290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дежа вю (СИ) » Текст книги (страница 2)
Дежа вю (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Дежа вю (СИ)"


Автор книги: Алесандр Шамраев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 14 страниц)

Внешне вторая академия представляла собой комплекс зданий, обнесённый высокой стеной с широкими воротами и надвратными башнями. Через ворота было видно, что чуть вдали имеется ещё одна, более низкая стена, а расстояние между ними было заполнено небольшими домиками, харчевнями и купеческими лавками. Кучер пояснил, что это так называемая зона последней свободы, так как попав за вторую стену, из неё уже не выйти до окончания обучения.

– Учтите, ваша милость, в зоне свободы ошиваются банды стервятников, как они себя называют. Высматривают, кто без оружия, вроде вас или послабее и обдирают до нитки, приговаривая, что в академии всё дадут заново. Иногда доходило и до убийств. Их ловят, наказывают, но их количество не уменьшается. Городская беднота завистлива...

2.

Ну вот, накаркал. Не прошёл я и десятка шагов, как из ближайшего трактира вышли четверо. По законам королевства простолюдинам без специального разрешения не разрешалось иметь холодного оружия, но, как известно, голь на выдумки хитра. Вот и у этой четвёрки на поясах висели большие ножи мясников. Всегда можно сказать страже, что они только что заскочили перекусить, а теперь возвращаются на работу. Да только стража здесь практически не появляется. У меня даже мелькнула мысль о том, что этих стервятников специально натаскивают на желающих поступить в академию, чтобы проверить кандидатов, так сказать, на вшивость. По каким критериям принимают в академию – не известно, но экзамены не сдаются, даже состояние здоровья не проверяется, отказ в приёме происходит без объяснения причин и позволяет попытаться поступить вновь только через полгода. Именно по этой причине многие дети высокопоставленных придворных не рискуют поступать во вторую академию, чтобы не нарваться на отказ. В первую же академию берут тех, кто проходит имущественный ценз в виде рекомендаций двух вельмож их королевской свиты, других ограничений нет.

Тем временем эта четвёрка перегородила мне путь, поигрывая своими устрашающего вида тесаками, но совершенно бесполезными в реальном бою.

– Слышь, ты, дворянчик, ты идёшь по нашей территории, а за топтание надо платить. Раздевать мы тебя не будем, но свои цацки с руки и из уха, ты нам отдашь. Лучше добровольно, а то плохие дяди сделают ребёнку бо-бо.

Плохие дяди в лучшем случае выглядели как мои ровесники или, может быть, чуть старше. Вожак снял с пояса свой нож и несколько раз крутанул его в руке. Со стороны это вполне могло выглядеть как угроза применения оружия по отношению к благородному лицу с целью грабежа. Учитывая, что длительную схватку я просто физически не выдержу, меня это полностью устроило. Подняв руку на уровне плеча, я быстрым движением извлёк из кармана спату и чиркнул ею по горлу главаря, одновременно делая шаг вправо, что бы струя крови из рассечённой артерии не попала на мой камзол, запасного то у меня нет. Продолжая возвратное движение клинка, я нанёс удар тому мяснику, который стоял от трупа справа. Он так ничего и не понял и отреагировать не успел. Зато тот что стоял слева, с криком кинулся на меня, бестолково размахивая своим тесаком и сам, того не желая, на замахе напоролся на острие моего клинка. Удар я наносил снизу в верх, как обычно били римские легионеры, прикрываясь щитом, правда щита у меня не было. Оставшийся в живых стервятник выронил свой нож и с завыванием толи от испуга, толи от ужаса, понёсся прочь.

Человек я не гордый, спрятав спату в карман, обшарил главаря и его помощника. Их кошельки могли бы быть наполнены и получше, но, как говориться, дарёному коню в зубы не смотрят. Всё это мероприятие заняло у меня не более трёх минут и именно в этот момент настал отходняк – я даже пошатнулся от накатившейся слабости. Всё, надо скорее уходить отсюда, так как в этой точке общепита вполне могли находиться дружки этой банды, а я в себе не чувствовал сил для продолжения драки. Стараясь не качаться из стороны в сторону, я как мог скоро пошёл в сторону вторых ворот. С трудом, но дошёл, внимательно прислушиваясь, не раздадутся ли за спиной шаги дружков стервятников, но бог миловал и эти пятьсот метров я прошёл спокойно.

На воротах меня встретил привратник и указал на административное здание, куда мне следовало идти, чтобы представиться директору академии и выслушать решение о своей дальнейшей судьбе. Уже не особо торопясь и восстанавливая дыхание, я направился в указанную сторону. Административное здание представляло собой трёхэтажный старинный особняк с высокими окнами в виде арочных проёмов. Внутри меня встретили и проводили на второй этаж, где в приёмной уже сидели парень и девушка. Меня это не удивило, так как я уже знал, что в академиях практикуют совместное обучение. Парень держал девушку за руку и что-то ей говорил на ухо. Наверное, успокаивал, так как она периодически кивала ему головой, явно соглашаясь с его словами. Открылась дверь и из неё сначала вышла довольная девица в мужском костюме, а потом и Грув. Мазнув по мне взглядом, он пригласил эту парочку в кабинет директора. Пробыли они там не очень долго, но я всё же успел сосчитать белые плитки на полу и внимательно рассмотреть гобелен на противоположенной стене со сценой рыцарской копейной сшибки. Парочка буквально выпорхнула из кабинета, сияя улыбками и весело улыбаясь, а значит, их приняли.

Честно говоря, я надеялся, что Грув произнесёт хоть пару слов поддержки, но он только подмигнул мне и сопроводил в кабинет директора. Кабинет поражал своими размерами, это был целый зал аж с пятью окнами. Чуть в стороне от центра, ближе к окнам, стоял большой и массивный стол, за которым сидела молодая женщина, которая перебирала бумаги, быстро просматривая их. Так как я не отправлял предварительного уведомления о своём желании поступить в академию, то свои бумаги вручил из рук в руки. Наконец директриса откинулась на спинку своего кресла и посмотрела на меня, после чего стала просматривать мои документы.

– Значит Вит де Лот. Представители герцогства Лотар очень редкие гости в столице. Значит барон Кляйн всё-таки выбрал себе приемника и отправил его на обучение. Польщена, что он выбрал мою академию. Безусловно вы приняты, но особых привилегий не ждите, у нас не пансион для благородных девиц, а академия с военным уклоном. К тому же существует вероятность вашего отчисления на первом и даже на втором курсе за неуспеваемость или грубые нарушения дисциплины. Мой секретарь доведёт до вас основные правила поведения, а также особенности обучения. Отдельные комнаты в академии не предусмотрены, так что жить будете вдвоём. Сейчас вас проводят в столовую, а потом вам надо будет навестить нашу кузницу и подобрать себе оружие, а своё, если оно у вас есть, отдать на перековку. К этому времени мой секретарь определит номер комнаты, в которой вы будете жить все эти три года и распорядится насчёт форменной одежды и стандартном комплекте, положенного каждому ученику. Во время занятий никаких вольностей в одежде, всё строго по установленному регламенту, после занятий можете носить всё что угодно. Выход за пределы границ академии запрещён, если что-то понадобится в торговом посаде, то можете написать заявку, оплатить стоимость товара и его доставку в общежитие. Желаю удачи. – И она опять погрузилась в изучение своих бумаг.

Аудиенция была закончена и Грув выпроводил меня из директорского кабинета.

– Следуйте за мной мастер Вит де Лот, – и меня повели по другой лестнице, в результате чего я оказался в небольшом внутреннем дворике, где слонялись уже виденная мной девица в мужской одежде и влюблённая парочка. Увидав Грува девица фыркнула, – Наконец-то. У меня дома ленивых слуг обычно наказывают розгами.

Ответ Грува моментально сбил с неё спесь, – У вас в слугах ходят бароны? Позвольте представиться – барон Грув де Стал, личный секретарь графини Камилы дю Бри, директора академии, в которой вы теперь будете обучаться. – Я сразу для себя отметил приставку дю, что однозначно говорило о происхождении графини из семьи герцогов Бри. Теперь понятно, почему даже барон де Стал был для неё мезальянсом, то есть неровней.

Столовая встретила нас негромким шумом, звяканьем приборов и какой-то домашней обстановкой. Однако, если внимательно приглядеться, то можно заметить некие границы, которые, видимо делили зал на места для разных курсов. Нас, как новичков сразу же проводили к отдельному столу, и я почувствовал на себе множество оценивающих взглядов. Под этим шквалом не только я почувствовал себя не в своей тарелке. Мои спутники тоже поспешили уткнуться в свои тарелки, которые поставили официанты, а старший из обслуживающего персонала стал негромко нас просвещать, – Специальных мест, закреплённых за учениками нет, каждый волен сидеть где захочет, но существуют негласные правила. Ученики первого курса не могут без приглашения входить в зону второго или третьего курса, впрочем, и старшекурсники не могут без разрешения сесть за стол к первокурсникам, но в зону могут заходить свободно. Будьте осторожны, среди них есть драчуны, которые любят задирать первокурсников и провоцировать их на дуэль. Дуэли проводят на специальных аренах, которых три в академии. На этих аренах тяжело ранить или причинить сильный вред сопернику не получится, действуют магические ограничения, но болезненные ощущения можно получить по полной программе.

Внезапно все разговоры и шум в столовом зале стихли, это была реакция на появление личного секретаря директора. Барон Грув прямиком направился к нашему столу, – Прошу прощения, господа, но сопроводить вас в общежитие я вас не смогу, дела не позволяют мне это сделать. Вот ваши номера комнат, где вам предстоит жить.

Мне достался номер 223, а значит моя комната находится на втором этаже и её номер 23. Интересно, кто у меня сосед, скорее бы познакомиться с ним и подружиться. Парочка тоже получила номера на втором этаже, но в разных комнатах, а девице достался третий этаж. На вопрос паренька, почему их разлучили и можно ли будет поменяться местами, барон философски заметил, что они прибыли сюда учиться и готовиться к будущей взрослой жизни, а не сюсюкаться, и пусть считают эти трудности проверкой своих чувств.

– По правилам академии вы получите право сменить соседа по обоюдному с ним согласию только на втором курсе и только один раз за всё время обучения в академии. До дверей общежития вас проводят, а дальше уже сами, слугам туда вход запрещён. В комнатах вас уже будет ждать комплект одежды, который будет меняться каждую неделю. Напоминаю, после ужина вам надлежит посетить нашу кузницу и подобрать себе оружие, а своё, если оно у вас имеется, отдать на перековку...

Этой небольшой группой мы отправились на хозяйственный двор, где находились не только кузница, но и конюшни с шорной мастерской, а также прачечная и швейная мастерская. Были и другие помещения, но определить их принадлежность я не смог. Мои новые знакомые очень быстро определились со своими клинками, а вот мне этот ширпотреб сосем не понравился. Нет, конечно, оружие было выковано качественно, но оно не особо отличалось от того, что продавалось в оружейных лавках. Уж что-что, а в клинках я разбирался и через полчаса перебора разного железа сказал скучающему кузнецу, что ничто из представленного оружия мне не подходит. Кузнец равнодушно пожал плечами и с хитринкой предложил мне самому выковать нечто особенное, что подойдёт моим высоким требованиям. Если он думал меня этим смутить, то глубоко ошибся. Я подошёл к куче разнокалиберных мечей, которые пойдут в дальнейшем на переплавку и отобрал для себя шесть штук, исходя в первую очередь из наличия в металле полос твёрдой стали, на основании которых некоторые мастера ковали свои мечи.

– Мне нужен опытный молотобоец, качественный уголь, большой и средний молоты, а также молотки от первого до четвёртого номера.

– Я сам буду вам помогать.

– Хорошо, но сразу предупреждаю, – на вопросы не отвечаю, ничего не объясняю, всё что увидишь и запомнишь – твоё. Для начала сними с железа рукояти. – В эту же отобранную мною кучу я положил извлечённую спату и пока кузнец умело освобождал клинки от рукоятей, начал раздувать горн, предварительно скинув сюртук и одев кожаный фартук. Кузнец снисходительно смотрел на меня и улыбался, а мне было не до смеха. Процесс ковки меча я помнил досконально, не раз приходилось этим заниматься во время своих мытарств, особенно тогда, когда мифрил использовать было нецелесообразно и я изображал из себя наёмника. Главное для меня сейчас было выдержать физически и не сломаться раньше времени...

Связка из мечей превратилась в один слиток, который кузнец под моим руководством сначала превращал в длинную полоску железа, потом опять складывал её гармошку, раскалив до бела, выжигая 'плохой' металл, потом опять раскатывал в полосу. В заключении, перед тем, как поместить заготовку в уголь для насыщения углеродом, мы с ним стали скручивать её и расковывать, скручивать и расковывать...

Кузнец уже снисходительно не улыбался, он впервые столкнулся с такой манерой ковки, а моя заготовка уже потеряла до трети своего веса, так что вертеть и постукивать по ней молотком, указывая место куда надо бить молотом становилось всё легче и легче.

Давно уже наступила ночь, а мы на пару все продолжали колдовать над заготовкой, – Этот процесс я называю 'месить тесто', – дал я пояснение, так как молчание стало мне в тягость, – в результате мы перемешиваем разные виды металла и смешиваем их до однородной консистенции, получаем нужное нам железо с заданными свойствами...

Уже ближе к утру мы приступили к созданию моего клинка вчерне. За основу я взял спату, только сделал её длиннее, а ширину клинка уже. Вырисовывалось нечто среднее между мечом и шпагой, именно такого результата я и добивался. Гарду тоже пришлось делать специфической – наряду с перекладиной, принятой на мечах, мою кисть закрывала полусфера, так как пользоваться металлическими перчатками я не собирался, и она служила для защиты от колющих ударов.

Затем начался процесс тонкой доводки, когда понадобился даже не средний, а малый молот, а в самом конце даже молоток четвёртого номера. Эх, если б здесь были валки для равномерного распределения металла сначала по всей длине, а потом приданию ему оптимальной толщины – у рукояти подольше, у острия поменьше, а так, приходилось делать всё на глазок. Кузнец оказался действительно опытным мастером и с поставленной задачей справился на отлично. Я даже не удержался и похвалил его, – Да, дядя, ты не зря здесь свой хлеб ешь, а я ведь вначале о тебе плохо подумал.

Первый раз видел, как взрослый мужик зарделся словно красная девица, – Ну что вы, мастер, до вас мне ещё далеко. Вы металл видите и чувствуете, а я только учусь этому...

Пока мой клинок остывал сначала в ванной с горячим маслом, а потом в специальном растворе, я отдыхал, прислонившись к тёплой стене и лениво думал о том, что я выдержал напряжение этих суток.

От полудрёмы меня оторвал голос кузнеца, – Мастер доверит мне полировку и заточку?

– Доверит, доверит. Я не люблю сам, без особой необходимости, делать свою работу. Предпочитаю перекладывать её на другие плечи и учти, рукоять не должна быть гладкой, сделай её или рифлёной или витой, а сверху обмотай шершавой кожей. Специальными боевыми перчатками я не пользуюсь, а те, к которые предназначены для этого клинка, здесь ещё шить не научились. Особому рисунку на лезвии не удивляйся и не старайся его стереть, не получится...

Я даже умудрился заснуть под мерный скрежет точильного и полировочного камней. Разбудил меня кузнец уже когда вечерело, вот же двужильный мужик, как я понял, он так и не сомкнул глаз.

– Готово, мастер. Даже не верится, что такую красоту сотворили руки обыкновенного юноши, не привычного к чёрной работе.

Потягиваясь, я проворчал, – Процесс ты уже запомнил, только учти, себе в помощники бери только того, кому доверяешь как самому себе. Это фамильная тайна – изготовление таких мечей, и я не хочу, чтобы она пошла гулять по столице. Хотя уверен, у тебя не сразу всё получаться будет, тут много тонкостей: – какой металл используется, – сколько раз его надо 'замесить' и скрутить, – насколько поместить для насыщения силой угля, – как не перекалить и не докалить. В общем, помучаешься. Если что, разрешаю обращаться к себе, но только с чем-то действительно важным, а не по пустякам...

В столовую я пришёл отдельно от всех и сел на самом отшибе, так как от меня пахло дымом, гарью, железом и прочими запахами кузни. Наевшись до отвала, я неторопливо пошёл к общежитию, поднялся на второй этаж, постучал, и без всякой задней мысли открыл дверь в свою комнату. А потом быстро захлопнул её, так как там я увидел девушку, которая одевала или снимала нижнее бельё. Протерев глаза, я убедился, что ничего не перепутал – второй этаж, комната номер 23 и теперь более уверенно открыл дверь и вошёл вовнутрь. Ни визга, ни крика, только гневный взгляд, прожигающий во мне дырки насквозь.

– Знаешь, подруга, может здесь так принято, каждому новичку вызывать женщину для утех на первую ночь, но я в этом не нуждаюсь, слишком брезглив. Если же ты моя соседка, чему я совсем не рад, то не волнуйся, ничего нового я для себя не увидел. У меня была куча великовозрастных сестёр, которые ни капли не стеснялись меня и до пяти лет брали с собой в ванную комнату. А сейчас извини, я пошёл мыться и, пожалуйста, убери с моей кровати свою одежду.

Повернувшись к ней спиной, я снял пропахший сюртук, выбрал из вороха принесённой одежды банное полотенце, чистую смену белья и, в полной тишине, пошёл к ванной комнате, благо рисунок на двери позволил мне не ошибиться. Дверь я запер изнутри, так как не очень доверяю самообладанию подобных девиц – её глаза метали молнии, и она могла сорваться в любой момент, а наличие меча у неё в изголовье, говорило о многом и в частности о том, что она умеет им пользоваться – уж больно потёртая рукоять на нём.

Как же хорошо лежать в горячей воде и ни о чём не думая, расслабляться. Надо попробовать уговорить Грува посодействовать и перебраться в комнату к парню. Думаю, что существующее правило замены соседа, в виде исключения, можно нарушить.

Где-то через час я вышел. Девушка, уже в пижаме, сидела на своей кровати и терпеливо ждала моего появления, готовясь высказать мне всё, что она обо мне думает, а в опасной близости от её руки располагался клинок, уже без ножен. Примирительно выставив руки вперёд, пришлось признаться, – Каюсь, поступил неразумно, когда постучал и сразу открыл дверь, надо было дождаться разрешения войти. Хочу сразу предупредить, я ничего толком не разглядел, так как у меня перед глазами бегали зайчики от посещения кузницы. Видел только общие очертания тела, без всяких подробностей., а жаль. Судя по всему, вы чертовски красивая девушка. Что-либо говорить мне сейчас будет пустой тратой времени, голова не соображает и мне нужен качественный отдых, я не спал более двух суток. Прошу, давайте серьёзный разговор перенесём на завтрашний день. Меня зовут Вит де Лот, можете звать просто Вит, – эти слова я уже произносил засыпая и падая на кровать прямо поверх покрывала. Последней моей мыслью было осознание того, что мне ещё ни разу не встречалась такая красавица, как эта незнакомая девушка...

...– Нет, вы только посмотрите на этого наглеца. Сначала облапал и облизал меня своими глазами, потом просто-напросто проигнорировал, а теперь посмел завалиться спать. Он что, не знает кто я такая? Нет, ну каков хам, меня прямо трясёт от злости. Стоп, Грей, не заводись и признайся сама себе, что его последние слова о том, что он никогда не видел такой красавицы, тебе понравились. Давненько ты не слышала незамысловатых и прямолинейных комплиментов. Странный паренёк, от него веет чем-то необыденным, особенным. А может быть он действительно не знает, что я вторая принцесса королевства Тор и он из тех новичков которые только позавчера были приняты? – именно такие мысли в голове принцессы Грей водили хоровод, пока она размышляла как ей поступить. Легко встав с постели и тихо ступая по ворсистому ковру, она подошла к кровати этого Вита. Он действительно крепко спал, слегка постанывая во сне.

– Нет, а что тут особенного, он же видел меня почти что голой, так что и я имею полное право взглянуть на него, – руки осторожно стали задирать его рубаху из толстого и грубого полотна и то, что увидела Грей чуть было не заставило её вскрикнуть от неожиданности. Практически вся грудь была покрыта страшными рубцами и шрамами. – Это что такое? – рука сама потянулась к одному из рубцов и накрыла его. Тут же принцесса почувствовала, как внутри у неё стал разгораться огонь, и она от неожиданности отдёрнула руку. – Неужели настало время для того, чтобы проснулся мой природный лекарский дар? Отец говорил, что это благословение и проклятие нашей семьи, так как дар просыпается только при наличии каких-то особых условий и не у всех членов королевской семьи...

И вновь девушка накрыла рубец своей рукой и стала прислушиваться к своим ощущениям. В этот раз разлившееся по всему телу тепло её не напугало, и она с оторопелым видом наблюдала, как рубец стал менять свой багровый цвет на телесный и медленно рассасываться. При этом Грей чувствовала, как и внутри этого тела тоже происходят какие-то невидимые глазу изменения и по улыбке, что появилась на губах этого наглеца, она поняла, что ему это нравится.

– Всё, хватит, хорошего понемногу. – Она встала с колен и отправилась к своей постели, на которую тоже упала поверх покрывала и тут же провалилась в сон...

Когда девушка проснулась, постель её соседа была уже заправлена, а по отсутствию в ворохе ещё не разложенной одежды спортивного костюма, она поняла, что он отправился на зарядку. Приняв ванну и переодевшись в повседневную форму, она села перед зеркалом и стала расчёсывать свои непослушные рыжие волосы. В очередной раз взглянув на своё отражение она поморщилась – может быть кому-то этот контраст и нравится, но только не ей – волосы рыжие, а брови и ресницы черные, к тому же цвет глаз как у кошки – зелёный. В детстве её так и звали – 'дикая кошка Тор', из-за чего она постоянно дралась со старшим братом и сестрой, которые любили её поддразнивать.

Чисто машинально, скорее по привычке к порядку, нежели осознано, она стала раскладывать вещи хамоватого Вита по полкам его шкафа. Для себя она уже давно решила, какой манеры поведения следует придерживаться в общении с ним. Она хозяйка, а он слуга и пусть только попробует возразить, она быстро наставит его на путь истинный на арене, хотя сильно бить не будет...

Утром я почувствовал себя настолько хорошо, что рискнул провести полноценную разминку, однако сил у меня хватило только на минут двадцать, а потом опять появилась одышка и ноющая боль внутри. Это был значительный прогресс, – я сразу же увеличил время интенсивной тренировки на десять минут. Уже возвращаясь с пробежки в общежитие, я встретил барона Грува, который меня поджидал.

Нейтральным голосом он поинтересовался, как у меня прошла ночь с соседкой, на что я с улыбкой ответил, что гроза, ураган и смерч ожидаются сегодня с утра, а вчера я был слишком уставшим, чтобы что-то адекватно соображать.

– Вит, ты поаккуратнее с ней. Она вторая принцесса королевства Тор – Грей де Тор и у нашего королевства уже были от неё большие неприятности. Первоначально она поступила в первую академию, где три оболтуса из семей любовников королевы, не разобравшись, кто перед ними, попытались силой овладеть ею. Всех троих она кастрировала своим мечом, отрубив им правую руку, а её отец, узнав о происшествии, в качестве компенсации за нанесённое оскорбление всему королевскому дому Тор одним ударом сразу захватил три важных приграничных крепости и присоединил их к своему королевству. Так эти три придурка побежали жаловаться к родне и оказались на плахе, а Стефания ещё выплатила крупную сумму и осыпала подарками вторую принцессу. Правда, ей пришлось перевестись во вторую академию, так как нашлись такие придурки, что стали угрожать ей расправой. Несколько человек из этой группы золотой молодёжи постигла неожиданная смерть, а остальные заткнулись и спрятались в свои замки. Учитывай это в своих взаимоотношениях с Грей и не доводи дело до открытого противостояния между двумя королевствами, в котором у Гар нет никаких шансов.

– Принято к сведению, но уступать какой-то смазливой девчонке я не собираюсь, кроме того, король Тор не рискнёт портить отношения с герцогством Лотар из-за прихотей своей дочурки. Мы уже показали всем королям пяти королевств, что умеем очень больно отвечать на недружественные действия, так что не беспокойся, старина, палку я не перегну. Ты лучше мне скажи, какие у тебя взаимоотношения с дочерью, имеешь на неё влияние?

В голосе Грува появились особые нотки, – Камила очень умная девочка, к моим советам прислушивается, а вот её мать – леди Ната, меня не переносит и обвиняет в том, что я воспользовался её наивностью и сломал ей жизнь.

– Могу только посоветовать одно – предложи ей выйти за тебя замуж, что бы она могла все оставшиеся годы тебя пилить, мучать и мстить за бесцельно прожитые годы. Лучше все эти мысли изложить в письме и отправить ей, а потом посмотреть на реакцию. Если что, я помогу составить текст.

– Спасибо, Генрих...

– Но, но, я Вит де Лот, не забывай об этом, своё имя я верну себе только после того, как отмечу своё восемнадцатилетние, если, конечно, доживу до этого дня...

Только после того, как мне разрешили войти в комнату, я открыл дверь и бочком, стараясь не шуметь и не привлекать внимание девушки, которая медитировала с закрытыми глазами, пробрался к своей кровати. Сразу бросилось в глаза, что все мои вещи были разложены по полочкам, правда не в том порядке, к которому я привык в крепости.

– Спасибо миледи. Должен предупредить, что нашёлся один доброхот, который просветил меня о том, кто вы такая. А сейчас, с вашего позволения, я приму душ и приведу себя в порядок. – Не дожидаясь её реакции, собрав необходимые вещи для переодевания, я шмыгнул в ванную комнату.

– Вот же паразит, ведь наверняка заметил, что у него на один шрам стало меньше и даже спасибо не сказал. Твой должок передо мной, Вит де Лот, вырос ещё на пару пунктов, а это уже тянет на то, что я попинаю тебя ногами на арене, хотя и не сильно...

В ванной комнате послышался какой-то шум, чертыханья и, как мне показалось, не очень культурные слова, более приемлемые в устах солдатни, а не благородного юноши, отягощённого светским воспитанием...

Через полчаса я вышел уже одетый в форменную одежду второй академии, подошёл к сидящей девушке и опустился перед ней на одно колено, – Миледи примите мою признательность и благодарность за то, что вы помогли мне частично избавиться от изнуряющей боли и убрали шрам с груди. У меня к вам величайшая просьба – никто не должен знать, даже самые близкие люди, об отметках на моём теле. В этом вы должны мне поклясться, в противном случае я вынужден буду вас заставить замолчать, ибо эта тайна не подлежит разглашению ещё как минимум в течении года.

Она открыла глаза и с любопытством посмотрела на меня, – И каким же таким образом вы принудите меня к молчанию, хотела бы я знать?

– Самый простой способ, выкрасть вас отсюда, тайно доставить в герцогство Лотар и поместить в знаменитую крепость тюрьму. Вас такой вариант устроит?

– А какое отношение вы имеете к герцогству?

– Замок Лот стоит по соседству с тюрьмой, и я лично знаком с комендантом Кляйн...

– Обещать ничего не буду, а тем более давать клятву. Достаточно будет моего слова ни с кем не делиться этой информацией. Со своей стороны, вы должны принять некоторые правила своего поведения. Во-первых, вы, Вит, признаёте мою главенствующую роль не только в нашей комнате, но и везде, где мы будем появляться вдвоём. Во-вторых, быстро и беспрекословно выполнять мои просьбы, команды и распоряжения, не задавать никаких вопросов и говорить со мной только с моего разрешения. В-третьих, не пялится на меня, не раздевать глазами, в моём присутствии смотреть только себе под ноги, а не по сторонам.

– Вы, леди Грей, забыли ещё один ещё один важный пункт – никогда не снимать рабский ошейник с именем хозяйки, а также не дышать без разрешения, спать на прикроватном коврике и при встрече по утрам вилять хвостом...

На мою эскападу не обратили никакого внимания, а предложили проследовать в качестве сопровождающего на завтрак. (Здесь слово 'эскапада' – это не что иное, как безрассудная выходка, чрезмерная, лихая проделка, выпад.) По дороге меня предупредили, что если я не согласен с предложением принцессы, то нас рассудит дуэль на арене, после которой проигравший, то есть я, станет личным слугой победителя и будет выполнять все его, даже самые нелепые просьбы и приказы.

В столовой на нас сразу же обратили внимание – неслыханное дело, недотрога Грей пришла в сопровождении парня. Более того, они о чём-то мирно беседовали и ухаживали друг за другом с улыбкой на губах. Всё это указывало на то, что или они были давно уже знакомы, или их связывали нежные чувства. Слухи и сплетни пошли гулять по академии. Масла в огонь подлил личный секретарь директора барон де Стал, который довольно громко заявил, – Молодой человек, директор академии приглашает вас к себе в кабинет для беседы. Вы, молодая леди, при желании, можете сопровождать его, так как это касается и вас.

Я встал из-за стола первым, отодвинул стул и подал руку даме, помогая ей встать и выйти. Грей, ни капли не удивлённая таким жестом галантности, лениво приняла мои ухаживания, словно для неё это было обыденным делом, хотя по глазам я видел, что и она немного поражена моим поведением. А я процитировал вычитанные когда-то строки, – 'галантный кавалер обязан оказать помощь даме, когда она покидает застолье, отодвинув кресло и предложив ей руку для того, чтобы она могла опереться, после чего проводить её к избранному месту будь то за карточным столом, в танцевальном зале или к дверям дамской комнаты дабы припудрить носик или поправить причёску...'.

Леди Камила начала без предисловий и даже не предложила нам сесть.

– На территории вверенной мне академии я не потерплю никаких действий, которые могут нарушить установленные правила поведения и порядок обучения. Никаких замен соседей на первом курсе, без исключений, понятно, ваши высочества, светлости и сиятельства? – Я похолодел, если это не оговорка, то директор прекрасно знает, кто я такой, а это уже чревато последствиями. А дю Бри продолжала, – Мне абсолютно нет никакой разницы, кем вы были до поступления в академию и какой носили титул, в настоящий момент вы слушатели, ученики или студенты. Все разборки между соседями по комнате только на арене, в присутствии штатного судьи. Его вердикт о победителе окончателен и пересмотру не подлежит. Если вам что-то не нравится, то где выход из академии вы знаете. Силой здесь никого не держат. Вам всё понятно? Грей?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю