332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джуди Джексон » Перед свадьбой » Текст книги (страница 10)
Перед свадьбой
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:24

Текст книги "Перед свадьбой"


Автор книги: Джуди Джексон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 17 страниц)

Добравшись наконец до своей спальни, Бекки разделась и запустила руку в нижний ящик гардероба, где лежала теплая ночная рубашка. Однако вместо привычной фланели пальцы нащупали шелк. Поколебавшись, Бекки извлекла находку на свет – в ее пальцах струился розовый шелк.

Она могла лишь гадать, как попала эта вещица в ее гардероб, пока не вспомнила злые огоньки в глазах Райана, когда потребовала, чтобы тот забрал свой подарок. Вот упрямец! Должно быть, он сегодня вечером прокрался сюда и спрятал рубашку в нижнем ящике. Бекки прижала злосчастную рубашку к щеке, наслаждаясь ощущением роскоши после стольких лет, когда ее уделом были только фланель и хлопок. Как же ей надоело вечно глазеть на витрины дорогих бутиков, завидуя женщинам, которые могут позволить себе шелковое, кружевное и атласное белье!

Так почему бы сейчас не надеть эту рубашку? Райан никогда не узнает об этом, не узнает даже, обнаружила ли она подарок. Бекки проворно набросила прохладный шелк на нагое тело и повернулась, чтобы полюбоваться своим отражением в большом зеркале за дверью спальни. Бретельки оказались такими тонкими, что были почти неразличимы на коже. Широкая полоса кружева шла по вырезу и подолу рубашки и окаймляла разрез, доходивший до бедра.

Какое великолепие! В жизни у Бекки не было такой дорогой и изящной вещи. В этой рубашке она почувствовала себя такой привлекательной. Желанной. Она приподнялась на цыпочки и закружилась. Шелковая роскошь всплеснулась вокруг ее колен и мягко опустилась к лодыжкам. Бекки покачнулась, затем закружилась вновь и даже сделала несколько танцевальных па, вне себя от счастья. Остановившись, она широко раскрытыми глазами смотрела на себя в зеркало. Счастливая? Желанная? Блаженная улыбка растаяла на ее губах. Неужели она счастлива?

Неужели и впрямь чувствует себя желанной?

Да, решила Бекки, и вновь улыбка тронула ее губы. Да, чувствует, и это благодаря мужчине, который спит сейчас на диване в гостиной. Постоянно на разные лады он давал ей понять, что она желанна. И сейчас… сейчас она и вправду счастлива.

Бекки подавила смешок, закипавший у нее внутри, и прошлась по комнате походкой, которой позавидовала бы любая женщина-вамп из старого кинофильма. Сегодня ночью впервые в жизни она почувствовала себя по-настоящему роскошной женщиной.

Она выключила верхний свет, отбросила простыни и упала на матрас, приняв экстравагантную позу. Чувствуя себя глупо, тем не менее наслаждаясь вовсю, Бекки засмеялась и перекатилась на живот. Пальцы ее нашарили соседнюю подушку – пустую, холодную. Вот если бы…

Бекки заснула, и ей снилось, что она разделяет любовное блаженство с мужчиной, спящим внизу.

Райан содрогнулся и в полусне натянул одеяло, стараясь укрыть плечи, но лишь стащил его с ног. Что это стряслось с одеялом, раздраженно подумал он, продираясь сквозь дрему. И отчего это в спальне так холодно?

Он повернулся на бок, пытаясь устроиться поудобнее, но тут колени ударились обо что-то острое. Что за дьявол? Райан выпростал руку из одеяла и ощупал непонятный предмет. Столик?!

И тут он вспомнил. Ну конечно же, он в доме Бекки. Присматривал за детьми. И, должно быть, уснул. Райан открыл глаза и огляделся. В комнате было темно. Разве он не оставлял свет? Пошарив над головой, Райан отыскал выключатель и включил свет. Потом его рука упала на грудь и наткнулась на что-то мягкое. Господи, плед!

Он приподнялся на локтях. Кто-то укрыл его пледом. Кто? И когда? И тут Райан увидел женские туфли на высоких каблуках, стоявшие рядом с его ботинками. Райан расплылся в улыбке и лег, заведя руки за голову. Стало быть, это Бекки с материнской заботой укрыла его пледом. Райан едва не рассмеялся вслух, но вовремя сдержался.

Интересно, что она скажет утром? Особенно когда Майк начнет допытываться, почему это Райан ночевал у них дома. Мысль об утре отрезвила его. Если он сейчас не разденется, то утром придется ходить в измятой одежде.

Стряхнув плед, Райан встал с дивана, снял рубашку, повесил ее на спинку кресла и положил на кофейный столик часы. Выдернув из петель брючный ремень, он сунул руку в карман, чтобы выложить мелочь.

Ай! Палец укололся обо что-то острое. Что за черт? Ах да, Сарин зуб! Райан вновь сунул руку в карман и извлек находку. Подбросил зуб на ладони и поймал. Вспомнить только, какое представление устроила малышка из-за выпавшего зуба!

Весь вечер она расшатывала его и наконец добилась успеха. Потом все прочие обсуждали свои излюбленные методы удаления зубов и сравнивали подарки от зубной феи. Сара отправилась спать лишь тогда, когда получила от Райана обещание рассказать ее матери о великом событии. Райан торжественно пообещал и перекрестился: «Вот те крест и чтоб мне сдохнуть, если совру».

Но когда Бекки вернулась, он уже спал. Усевшись на диван, Райан рассматривал крохотный неровный зуб, красовавшийся в самом центре его могучей ладони. Потянувшись за часами, он убедился, что уже довольно поздно – почти три часа ночи. И снова уставился на зуб.

Как ты думаешь, мысленно обратился он к зубу, могу я сейчас пробраться в спальню Бекки? Разбудить ее посреди ночи? Нет? А как же мое обещание Саре? Я ведь перекрестился. Знаешь, какие ужасы случаются с теми, кто так клянется, а потом нарушает клятву?

Райан ухмыльнулся, потешаясь над собой. До чего он дошел, а? Разговаривать с зубом! Потом он подумал о Бекки. Она крепко спит. Разбудить ее, отдать зуб и быстренько вернуться в гостиную. Может быть, если ему повезет и Бекки будет очень сонная, ему удастся украдкой сорвать поцелуй.

Но потом – сразу назад, в гостиную.

Райан решительно сунул зуб в карман и встал. Стараясь не шуметь, он на цыпочках поднялся по лестнице и отворил дверь в ее спальню.

Серебристая полоса лунного света перечеркнула изножье кровати, но сама Бекки оставалась в тени.

– Бекки! – прошептал Райан. – Бекки!

Она не шевельнулась. Райан бесшумно подошел к кровати. Легонько коснулся плеча Бекки, и она беспокойно заерзала.

– Бекки! Просыпайся, родная.

Ладонь его лежала на нагом плече. Неужели Бекки спит обнаженной? Все это время Райан ломал голову, в чем же она спит, но такая возможность ему даже не приходила в голову. Рубашка, которую Бекки одолжила ему в тот первый день, так и лежит в тумбочке у его кровати. Та Бекки, которую Райан, как ему казалось, знал, должна бы спать в пижаме или ночной сорочке на случай, если дети проснутся посреди ночи.

Райан нежно провел ладонью по плечу Бекки, и тут сердце его забилось сильнее, неровными толчками отзываясь в ушах. Дрогнувшие пальцы наткнулись на соскользнувшую с плеча тоненькую бретельку ночной сорочки. Райан одним пальцем провел по узенькой полоске ткани, но остановил себя там, где бретелька исчезала под простыней.

Так, значит, Бекки носит его подарок? Райан подавил стон и присел рядом с ней на кровать.

Тяжесть его тела чуть перекосила матрас, и сонное тело Бекки подкатилось к нему; простыня соскользнула с ее плеч до самой талии.

– Бекки, родная, пожалуйста, просыпайся, – умоляюще прошептал он. – Иначе я с ума сойду. Пока тебя не было дома, у Сары выпал зуб.

Бекки что-то сонно пробормотала и повернулась. Когда глаза Райана привыкли к темноте, он разглядел, что ее ресницы задрожали и медленно начали подниматься.

– Привет, – губы Бекки тронула чарующая улыбка.

Райан открыл было рот, но глаза Бекки вновь закрылись, и она свернулась клубочком, прижавшись к его бедру. Райан вытер пот, крупными каплями проступивший на нижней губе. Ему казалось, что он превратился в ядерный реактор, который вот-вот взорвется. Бекки что-то сказала, но так тихо, что Райан не сумел разобрать ни слова.

– Что ты говоришь?

– Возвращайся в постель, Райан. – Голос Бекки, невнятный со сна, проникал сквозь все преграды здравого смысла, манил его, звал. Призвав на помощь остатки выдержки, Райан цеплялся за свои благие намерения. Но…

Возвращаться в постель? Неужели он ей снится?

Нога Райана задрожала, когда ладонь Бекки коснулась его колена. Не открывая глаз, Бекки ласкала пальцами его бедро, затем ее рука скользнула в пах. Прикосновение было столь интимным, что его плоть ожила. Остатками сил и здравого смысла Райан боролся с неудержимой жаждой стиснуть Бекки в объятиях.

Терзаемый близостью Бекки, он отвел ее руку и потянулся, чтобы включить ночник. Лунный свет не оставил камня на камне от его сдержанности, и он надеялся, что более яркое освещение рассеет атмосферу интимности. Он просчитался.

Каштановые кудри Бекки в беспорядке рассыпались по подушке; розовые кружева почти сливались со сливочно-белой кожей. Простыня укрывала ее до талии, ниже того места, где шелковая ткань рубашки натянулась, очертив полные груди. Белые простыни. Розовый шелк и белый хлопок.

Фантазия Райана воплотилась в жизнь.

Он опустил голову и крепко, до боли зажмурился. Хриплое дыхание сотрясало легкие, внезапно ощутившие недостаток воздуха.

– Милая, – прошептал Райан срывающимся от желания голосом. – Проснись. Пожалуйста.

Бекки была совсем сонная, и тяжелые веки никак не хотели подниматься, но все же ей удалось открыть глаза. Какое странное лицо у Райана. Ему больно? Одурманенная дремотой, Бекки перевела взгляд на его грудь. Тусклый свет ночника мерцал на густых золотистых завитках.

Ей снилось, что они занимаются любовью, наслаждаясь друг другом. То, что он оказался здесь, реальность или продолжение сна? Во сне Бекки ласкала его и принимала ласки. Если она сейчас прикоснется к Райану, окажется ли он иллюзией?

Пальцы Бекки пробежали по его коже, зарываясь в густую поросль золотистых волос на груди.

Тело Райана напряглось, отзываясь на прикосновения Бекки. Боль, мука неутоленного желания становились невыносимы.

– Бекки, любовь моя, не надо. Остановись.

В тишине спальни голос Райана прозвучал хрипло и громко, и Бекки очнулась. Итак, это не видение из ее сна со страстным шепотом и нежными обещаниями – это настоящий Райан.

Первым ее порывом было отшатнуться, но Бекки остановила боль, которую источали глаза и лицо Райана. Боль и страсть. Глядя прямо в эти серебристо-синие глаза, Бекки вспомнила, какой это замечательный человек. Он старался быть при ней, когда она в нем нуждалась. Он был добр к ее детям и нежен к ней в тот вечер, когда она рыдала в его объятиях. Он хочет ее.

И этой ночью Бекки наконец могла себе признаться, что в переплетении противоречивых чувств, которые она испытывала к Райану, появилась искристая, радужная, хрупкая ниточка… любви? Нет, не любви, ни в коем случае не любви, но этот человек ей небезразличен, и он много раз доказал, что и она, Бекки, небезразлична ему. Она хочет его.

ГЛАВА 10

В жилах пел и бурлил огонь, и Бекки упивалась этим ощущением. Свободна! Никогда больше ее страсть не будет заложницей призраков прошлого. Она протянула руку и коснулась ладонью щеки Райана, затем обняла его за шею, пропуская пальцы сквозь густые золотистые волосы.

– Родная, ради Бога! Я больше не могу терпеть.

– И не нужно, – прошептала Бекки, пригибая ниже его голову, чтобы наконец отыскать губами его губы.

– Бекки!.. – потрясенно выдохнул Райан, щекоча дыханием ее лицо. И еще дважды повторил ее имя, вначале неуверенно, затем со страстью.

– Бекки, Бекки! – Он стиснул ее в объятиях, привлекая к себе. И впился в ее губы настойчивым жадным поцелуем. Сладкая, до чего же ты сладкая!..

Губы Бекки приоткрылись, маня и поощряя. Страсть Райана передалась ей, и этот поток смыл преграды страха, словно их и вовсе никогда не существовало.

Прижатые к его твердой нагой груди, отделенные от нее лишь тончайшим шелком, ее соски стремительно набухали. Бекки задохнулась, когда ладонь Райана завладела ее грудью, большим пальцем лаская сосок.

Не в силах больше терпеть разделявшей их шелковой преграды, Райан чуть отстранился и одну за другой спустил бретельки с плеч Бекки. Райан языком ласкал твердые, напрягшиеся соски. Наслаждение молнией пронзило его, когда он ощутил, как ее тело выгнулось в ответном порыве. Ладони Бекки нетерпеливо сновали по его спине и наконец сомкнулись на затылке, где курчавились густые пряди.

Он вновь завладел ее ртом, продолжая ласкать пальцами соски и упиваясь тем, как безудержно плоть женщины отзывается на его ласки. Отбросив простыню в изножье кровати, Райан лег рядом с Бекки.

– Открой глаза, Бекки, – срывающимся голосом проговорил он. – Открой глаза.

Она повиновалась, хотя и не без труда.

– Не закрывай их, любовь моя. Мне нужно видеть, как ты отзываешься на мои ласки. Мне нужно видеть страсть в твоих глазах. Ты хочешь меня?

– Да! О да!

Одна рука Райана соскользнула с груди Бекки на бархатисто-гладкий живот. Его пальцы затрепетали, когда на мгновение он помедлил перед шелковистой преградой сорочки, сбившейся на ее талии, затем одним вкрадчивым движением его ладонь исчезла под шелком, нашаривая сокровенные завитки лона.

И вновь он задрожал, ощутив жаркую влагу. О Боже, она готова!..

Жалобный стон сорвался с губ Бекки, когда палец Райана проник в нее, лаская, отступая, продвигаясь еще глубже. Жар охватил ее, и бедра выгнулись, стремясь навстречу его руке.

– Райан! – вскрикнула она, чувствуя, что дошла до предела. Пальцы ее лихорадочно сражались с застежкой его брюк, становясь неуклюжими в стремлении поскорее коснуться его.

– Не спеши, родная… – успокаивая ее, Райан покрывал быстрыми поцелуями губы, шею, грудь.

А затем стремительно вскочил и сбросил брюки и плавки. Рывком сдернул с бедер Бекки шелковую сорочку и швырнул на пол на свою одежду.

Снова вытянувшись рядом с Бекки, Райан заключил ее в объятия и привлек к себе. Всем телом чувствуя, как пульсирует, прижимаясь к ней, его напряженная плоть, Бекки повела ладонью ниже его талии, поколебалась и вернулась к плечам, решив, что так безопаснее.

– Коснись меня, Бекки, – простонал Райан хриплым умоляющим голосом.

И вновь пальцы Бекки заскользили вниз, и она взяла в ладонь его горячий пульсирующий член. Райан громко застонал, вонзая язык во влажную жаркую глубину ее рта, и задвигался в ее руке. Ритмичная дрожь пробежала по его телу.

Он осознавал, что теряет контроль над собой, и пытался сдержать растущее возбуждение. Бекки, однако, хотела, чтобы он так же обезумел, как и она сама. Пальцы ее двигались, лаская, возбуждая, подталкивая его к краю пропасти.

– Слишком быстро, – пробормотал Райан и высвободился, тяжело и прерывисто дыша, безуспешно пытаясь вновь обрести власть над своей плотью. – Господи, что ты со мной делаешь…

Он раздвинул коленом ноги Бекки и дразняще прижался бедром к влажным завиткам лона. Бекки всем телом ответила на это движение, но тут Райан замер.

– Бекки, ты ведь не принимаешь таблетки, верно?

Тотчас руки женщины, обхватившие его, разжались, и слезы страха и разочарования хлынули из ее глаз.

– Нет, нет, нет… Мы должны остановиться. – Бекки уперлась руками в плечи Райана и оттолкнула его. – Я могу забеременеть…

– Погоди, любовь моя. – Райан на ощупь дотянулся до брюк и извлек из кармана крохотный пакетик.

Бекки улыбнулась сквозь слезы.

– Ты был так уверен в себе?

– Нет, – ответил он смущенно, – просто надеялся.

Легко коснувшись поцелуем губ Бекки, Райан навис над ней, опираясь на колени и локти и касаясь ее всем телом, но не спеша овладеть ею. Он ждал, когда для него откроется сокровенный влажный жар. И укреплял ту страсть, ту жажду стать одним целым, которая пылала в них обоих.

А потом вошел в нее сразу глубоко, окончательно отбросив всякую сдержанность. Ноги Бекки обвились вокруг его талии, бедра сжались, моля его двигаться сильнее и глубже. Жгучее желание, которое им обоим пришлось сдерживать так долго, сейчас кипело в их жилах, опаляло плоть, начисто сжигало мысли. Райан просунул руку под спину Бекки, принудив ее выгнуться, и припал губами вначале к одному, затем к другому соску. Он двигался все сильнее, убыстряя ритм, в котором слитно жили их тела.

Бекки выгнулась и закричала. Лунный свет взорвался мириадами слепящих звезд, острое наслаждение сотрясало все ее тело. Райан, кончив одновременно с ней, застонал на ее груди, и они вместе канули в бесконечность.

Наконец планета понемногу вернулась на свою орбиту. Райан обессиленно навалился на Бекки, губами впиваясь во впадинку на ее шее, вдыхая аромат женщины, любви и страсти. Наконец он шевельнулся.

– Я тебя раздавлю.

Руки, обнимавшие его, сомкнулись сильнее, прежде чем неохотно разомкнуться. Райан выскользнул из постели, нырнул на минутку в ванную, затем вернулся и снова заключил Бекки в объятия, баюкая ее голову на своей груди. Они лежали молча, слушая, как понемногу затихает сумасшедшее биение двух сердец. Два тела, влажные и липкие от пота, почти слились в одно.

– Это было… великолепно… – В голосе Райана прозвучало благоговейное потрясение.

– Мм, – довольно отозвалась Бекки. Повертевшись, она устроилась поудобнее и, прильнув к Райану, уткнулась носом в золотистую поросль на его груди.

Бекки было так чудесно. В сладостной дреме она размышляла о Райане, об этой ночи любви… и вновь ощущала непостижимое великолепие чистого наслаждения. Такие мгновения – дар судьбы, но, Боже, как они редки! Краткий миг, когда все так совершенно, когда понимаешь, что сейчас, именно сейчас ты абсолютно счастлива.

И Бекки лелеяла это чувство, стараясь сохранить его подольше, пока оно не рассеялось, не исчезло. Как бывает всегда.

Как и должно быть. Невозможно пребывать вечно в таком состоянии. Хотя, подумала Бекки, она бы не прочь попробовать. Однако два таких блаженных мгновения за одну ночь – это больше, чем может требовать женщина. Больше, чем имеет право требовать.

Повернув голову, она поцеловала подбородок Райана. То, что он здесь, сейчас, с ней, само по себе удивительно. Но погоди-ка, одернула себя Бекки, почему Райан оказался здесь? Ей смутно помнилось, что он говорил что-то насчет Сары…

– Райан!

– Мм… – Его удовлетворенный вздох больше смахивал на гортанное мурлыканье.

– Почему ты здесь?

Погруженный в блаженное полузабытье, Райан почти не слышал ее вопроса. Он повернул голову и, зарывшись носом в волосы Бекки, поцеловал ее в лоб.

– Почему ты здесь? – повторила Бекки уже громче и сердито отдернула голову.

– Я присматривал за детьми, а ты укрыла меня пледом, когда я заснул на диване, – с подкупающим трезвомыслием ответил Райан и протянул руку в попытке привлечь Бекки на свое плечо.

Целовалась Бекки сладко, но локоть у нее оказался на диво острый.

– Я знаю, почему ты в моем доме. Что ты делаешь в моей спальне?

– Мы занимались любовью. – Это было сказано с непомерной гордостью и удовлетворением.

Бекки села и сердитым взглядом ответила на бессмысленно-блаженную улыбку Райана.

– Слушай меня внимательно. Почему ты пришел ко мне в спальню? Что-то случилось с Сарой? – Она говорила размеренно и четко.

– О Боже! Чуть не забыл. – Райан рассмеялся. – У Сары выпал зуб, и она заставила меня поклясться и перекреститься, что я обязательно расскажу тебе об этом еще сегодня ночью. Сара почему-то боится, что, если ты не узнаешь об этом выдающемся событии, это как-то помешает визиту зубной феи. Поскольку ты не стала будить меня, когда вернулась, я побоялся, что Сара может проснуться раньше меня. А именно теперь мне совсем не хочется подвергать опасности свою бессмертную душу.

– Но…

– Меня всегда кое-что занимало в ребячьих ритуалах, а ты ведь должна быть крупным специалистом в этом вопросе. Скажи, что может произойти с душой, если скажешь «вот те крест…» и нарушишь клятву?

– Райан…

– Ну да неважно, – сказал он и поцеловал Бекки. – Ты была так прелестна в лунном свете. Потом ты велела мне возвращаться в постель и начала ласкать меня. Я пытался тебя разбудить, но тут… Знаешь, ты еще прелестнее, когда просыпаешься!

Бекки покраснела и опустила голову, но Райан взял ее за подбородок и вынудил поднять глаза. И осыпал легкими касаниями губ лицо Бекки, завершив этот процесс крепким и многообещающим поцелуем в губы.

– Я тебя обожаю, – хрипло, срывающимся голосом шепнул он. – Вот те крест.

Бекки ничего не сказала, но рот у нее изумленно приоткрылся. Райан рассмеялся и чмокнул ее в нос.

– Не гляди так удивленно, любовь моя, – бодро сказал он, сбросив ноги на пол, и сел на краю постели. Дотянувшись до брюк, Райан положил их на кровать и принялся рыться в карманах, пока не нашел знаменитый зуб.

– Вот и он. Хочешь, я буду зубной феей? Ты можешь со мной порепетировать. Ради моей прекрасной дамы я буду галантным рыцарем. Дрожа от холода, я буду пробираться по стылым коридорам, а ты – дожидаться меня в уютной постельке.

– Пытаешься застолбить себе местечко за Круглым Столом?

– Нет. Хочу до утра держать тебя в объятиях. – Он наклонился и взял в ладони ее лицо. Глаза его сияли, точно расплавленное серебро. – Забудь о сне. Я намерен заниматься с тобой любовью всю ночь напролет. Пока мы оба не свалимся в обморок от истощения.

Бекки указательным пальцем очертила его профиль – высокий лоб, прямой нос. Прихватив зубами кончик пальца, Райан поцеловал его.

– А утром я разбужу тебя медленно, губами и тогда… – Райан продолжал жарким, хриплым, искушающим шепотом, перечисляя все новые посулы, от которых по телу Бекки пробежала дрожь предвкушения. Она опять хотела его. Прямо сейчас.

– Ты уверен, что так и сделаешь? – Бекки ухватила его за плечи и притянула к себе так, что их губы соприкоснулись. – Знаешь, что говорят о пустомелях?

Райан ухмыльнулся и прижал ее ладонь к своему паху, убедительно доказывая, что он не пустомеля.

– Подожди до утра… – Он осекся, когда Бекки побледнела и с силой выдернула руку. – В чем дело?

– Это невозможно. Ты не можешь остаться со мной до утра. Ни под каким видом. Дети иногда просыпаются рано и заглядывают ко мне. Как мы объясним им?.. Это невозможно. – В ее голосе смешались желание и сожаление.

Но Райан уже проворно натягивал плавки, затем брюки. Бекки с грустью следила за ним. Наклонившись, он поцеловал ее ладонь, затем торжественно положил в нее зуб.

– Не тревожься, прелесть моя. Я все понимаю. Пойду вниз и постараюсь согреться в обнимку с одним лишь пледом. А уж ты примешь на себя обязанности зубной феи.

Горестное самоотречение в голосе Райана, не совсем притворный мученический вздох, подавленно обмякшие плечи – все это невольно рассмешило Бекки, и она хихикнула.

Довольный тем, что ему удалось вернуть на ее лицо улыбку, Райан поспешил удалиться. У самой двери он обернулся. В своем страстном безумии они измяли и разворошили постель, и теперь Бекки, нагая, розовая от любовной истомы, свернулась клубочком в причудливом гнезде из белых простынь. Странное дело, подумал Райан. Той нестерпимо долгой ночью, когда он решил жениться на Бекки, он был свято уверен, что любит ее. И лишь сейчас ему стало ясно, что ничегошеньки он тогда не знал о значении слова «любить». Зато знал теперь. Райан с усилием отвел взгляд.

Уйти сейчас от Бекки – ничего труднее не выпадало на его долю уже очень и очень давно.

– Как думаешь, он проснулся?

– Не знаю. А ты как думаешь?

– Может быть. Проверим?

– Мама сказала, чтобы мы вели себя тихо. Говорит, Райан очень устал.

– Так проверь!

– А как?

Измотанный ночными удовольствиями и последующими мучениями – бугристый диван и возбуждение не дали ему уснуть до утра, – Райан вначале лишь смутно различал перешептывание у дверей гостиной. Он решил не открывать глаз, надеясь, что дети разочаруются и уйдут. Ему нужен был еще хотя бы час сна, чтобы почувствовать себя человеком. Нет, пожалуй, все-таки два часа, а потом еще холодный душ.

– Эй, чего это вы здесь делаете? – Третий собеседник даже и не пытался понизить голос.

– Тсс, Никки, тише. Райан спит. Мы так думаем.

Конечно сплю, подумал Райан. И буду спать. Убирайтесь прочь.

– Мама сказала, чтобы мы вели себя тихо, пока он не проснется.

– А где мама?

– В душе. По-моему, она плохо спала – вид у нее совсем больной.

Стало быть, Бекки плохо спала? Интересно, с чего бы это, подумал Райан. Быть может, остаток ночи оказался для нее таким же беспокойным, как для него самого?

– Я хочу посмотреть мультики.

– Тише, Никки!

– А мне трудно говорить тихо.

– Мама взяла с нас обещание, что, если Райан спит, мы не будем шуметь.

– А он спит?

– Мы не знаем.

– Так чего вы не проверили?

– Как?

– Смотрите и учитесь, глупышки.

Понимая, что дети сейчас подойдут ближе, Райан постарался дышать как можно ровнее и не моргать. Целую вечность спустя он ощутил на себе изучающие взгляды.

И окаменел от изумления, когда маленький грязный пальчик бесцеремонно приподнял его веко. Пара карих глаз уставилась в синий глаз Райана. Измазанные джемом губы растянулись в проказливой ухмылке.

– Привет.

Райан промолчал, угрюмо глядя на Никки.

– Ты спишь или как?

– Сплю.

– А-а. – Палец Никки отпустил веко, и оно захлопнулось. Снова начались перешептывания, и Райану потребовались все силы, чтобы удержать улыбку. Затем его многострадальное веко снова аккуратно подняли.

– Ты уверен?

Райан рискнул испустить громкий храп, и Никки захихикал. Тогда Райан выдернул из-под пледа руки, ухватил мальчишку и принялся щекотать. Сара и Дани не сумели побороть искушение и с радостью ввязались в общую свалку.

Услышав крики и громкий хохот, Бекки спустилась в гостиную.

– Что здесь происходит? Я, кажется, просила не устраивать на диване бойцовские поединки. – После этой строгой фразы Бекки замолчала, ожидая продолжения. Наконец над спинкой дивана возникли четыре виноватые физиономии. При виде старшего из проказников Бекки онемела. Шесть шагов – и она воззрилась на малышей, восседавших на укрытом пледом Райане. – Я ведь, кажется, не разрешила вам будить Райана! Вставайте и сейчас же отправляйтесь в комнату для игр, а не то я рассержусь по-настоящему.

Довольные, что так легко отделались, все трое поспешно вскочили и пулей вылетели из комнаты. Бекки проследила за ними взглядом и, подойдя к Райану, ткнулась носом в его обнаженную и мускулистую грудь. Пара сильных рук обхватила ее и притянула ближе.

– Что?.. – протестующе воскликнула Бекки.

– Ты же сказала – вставайте. Вот я и встал. – Его бедра, обтянутые лишь черными плавками, тесно прижимались к животу Бекки, выдавая возбуждение. – Леди, вы действуете на меня, точно удар молнии. Стоило тебе войти в комнату, и я…

– Райан! Что, если дети вернутся?

– Не хочется признавать это, но… ты права. – Райан на миг сжал ее в стремительном объятии, затем опустил руки и пристально вгляделся в лицо. Ему нужно было понять, что думает она сейчас об их сумасшедшей ночи. И не сожалеет ли утром о том, что произошло.

Бекки быстро запечатлела краткий поцелуй прямо посередине его груди. Райан зарычал и попытался было вновь поймать ее в объятия, но она ловко увернулась.

– Нет, Райан.

– Тогда мне придется воспользоваться твоим холодным душем.

Он начал натягивать брюки, и Бекки обнаружила, что не в силах оторвать глаз от этого зрелища. Перехватив ее откровенный взгляд, Райан подмигнул.

– Желаете помочь?

Бекки залилась краской и поспешно ретировалась.

– Майк, позови Никки!

Бекки металась по кухне, готовя завтрак и старательно игнорируя мужчину, методично превращавшего в угли тост за тостом. Волосы Райана были все еще влажными после душа, густые пряди хранили следы расчески. Бекки уже устала от стараний не замечать его призывной улыбки, пропускать мимо ушей двусмысленные реплики и уворачиваться от вездесущих рук.

– Мам, он не идет! – Майк с разбегу влетел в кухню и резко затормозил. – Сказал мне, чтобы я убирался.

– Так вернись и скажи ему, что, если хочет получить завтрак, пусть приходит, да побыстрее.

– Я уже говорил. А он сказал – наплевать.

– Я не могу уйти из кухни, иначе мы все останемся без завтрака. – Бекки жестом указала на бекон, шипящий на сковородке, наполовину взбитые яйца и картофельное пюре, которое непременно пригорит и пристанет к сковородке, стоит ей хоть на секунду покинуть кухню. – Вернись и скажи Никки, чтобы немедленно шел завтракать, не то хуже будет.

– Я схожу за ним, Бекки.

Она едва не подпрыгнула, услышав голос Райана прямо за спиной – так близко, что его дыхание шевельнуло тонкие завитки волос у нее на затылке.

– Спасибо. – Наконец-то нашелся предлог выставить его из кухни, пока завтрак не испорчен окончательно, ведь все ее внимание поглощено Райаном. – Это было бы недурно.

Поднявшись на второй этаж, Райан позвал Никки, но ответа не получил. Пройдя в спальню, Райан увидел Никки лежащим на кровати с подушкой на голове.

– Что ты здесь делаешь?

Ответ Никки прозвучал невнятно, и Райан ухватился за подушку, заглушавшую голос мальчика. Детские ручонки крепко вцепились в наволочку, но Райан оказался сильнее.

– У тебя что-то случилось? Мама уже приготовила завтрак. – Никки рванулся было за подушкой, но Райан высоко держал ее. – Почему ты прячешься?

– Ничего я не прячусь. – Непреклонная поза Никки и еще более непреклонный тон ясно говорили, что он вне себя от злости. – Я жду жубную фею, вот!

– Жубную фею? – ошеломленно переспросил Райан, силясь сообразить, о чем ведет речь мальчишка.

– Она принесет мне кучу денег. Как Саре за ее жуб, только больше.

Охо-хо, подумал Райан, ученье – свет…

– Но у тебя ведь нет зуба, чтобы положить под подушку.

– Один жуб слишком мало. – Никки окинул презрительным взглядом взрослого, который, слушая его, уже не так цепко держал подушку. – Я хочу кучу денег!

Одним движением Никки выхватил подушку и снова сунул под нее голову. Теперь пояснения, которые он милостиво давал тупице взрослому, звучали опять приглушенно.

– Вот я и держу под подушкой все жубы. Все-все.

Райан не удержался и захохотал. Никки приподнял подушку, одарил его недовольным взглядом и, отвернувшись к стене, снова спрятал голову.

– Извини, – Райан приподнял подушку и положил руку на напрягшееся плечо мальчика, – только у тебя все равно ничего не выйдет.

– Это почему? – подозрительно осведомился Никки. Он злился на собеседника, но, тем не менее, готов был его выслушать.

– Знаешь, что бывает с зубами, за которые зубная фея платит деньги?

– Не-а.

– Она их забирает. У тебя во рту совсем не останется зубов.

Потрясенный сообщением Райана, Никки тяжело задумался, явно размышляя над последствиями.

– Ну и ладно.

– Но, Никки, ты тогда не сможешь есть ни попкорн, ни яблоки. Ни даже ириски.

– И яблоки не смогу? – Никки заметно разволновался. – И конфеты?

– Сейчас еще не поздно. Ты можешь передумать, ведь зубная фея приходит только по ночам.

– Правда?

– Правда.

– Большое спасибо. – Маленькая детская ладошка доверчиво скользнула в большую мужскую, и Никки просиял, ослепительно улыбнувшись Райану. – Я здорово рад, что мы об этом поговорили. А то бы у меня была большая проблема.

– Всегда рад помочь.

– Знаешь что?.. – Лицо Никки выразило озабоченность и глубокую задумчивость. – Наверное, мама это имела в виду, когда сказала Майку, что нам, детям, нужно всегда говорить о самом важном со взрослыми. С теми, кто нас любит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю