332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Эдвард Элмер Смит » Кровавое око Сарпедиона » Текст книги (страница 7)
Кровавое око Сарпедиона
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 20:54

Текст книги "Кровавое око Сарпедиона"


Автор книги: Эдвард Элмер Смит






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 10 страниц)

6

Лаборатория Скандоса в горах Ампассера, полдень.

– Вы были великолепны, учитель! – расхохотавшись, Фурмин лихо сдвинул на лоб свой серебристый обруч.

– В какой из визитов? – тоже улыбнулся хронофизик. – В первый, во второй или в третий?

– Каждый раз! Каждый раз – ив своем роде! Скандос покачал головой, вглядываясь в оживленную физиономию своего помощника.

– Думаю, при первом посещении я выглядел весьма жалко, – он наклонился к мертвому сейчас стеклянному экрану хроноскопа, в глубине которого отражались сухие черты его костистого худощавого лица. – Эти ломариане… любой из них на полфута выше современного человека! Вот вы, Фурмин, пришлись бы там кстати, – физик снова оглядел рослую фигуру ассистента.

– Я не прочь, – молодой человек повернулся к монитору темпорального интравизора, на котором сейчас застыла яркая сцена: обрамленная утесами впадина на склоне горы, толпы народа, блистающая золотом и серебром группа придворных, девушки-жрицы в белоснежных хитонах, король Фагон – величественный, седобородый, – и Тедрик, лорд-кузнец, швыряющий в пропасть ковш с бренными останками Сарпедиона. Над ним, на фоне голубого неба, виднелся сияющий шар со смутно различимой фигурой внутри. Фурмин тронул верньер, и на экран выплыло милое девичье лицо с полуоткрытыми, не то в изумлении, не то в страхе, алыми губами.

– Да, не прочь, – задумчиво повторил ассистент, вглядываясь в это видение прошлого.

– Кажется, юная леди Трейси тронула ваше сердце? – Скандос покосился на монитор.

– Как и ваше, учитель… Вы оказали ей столь явные знаки божественного благоволения…

– Милая девочка, – кивнул головой физик. – Но нашему кузнецу суждена другая, и он этим ничуть не огорчен. К тому же, Роанна – наследница престола…

– Значит, можно считать, что наши коррекции истории удачны? – Фурмин медленно вращал верньеры интравизора, всматриваясь в плывущие на экране картины.

– Пока что – да. И хроноскоп показывает, что реальность уже начала преобразовываться. Мы плавно переходим на другую временную ветвь, Фурмин, – Скандос щелкнул тумблером, и стеклянный глаз осветился. Как и прежде, по нему шли две зеленые линии, и верхняя из них щетинилась многочисленными зубцами. – Пики все время растут, – задумчиво сказал физик, – все меняется, и меняемся мы сами… незаметно и постепенно… Мы уже не те Фурмин и Скандос, которые начинали этот эксперимент.

– Не все ли равно! – молодой человек беспечно махнул рукой. – Зато наш мир будет жить!

– Гарантий нет, – физик покачал головой и – бросил взгляд за окно, на багровую звезду. За последний месяц она несколько потускнела и потеряла свой кровавый отблеск, медленно коллапсируя и превращаясь в красного карлика. – Как ваши головные боли, Фурмин? – неожиданно спросил он.

– Стали меньше. Это известный факт – пять-десять лет, пока пылает Око Сарпедиона, боль сводит с ума, потом постепенно исчезает.

– Значит, Он бережет энергию… Выпил звезду, как кружку вина, облучил звездные системы на своем пути и мчится сейчас к ближайшей… к нам! Невидимое и непонятное чудовище… пришелец из потустороннего мира… дьявол! Да, дьявол, Фурмин! – Скандос подошел к окну, поднял лицо к небосводу. – Чем больше я размышляю на эту тему, друг мой, тем чаще мне кажется, что существует нечто, лежащее за пределами нашей рационалистичной науки. И это нечто через два десятилетия свалится нам на голову!

– Что ж, мы уже не беззащитны, – пожал плечами Фурмин. – Посмотрим, кто победит – точное знание и мощная технология, или… или злое колдовство, если вы имели в виду именно это, учитель.

– Если мы проиграем, смотреть будет некому, – заметил физик, по-прежнему созерцая небо, словно надеясь разглядеть там за миллионы и миллионы миль своего страшного врага. – Вычислитель Винг прав, – он отвернулся от окна, поглаживая пальцами висок, – прежде., всего надо выяснить, с кем – или с чем – предстоит иметь дело. И если мы не можем разобраться сами, то необходим помощник – холодный и могучий разум, стремительный, как луч света… Кстати, как идет у Винта работа? Кажется, вы недавно связывались с ним?

– Вполне успешно. Эти новые молектронные схемы, возникшие словно по мановению волшебной палочки, в свою очередь позволяют творить чудеса. Однако, учитель, – Фурмин поднял руку, будто хотел привлечь внимание Скандоса к чему-то особо важному, – наш гениальный конструктор аналитических машин пошел по иному пути, чем вы полагаете.

– Да? Но разве он не собирался построить супермощную аналитическую машину, превосходящую человеческий мозг?

– Возможно, так было вначале. Но то, что он создает сейчас, не является независимым агрегатом… скорее, это устройство, расширяющее возможности разума человека. И расширяющее их колоссально!

– С телепатической связью, я полагаю? – спросил физик и, когда молодой ассистент утвердительно кивнул, рассмеялся. – Да, сенс всегда остается сенсом! Что ж, тут вам, Фурмин, и карты в руки! Жаль, что я сам начисто лишен ментальных способностей…

Его помощник покачал головой.

– Это не так, учитель. Как показывают последние исследования, телепатическими центрами обладает каждый мозг. Да и вы сами успешно пользовались моим прибором, ведь так? – он коснулся обруча на своей голове. – По словам Винга, вопрос ментальной связи с машиной уже решен – спроектировать нужный для этого усилитель не составило труда. Но вот человеческий разум, который вступит с ней в контакт, должен отвечать особым требованиям…

– Каким же?

– Знания, вера в успех и могучий интеллект… Пока Винг нашел только одного подходящего кандидата… – Фурмин вскинул глаза на своего учителя.

– Ты хочешь сказать, мальчик… – на миг пораженный Скандос закрыл ладонями лицо. Когда он отнял руки, черты его были спокойны. – Что ж, если мне предстоит встретиться с этим чудовищем и попытаться понять его, я готов, – негромко произнес физик.

7

Ломарианская армия тронулась в поход на рассвете. Первыми, широко рассыпавшись в стороны, двигались разведчики: быстрые, выносливые, прекрасные бегуны, одетые в туники и кожаные сандалии, они несли только кинжалы, легкие луки и небольшой запас стрел. Затем шагали стрелки, набранные среди охотничьих кланов лесистой Верхней Марки и предгорий Ампассера. Они тоже шли широким фронтом; на их обнаженных спинах висели мощные дальнобойные луки и колчаны, полные трехфутовых стрел. За ними пылили густые колонны меченосцев в железных кольчугах и копейщиков с тяжелыми квадратными щитами.

Тяжелую конницу, плотно окружавшую королевский штандарт и самого Фагона в новом, сверкающем золотом панцире, вели Тедрик и Скайр. Королевская гвардия была немногочисленной, но отлично вооруженной; в её состав входили только чистокровные ломариане. Перед сарлонским походом Фагон велел увеличить её втрое, и сейчас за ним следовало полторы тысячи всадников. Обычные лошади не могли нести воина в тяжелой броне и полном вооружении; но фермеры Средней Марки разводили скакунов, обладавших необходимыми размерами и силой.

Затем центурия за центурией двигалась легкая кавалерия – конные копьеносцы и метатели дротиков, за которыми опять шли многочисленные отряды пехоты. Среди них – шесть тысяч тарконских наемников, ещё полгода назад служивших жрецам Сарпедиона. Королю Ломарры не пришлось опустошать свою казну, чтобы найти средства для оплаты их мечей. Храмовые богатства были неисчерпаемы, Сарпедион платил за все – и за наемников, и за весь поход.

Наконец, в тылу армии катились фургоны на огромных колесах, нагруженные не только обычными припасами и военными орудиями, но и десятками тысяч хлебов. Эти плоские тяжелые грубые буханки выпекались из линга – похожего на рожь злака, основной зерновой культуры долины Лотара.

– Хлеб, сир? Мы возьмем с собой хлеб? – пораженно переспросил Тедрик, когда король впервые изложил ему свою идею. Кузнец знал, что население Марки, территорию которой предстояло пересечь войскам, жило на мясе неделями и месяцами. Неизменная мясная диета – её источниками являлись и охота, и скотоводство – была обильной, однако недостаточной, чтобы мужчины северян могли набрать нужный вес и силу. Хотя они отличались поразительной выносливостью, в королевской гвардии выходцев из Средней и Верхней Марки почти не было. До сих пор для людей этой пограничной области кусок хлеба величиной с ладонь был роскошью.

– Хлеб! – повторил Тедрик. – Четверть буханки каждому воину в день?

– Точно, – ухмыльнулся в ответ Фагон. – Все фермеры и арендаторы вдоль нашего пути внесут налог в казну лингом, а Шайлен, в случае нужды, купит еще. Каждому человеку – по четверть буханки в день, и все мясо, которое он сможет съесть. И никаких грабежей! Мы идем в Мидвел, а там все фермеры держат здоровых псов для охраны полей от диких сексидов. Шум на границе нам не нужен.

Путь армии был долгим и медленным. Покинув Ломпор, войска двинулись вверх по цветущей долине Лотара, миновав живописное ущелье, пробитое могучей рекой в скалах Прибрежного Хребта. За ним лежал Мидвел. Эта средняя часть страны, житница королевства, располагалась между Прибрежным Хребтом на западе и гигантской горной цепью Ампассер на востоке. Мидвел занимал около трети Ломарры и отличался исключительным плодородием.

Продвигаясь на восток, войска достигли города Баной, широко раскинувшегося у слияния Лотара и реки Мидвел. Здесь оба потока резко расходились; воды Лотара текли с юга, из Тарка, пересекая Стирдей, область, примыкавшую к Южному хребту; Мидвел, начинавшийся в горах Верхней Марки, катил свои волны с севера. Туда и повернула армия. Теперь солдаты шли прямо на север вдоль низкого западного берега Мидвела, пересекая плодородные равнины, поросшие лесом и луговыми травами.

Охота в этих краях была на диво обильной. Неисчислимые стада диких животных – похожих на буйволов липпитов, оленей-ролатов, диких кабанов – сексидов, как их называли в Ломарре, паслись на прибрежных лугах и заполоняли леса. Хорошему охотнику требовалось не более получаса, чтобы обеспечить мясом на день целую центурию. Поэтому стрелки, не слишком много времени занятые своим основным делом, большую часть дня занимались копчением мяса, заготовляя его впрок.

Войска шли вперед и вперед, вдоль спокойного голубого зеркала огромного озера Мидвел, тянувшегося с юга на север на расстояние дневного перехода, вдоль Цепи Озер, нанизанных на серо-стальную нитку реки подобно бусам, вдоль гористых берегов озера Ар до. Отсюда армия повернула к северо-западу, чтобы обойти южные бухты и заливы необъятного Лоррийского озера, на берегу которого стоял замок Лорример – официальная резиденция Тедрика, лорда Верхней, Средней и Нижней Марки.

Когда передовые отряды достигли первых озерных плесов, два разведчика привели к шатру короля гонца с важными известиями.

– Хвала богам, сир, что мне не пришлось бежать в Ломпор, чтобы встретить вас! – воскликнул гонец, падая на колени. – Замок Лорример осажден! Наместник лорд Харлан убит! – и он начал подробный рассказ о недавнем сражении на берегу озера.

– Нападавшие носили железные кольчуги, – заметил король Фагон, внимательно выслушав гонца. – Сарлонское железо, без сомнения.

– Да, сир. Но как могли они дать варварам…

– Всяк блюдет свою выгоду, Тедрик. Таггад Сарлонский давно точит зубы на эти земли, а его жрецам нужны новые жертвы для алтарей. – Король махнул рукой. – Отправь посыльного в обоз. Пусть парня накормят.

– Ты предвидел нападение на замок, сир, – сказал Тедрик, когда разведчики и усталый гонец удалились.

– Да. Но сейчас это не обычный набег ради грабежа; это – первое, сражение большой войны, – Фагон задумчиво погладил бороду. – Да, их не назовешь глупцами – ни Таггада Сарлонского, ни Иссайна из Девосса, хоть он и варварский царек! Они почуяли угрозу и ударили первыми. Только гибели Харлана я не ожидал… ему был дан строгий приказ не ввязываться ни в какие стычки, собрать в Лорримере побольше запасов и накрепко запереть ворота! Ох уж мне эти своевольные бароны Марки! Ну, по крайней мере, теперь я избавлен от необходимости сбросить его в котел с кипящим маслом в наказание за глупость и неповиновение приказу…

Фагон нахмурил брови, что-то соображая, и продолжал:

– Посланы ли с варварами ещё и сарлонские отряды? Думаю – нет; Таггад не станет дробить свои силы. Но, все же, это меня тревожит… Нет, – он покачал головой, – скорее всего, здесь бродят только варвары, хотя и в сарлонском железе… – Фагон положил руку на карту, развернутую на столе, и поднял глаза на лорда Марки. – Знакома ли тебе местность по верхнему течению Мидвела, Тедрик?

– Немного, сир… Но я только один раз посетил земли к северу от озера.

– Этого вполне достаточно. Возьми половину тяжелой конницы и три центурии лучников. Пересеки Мидвел и скрыто двигайся по берегу озера, обходя его с востока. На севере снова переправься через реку – в это время года верхний Мидвел легко перейти вброд где угодно… Ты должен выйти к полуострову, на котором стоит Лорример, через три дня.

– Трех дней будет достаточно, сир.

– Даю тебе три дня, считая от завтрашнего рассвета. Точно в тот момент, когда нижний край солнца подымется над лугами, ты должен вывести свою конницу на север полуострова. Стрелков расставь цепью на опушке леса, пусть они проткнут каждого, кто попытается бежать… Я, с основными силами, подойду к замку с другой стороны, с юга. Мы зажмем этих дикарей в клещи и выкосим, как поле линга! Ни один не уйдет!

В планах Фагона была, однако, небольшая ошибка. Когда в указанный час всадники Тедрика пошли в атаку, они врезались не в толпу полуголых, кое-как вооруженных варваров; их поджидали четыре полные центурии тяжелой сарлонской пехоты! Но Фагону пришлось ещё хуже. Как только его сверкающий золотой панцирь показался впереди атакующего вала тяжелой кавалерии, плотная колонна закованных в броню сарлонских всадников, возникших будто по мановению магического жезла, ударила по левому флангу гвардейцев, отсекая короля.

Фагон, конечно, бился как герой – как всегда сражались его предки. Сначала – конным, скашивая ударами длинного меча вражеских всадников одного за другим, дробя шлемы и рассекая кольчуги. Затем, когда его лошадь погибла, а меч был выбит из рук – пешим. Оказавшись на ногах, король пустил в дело секиру, прикованную к его поясу цепочкой из божественного металла. Он рубил, рубил и рубил; и с каждым взмахом топора сарлонский воин падал на землю. Однако вес панциря был слишком велик для пешего боя, и наконец, несмотря на отчаянное сопротивление, обессиленного короля сшибли с ног.

Увидев, что их вождю грозит гибель, Тедрик, орудовавший мечом, и Скайр со своим боевым молотом, пришли в неистовство. Пожалуй, они стали настоящими берсерками, которых не заботят ни раны, ни кровь, ни собственная безопасность – и потому натиск двух бронированных и неуязвимых великанов был ужасен.

Скайр находился ближе к королю, но Тедрик был сильнее и быстрее. Издав боевой клич, он стиснул коленями бока своего скакуна и высоко приподнялся в стременах. Могучий разъяренный конь ринулся вперед, и Тедрик ударил так, как никогда не бил раньше. Восемь раз его страшный клинок стремительно опускался вниз – и восемь вражеских всадников встретили смерть. Затем, внезапно – Тедрик сам не понял, как это случилось, – жеребец под ним захрипел, пошатнулся, и в следующий миг кузнец уже стоял на земле рядом с бившимся в агонии животным. Он не мог размахнуться в давке мечом и пустил в дело топор. Хотя перед ним был строй закованных в железо воинов, он стремительно продвигался вперед, прокладывая кровавый путь к своему королю.

Тедрик был на расстоянии вытянутой руки, когда Фагон упал. С другой стороны, ревя как раненый буйвол, приближался Скайр. Оба гиганта навалились на сарлонских солдат, истово молотивших оружием по груди и бокам распростертого на земле короля. Те едва успели удивиться, обнаружив, что ни меч, ни топор, ни молот не способны повредить золотые доспехи, прикрывавшие тело Фагона, как два разъяренных ломарианина принялись дробить кости и снимать головы с плеч. Все было закончено в пять минут; затем Тедрик утвердился рядом с королевским шлемом, а Скайр встал у его коленей. Прижавшись спина к спине, два могучих несокрушимых воина окружили своего поверженного владыку кольцом сверкающей стали, проникнуть сквозь которое не сумел ни один враг. Они держались до тех пор, пока подоспевшие гвардейцы не прикончили последних сарлонских солдат – пеших, и конных.

– Ты ранен, сир? – встревоженно спросил Тедрик, помогая вместе со Скайром королю подняться на ноги.

– Нет, мой мальчик, – ответствовал монарх. Сбросив шлем, он широко разевал рот, пытаясь восстановить дыхание. – Уфф! Проклятая одышка! Похоже, я отделался только синяками! – Король со свистом всосал воздух и, оттолкнув поддерживающие его руки, утвердился на собственных дрожащих ногах. – Боюсь, Тедрик, что ты и эта лиса, моя дочь, были в некотором смысле правы. Возможно, я… о, совсем немного! – вышел из формы. – Он склонил голову к плечу и прислушался – в отдалении раздавались вопли варваров, с которыми разбирались ломарианские меченосцы. – Кажется, бой почти закончен? Кто-нибудь убежал?

Но лучники делали свою работу на совесть и убежавших не было.

– Это хорошо, это отлично. Тедрик, я не знаю, как тебя благодарить…

– Не стоит благодарности, сир. Ты уже возвысил меня гораздо более того, чем я заслуживаю… или заслужу когда-нибудь… Во всяком случае… может быть, позже… я попрошу об одном… одном одолжении… – кузнец смутился и замолк.

– Об одолжении? – Фагон широко ухмыльнулся. – Не уверен, будет ли Роанна довольна, что её упомянули подобным образом; однако я запомню твои слова. Теперь ты, Скайр, – король повернулся к бравому капитану. – Отныне и навеки ты – лорд Скайр! Чьим лордом ты станешь, я пока не могу сказать; но когда мы возьмем Сарлон, об этом будут знать все – и ты тоже.

Скайр склонился в поклоне.

Король, сопровождаемый дворецким Шайленом, удалился в свой шатер, но его отдых был недолгим. Через пару часов он вызвал Тедрика.

– Ну, мой лорд, чтобы ты стал делать дальше?

– Первым делом – наказал Девосс! – прорычал Тедрик. – Ударим им в спину, возьмем Высокий Перевал и погоним варваров как зверей, мечами и факелами, через всю страну – до самых северных шхер!

– Гмм… Интересная мысль, мой пылкий молодой друг, но совершенно непрактичная, – с усмешкой возразил Фагон. – Учел ли ты потери времени – времени, которое уйдет на штурм скалистых вершин, блуждания в лабиринте горных троп и поиск врагов среди льда, снега и камней? Как ты думаешь, что станет делать Таггад, пока мы геройствуем в пустынных варварских землях?

Покраснев, Тедрик опустил голову.

– О, сир, – виновато сказал он, – я об этом не подумал.

Король вздохнул и наполнил кубки янтарным вином.

– Ну, за первый успех… – он выпил и шумно перевел дух. – Беда с тобой, парень, ты не умеешь думать, – теперь Фагон был совершенно серьезен. – Надо научиться. Это трудно, а для многих – вообще недостижимо; но ты должен научиться, если не хочешь кончить так, как кончил Харлан. И запомни: ослушаешься моих приказов – повиснешь в цепях на самой высокой башне своего замка… – он опрокинул второй кубок, добавив бодрым тоном: – и будешь висеть там, пока кости твои не рассыплются и не упадут в озеро.

Эта угроза короля – или, скорее, обещание – парализовало Тедрика. Наконец, он с обидой произнес:

– Пусть будет так – если я заслужу наказание; но не страх перед ним служит залогом моей верности. Я могу сделать глупость, сир, но чтобы я не выполнил твой приказ? – он покачал головой. – Нет, это невозможно. Твое слово всегда будет для меня законом.

Король довольно улыбнулся, обозрев могучую фигуру кузнеца от макушки до пят.

– Ты не глуп, Тедрик, далеко не глуп, – заметил он, – однако тороплив и слишком поспешен в решениях. Но у тебя имеется шанс значительно поумнеть – конечно, если ты будешь стараться. Понимаешь? Ты должен очень стараться, Тедрик. Ты должен учиться думать – и быстро; от этого зависят намного более важные вещи, чем сохранение твоей жизни…

Тедрик бросил на короля вопросительный взгляд, и тот продолжал:

– Что ты скажешь о будущем всей Ломарры? О моей жизни, о процветании нашего рода? О Роанне, наконец?

– В таком случае, сир, я буду учиться – и быстро, – заявил Тедрик, поднимаясь.

Шли дни, текли недели, ломарианское войско двигалось к северу под неизменно ясным солнцем и тускнеющей багровой звездой, – и кузнец старательно выполнял это обещание.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю