290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Наследие Иштар. Печать Страсти (СИ) » Текст книги (страница 7)
Наследие Иштар. Печать Страсти (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Наследие Иштар. Печать Страсти (СИ)"


Автор книги: Диана Хант






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 15 страниц)

Глава 5.1

Чтобы люди не теряли веры

В Великую Силу

Десяти драгоценностей,

Древними оставлен ключ к их тайнам.

Но я, эманация богини,

Давшая нерушимый обет,

Хочу подарить миру

Еще один, живой ключ.

Эмахо!

Я отложила наушники от диктофона в сторону. Пожалуй, на сегодня хватит. До Зиккурата еще уйма времени, а я уже почти выучила язык этой планеты. Несмотря на гипнотический метод изучения, зиккуратский дается откровенно тяжело, и дело даже не в моих средних способностях к языкам!

Что-то в корне неладное с самой структурой, систематикой, полное отсутствие логики и эволюционного развития языка.

Дважды система сбоила и, грубо говоря, перезаписывала на мой мозг всю информацию заново. С самого начала обучения, не покидает ощущение некой разорванности, разобщенности зиккуратского.

С одной стороны, слов в словаре – хоть отбавляй, грамматика не сложнее, чем в земных языках, а словно что-то мешает обозреть его логичность.

В зиккуратском нет целостности, которая присутствует в любом языке, возникшем естественным образом. И это что-то, что я не могу уловить, мне, как культурологу знатно действует на нервы!

 Язык – это достояние культуры народа. Несмотря на то, что планета открыта сравнительно недавно, ее история насчитывает миллионы лет, а значит, язык как культурное наследие сам по себе должен содержать в себе ключи ко многим разгадкам истории целой цивилизации.

Так вот, этих самых ключей в зиккуратском нет. Ни одного!

По крайней мере, мне так и не удалось их различить, и обучение каждый раз заканчивается неизменной головной болью.

Ну ничего, Арттдоумие конечно, не Венера, и, тем более, не Веста, но оторваться на этой планете можно! Чем я и займусь во время нашей остановки.

Риммины ррыкумсы наконец-то соизволили войти в нужную колею и понеслись, действительно побивая все рекорды, потому, надеюсь, после того, как подруга сопроводит своих пернатых подопечных к месту передачи, присоединится ко мне, и мы как следует встряхнем эту провинциальную планетку!

Если верить Справочнику, население Арттдоумие на три четверти колонисты, основное занятие которых – земледелие и скотоводство.

Коренное население – мирные, но бесплотные в нашем понимании существа, наотрез отказываются идти на контакт, но, впрочем, не возражающие против вмешательства.

Интересно, как составители Справочника узнали, что коренные жители не возражают против обрабатывания почвы и разведения полезных мясных и шерстяных пород, если они наотрез отказываются идти на контакт?

Бесплотные – значит бесправные, так, что ли, получается?

Бессильные выдворить наглых оккупантов со своей родной планеты?! Может, их отказ от контакта это и есть их протест?! Нет, безобразие, ну где справедливость?!

Так, что тут дальше… Арттдоумийцы предпочитают жить вдали от людей, и никогда не показываются на глаза. Хм.

А если они не показываются, как тогда уважаемые составители Справочника узнали, что сии арттдоумийцы вообще существуют? Известны участки территории (благоразумно огороженной), где обитают коренные жители Арттдоумие. А вот это интересно… Хм. Хм.

Х-м-м-м… А дальше-то еще интереснее! Оказывается, эти самые земли арттдоумийцев обнаруживаются следующим образом: если на участке, предназначенном для застройки или освоения, начинают происходить различного рода катаклизмы, всячески препятствующие сией стройке, участок этот законодательством принято относить к месту обитания коренного населения планеты.

Сдается мне, арттдоумийцы – люди, я имею ввиду, а не загадочные бесплотные человечки! – сильно склонны к так сказать, злоупотреблению… Потому что не могут же они быть суеверными настолько!... Или могут? Ковбои и землепашцы, что с них взять?

О! А еще здесь распространены театры и вообще народное искусство. Самодеятельность, одним словом. Ну что ж! Если нам с Риммой наскучат местные кабаки, можно и в театр заглянуть… Или, правильнее выразиться, в клюбь? Не тот, который ночной с люминесцентными прожекторами, а тот, что с деревянной сценой с нарядными занавесками, я имею ввиду.

В общем, чем заняться, мы найдем…

Да, да, да, и еще раз да! Я решила покамест отложить свой побег с Персефоны.

Во-первых, капитан пока не очень-то отошел от нападения пиратов… Ну ладно, отошел, но со мной ведет себя прилично… Ладно-ладно, все время пути ему было просто не до меня, и эта его холодная бесстрастность, что так меня бесит, здесь ни при чем!

То какие-то неприличные намеки, то вообще откровенное хамство в виде приставаний к маленькой беззащитной мне, то спасение из лап мерзких пиратов, а теперь, видите ли, это вот ледяное безразличие. Он из машинного отсека носа не высовывает, даже обедает не со всеми, в кают-компании, а неизвестно когда. Даже мне неизвестно, между прочим. А я… немножко, совсем чуть-чуть наблюдала… Потому что древняя мудрость гласит: друзей держи близко, врагов еще ближе. Во-от. Капитан мне враг? Враг? Я его ненавижу? Очень ненавижу! Прямо до кончиков пальце ненавижу, до пелены перед глазами, до сбившегося (от гнева) дыхания, до вот этого самого, что происходит в животе, в самом низу, стоит его увидеть….

Но это я отвлеклась. Потому что это все вообще-то, во-первых…

Глава 5.2

А во-вторых, я не прощу себе, если они найдут эти самые сокровища Иштар без меня!

Ну, и в-третьих, мне так и не удалось пока вызволить свои документы… Но это отмаза так, на хиленькую троечку по десятибалльной, я, наверно, просто заразилась от капитана этой самой… золотой, нет, кладоискательской лихорадкой!

Итак, надо подготовиться к высадке… И что же надеть, чтоб не слишком шокировать местных ковбоев и ковгерл?..

Примерку шляпы с отворотами в стиле вестерн бесцеремонно прервал мистер Эддар. Точнее, капитан вошел как раз тогда, когда я, загадочно прищурив глаза, целилась в отражение из воображаемого револьвера.

– Развлекаешься?

Ну вот, пожалуйста. Ни вам «здравствуйте», ни вам «как спалось? Не дуло?»…

– К девушкам, между прочим, стучаться принято.

– Ты оделась?

– Согласна с вами, это так нетипично для меня. Имею милую привычку ходить по вашему благословенному кораблю голышом.

Сжал-разжал кулаки, поплотнее сжал губы, взгляд такой нахмуренный, что прям боюсь, слов нет, и выражение физиономии пренеприятное, как с отсталой разговаривает:

– На тебе верхняя одежда, Тара.

А, это он про короткую замшевую куртку с бахромой. С обтягивающими, как вторая кожа, рваными джинсами, между прочим, шик. Почти бохо.

– Что вы говорите! А я и не заметила, – продолжаю издеваться над мужиком. И нечего делать мне тут такое лицо, сам виноват, постоянно подставляешься! – Вам нельзя отказать в наблюдательности, мистер Эддар. Верхняя одежда, – передразнила его интонации, – Как же все-таки странно, одеваться, когда выходишь наружу!

– Прекращай кривляться, Тара! – ну вот и желваки на щеках заходили. Делаю успехи. Раньше, чтобы довести мистера Эддара до такого состояния, нужно было потратить минут пять с фантазией, а тут практически с лету! Никак у человека иммунитет не выработается!

– Предлагаете заняться чем-то поинтереснее? – сложила руки на груди, а сама кошусь в зеркало, как красиво бахрома свисает… Не девушка в зеркале, картинка, не иначе!

И тут этот неуважаемый мной индивид свински припечатал:

– Ты остаешься на корабле.

Я не ослышалась?

– Что?!

– Ты остаешься на корабле.

– Мистер Эддар Рьи, чтоб вас черти взяли, я прекрасно расслышала, что вы сказали! Я просто имею ввиду – ч т о?! Может, вам еще чего-нибудь завернуть? В каюте развернете – побалу́етесь?! Остаться на корабле, когда мы летим уже неделю?! Короче, идите лесом. Сидение на Вашем корабле во время остановки не входит в мои планы.

Вообще-то в мои планы первым делом входит связь с Мареком – в пространстве космоса Сеть под запретом из соображений безопасности. Поэтому, первое, что я собираюсь сделать, пока Римма возится со своими курицами, это устроиться в какой-нибудь уютной кафешке за чашкой ароматного кофею, может даже и с коньяком, и позвонить Мареку. Попрощаться, так сказать, по-человечески. Сказать, чтоб не скучал там без меня. Но, немного зная капитана, понимаю, что об этом говорить как раз-таки не следует.

– Тара, это приказ.

– Приказывайте своему экипажу, понятно?! А я не изъявляла никакого желания лететь с вами!

– Ошибаешься – в департаменте Космоса и еще в одном надежном месте лежит копия твоего заявления о зачислении в мою команду.

– Ну… Так я не знала, когда подписывала его, что попаду на корабль именно к вам! Я вообще смотаться от вас хотела, – доверительно поведала я тирану.

– Да, пришлось немного перестараться с антуражем, чтобы как следует напугать тебя, – во всю свою металлокерамику, или что там у него, усмехнулся тиран. – Поэтому на моем корабле ты будешь делать то, что я скажу.

– Да с какой радости мне здесь оставаться?! Все пойдут развлекаться! То есть я хотела сказать, размяться! Все!

Я затопала ногами.

– Извини, Тара, – тихо, но твердо сказал мистер Эддар, – Я не хочу рисковать. Ты можешь сбежать.

– Без документов? Да куда я денусь?!

– Ты можешь обратиться в посольство, – не пожелал согласиться с моими разумными доводами капитан.

– Не надо подсказывать мне выход из лабиринта, минотавр.

– Что?! – судя по выражению лица капитана, он сейчас пытается убедить себя, что ослышался.

– Не надо подсказывать мне выход из мышеловки, капитан.

– Так значит, по-твоему, я чудовище?! Йа?!! Чудовище?!!

Нет, он серьезно? Ну а кто он?..

Но вслух я не решилась озвучить свое честное мнение.

– Мистер Эддар, никуда я не денусь.

Хмурится, молчит. Скрестил руки на широченной груди, ноги широко расставлены, деловой такой!

– Да мне самой интересно найти сокровища Иштар!

Капитан приподнял бровь.

– Или вы стесняетесь потому, что на Арттдоумие вас ждет жена?

К этому капитан не был готов. Потому что в первую секунду заметно смутился. Но, надо отдать ему должное, быстро пришел в себя.

– Глупости, Тара. Какая еще жена?

– Не знаю, – пожала я плечами, – Хорошая наверно. Вам виднее. Раз женились. Помните, мне о ней Римма рассказала?

– В таком случае, пусть бы Римма тебе рассказала еще и то, что срок нашего регионального брака истек в прошлом месяце и ни я, ни она не собираемся его продлевать.

Тут уже настала моя очередь выразительно приподнять бровь. Точнее брови. Я как он не умею.

– И вообще я не понимаю, почему я должен отчитываться перед тобой! – на этих словах капитан решил, что самый момент окончательно выйти из себя, и вышел из моей каюты, не забыв, как следует, хлопнуть дверью.

К моему огорчению, я расслышала скрип закрываемого замка.

– Нет! Капитан! Мистер Рьи! Вы не можете! Вы не можете так со мной поступить!

Черт бы вас побрал, мистер Рьи…

Глава 5.3

***

Но я не буду Истар Кроули, истинной дочерью космического разведчика Нисона Клода Кроули, если смирюсь с вашим нечестным, отвратительным, деспотичным, варварским решением!

– Атлант! Эй! Ты меня слышишь! Атлант! – я включила внутреннюю связь.

Мигнувшая дважды зеленая лампочка означала, что Атлант прекрасно слышит меня, но ответить не может. Видимо, получает инструкции от самодура.

О некоторых разногласиях в наших отношениях робот, естественно знает, но предпочитает сохранять мудрый нейтралитет. А когда однажды принял мою сторону в споре и капитан выказал по этому поводу некоторое негодование, в виде вмятины в прошивке от кулака-кувалды, робот с достоинством ответил, что в его понимании гуманнее поддержать того, кто слабее, в том числе и в умственном отношении, и, поганец, подмигнул мне своим красным глазом. А потом почему-то противно-скрипуче расхохотался металлическим голосом, и сказал мистеру Эддару:

– Да ладно вам, кап, или вы забыли, что я нянчил эту человеческую девушку еще до того, как она произошла в человека?

У Атланта странное, не всегда понятное окружающим чувство юмора. Но посмеяться он любит.

– Атлант! – не зная, зачем, перешла на шепот, – Мне нужно выйти из Персефоны, будь другом, открой каюту, которая случайно захлопнулась, а дальше я как-нибудь сама.

Лампочка быстро мигнула пять раз. Насчет этого сигнала мы не уславливались. Наверно, это означает, что робот выполнит мою просьбу через пять минут.

Потому что через пять минут Атлант открыл мою дверь, не забыв пробурчать при этом:

– Странно она как-то захлопнулась, трижды повернув при этом замок.

– И не говори, – согласилась я, подводя блеском губы, – С этими дверьми надо держать ухо востро.

– Постарайся не нарваться на капитана раньше, чем через час, – посоветовал робот, заглядывая в зеркало через мое плечо и удовлетворительно кивая моему отражению. Атлант мнит себя великим фэшн-консультантом.

Из зеркала мне задорно подмигнула среднего роста, стройная кареглазая девушка с темно-каштановыми волосами, рассыпанными по плечам, в ковбойской шляпе, клетчатой рубашке из-под песочной замши курточки, и умопомрачительных рваных джинсах. Плюс высокие ковбойские сапожки, и, спасибо голографическим журналам с Арттдоумие, выделяться на планете я не буду. И, дай прогресс, не попадусь на глаза капитану.

На выходе из Персефоны меня ожидало еще одно препятствие. С суровым выражением пластиковых лиц – шучу я, у хозяйственных роботов всегда одно и то же выражение, – плечом к плечу стоят Мики и Мини. Вообще-то двух роботов поваров-уборщиков до знакомства со мной звали Минск-*****311 и Минск-*****312. Команда звала их первый и второй, что, согласитесь, не очень-то креативно, и я переделала незаменимых на любом корабле помощников в Мини и Мики. Новые имена пришлись роботам настолько по вкусу, что на какие-либо другие прозвища они откликаться наотрез отказывались. Это, правда, несколько раздражало капитана, потому что роботы совершенно неотличимы с виду, и при этом с завидным занудством требуют, чтобы их имена не путали, но ведь, на всех, как известно, не угодишь.

– Мини, Мики! Как сегодня уборка-готовка-клининг-эксисайзинг? – начала я издалека.

– У нас приказ не выпускать вас из корабля, мисс, – ответил Мики. Хотя, допускаю, что это был Мини.

– Послушайте, – я решила привести самый действенный аргумент, – Мне очень надо!

Не только к моему, но и к Атланта удивлению, он сработал.

– Если очень надо, то возьмите на всякий случай с собой зонт, – вежливо протянул мне зонтик Мини. Хотя могло статься, что и Мики.

– А как же нарушение приказа капитана?

– Вообще-то, мисс, наш непосредственный начальник – Атлант, который, заметьте: не давал никаких распоряжений по этому вопросу. А капитан – главный начальник.

– Начальник нашего начальника.

– Не хотите же вы, чтобы мы нарушили деловую этику…

– Профессиональную субординацию…

– И прыгали через голову собственного начальства?

Я не хотела.

Глава 5.4

***

Через полчаса, я, как и мечтала, с удобством расположилась на уютном плетеном диванчике на небольшой веранде местного паба, и, отхлебнув горячего, но недостаточно крепкого на мой вкус, кофею, включила, наконец, орм.

Количество входящих сообщений, побило, пожалуй, все мыслимые и немыслимые ожидания.

Шестьсот четырнадцать! Однако…

Не буду даже смотреть, сколько из них от Марека, и тем более читать… Просто наберу его номер…

– Тара!? Тара!! Тара, это ты?!

– Марек, привет! Я знаю, там у вас ночь, и я…

– Тара! Какой скандал! Ты все испортила! Как ты могла! Из-за тебя у моей семьи такие неприятности!!

– Марек, но я…

– Это немыслимо! Целую неделю от тебя ни слуху, ни духу…

– Марек, я честно хотела попрощаться, но все случилось так неожиданно…

– Возмутительно! Как можно быть настолько безголовой! Ты что забыла, что я собирался официально сделать тебе предложение?!

Как же забыть, помню. И помню, с к о л ь к о  ты никак не мог собраться его сделать…

– Марек…

– Мало того, что ты исчезаешь в самый ответственный момент, буквально под прицелами камер журналистов за несколько минут до того, как…

А, так вот почему вся эта ситуация выглядела тихо-мирно со стороны… Марек не желал подмочить репутацию… Но, похоже, мне-таки удалось сделать это за него!

– Марек, послушай…

– Мало того, что к тебе самым наглым образом клеился какой-то бандит…

– Ну знаешь! – не выдержала я, – Как будто я в этом виновата…

– А кто виноват, Тара?! Я?! Может, это я танцевал с ним?! Или распивал коктейли?!

– Знаешь, может, тогда не стоило накануне делания предложения обжиматься с Мариэн?

– Да что ты понимаешь?! Ты хоть знаешь, во сколько обошлось мне кольцо?! И сколько стоит снять остров на Венере?

– Ты снял остров?

– Да, поздравляю тебя, сегодня – седьмой день с момента твоего исчезновения – аренда заканчивается!

Я не знала, что на это сказать. С одной стороны – ненавижу, когда Мареуш говорит о деньгах, что на меня потратил. Отвратительная привычка, на мой взгляд. Но с другой– он взял в аренду целый остров!

Марек тем временем продолжал.

– Теперь имя Скрыльски полощут во всех видео-газетах! Голографические журналы пестрят заголовками «Мареуша Скрыльски у самого алтаря бросила невеста!», «Позор семьи Скрыльски!», «Что скрывает за собой фамилия Скрыльски, если узнав ее тайну, невеста бежит из-под венца?», «А не причастен ли сам Мареуш Скрыльски к исчезновению невесты?», «Сын четы Скрыльски получает отказ и самолично расправляется с ветреной невестой»… И это я только начал!

– Марек, мне жаль…

– Мама вне себя, лежит с мигренью уже четвертый день, врачи всерьез обеспокоены ее здоровьем! У отца неприятности в сенате!

– Мареуш, да дай ты мне сказать…

– Ничего не желаю слышать, сейчас же приезжай сюда, и, может быть, я приму твои извинения!

Ага, сейчас.

– Мареуш, я на Арттдоумие.

– Я сказал: бегом сюда, детка! Стоп. Где ты сказала?

– На Арттдоумие.

– Где это? Я сейчас же к тебе вылетаю. Вот только разрешат полеты над Венерой… Здесь сейчас нелетная погода, трудно добраться до космодрома…

– Над Венерой? – я чего-то не поняла, или это он заговаривается?

– Тара, ну а что мне оставалось делать, если деньги все равно заплачены…

Так. Значит, Марек на венерианском острове. Том самом, который снял для нас. Седьмой день. Ой, что-то я сомневаюсь, чтобы он проводил досуг в одиночестве…

– Стой, Марек. Ты там случайно не с Мариэн? Я имею ввиду сейчас твоего лучшего друга?! Ну того, с грудью четвертого размера?

– Да как ты могла такое подумать?!

Искреннее возмущение в голосе бывшего жениха подтвердило мое подозрение.

– Значит так, – я не намерена слушать больше ни слова, – Я исчезла на неделю, и ты даже не удосужился спросить где я, что со мной, все ли в порядке, может мне нужна помощь? Может, у меня неприятности?! Ты вынес мне мозг своим нытьем о потраченных деньгах и позоре семьи Скрыльски, но при этом ни словом не обмолвился, что ты недолго горевал об утраченной невесте и ничтоже сумняшеся отправился развлекаться с Мариэн?

– Тара…

– Я дала тебе сказать, и ты мне дай, пожалуйста. Я слишком долго ждала этого самого чертового предложения руки и сердца – настолько долго, что уже усомнилась в самой его возможности! И, знаешь, что? Я рада этому. Действительно, рада. Наши отношения себя изжили. То, что я сейчас, в составе научной экспедиции на Арттдоумие, и ты, там, на Венере в обществе очаровательной Мариэн – закономерный результат. Поэтому давай на этом попрощаемся, Мареуш. Сорри, что не оправдала твоих ожиданий. Чао!

Нажав на «отбой», я перевела орм в беззвучный режим и отхлебнула кофе, который безнадежно остыл. Если я знаю Марека, он попробует дозвониться, потому что последнее слово должно оставаться за ним.

Сделав знак рукой бармену, чтобы принес свежий кофе, я бросила взгляд на экран: так и есть. Входящий вызов. Правда, не от Марека.

– Виктор! Вот уж не ожидала! Привет!

– Тара, у тебя что, проблемы? Почему ты не отвечаешь?! Я немедленно выезжаю к тебе!

Я вздохнула. Как жалко все-таки, что сердцу не прикажешь. Он такой милый, этот Виктор. Прямой и честный. И совершенно очевидно, что я действительно ему нравлюсь.

– Виктор… Вик, все в порядке, честно.

– Где ты? Я выезжаю!

– Вряд ли. Я на Арттдоумие.

– Что ты там делаешь? Ты уверена, что у тебя все в порядке?

– Все хорошо. Я в научной экспедиции. Под Римминым руководством и строгим надзором. Так что можешь не волноваться за мое благополучие.

– Что Римма собиралась на полгода, я знал, но как ты оказалась под ее руководством?!

– Да совершенно случайно, если честно. Освободилось место младшего научного сотрудника… И мы подумали, что с пробирками и микроскопом я как-нибудь справлюсь.

– Куда вы направляетесь?

– Это допрос?

– Тара… Тар, пожалуйста, не сердись. Пойми меня: ты внезапно исчезаешь и отсутствуешь целую неделю! Никто не знает, где ты… Этот твой… Блондин, – в голосе космобиолога просквозили презрительные интонации, – Наотрез отказывается что-то говорить, а сам, – и Виктор запнулся, видимо, размышляя, стоит ли говорить мне о том, что Марек умотал на Венеру с другой.

– Виктор, я знаю, что Марек на Венере. С Мариэн. И только что пожелала им счастья.

– Но, Тара…

– Да, между нами все кончено, – сказала я, и добавила про себя: уже давно.

– Так куда вы направляетесь, Тара?

– Не слышу тебя. Здесь барахлит связь. Если ты меня слышишь – чао, Вик. Хорошего тебе отпуска!

Я выключила орм и недоуменно уставилась на экран, который сразу загорелся входящим вызовом. Мне показалось, или Виктор как-то слишком настойчиво справлялся о нашем маршруте?

В принципе, наша экспедиция официально не является секретной, но что-то удерживает от того, чтобы сообщить Виктору правду. Может, потому что космобиолог был просто излишне нахрапист?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю