332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анна Бахтиярова » Заучка на факультете теней (СИ) » Текст книги (страница 14)
Заучка на факультете теней (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 20:30

Текст книги "Заучка на факультете теней (СИ)"


Автор книги: Анна Бахтиярова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 18 страниц)

ГЛАВА 18. Жених для призрака

Я приняла решение. Почти без колебаний. Минуту постояла над лотосом, сжимая в руке флакон с настойкой. Потом убрала его обратно в шкаф. Леди Полиана – ценный источник сведений. Без сомнений. Нужно рискнуть и попытаться вызвать пожилую даму на новый разговор. Но не задерживаться в человеческом мире больше, чем на сутки. Не получится за этот срок убедить леди Полиану открыться, так тому и быть.

Однако легче сказать, чем сделать. Хозяйка дома и сегодня не спешила покидать спальню. Сэм только плечами пожала на вопрос, не волнует ли ее поведение родственницы.

– На бабушку иногда находит, – пояснила она. – Может хандрить и ни с кем не общаться. Но это временно. Все вернется на круги своя. Максимум через неделю.

Через неделю?!

Я подавила тяжкий вздох. Меня такой срок не устраивал абсолютно. Однако прежде, чем я решилась брать штурмом спальню леди Полианы, произошло еще одно важное событие.

Незадолго до ужина пришло письмо. На мое имя. От Кейти Грэгсон.

– Лежало в почтовом ящике, – пояснила Сэм, отдавая мне конверт. – Видимо, там нечто такое, о чем Кейти не могла говорить при леди Милене.

Она подарила мягкую улыбку и покинула мою спальню, давая понять, что не интересуется посланием Кейти. Мол, мы имеем право на секреты, в чем бы те ни заключались.

Конверт я вскрыла, не предчувствуя ничего хорошего.

«Мне приснился новый особенный сон», – написала Кейти, забыв поздороваться. – «О Тимоти и месте, где он находится. Брату там, действительно, хорошо. Но все может измениться. Когда окажешься там, забери его назад. Даже если будет сопротивляться. Очень тебя прошу».

Я закрыла глаза, постояла так с минуту, затем заново перечитала письмо.

– Когда окажешься там… – прошептала я.

«Там» – это в месте, куда ведет лабиринт? То есть, Кейти считает, что я попаду внутрь портала? Снова? В реальный лабиринт? Не во сне?

Руки дрожали, пришлось положить пляшущее письмо на стол.

Портал, так портал. По крайней мере, я вернусь домой, а не останусь в мире людей.

Я вновь посмотрела на лотос в бадье на окне. Показалось, его лепестки не столь изящные и яркие, как были утром. Или не показалось. Цветку не слишком уютно здесь, а мне (даром, что я цветочная фея) нечем ему помочь.

Следовало действовать, пока мой «билет» домой не повял. Действовать немедленно.

– Ну, берегитесь, леди Полиана, – прошипела я под нос и решительно покинула комнату.

Возле спальни хозяйки боевой настрой едва не испарился, но я сжала зубы и без стука отворила дверь. Пожилая дама все равно не оценит вежливость.

Она лежала на кровати, обложившись десятком подушек. Читала. На мое вторжение отреагировала спокойно.

– Явилась, – проговорила, усмехнувшись. Будто не сомневалась, что я загляну.

– Явилась, – подтвердила я, шагнув ближе. – Нужно поговорить.

– Тоже мне новость, – леди Полиана отложила книгу в сторону.

– Потом можете гнать меня хоть метлой, но вам придется ответить на вопросы.

Меня одарили снисходительным взглядом, но обошлись без комментариев.

А я… Я плохо представляла, как подступиться к упрямой даме. Вопреки внешней решимости, в голове господствовала пустота, с вопросами было туго.

Поэтому я начала с последнего сюрприза.

– Сегодня ночью я побывала в лабиринте, – объявила, невольно задирая подбородок. – Одна. Без Ллойда. Но встретила там кое-кого другого. Пожилого господина. Он был в реальном облике, не в теневом. Это очень странно. Прежде подобного не случалось.

На лице леди Полианы не дрогнул ни единый мускул. И бледность не разлилась. Не то, что в прошлый раз, когда она перепугалась до полусмерти. Видно, пожилая дама успела морально подготовиться к новому разговору со мной.

– Думаю, это был Саймон, – проговорила она с легкой хрипотцой в голосе.

– Ваш же-же-жених? – переспросила я нервно, ибо такого ответа не ждала. – Но разве он не… не… Сэм сказала…

– Что Саймон умер? – подсказала леди Полиана. – Нет, он не умер в привычном смысле. Просто остался там – в лабиринте. Точнее, в месте, куда лабиринт ведет.

– Остался? – моя голова шла кругом. – Как это – остался?

Леди Полиана посмотрела с грустью, а потом поманила пальцем.

– Подойди ближе. И не дрожи, не съем. И даже не покусаю, – она указала на стул, приказывая мне подвинуть его к кровати и сесть.

Я подчинилась без единого звука. Ибо чувствовала, что пожилая дама готова к откровенности. Главное, слушаться и не сердить ее лишний раз.

– Так и быть, расскажу, что с нами случилось, – проворчала она. – Не уверена, что это убережет твоего парня. Ну, этого – сынка ректора. Но ты хотя бы будешь знать, чего ждать. Подготовишься к катастрофе.

Мои ногти вонзились в ладони.

К катастрофе? А это мы еще посмотрим. Предупрежден, значит, вооружен.

– Мы с Саймоном бродили по треклятому лабиринту три с половиной года, – начала леди Полиана, не глядя на меня. Взгляд гулял по потолку, но вряд ли она видела узоры на нем или люстру. Перед взором, наверняка, стоял Саймон. – Это место казалось волшебным, а мы ощущали себя избранными. Считали, раз попадаем туда, значит, мы самые выдающиеся из студентов факультета. Самонадеянные юнцы!

Я подавила тяжкий вздох. Ллойду во времена, когда я знала его, как сокола, тоже приходили в голову подобные мысли. В отличие от меня. Я всегда считала, что есть иное объяснение. Пусть я выросла сильной тенью, но оставалась наполовину феей. Потому считала версию приятеля об избранных провальной.

– Однажды мы с Саймоном установили личности друг друга. Саймон установил, в лепешку ради этого разбился, – продолжала леди Полиана. Теперь она говорила монотонно, будто отстранялась от событий, которые до сих пор причиняли боль. – Сны сразу прекратились. Мы решили, что так и должно быть, раз секрет раскрыт. Жили припеваючи несколько месяцев. А потом… потом все пошло прахом.

«Прахом…»

Это слово отдавалось в голове зловещим эхом, а по телу волнами разливался страх.

Я еще не знала, что именно произошло с юными влюбленными Полианой и Саймоном, но осознала главное, он навсегда остался внутри портала. Состарился там, пока его несостоявшаяся вторая половинка проживала свой век в мире людей. И хоть Полиана тосковала по первой любви, все же не осталась одна. Раз есть внучка, значит, был сын или дочь, а главное, муж. А Саймон… Саймон…

Мне представился Ллойд. Постаревший, сгорбившийся. Сердце чуть не разорвалось от горя. Нет, это не его судьба. Я не позволю!

– На факультете началась эпидемия неизвестной болезни, – поведала леди Полиана без выражения. – Слегло большинство студентов, они теряли силы, угасали на глазах. Две девушки скончались, и жизнь еще десятка юных теней висела на волоске. Лекари не знали, что происходит, ничем не могли помочь. Паника нарастала, с факультета никого не выпускали, боялись заразить других. Мы с Саймоном попали в число счастливчиков, кого хворь не коснулась. Но обоих не покидало чувство, что грядет катастрофа. И мы не ошиблись. Она пришла. В виде… тени. Некто явился в теневом облике и объявил, что он (а как позже выяснилось, она) – виновник происходящего. Но может все остановить, не дать студентам погибнуть, если… если Саймон отправится в лабиринт и останется там навсегда. Это чудовище пообещало, что коли условие будет выполнено, оно больше не вернется на факультет и никого не тронет.

– И Саймон подчинился, – пробормотала я похоронным тоном.

Вот что означало «пожертвовал собой». Он подчинился тени-убийце, чтобы не дать ей забирать жизни других магов Но вот вопрос: тень та же самая, что похищает студентов в наши дни или ее… хм… «преемница»?

– Саймон подчинился, – подтвердила леди Полиана. – Правда, не сразу. Предложение казалось безумием. Но потом умерла еще одна студентка – однокурсница Саймона, и он решился. Сказал, что не сможет смотреть, как погибают остальные. Тень велела прийти к невидимому порталу, который прятался вне замка. На так называемых «краях». Велела прийти одному Саймону, но мы явились вместе. Я должна была увидеть, что случится. Не могла оставаться в стороне.

Леди Полиана на миг примолкла, и я явственно услышала, как заскрипели ее зубы. Пожилую даму охватывала ярость, стоило вспомнить миг ухода возлюбленного.

– Портал открылся, – проговорила она глухо, – и мы увидели ЕЕ. Белокурую девушку. Прекрасную, как бутон весеннего цветка. Но ее глаза… Они были холодными и жестокими, совсем не подходящими столь юному созданию.

– Девушка? – переспросила я, ничего не понимая. – Кто она?

– Если б я знала, – леди Полиана криво усмехнулась. – Она не пожелала представиться. Сказала, что теперь Саймон принадлежит ей, станет женихом, а потом и мужем. Она увела моего возлюбленного, а я не смогла помешать. Девица отбросила меня прочь движением руки. А Саймон… Он взглянул с грустью, сказал, что у нас нет выбора, и просто ушел. Ушел с ней. Навсегда.

Лицо леди Полианы вновь утратило живые краски. Рассказ дался тяжко, сколько бы она ни пыталась это скрыть.

– Простите, что заставила вас вспомнить все это, – пробормотала я.

Мне, действительно, было жаль. Хотя стыда я не испытывала. Сведения важны. Мне следовало их услышать.

– Я никогда ничего не забывала, – отозвалась пожилая дама хрипло. – Но это все, что я знаю. Студенты выздоровели, а меня попытались обвинить в исчезновении Саймона. В последний раз его видели в моей компании, а кое-кто слышал, как мы ругались. Так и было. Я пыталась убедить его, что есть иной выход, мы кричали друг на друга. В глазах других теней это выглядело подозрительно. Меня даже пытались судить. Семья Саймона была очень влиятельной в отличие от моей. Поэтому когда один из судей предложил мне покинуть магический мир и перебраться сюда от греха подальше, я согласилась, не раздумывая. Да и что меня держало в прежнем доме? Без Саймона все потеряло смысл. А здесь я начала все сначала. Прожила не худшую на свете жизнь.

Она помолчала с пол минуты, крутя на пальце серебряный перстень. А потом проговорила, глядя на меня грозно:

– Я поведала тебе все, что могла. Теперь оставь меня, Кал иста Корнуэлл, и больше никогда не смей возвращаться к этой теме. Что до твоего ненаглядного Ллойда, это лишь вопрос времени, когда его заберут в портал кому-нибудь в женихи и мужья.

Я почти ненавидела леди Полиану, покидая ее спальню. За последние слова. Злые слова. Будто промолчать не могла! Но нет, она хотела ужалить, чтобы отомстить за мой напор. За то, что я заставила рассказать о горьких событиях из прошлого. С другой стороны, это была просто ответная реакция на боль. Ни к чему винить пожилую женщину, хлебнувшую лиха. Я выше этого, ведь так? А леди Полиана вот-вот останется в прошлом. Ведь я сделала то, ради чего задержалась в мире людей. Пора домой.

Вернувшись к себе, я решительно открыла шкаф, достала настойку и шагнула к лотосу. Приготовилась, было, обрызгать лепестки, но остановилась. Подумала, что некрасиво сбегать, не попрощавшись с Сэм. Но личная встреча исключалась. Не факт, что девчонка поймет меня и не попытается остановить. Поэтому я оставила коротенькую записку.

«Сэм, я возвращаюсь домой. Кажется, я нашла способ. Спасибо за все. Келли».

Я положила лист на стол и вернулась к цветку. Собралась с духом и занесла открытый флакон над лотосом. Несколько капель упали на кремовые лепестки. Упали и мгновенно впитались. Сначала показалось, что ничего более не произойдет. Прошла минута, другая, а я все стояла и стояла в спальне, рассматривая лотос до боли в глазах. Он оставался неизменен, как и все вокруг.

Однако…

Однако кое-что изменилось. Цвета вокруг. Они потускнели. Медленно-медленно, что я не сразу заметила. Сообразила лишь, когда лепестки теплолюбивого цветка посерели, будто обрели теневой облик.

– Что тут… – я посмотрела на ладони. Они просвечивали. Я видела сквозь них потрескавшиеся половицы.

Духи цветов! Может изменения происходят не с окружающими предметами, а со мной? Вдруг я истончаюсь и вот-вот исчезну?

Накрыл ужас при мысли, что это конец. Неужели, попытка вернуться домой обернулась катастрофой, и я подписала себе смертный приговор вместо того, чтобы смиренно прожить свой век в мире людей, как леди Полиана? Но в то же время где-то глубоко внутри теплилась надежда. Способ перемещения нашла мама. И не где-нибудь, а в записях Николь Соренс – сильнейшей из первых трех теней. Я не погибну. Ни за что!

– Ох…

Я сама не поняла, в какой момент поменялись «декорации». Секунду назад я видела подоконник, где в кадке плавал злосчастный лотос, и вот уже смотрю на «родные» серые стены, по которым множество раз носилась в теневом облике наперегонки с соколом.

Да-да! Я оказалась в лабиринте! В нашем лабиринте! В разные стороны убегали коридоры с ловушками. Буквально через развилку пропасть, на дне которой недавно едва не закончилась жизнь моего спутника.

– Ллойд! – позвала я испуганно, не понимая, сон это или ужасающая явь.

Если сплю, остается шанс, что парень окажется рядом.

Я коснулась стены и застонала, осознав, что вижу не теневую руку, а настоящую. Я попала в лабиринт в реальном облике. А значит… значит, я внутри портала?

Или нет. Может, я просто потеряла сознание в спальне дома леди Полианы?

Хотелось надеяться на второй вариант. Отчаянно хотелось!

Ведь так проще, правда?

– Я же сказал, что тебе не стоит здесь появляться, Кал иста Корнуэлл.

Он соткался из воздуха, не иначе. Старик с бородой, перекинутой через плечо. Посмотрел сердито. Как самый строгий на свете педагог. Но я не осталась в долгу, подарила точно такой же взгляд.

– Я не собиралась здесь оказываться. Это все лотос!

Прозвучало по-детски, честное слово.

– Я вообще не знаю, сон это или…

– Или, – бросил старик все так же недовольно, подтвердив догадку.

– Так я…

– В ином измерении.

Сердце кувыркнулось. Какой кошмар! Не имеет значения, что технически я вернулась в мир магов. Об этом никто никогда не узнает. Ни мама, ни Ллойд. Я сгину здесь, и все дела.

– Вы Саймон, да?

Вопрос задался сам собой.

– Полиана рассказала? – уточнил старик, не удивившись моей осведомленности.

Я кивнула и спросила:

– Что вы со мной сделаете? Убьете? Или предусмотрены иные «развлечения»?

Почему, собственно, нет Он давно здесь обитает Наверняка, от юноши, которого любила бабушка Саманты, не осталось и следа.

Взгляд выцветших глаз превратился из гневного в снисходительный.

– Я похож на того, кто похищает или убивает студентов? – поинтересовался старик тоном, будто разговаривал с душевнобольной.

Наверное, стоило отрицательно покачать головой, но я застыла, ибо потрясения дня явно сказывались и на теле, и на разуме. Оба отказывались работать, как надо.

– Это все Амалия, – проворчал старик и сплюнул в сторону.

– Кто?

– Жена моя так называемая. Вечно молодая и неугомонная.

– Э-э-э… – от моей способности облачать мысли в слова ничего не осталось.

Старик усмехнулся и сделал приглашающий жест рукой.

– Идем, Калиста Корнуэлл, выведу тебя наружу. Нечего тебе тут бродить. Узнает Амалия, точно убьет. Ты ей в игрушки не годишься. Кровь не та.

В голове вертелись вопросы. Кровь? Значит все-таки есть связь с Изабеллой и Адрианом? Точнее, с их семьями? Значит, похищенные студенты живы? Кейти не ошиблась, рассказывая, что видела брата? Вот только… только язык оставался приклеенным к гортани. Я покорно кивнула и потопала вслед за стариком.

– Странно, что ты помалкиваешь, – заметил он, когда мы миновали три развилки. – Иль сил на болтовню не осталось? Обычно трещали тут без умолку. С парнем, с которым вы звали друг друга по-птичьи.

– Так вы… вы… сле-сле-сле…

– Наблюдал, – подтвердил старик. – И надеялся, что с вами у Амалии ничего не выйдет. Забавные вы. Не то, что предыдущая пара, приходившая сюда два десятка лет назад. Те были степенными.

– Их звали Камила и Рой, – прошептала я едва слышно.

– Твоя правда. А я уж подзабыл имена. Девчонка была гордячкой, парень скучным и слабовольным. Удивительно, что воспротивился, когда моя безумная женушка поставила ультиматум: смерть или женитьба на ней.

Я споткнулась, не веря ушам. Как это женитьба? А Саймон? Он же муж.

– А ты как думала? – бросил старик, заметив мое удивление. – Говорил же, Амалия вечно молодая, а я становился старше. Понадобился новый муж. Молодой и горячий. Она как раз силенок подкопила. Сумела привлечь в лабиринт новую пару. Таких же жертв, как мы с Полианой и вы с твоим ненаглядным. Ждала, пока парень повзрослеет, чтобы ее магия могла забрать его «дальше» – в место, где мы живем. Тут все непросто, Калиста Корнуэлл. Привлечь в лабиринт Амалия способна лишь юные души, а забрать себе – взрослого жениха. Приходилось ждать. Да только в тот раз ничего не вышло. Рой воспротивился, Амалия взбеленилась. Хотела наказать обоих. И парня, и его девчонку. Да перестаралась. Оба померли. А ей пришлось снова копить силенки годами, прежде чем здесь объявилась новая пара.

– Мы… – мой голос звучал еще тише.

– Верно, – подтвердил старик, останавливаясь у не примечательной стены. – Пришли.

– Но…

Я ничего не понимала. В прошлый раз выход из лабиринта открылся совершенно в другом месте. За много-много коридоров отсюда.

– Знаешь, поначалу мне было жаль Амалию, – признался Саймон, складывая неизвестные мне пасы и заставляя колыхаться воздух. – Она никогда не жила в реальном мире. Все, что знала – это печаль и одиночество. Она все равно, что призрак. Но от моего сочувствия давно ничего не осталось. Амалия его растоптала.

– Вы так и не сказали, кто она? Откуда тут взя…

Саймон не позволил мне договорить. В стене появилась прореха, и старик без предупреждения толкнул меня туда.

Я вскрикнула и пропахала землю. Ладонями и коленями. Посмотрела вокруг и чуть не расплакалась. От радости и облегчения.

Передо мной простирались засохший сад и стены факультета теней.

ГЛАВА 19. Мы

– Откуда она взялась?

– Держите ее!

– Ты арестована, похитительница!

Я, продолжая стоять на коленях, растерянно уставилась на троих незнакомых мужчин, надвигающихся на меня стеной. Один начал складывать пас в попытке обездвижить меня.

– Стойте! – я выставила ладони вперед, чтобы охранники портала видели, что я ничего не делаю. – Я не преступница! Я фея! Калиста Корнуэлл! Скажите леди Армитадж, что я вернулась из мира людей!

Охранники остановились. Двое недоуменно переглянулись, а третий и не подумал прекращать работу над сложным пасом.

– Только попробуйте меня вырубить! – возмутилась я со зла. Еще бы! Столько усилий приложила, чтобы оказаться дома, а тут «теплая» встреча. – Сами будете сад восстанавливать!

– Сад? – третий охранник, наконец, позабыл о пасах. – Ты… ты…

– Позовите декана! – едва не прорычала я. – Если я преступница, леди Армитадж в два счета со мной справится. Самая сильная тень из ныне живущих, как-никак. Но коли причините вред единственной магине, способной не дать порталу гулять, вам не поздоровится.

Охранники продолжили «играть в гляделки». Я не вызывала доверия. Особенно безумным выглядело «эффектное» появление и одежда. Странная одежда для этих мест. Живя в доме леди Полианы, я пользовалась гардеробом Сэм, а она почти не носила платья и юбки, только штаны. Якобы очень модные в мире людей. Так что нынче, одетая, как мужчина, я точно не тянула ни на фею, ни на тень. И все же моя последняя фраза подействовала. Охранникам не улыбалось отвечать перед деканом за покалеченную «спасительницу сада».

– Смотрите, чтоб не шевелилась, – приказал один, видно самый главный, остальным и скрылся в замке.

Мне пришлось остаться на коленях и смиренно ждать. Попытку встать точно бы расценили, как упомянутое «шевеление». Минуты бежали, взгляды охранников прожигали насквозь. Я поежилась и попыталась провести магическую «ревизию», чтобы понять, насколько плохи дела с садом. Внешне он выглядел жутко. От кустов остались прутики, от цветов и вовсе ничего. Молодые яблоньки напоминали палки, побывавшие в зубах не то собаки, не то кого пострашнее. Я закрыла глаза и потянулась к саду, чтобы проверить почву. Ту, что я создала, совместив два дара: теневой и цветочный. Если она в порядке, остальное поправимо.

Ох, какое же все-таки счастье быть магом! А я ведь пока даже не использовала способности всерьез, только ощупывала окружающее предметы. Однако и это вызывало эйфорию. Я будто прозрела после слепоты или вновь научилась ходить, пережив страшную травму.

Почва, хоть и пострадала, оставалась пригодной для новых и вылеченных старых растений. Я уже предвкушала, как выращу цветочки, кустарник и деревца. Как все вокруг зацветет с новой силой, а портал с таинственной Амалией внутри не сможет двигаться по краям, а тем более проникнуть в замок.

Ох, нейтрализовать бы еще саму Амалию.

– Калиста!

Я так увлекалась мыслями о будущей работе, сидя с закрытыми глазами, что не заметила появления мамы. Она вышла из замка белая, как свежевыпавший снег, осунувшаяся, похудевшая, будто перенесла тяжелую болезнь. Впрочем, чего я ждала? Ее лишили единственного ребенка, ради которого она жертвовала всем последние восемнадцать лет.

– Леди Армитадж, – я поднялась с колен и уставилась вниз, изображая послушную фею, какой годами представала перед всеми в особняке семейства Корнуэлл. – Я вернулась и могу привести сад в порядок.

– Рада слышать, – мамин голос звучал глухо. – Но сначала… Господа, – она повернулась к охранникам, – оставьте нас с леди Корнуэлл наедине. Да-да, знаю у вас приказ ректора не покидать края. Но здесь я главная. И этот разговор не для ваших ушей.

Охранники закивали вразнобой и выполнили распоряжение, пусть и без воодушевления.

Они ушли, а мама… Мама просто опустилась на лестницу без сил. Я растерялась. Что делать? Возможно, из окон кто-то наблюдает. Нам нельзя показывать эмоции. Но и стоять истуканом нельзя. Поэтому я просто подошла и села на ступеньку. На приличном расстоянии от мамы, но все же гораздо ближе, чем была последние недели.

– Мне так жаль… – сорвалось с губ. – Все произошло слишком быстро, что я… я… Меня втолкнули в портал на уроке. А судьи… они ничего не… не желали…

– Ты дома, это главное, – мама посмотрела на меня, и сердце сжалось. Сколько же боли отразилось в ее глазах! Впору разреветься от осознания, что эту боль причинила я. То есть, не совсем я. Но все же это произошло из-за меня.

– Да, дома. Хотя это и заняло время. Но я старалась. Правда.

– Я знаю, – мамины пальцы дернулись. Она хотела прикоснуться ко мне, но не смела. – Но почему ты появилась здесь? Почему вышла из портала?

– Если бы я знала. Сама перепугалась, когда из спальни дома леди Полианы переместилась в лабиринт. Ох, леди Полиана! Мне нужно столько тебе рассказать! Не поверишь, эта бывшая магиня тоже бывала там в снах! Со своим возлюбленным! До Камилы и Роя. Туда попадают только пары. Я выяснила кое-что важное! О похитительнице!

Глаза мамы сильнее расширялись с каждым моим словом.

– О похитительнице? – переспросила она эхом. – Так это женщина?

Я не успела ответить. Двери распахнулись, и перед нами предстал Сайрус Веллер собственный персоной. Хмурый, как осенний день.

– Так-так, – протянул он, взирая на меня крайне недобро. – Вы вернулись, леди Корнуэлл. Через портал? Серьезно? Не хотите объясниться?

Мама резко поднялась и встала между мной и лордом-ректором.

– Быстро же тебе доложили новости, Сайрус.

Веллер-старший перекосился и отчеканил:

– Я как-никак ректор, а охранникам приказано незамедлительно сообщать, если с порталом приключается нечто странное. Появление из него феи тянет не просто на странное, а на удивительное и крайне подозрительное. Итак, леди Корнуэлл, – он глянул на меня с ледяной яростью, – может, соизволите объясниться?

Я не испугалась. После всего случившегося Сайрус Веллер не казался серьезной угрозой.

– Я сама не ожидала, что меня вынесет через портал, – ответила я совершенно спокойным тоном. – Искала способ вернуться назад – в мир магов. Надеялась на успех, все-таки я лишь наполовину тень, а цветочные феи не застревают среди людей пожизненно. Средство нашлось благодаря редкому цветку. Признаться, я думала, что окажусь сразу на факультете или дома – в особняке Корнуэллов. Перемещение в лабиринт стало большим сюрпризом. Возможно, моя вторая половина – теневая – затормозила процесс. Я оказалась в месте, которое находится в некой иной плоскости, и только потом смогла вернуться сюда. Иного объяснения я не нахожу.

Лорд-ректор потер подбородок.

– Недурное объяснение, надо признать, – протянул он после паузы. – Но как ты выбралась из лабиринта? Открыла проход сама?

– Нет, – ответила я, глядя Веллеру-старшему в глаза. – Выход просто появился. На том же месте, что и в прошлый раз. Правда, пришлось побродить по коридорам прежде, чем удалось его найти.

– Сам по себе появился? – переспросил он с подозрением.

– Да. Видимо, я неинтересна похитителю, кем бы он ни был. Не тяну на идеальную жертву. Из-за происхождения.

– Вероятно, – лорд-ректор кивнул и снова заговорил с мамой. – Что думаешь, Орнелла?

Ее лицо не отражало ни единой эмоции.

– Я согласна, версия звучит правдоподобно. Лабиринт – место между измерениями или мирами, оно послужило промежуточным звеном для перемещения феи. Впрочем, мы можем лишь гадать, пока не узнаем о лабиринте больше. Сейчас самое главное для нас, что Калиста вернулась и сможет снова «запереть» портал у стены.

– Верно, – лорд-ректор кивнул. – Займитесь этим, леди Корнуэлл. Да-да, прямо сейчас. Сделайте то, ради чего вы здесь нужны. А мы пока прогуляемся с деканом по замку и обсудим некоторые аспекты управления факультетом, раз уж я сюда прибыл.

Мама мастерски подавила гнев, хотя я разглядела огненный всполох, промелькнувший в темных глазах. Она бы предпочла остаться со мной, но не рискнула обострять отношения с Веллером-старшим. Но прежде, чем уйти, она крикнула поджидавших внутри замка охранников, чтобы не оставлять меня одну вблизи портала.

– Поработай с садом, Калиста, – проговорила мама строго. – Потом сразу в спальню, нигде не задерживаясь. Я велю позвать Рейну, чтобы сопровождала тебя.

Я послушно кивнула, хотя на сердце поселилась тревога. «Нигде не задерживаясь» – прозвучало так, будто она не хочет, чтобы я встретилась с кем-то помимо «няньки». Этот «кто-то» – Ллойд, так? Но разве мама не объединялась с ним, чтобы вернуть меня домой? Или теперь, когда я здесь, Ллойд снова превратился в отвлекающий фактор? В помеху?

Я решила не забивать этим голову, которая и без того гудела, как деятельный улей. Озаботилась садом. В конце концов, можно позже спросить маму прямо и дать понять, что Ллойд в моей жизни всерьез и надолго. Работа много сил не отняла. Наоборот, разливающая по телу магия, придавала дополнительную энергию, будто я сама растение, которое получало подпитку из вне. Не прошло и пяти минут, как из мертвой, казалось бы, почвы вновь выросли цветы всевозможных оттенков и видов, а кустарники и деревья покрылись молодой листвой. Охранники только рты открыли от изумления.

– На сегодня все, – объявила я сама себе. – Завтра проверю, что прижилось.

…Снаружи меня ждали. Рейна и… Ллойд. И еще с полсотни студентов.

Новость о моем эффектном прибытии разлетелась по факультету со скоростью ураганного ветра. Народ сбежался удостовериться, что возвращение феи – не выдумка. Ну а Ллойд… Разумеется, он не мог не примчаться. Не мог ждать ни часа, ни минуты.

– Прости, Келли, но мне велено отвести тебя в спальню, – пробормотала Рейна извиняющимся тоном прежде, чем кто-то из нас успел заговорить.

Она выглядела смущенной из-за распоряжения декана, из-за того, что приходиться быть третьей лишней. Но в глазах отражалось и облегчение. Рейна радовалась моему возвращению. Значит, успела-таки ко мне привязаться. И соскучиться.

– Знаю, леди Армитадж сказала, чтобы я нигде не задерживалась, – я выразительно посмотрела на Ллойда, мол, пожалуйста, не спорь.

Однако он слишком извелся за последние недели, чтобы вести себя покорно.

– Плевать мне, что хочет декан… – начал Ллойд, пока толпа студентов с интересом на нас глазела, будто на забавных зверушек на ярмарке.

А я… Я вдруг осознала, что и мне невтерпеж. Шагнула к парню и прильнула к губам, не дав закончить фразу. Поцеловала его на глазах у всех, наплевав на последствия.

Да и какая разница? О нас и так ходят слухи. Аж до мира людей добрались.

Повисла тишина. Абсолютная, будто мы оказались в вакууме, куда не способны пробиться никакие звуки. Только странное покашливание Рейны, раздавшееся полминуты спустя, свидетельствовало, что мы не исчезли, не отгородились от всех остальных стеной.

Но я и не подумала отстраняться от Ллойда. Да и в его планы сие не входило. Мы продолжали самозабвенно целоваться, словно от этого зависели наши жизни.

Целовались, пока…

– Ну-ну, – протянул раздраженный мужской голос. – Значит, сплетни небезосновательны. Ты совсем рехнулся, мальчишка?!

Мы с Ллойдом отпрянули друг от друга. Ибо оба легко узнали его папеньку.

Я бы предпочла не встречаться взглядом с лордом-ректором, но не удержалась, посмотрела в его сторону и тут же уставилась в пол. Рядом с Веллером-старшим стояла моя мать, которая тоже не пришла в восторг от поцелуя года. Ведь еще недавно я сама говорила, что понятия не имею, кто для меня Ллойд, а теперь целовалась с ним при всех.

– Мне, пожалуй, пора, – пролепетала я, хватая за руку Рейну.

– Пожалуй, – согласилась та, срываясь с места в карьер, а когда от лорда-ректора и остальных нас отделил не один коридор, затараторила: – Ну, ты даешь, Калиста Корнуэлл! Мало того, что явилась оттуда, откуда тени не возвращаются, вышла через портал, так еще… еще…

– Поцеловала Ллойда и дала отличный повод для сплетен! – объявила я, ни капли не стыдясь спорного поступка.

– Для сплетен?! – Рейна закатила глаза. – Ты разворошила осиное гнездо! Как же я ошибалась, думая, что ты окажешься занудой!

– Боишься попасть под удар? – спросила с легким вызовом, не обращая внимания, как на меня пялятся попадающиеся навстречу студенты.

– Мне не привыкать, – отмахнулась моя соседка и «нянька». – Но вам легко точно не будет.

– Ну и пусть, – усмехнулась я и не удержалась от улыбки. – Мы с Ллойдом – свершившийся факт, и я не собираюсь прятаться по углам.

– Люблю, жить не могу, значит? – поддела Рейна весело. – А еще недавно тарелки с завтраком на бедолагу опрокидывала.

– Разлука расставляет все по местам, – пояснила я, продолжая улыбаться.

А в душе пели птицы. Вряд ли дрозды или соколы. Скорее, влюбленные соловьи.

Да-да, я понимала, что в эту самую минуту Ллойду приходится несладко, а его папочка рвет и мечет. Однако мне было невероятно хорошо. Просто потрясающе!

Мы вместе. И об этом знают все. Чем не повод для радости?

Все мои вещи поджидали в спальне, будто я никуда не исчезала. Я с наслаждением сбросила человеческую «модную» одежду, облачилась в домашнее платье и устроилась на кровати. Рейна расположилась на собственной постели и принялась выспрашивать о мире людей, о котором знала очень мало, как и все остальные тени. Мою голову занимали совершенно иные мысли (Ллойд, лабиринт, Амалия и даже Сэм, с которой я не потрудилась попрощаться лично), однако я подробно отвечала на все вопросы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю