Рэя. Муж Шарлотты, самый сильный маг в своем поколении.

– Ты нас слышишь. Значит, в тебе течет наша кровь. Тебе передали заклинание.

– Да. Но я не могу его вспомнить.

– Так оно и лучше.

– Нет, не лучше. Я его вспомню. Я найду свиток и прочту его вновь. И я открою Двенадцатую Дверь.

– Нельзя этого делать!

– Я за вами вернусь и освобожу! – проговорила Лина. – Я клянусь своей жизнью!

– Нет, – строго сказал муж Шарлотты. – Береги наш род.

– Это нечестно!

– Война честной не бывает. Как тебя зовут?

– Эванджелина, – выдохнула она. – Эванджелина Вестфилд.

– Заботься о клане, Эванджелина. Ступай домой. Всегда, всегда помни кто ты.

– Королева хочет уничтожить портал. Вы навсегда здесь останетесь!

– Мы были готовы к этому, когда шагнули сюда. К тому же, этот портал нельзя уничтожить. Ступай, дитя.

Лина помотала головой, но было поздно, и она вновь была в зале светоча.

– Лина, что с тобой? – воскликнула Вильгельмина, встряхнув ее. – Ты так напугала меня.

Ответить Лине не удалось. Звук, похожий на пушечный залп, раздался в зале, и невероятная сила сотрясла воздух. Зеркала приняли на себя эту волну и разлетелись вдребезги. Лина подняла голову: в центре зала она увидела Рэя. Выражение его лица было по-настоящему ужасно. За его спиной был Вилл, который выглядел так, точно его сейчас вывернет наизнанку.

– Нет, – простонала королева. – Нет, это невозможно! Все должно было быть не так!

Ее отчаянные возгласы потонули в криках и ругательствах солдат и придворных, которые заполняли зал. Лорд-канцлер и королева-мать были среди вновь прибывших. Но они замерли, когда самая странная свита вдруг окружила Рэя. Темные призраки плясали вокруг него: это были не тени, но и не люди. Лина не знала, как они называются, но смутно помнила о том, что существа эти связаны с кланом древним контрактом и служат верно истинному лорду Блэкторну. Правда, не всегда было понятно, кого они считают истинным лордом.

Рэй огляделся. Его взгляд задержался на Лине и на Шарлотте, но видно было, что искал он не только их. Облегчение мелькнуло в его глазах лишь на мгновенье, и снова лицо его омрачилось. Потом он медленно повернулся к толпе у двери.

Лина была уверена в том, что сейчас прольется кровь. Все зашло слишком далеко, и чтобы выбраться живыми из дворца королевы, им придется сражаться. Однако Рэй удивил ее.

– Ее королевское величество тяжело больна, – сказал он. – Ее разум помутился, кто-то отравил его. Для защиты нашей королевы и сохранения мира в государстве власть должна быть временно передана в руки лорда-канцлера и ее сиятельства королевы-матери. В то время я, лорд Рэйден Блэкторн, именем своим и честью клянусь найти преступников, покусившихся на королеву, и призвать их к ответу.

– Безумец, – проговорила Вероника. Ее лицо было белым как снег.

Королева-мать приблизилась к дочери и взяла ее под руку. Вероника пошатнулась. Но она не стала спорить, ее взгляд потух, и она словно потеряла всякий интерес к происходящему. Королева-мать повернулась к Рэю, пытаясь сохранить остатки достоинства, однако голос ее задрожал.

– Лорд Блэкторн, мы благодарим вас за верность и храбрость. Быть посему. Обвинения с мисс Вестфилд будут сняты. Найдите же злодеев, которые причинили нам весь этот вред.

Рэй поклонился. Через минуту королева-мать и лорд-канцлер увели Веронику, за ними последовали стражники, а затем и придворные. Рэй подошел к Лине и взял ее за руку. Ей показалось, что он хочет ее обнять, и она не сразу осознала странное ощущение, будто ее запястье царапает терновник, и плеть обвивается вокруг него. Когда она опустила взгляд, увидела на своей руке браслет из серебряных шипов.

– Согласно древним законам нашего рода, подчиняйтесь ей, – сказал Рэй сухо. Он обращался к призрачным фигурам в мантиях. – Эта девушка – невеста вашего лорда, которому вы все присягали на верность.

Повисла такая тишина, что Лина не удивилась бы, если бы услышала бешеный стук собственного сердца. Парочка язвительных выражений у нее вертелась на языке, но она сдержалась. Призраки остались безучастными к заявлению и не шелохнулись.

– Я опоздал, не так ли? – спросил Рэй, разом стряхнув с себя ореол торжественности.

– Нет, – отозвалась Шарлотта. – Они так и не появились. А заклинание, которое они вручили королеве, оказалось не слишком сильным, чтобы удержать Лину. Но что-то с тобой произошло, ведь так?

– Я была вновь в коридоре миров, – сказала Лина. – Этого они хотели? Разве одно это могло разрушить светоч?

– Возможно, это никогда не было их целью, – пробормотала Вильгельмина. – Может, они вовсе не собирались разрушать Двенадцатую Дверь. И хорошо бы уже знать, кто эти они!

– Кем бы они ни были, даже Веронику им удалось подчинить. Сыграли на ее страхах. А она оказалась слабой.

– Тут ничего не поделаешь, – сказал Вилл. Он лишь теперь приблизился к статуе ворона. – История не так уж много знала достойных королев. Лина, ты как?

Она улыбнулась и покачала головой, и он шепотом сообщил ей о том, что тоже прошел через коридор миров.

– Освободи их, – сказала Шарлотта Рэю и кивнула на духов. – И нам самим пора убираться отсюда.

Она шагнула к выходу, но Рэй удержал ее.

– Спасибо, тетя Лотти, – сказал он серьезно. – Я тебе жизнью обязан.

– Не благодари.

Рэй поколебался мгновенье и сказал:

– Ты знаешь, где отец? Что с ним стало?

Лицо Шарлотты смягчилось.

– Я не знаю. Я ищу его все эти годы. Он, Аннабель и Брайан исчезли. И мне это совсем не нравится.

– У нас будет время все обсудить, – сказала Вильгельмина. – Не здесь. Пора уходить.

Они прошли по коридорам, и в этот раз никто не пытался остановить их. Стражи дворца косились на них чуть ли не с ужасом. Как только они оказались за вратами, Лина увидела знакомую фигуру вдалеке. Гвендолин спешила к ним навстречу.

– Это так ты держишь обещания? – поинтересовался Вилл, когда она приблизилась. И хотя Гвен ничего не ответила, даже не взглянула на него, он шагнул вперед и сжал ее в объятьях. Лина и Рэй обменялись понимающими взглядами. Затем Гвендолин мягко высвободилась и подошла к Лине.

– Все в порядке? Никто не ранен?

– Все закончилось, – сказала Лина.

– Я встретилась с Риттером по дороге сюда. Он тебе не навредил?

– Что? – воскликнул Рэй. – Ты сама-то в порядке?

– Меня он не тронул, – Гвен быстро перевела взгляд на Вилла, который стал мрачен как туча. – Кто же все-таки стоит за всем этим?

– Вопрос хороший.

– Вопросы чуть позже, нам всем не помешает отдохнуть, – проговорила Вильгельмина. – Пойдемте ко мне домой. Там и поговорим.

Над столицей королевства вновь поднималось солнце, а шум у ратуши, который поднялся еще прошлой ночью, так и не стих. Удивительные события вчерашнего дня все еще будоражили горожан, и толпа в центре столицы не торопилась расходиться. Как это часто бывает, правда о произошедшем быстро обросла слухами и предположениями. Говорили о том, что королева стала безумна и лишилась трона, и тут же прибавляли, что на самом деле она была убита заговорщиками, а смерть ее скрывают, дабы избежать бунта. О Привратниках шептали, что они вернули свои привелегии во дворце и вновь защитили королевство от зла, но не сомневались в том, что у таинственного рода Блэкторнов как всегда свои темные цели. Однако никто не знал наверняка, что будет дальше. Мало кто верил в то, что власть надолго сохранится в хрупких руках вдовствующей королевы-матери или лорда-канцлера. И вновь, сначала тихо, а потом громче зазвучали речи о том, что эта династия была обречена с самого начала, проклята и не принесла стране ничего хорошего.

На Каменной аллее почти не было слышно взволнованных голосов. Лина в одиночестве сидела на террасе, вглядываясь в темные очертания домов и деревьев, которые были знакомыми и какими-то чужими одновременно. «Таверна» была совсем рядом, но у Лины и мысли не было туда наведаться. Теперь она была вновь свободна, но веселые беззаботные деньки, казалось, остались в прошлом. Слишком многое ей предстояло сделать теперь. И своими планами она мало с кем могла поделиться.

Перед ней открылся новый путь. Найти родителей, разыскать отца Рэя. Узнать как можно больше о Привратниках и об Ордене Розы. И этот треклятый свиток… Она должна была выяснить все о портале, Привратницей которого являлась.

Звук шагов за ее спиной дал Лине понять, что не только ей не спится. Через мгновенье ее плечо легонько сжали.

– Как ты?

– В порядке, – отозвалась она. – Не хочешь посидеть со мной?

Рэй присел рядом с ней и взял ее руку, украшенную терновым браслетом. Лина не удержалась от улыбки, когда вспомнила, с какой торжественностью Рэй назвал ее своей невестой. С того момента, как они оказались в доме Вильгельмины, Рэй смотрел на нее лишь мельком, будто боялся заговорить. Он мало участвовал в разговорах, которые остальные оживленно вели у камина. Когда Гвендолин, которую все еще терзала полученная рана, не вынесла бдения и отправилась в постель, Рэй и Виллард тоже пошлив отведенную им комнату. Лина недолго оставалась с Вильгельминой и Шарлоттой, ей хотелось побыть одной и подумать.

Сейчас ей казалось странным то, что Рэй чего-то опасался с ее стороны, ведь она никак не проявила ни гнева, ни разочарования. Возможно, он хранил тайну слишком долго и не знал, как вести себя теперь.

– Для меня всегда было удивительным то чувство, которое я испытывала рядом с тобой, – сказала она негромко. Рэй поднял голову и посмотрел на нее. – Будто мы связаны. Будто я всегда знала тебя. По крайней мере, теперь все обретает смысл. Значит, мы играли вместе, когда были детьми?

Он улыбнулся, но ничего не ответил. Она попыталась представить его маленьким ребенком, но не смогла. Воспоминания о жизни в Кине были для нее такими далекими, словно они вовсе не принадлежали ей.

– Ты сразу узнал меня? – спросила она.

Рэй покачал головой.

– Когда я увидел медальон, который ты обронила в моем саду, в моей памяти словно что-то шевельнулось. Но Орден Розы, семья Вестфилд уже отдалились от моего клана, когда я начал обучение. И я никогда не придавал значения побочной ветви рода Блэкторнов. Я смутно помнил Ивви, которую любил как сестру, и фамилию которой давно позабыл. Все эти воспоминания остались в счастливом детстве, в котором была моя мать. Возвращаться к ним я не видел смысла. А потом ты появилась.

Его улыбка стала печальной, и он вновь опустил голову.

– Когда я увидел твое лицо в ту ночь, я растерялся. Я тебя не узнал, все-таки прошло больше десяти лет, и все же я чувствовал, что знаю тебя. Замечу, я вовсе не собирался сближаться с тобой. Кто знал, может, тебя послали враги, чтобы заманить меня в ловушку? Однако тебе все же удалось разжечь мое любопытство. И те дни, которые мы провели вместе, стали точно озарением для меня. Когда я вернулся в Кину, я поднял нужные архивы. Я смог найти обрывки информации об Ордене Розы и о последних знатных его представителях. Я вспомнил Ивви, но поверить в то, что ею оказалась ты, для меня было невероятно. Впрочем, когда я увидел тебя снова, на балу королевы, все сомнения исчезли.

– Ты вспомнил, как я выглядела в детстве? – сказала Лина.

– Не совсем. Просто в восемнадцать лет ты стала копией своей матери, Аннабель, а ее портреты были в архивных записях, и я их видел.

Руки Лины задрожали. Мысль о родителях повергала ее в настоящее отчаяние, теперь она была уверена в том, что с ними случилось что-то плохое. Шарлотта тоже так считала, и даже тетушка Вильгельмина не скрывала своего мрачного настроя.

– Додумать остальное было просто, – сказал Рэй. – Только важная причина могла заставить представителей знатного рода уйти в добровольное изгнание. Я, конечно, не знал, кем была тетя Лотти на самом деле. Признаться, я и сейчас не могу в это поверить. Но я догадывался, что что-то было нечисто с исчезновением Вестфилдов. И я планировал все разузнать, не привлекая внимания, однако события стали развиваться слишком стремительно.

– Это точно, – усмехнулась Лина. – Кто-то хотел настроить Веронику против Привратников и указал ей на меня…

– Думаю, никто наверняка не знал, кто именно стал Привратником Двенадцатой Двери. Благодаря этому ты прожила все свое детство в относительной безопасности. Но, когда Вероника узнала, что кто-то все еще может открыть портал в мир змея, она решила действовать. Характер ее не позволил бы ей сидеть сложа руки. Я даже готов предположить, что наша свергнутая королева верила в то, что защищает свой народ таким образом. Ее план был не самым блестящим, все равно что пальба по воробьям из пушки, однако он на удивление хорошо сработал.

– Ее план?

– Королевский бал. Не просто так она всех волшебников собрала. Ей нужно было лицо на проекции.

– Когда я вошла в зал светоча… – сказала Лина медленно.

– Верно. Магия – сложное искусство, но даже она подчиняется закону притяжения. Будучи Привратницей, ты должна была почувствовать зов портала, оказавшись так близко к нему.

– Я просто заблудилась.

– Но ты вышла прямиком к светочу и даже использовала магию против собственной воли. Вероника получила то, что хотела. Благодаря защитным заклинаниям во дворце, твое лицо тотчас отразилось на проекции, а остальное было проще простого. Имитировать нападение на королеву, сообщить о похищении светоча и объявить на тебя охоту. Вероника собиралась уничтожить портал, значит, ее смогли убедить в том, что с твоей помощью она это сможет.

– Это невозможно, – сказала Лина, вспомнив свой последний визит в коридор миров. – Портал нельзя разрушить.

– Разумеется, нет. Думаешь, Крэссида не пожертвовала бы жизнью, если бы это помогло закрыть Двенадцатую Дверь навсегда? Нет, те, кто управляли королевой из тени, вовсе не собирались уничтожать портал. Скорее вновь открыть его.

Лина нахмурилась.

– Ты думаешь, за этим стоят те, кто выпустил вирма семьдесят лет назад?

– Почти уверен. Это адепты Огненного Дракона. Похоже, Вероника своей поспешной топорной работой немного спутала их планы, однако… По какой-то причине они чувствуют себя почти неуязвимыми. И если исчезновение наших родителей – это их рук дело, никто из нас не в безопасности.

– И все же они прячутся, – пробормотала Лина. – Не вступают в открытое противостояние.

– Верно. Однако не стоит думать, что маги, избегающие открытых битв, слабы. Порой они попросту слишком умны и намерены исключить любые риски. А вот мы себя обнаружили.

Рэй выдохнул и мрачно договорил:

– Я должен защитить орден и принять наконец титул магистра. На возвращение отца я больше не могу рассчитывать.

Теперь был черед Лины сжать его руку. Браслет на ее запястье вновь царапнул кожу.

– Долго я буду это носить? – спросила она, указав на браслет.

Рэй сардонически улыбнулся, но в его глазах мелькнуло что-то, похожее на смущение.

– До дня нашей свадьбы. Потом получишь колечко и вот его ты уже никогда не снимешь.

– Очень смешно, – буркнула Лина. – Зачем ты это сделал?

– Чтобы дать тебе защиту, конечно.

Лин театрально ахнула.

– А я так надеялась на признание в бессмертной любви! Выходит, ты просто заботишься о девочке, с которой когда-то играл.

Рэй улыбнулся. Он поднес руку Лины к губам и поцеловал ее запястье.

– Я был привязан к Ивви, – сказал он просто. – Как к младшей сестре. Но ты уже давно не она. И влюбился я в Лину.

У нее перехватило дыхание, когда Рэй взглянул в ее глаза.

– Лина, которая была такой храброй, что пришла ночью в сад, который пугал ее. Такая добрая, что подружилась с наследником клана, который все ненавидели. Ты всегда так искренне всему радовалась, всегда была такой веселой. Вилл тебе правду сказал, я влюблен в тебя. Всем своим сердцем. И я знаю, что ты пока не чувствуешь ко мне того же.

Лина открыла рот, чтобы возразить, но не осмелилась. Она подумала об Эрике. Ее увлечение им было таким сильным, однако теперь от прежней влюбленности не осталось и следа. Но Рэй… Ведь с ним все было иначе. И все же она не могла с уверенностью сказать, где заканчивались клановые узы, которые объединяли их, и начинались узы любви.

Ее сердце сжалось, а лицо омрачилось, и тем сильнее было ее удивление, когда она увидела добрую улыбку на лице Рэя.

– Я люблю тебя, Лина. И сделаю все, чтобы однажды ты тоже меня полюбила. Я буду твоим лучшим другом и спутником, я никогда не оставлю тебя одну. Это я тебе обещаю.

Его губы коснулись ее губ, и Лина взяла лицо Рэя в свои ладони. Что бы он ни говорил, ей казалось, что любовь уже давно проснулась в ее сердце. И все же ей показалось особенно трогательным намерение Рэя не торопить ее.

Когда он отстранился, она улыбнулась ему и мягко провела пальцами по его виску.

– Что же мы теперь будем делать, Рэй? Ты обещал вернуть Веронику на престол.

– Вовсе нет. Я обещал покарать преступников, и я это сделаю. Но Вероника не удержится на троне. Ее династия принесла только беды. Привратники совершили ошибку, когда поддержали притязания ее предков на престол. Я только надеюсь, что исправить эту ошибку не поздно.

– О чем ты говоришь?

Рэй поднял глаза к светлеющему небу.

– Если потомки принцессы Дары живы, нужно их найти. Пришло время вернуть корону истинному правителю.

Горожане проявили удивительную стойкость и даже к полудню нового дня не спешили расходиться с главной площади. Все еще ждали новостей, несмотря на то что врата во дворец были закрыты, а королевский парк гвардейцы окружили тройным кольцом.

– Они о себе так пекутся? – недовольно говорили в толпе. – Интересно почему? Если опасность рядом, можно было бы и простых людей предупредить.

Только дети оставались безмятежными и не замечали тревожного настроя взрослых вокруг. На ступеньках ратуши они устроили веселую игру с фигурами на тросточках из реквизита кукольного театра.

– Белый дракон! – кричала одна девочка воодушевленно, водя тросточкой, к которой был прикреплен игрушечный дракон с хвостом из белых лент.

– А где же остальные три? – раздался негромкий голос рядом с ней.

Дети удивленно повернулись и увидели, что кто-то из взрослых все же наблюдает за их игрой. На ступеньках чуть выше их простого самодельного театра сидела девушка, такая красивая, что от нее сложно было отвести глаза. Она совсем не походила на других жителей королевства. У незнакомки было ослепительно белое лицо, огромные зеленые глаза, изящные украшенные кольцами руки и блестящие черные волосы, которые окутывали ее точно шелковым покрывалом. И одета она была необычно: в жакет и узкие брюки из черной кожи. Мальчишки пришли в восторг, когда увидели длинный кинжал, который красавица носила на поясе.

– Вы ведь знаете легенду? – спросила девушка, с любопытством наблюдая за детьми. Те смотрели на нее как завороженные. – Давным-давно, когда мир только появился, на свете правили четыре дракона. С языка, который давно умер, их имена можно было перевести так: Свет, Тьма, Огонь и Вечность. Самым сильным был Свет, белый дракон, который превыше всего любил жизнь. Он был милосердным и защищал людей и животных, и магических существ тоже. Однако младший его брат, огненный дракон, не желал отдать мир недостойным людям. И однажды он напал на белого дракона. Они долго бились, и земля дрожала от этой битвы. Белый дракон был повержен, он упал на землю и издох. И там где тело его истлело, выросли эдельвейсы. Но и огненный дракон не вышел победителем. В битве с братом он утратил крылья. Вместе с крыльями ушла добрая часть его силы. Огненный дракон превратился в огромного червя и стал зваться вирмом. В отвращении драконы Тьмы и Вечности схватили своего обезображенного брата и утащили его в мир под землей, где он был обречен жить в окружении гадких созданий, недостойных света. Горе от потери обоих братьев заставили драконов Тьмы и Вечности окаменеть. И в мире стали править люди. Однако, согласно древним предсказаниям, наступит час, когда поднимутся ветры, и вода в реках закипит, и мир вновь содрогнется от гласа драконов.

Девушка закончила свой рассказ нараспев, не сводя с обращенных к ней детских лиц насмешливого взгляда.

– Значит, огненный дракон возвращался однажды? – прошептал один из мальчишек. – Это страшный змей, который напал на королевство?

– Верно, – подтвердила девушка. – Но то была лишь его тень и его порождения. В глубине мрака и в огненной долине вирм дал жизнь многим чудовищам. Он построил для них колыбель и взрастил их. Потом запретная дверь была открыта, и колыбель перевернулась.

– Но они же никогда не вернутся? – жалобно проговорила девочка, которая все еще сжимала в руках игрушечного белого дракона.

Рассказчица покачала головой.

– Они всегда возвращаются.

И вслед за ее словами тяжелый колокольный звон зазвучал в воздухе. Это был тревожный звук, предвестник опасности. Девушка на ступеньках подняла голову и увидела кружащиеся черные смерчи в небесах, а рядом с ними огромные небесные корабли, которые закрыли солнце. Дети в ужасе и восторге указывали на воздушную флотилию.

– Дирижабли! – кричали они. – Настоящие дирижабли!

Взрослые не разделяли их воодушевления. На главной площади вновь яблоку было негде упасть. Люди стремились к ратуше со всех уголков столицы и не верили своим глазам. Никто не сомневался в том, что началось вторжение.

Девушка на ступеньках сидела неподвижно и с улыбкой смотрела на небо.

– Недолго был мир в королевстве, – прозвучал голос рядом с ней. – Вот и славно. Они наконец прибыли, я уже заждался.

– Мистер Риттер, – сказала красавица, не поворачивая головы. – Давно не виделись. Не наскучило вам сидеть в клетке?

– Спешка – худший враг, – заметил Квентин с иронией. Он сделал шаг вперед, бесстрастно разглядывая потемневшее небо.

– Как и промедление. Сбежала девчонка?

– Им всем теперь некуда бежать. Разве это не прекрасно.

Девушка поднялась со ступенек и повернулась к Квентину лицом. В глубине ее зеленых глаз вспыхивали искорки, но жесткая складка у рта напомнила Риттеру о том, что скрывается под этой восхитительной оболочкой. То, что Рид пленился этой бессердечной потаскухой и оттолкнул девушку, которая по-настоящему его любила, повергало Квентина в веселое недоумение.

– Нам есть что рассказать друг другу, – насмешливо сказал Квентин. – Обсудить общих знакомых… Но боюсь, сейчас на это нет времени. Пора идти, нас уже ждут, Кейлен.

Через час дирижабли были на земле, перед королевским дворцом. Королеве-матери сообщили о том, что прибыл принц Вэлин, жених ее величества. Этот визит был таким несвоевременным, что казался почти неприличным. Однако вдовствующей королеве ничего не оставалось, кроме как позволить гвардейцам пропустить прибывших во дворец.

Принц явился в сопровождении своих солдат. Королева-мать и лорд-канцлер встретили гостей в одном из маленьких залов дворца. Вэлин шел первым. На нем был яркий наряд, а лицо его было раскрашено, как у портовой девки. Королева-мать впервые увидела принца собственными глазами и ужаснулась выбору Вероники. Мало того, что принц был разряжен, как клоун, на его лице была нахальная, непристойная улыбка. Вэлин приблизился и снял с головы зеленый берет. Он изящно поклонился и вновь выпрямился. Теперь королева-мать смогла хорошенько разглядеть его лицо, изуродованное давней болезнью. Даже толстый слой пудры и румян не мог скрыть многочисленные рубцы на лбу и щеках. Холодные голубые глаза принца были густо подведены черным. В каштановых волосах поблескивали золотые и серебряные нити.

Свита принца осталась на почтительном расстоянии, однако позы чужестранцев сложно было назвать скромными. Некоторые со скучающим видом разглядывали зал, другие переговаривались и усмехались. Солдаты поигрывали изогнутыми клинками, словно готовились пустить их в ход. Сердце королевы-матери замерло, когда она увидела, что один из подданных Вэлина держит на поводке огромную черную пантеру.

– Ваше сиятельство, – сказал Вэлин. – Это честь для меня.

– С прибытием в Рейаль, – отозвалась королева-мать еле слышно.

Взгляд ее все еще блуждал по толпе за спиной принца. Она увидела группу людей, которые держались чуть поодаль, окружая статного мужчину в голубом плаще. Ближе всех к нему стояли крепкие стройные женщины, одетые в коричневые мундиры и вооруженные мечами. Королева-мать поняла, что вместе с принцем Вэлином прибыл и его вассал, князь Иннэгара, в сопровождении своей личной гвардии. По напряженному лицу князя было ясно, что он нисколько не рад был оказаться в Рейале таким образом, однако выбора у него не было. Он обязан был подчиняться Вэлину.

Внезапно королева-мать осознала, что значит неожиданный визит жениха ее дочери.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю