290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дежа вю (СИ) » Текст книги (страница 12)
Дежа вю (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Дежа вю (СИ)"


Автор книги: Алесандр Шамраев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц)

– Я буду ночевать в возке своей невесты, без особой необходимости до завтрака не беспокоить.

Когда я устраивался спать, Кира сонно пробормотала, – Я тебя ждала, ждала, и заснула...

Проснулся я от злобного шёпота себе в ухо, – Вы что себе позволяете, милостивый государь? Я пригласила вас в возок, что бы вы не мокли под дождём, вам было постелено на днище, а вы забрались в мою постель и, наверняка, пользуясь моей беспомощностью и крепким сном, творили разные непотребные вещи.

– Ничего подобного не было, я был настолько измотан, что как только лёг тебе под бочок, сразу заснул.

– А почему вы ничего не делали? Я что, такая страшная?

– Мы с тобой перешли на 'ты', не забыла? И почему я должен спать на полу, находясь у своей невесты? И почему ты решила, что я ничего не делал, когда ты крепко спала? Прежде чем отрубиться, я познакомился с твоей правой стороной тела. Честно говоря, особого отличия от левой, я не обнаружил, кроме одного – слева у тебя левая грудь, а справа – правая. А теперь дай мне поспать, эти городские придурки практически безоружные накинулись на пиратов и получили по полной программе. Шесть человек мне спасти не удалось, а с остальными изрядно повозиться. Постарайся до завтрака меня не беспокоить, – и я вновь отрубился.

В этот раз я проснулся потому, что меня ласково гладили по щеке, – Вставай, соня, уже полдень и к тебе делегация из Рыбинска. А на завтрак я запретила тебя будить, потому что ты выглядел усталым и крепко спал. Проснулся? А теперь объясни мне, почему пара твоих бойцов постоянно и везде меня сопровождают, куда бы я не пошла?

– Ты моя невеста и они обязаны тебя охранять. Придётся с этим смириться до возвращения в столицу.

– А что будет в столице?

– Там тебя будут охранять женщины телохранители. А теперь извини, мне надо одеться. Где моя форма?

– Вон висит, но она не успела до конца высохнуть.

– Ничего, я её высушу сам...

Сразу же после позднего завтрака я 'побеседовал в дружеской и непринуждённой обстановке' с уцелевшим капитаном пиратского корабля. Интересные сведения он поведал мне, оказывается вся эта заварушка организовывалась для того, что б – во-первых, заставить ярмарку перейти на торговую площадь в Рыбинск, а соответственно платить налоги в казну за въезд в город, аренду земли и право торговли. А что бы это выглядело не столь очевидным, был уговор, что пиратам откроют городские ворота и они пограбят два торговых квартала, после чего доблестная городская стража их вытеснит за пределы и защитит добро наиболее зажиточных горожан. Кстати, на воротах и дверях их домов должен красоваться нарисованный крест, означающий, что этот дом не тронут.

– Естественно, никаких договоренностей мы соблюдать не собирались и город был обречён на разграбление, иначе для чего бы понадобилась целая эскадра наших кораблей...

Городские ворота Рыбинска оказались закрытыми, а со стены нам крикнули, что магистрат временно закрыл въезд в город для всех из-за беспорядков среди горожан. В подтверждении этих слов, более десятка городской стражи, насмехаясь над нами, кривлялись, а у тех, у кого были луки, целились в нас. Залп первой пятёрки из арбалетов быстро лишил их гонора, а пять тел остудил горячие головы. Огненным потоком я выбил городские ворота, а перед въездом в Рыбинск отдал приказ уничтожать всех в форме городской стражи без суда и следствия. Вторая пятёрка отправилась шерстить улицы, а я с первой пятёркой к зданию магистрата. По дороге несколько человек в форме городской стражи быстро расстались со своими жизнями, так что вскоре беспрепятственно мы оказались перед зданием городской администрации. Какой-то доброхот подсказал нам, где проходит заседание магистрата и устранив двух охранников у дверей, вы вошли в самый разгар споров о том, кто теперь станет главой города. Спор шёл между четырьмя 'достойными' горожанами – главой торговой гильдии, казначеем магистрата, начальником городской стражи и заместителем бывшего главы города и, по случайному совпадению, самого богатого горожанина. На наше появление никто не обратил внимания и яростный спор о том, кто более достоин возглавить Рыбинск, продолжался, и только мой приказ – найти плотников и установить пять виселиц на центральной площади, прервал его.

– Кто вы такие и как сюда попали? Стража!

– Стража мертва, а вы все осуждены мною к смертной казни через повешение, а ваше имущество уйдёт в доход королевства. все ваши домочадцы будут поражены в правах и отправлены на тяжёлые работы, а некоторые из них будут проданы в рабство на острова. Я Генрих де Гар. де Лотар, король, а это мои гвардейцы из отряда 'собр'. Объезжая свои владения, случайно оказался в этих местах и, как вы сами теперь понимаете, мне пришлось задержаться, что б лично разобраться со всеми творимыми здесь безобразиями. Виконт Дель Потро, они ваши...

Главой города и одновременно начальником береговой охраны я назначил Кипраса де Труа, наделив его особыми полномочиями и передав в его распоряжение, всё конфискованное у бывших членов магистрата, включая достаточно большое количество золотых монет, которые были ими вывезены в свои загородные дома на время нападения разбойников на Рыбинск.

Особо не распространяясь, мы с Кирой сочетались законным браком, и местный священник провёл обряд создания семьи. Три дня я наслаждался спокойной семейной жизнью, после чего договорившись с Кирой, что она немного задержится здесь, что б помочь отцу разобраться с делами, но не позднее двух месяцев с момента моего отъезда, отправится в столицу, куда её будут сопровождать два моих гвардейца.

Эпилог первого варианта.

К воротам королевской резиденции в столице подкатила неприметная дорожная карета из которой вышел один из гвардейцев короля и что-то тихо сказал страже. Ворота тут же открылись, и карета прямым ходом направилась к центральному входу. Из кареты сначала вышли два гвардейца, а потом хрупкая девушка в странном платье из неизвестного материала, который мерцал и переливался всеми цветами радуги. Они чинно вошли во дворец, где один из дежурных слуг тут же их повёл к малому залу, где в настоящий момент шел приём высокопоставленных гостей короля. Всё это время Кира крутила головой, удивляясь роскоши и красоте, хотя и пыталась сохранить на лице маску равнодушия.

Осанистый церемониймейстер, выслушав одного из сопровождавших девушку гвардейцев, низко ей поклонился, после чего открыл дверь и, нарушая установленный порядок громко провозгласил, – Её величество королева, леди Кира де Гар, де Лотар, урождённая де Труа прибыла во дворец.

В зале наступила тишина, так как многие, если не все, были ошарашены этими словами и только король Генрих де Гар, легко встал со своего трона и раскинув руки для объятий, направился к своей жене, Кира стояла в ступоре, так как не ожидала, что её Вит де Лот окажется королём, хотя он и предупреждал её, что является не последним человеком в королевстве, но что бы его возглавлять....

2 вариант развития событий.

... Краем глаза я заметил движения мага за судейским столом, который управлял магической защитой, и повернулся к Грей, – Сожги мага за пультом управления, он только что отключил защиту арены, а я расправлюсь с этим самоуверенным железным первокурсником. И обязательно отслеживай действия королевы и своего отца. Они могут отправить на арену своих воинов, что б расправится со мной. Думаю, королева уже в курсе кто я такой и Толь де Тор её уже просветил. Не люблю людей, которые так легко предают ради собственной выгоды, нимало не заботясь о своих близких.

Огненный файербол, пущенный уверенной рукой Грей, накрыл и мага, и пульт управления ареной, выводя его из строя. Легко перемахнув через ограждение и барьер, я направился к своему сопернику, извлекая из астрального кармана свой Золинг. Он тоже двинулся мне навстречу и попытался провести нелепую и неумелую атаку. На инстинктах я отбил её и ударил этого железного чурбана ногой в бедро. Этого он не ожидал, потерял равновесие и упал. Я тут же оказался рядом и приставил меч к его горлу в то месте, где шлем соприкасался с доспехом и имелась маленькая щёлочка.

От смерти этого недоумка спас голос судьи у арены, – Первая схватка закончена, победил Вит де Лот. Перерыв семь минут.

К моему сопернику тут же подбежали слуги, подхватили его за руки, ноги и унесли с арены. Сам он, почему-то, встать не смог. Наступило тревожное затишье, а потом, для продолжения схватки со мной вышел в этих же доспехах, но совершенно другой человек. Это было видно по тому, как он уверенно держал клинок в руке и легко передвигался в этом железе. Судья у арены дал сигнал к началу второго раунда поединка.

В моей голове замелькали мысли, – Они что, не поняли, что магическая защита арены отключена? Или наоборот поняли и теперь надеются, что магические доспехи подавят мою волю и со мной можно будет легко расправиться? Действуют согласно ранее разработанного плана и их не смутил тот факт, что Грей уничтожила мага и пульт управления ареной? – дальше подумать мне не дали, так как начался контактный бой.

Учитывая ошибки предыдущего соперника, мой поединщик не рвался сойтись со мной вплотную и предпочитал действовать на расстоянии, однако все его движения хоть и были быстры, но не выходили за рамки общепринятых школ фехтования, а попросту говоря, он действовал по шаблону, без выдумки и импровизации. Справится с таким не составляло большого труда. Сделав ложный замах, нацеленный якобы ему в голову, я изменил направление и нанёс удар в грудь от левого плеча до живота, вскрывая его доспех как консервную банку. Защититься от него он не успел, но не смотря на проступившую кровь, по-прежнему стоял на ногах и даже пытался мне ответить. Контратака лишила его последних сил, и он со стоном упал на песок и затих. Меня вновь провозгласили победителем схватки, а затем присудили чистую победу из-за невозможности моего соперника продолжать поединок.

Отправив Золинг в пространственный карман, я скинул свой академический мундир, который в этот раз был надет у меня на голое тело, провёл рукой по левому предплечью и дождавшись лёгкого пощипывания громко провозгласил, – Я, наследный принц королевства Гар, Генрих де Гар де Лотар, герцог Лотара, согласно завещания своего отца короля Георга де Гар, провозглашаю себя королём этого королевства и отстраняю от власти леди Стефанию. Все, кто будет противиться воле короля объявляются мною вне закона и любые насильственные действия в отношении этих лиц считаются оправданными.

Раздался звонкий голос моей сестры Юлии, королевы Сюр, – Я подтверждаю тот факт, что перед нами находится наследный принц и законный король королевства Гар, а также подлинность магической печати моего отца, короля Георга де Гар. В моём распоряжении имеется так же второй экземпляр завещания моего отца, в котором указывается, что его сын Генрих обязан занять отцовский престол по достижению им восемнадцати лет. Данное завещание подписано всеми членами королевского совета, главным королевским магом и скреплено большой королевской печатью.

– Молчи, несчастная, – королева Стефания вскочила со своего места, – этот мальчишка околдовал тебя своею нечестивой магией. Взять его, а будет сопротивляться, убить на месте!

Сразу несколько десятков королевских гвардейцев и несколько человек из свиты Стефании ринулись на арену, к ним присоединились и воины королевства Тор. Стрелять и пускать файерболы Грей не стала, вместо этого навстречу воинам понеслись потоки огня, которые били из её обеих рук, сжигая всё на своём пути. Они старательно обошли кресла в которых сидели королева и король, выжигая свиту, охрану и тех, кто считал себя в праве находится в королевской ложе. Вскоре всё было закончено.

Одев мундир и приведя себя в порядок, я легко поднялся на королевскую трибуну. Глазами полными ужаса на меня смотрели Стефания и Толь де Тор. Подойдя к бывшей властительнице королевства Гар, я грубо сорвал с неё корону отца, – Твоё счастье, тварь, что я обещал сёстрам, что сохраню тебе жизнь и на моих руках не будет твоей крови. Остаток своих дней ты проведёшь в крепости тюрьме Лотар.

Грув де Стал, карета из Лотара для арестованной прибыла?

– Да, милорд.

– Тогда пусть стража забирает её и оправляет отсюда в крепость. Вам же король Толь де Тор, надлежит немедленно убыть в свою резиденцию под конвоем моих людей и находиться там до тех пор, пока я не приму решения о вашей дальнейшей судьбе. Начнёте выкидывать какие-нибудь фокусы, обещаю, что ваши похороны будут пышными и запоминающимися. А о ваших головорезах, которых вы привели с собой, мы с Грей позаботимся в самое ближайшее время.

Герцог дю Бри, настало время длинных ножей и очистки столицы и нашего дворца от прихвостней Стефании. Хватит им растаскивать и грабить наше королевство, набивая собственные карманы. Обо всём остальном позаботьтесь сами, а мы с королевой бароном и нашей охраной отправляемся во дворец, надо посмотреть, как там обстоят дела и не нужна ли жёсткая рука огненной девы для наведения там порядка.

В дворцовом парке царил бардак и устроили его воины рейдовых отрядов Тор. Они вели себя как завоеватели – рубили деревья, жгли костры, жарили мясо, пили вино и развлекались с пойманными служанками. Было удивительно, что они ещё не вторглись на территорию дворца и не начали грабить его. Может быть дело было в приказе короля, а может быть они ещё не дошли до нужной кондиции. Я впервые видел Грей в таком состоянии – её буквально трясло от ненависти и злости.

– Ты видел, что они сделали с захваченными дворцовыми служанками?

– Я больше следил за твоей безопасностью и по сторонам особо не смотрел.

– Они распяли на земле несколько женщин и ещё совсем юных горничных. Не знаю и знать не хочу, скольких они пропустили через себя, но все девять мертвы. А в довершение всего им отрезали груди и распороли животы. Сделали это не люди, а твари и пощады им не будет...

Файерболы и потоки огня обрушились на сводные отряды королевства Тор, выжигая и превращая в обугленные трупы этих бравых вояк. От справедливого возмездия спаслось не более десятка, которые поспешили укрыться в королевском дворце, но их участи я не завидую – скорее всего их забьёт до смерти дворцовая обслуга, которая видела всё это непотребство, что творилось в парке. Тем более, что почти все они были безоружны и в шоковом состоянии от действий огненной девы и вряд ли могли оказать хоть какое сопротивление.

В тронном зале, куда мы проследовал после 'экскурсии' по дворцовому парку, было не более десятка придворных, которых ставленники королевы отодвинули на десятые роли, но которые по-прежнему дворец не покинули, надеясь на лучшие времена или опалу одного из любимчиков. Тяжёлый характер Стефании был известен всем.

Нас встретили удивлёнными взглядами и только самый ушлый и быстро соображающий преклонил передо мной колено, – Ваше величество, рад приветствовать истинного наследника королей Гар.

– Грув, возьми на заметку этого придворного, он быстро ориентируется и принимает решения, такие придворные мне нужны. А сейчас найдите мне начальника королевской стражи.

– Боюсь, это тяжело будет сделать, ваше величество, стража распущена, а охрану королевы Стефании несла её личная гвардия. Разве что проверить королевскую тюрьму, может там удастся кого найти.

– Хорошо, возьмите пару моих гвардейцев и проверьте, кого там можно будет найти, кто будет полезен нам...

Буквально через полчаса мои треволнения закончились, в зал решительным шагом зашёл герцог дю Бри, – Ваше величество, предварительная зачистка сторонников бывшей королевы завершена, в настоящий момент ваши люди проверяют королевский дворец. От вашего имени я приказал графине Камиле принять под свою руку и первую академию, проверить наличие учеников и всех отсутствующих отчислить из академии, а также провести расследование тех махинаций, которые из года в год проворачивались во время финальных турниров...

Что бы навести относительный порядок в столице и разобраться с наиболее одиозными фигурами из окружения Стефании нам понадобилось более трёх месяце.

... – А скажите-ка мне любезный королевский казначей, почему у нас нет денег и куда они все подевались?

Сухенький старичок с козлиной бородкой бесстрашно смотрел мне в глаза, – Я могу отчитаться за каждый золотой, который ушёл из хранилища. Вот список тех, кто запускал свои загребущие руки в казну при прямом попустительстве бывшей королевы. В основном это её любовники и фавориты. – Он протянул мне весьма внушительный свиток с именами. Бегло пробежав его глазами, я заметил, что некоторые имена придворных повторяются по несколько раз.

– Грув, распорядись, что бы для меня сделали выборку имён, которые повторяются два и более раз. Золото надо вернуть в казну.

На следующий день начались аресты тех, кто уцелел во время дня длинных ножей, или после смерти глав семей, занял их места. Таких набралось двенадцать человек. Да, любвеобильной была моя мачеха, а за постельные услуги рассчитывалась королевской казной.

– Господа, каждый из здесь присутствующих неоднократно запускал свои грязные лапы в мою казну. Я предлагаю вам в добровольном порядке вернуть незаконно полученные средства. Сейчас мой секретарь вручит вам сведения о тех суммах, которые вы украли у меня. Срок вам дается три дня, что б погасить задолженность перед королевством. Нет, нет, не вставайте. На это время вы все будете моими гостями, а те, кто не вернёт золото в казначейство, будет объявлен врагом королевства и казнён, а его семья, родные и близкие будут лишены всякого имущества, дворянства и высланы в удалённые и малонаселённые земли в качестве приписанных крестьян. Так что, если кому понадобятся перо и бумага – обращайтесь к моему секретарю – графу Грув де Стал.

Через четыре дня первые пять человек были прилюдно казнены, их имущество конфисковано, но этот жалкий поток золотых даже не прикрыл дно финансовой пропасти, в который катилось королевство. И тогда я придумал гениальный ход – аукцион освободившейся недвижимости. Вскоре на улицах появились объявления о том, что на продажу выставляются три дворца в районе, где проживает только аристократия и вельможи. К аукциону допускается любой желающий, включая простой люд, если участником будет внесён залог в тысячу золотых. Победит, а соответственно и вступит в права на имущество тот, кто предложит наивысшую цену. Первоначальная цена начиналась от ста пятидесяти тысяч золотых за особняк бывшего барона Росса и заканчивалась тремястами тысяч за дворец маркиза Ливр. По всем интересующимся вопросам надлежало обращаться к моему секретарю.

Грей встретила эту мою инициативу в штыки. Сама мысль, что аристократические роды будут соседствовать с торгашами и ремесленниками, выводила её из себя.

– Хорошо, дорогая, я отменю аукцион, – Грей победоносно посмотрела на меня, – если ты внесёшь в казну королевства семьсот тысяч золотых. Именно эту сумму я надеюсь выручить от продажи этих особняков в аристократическом районе. Что? У тебя нет таких денег? Ну извини, любимая, тогда тебе придётся обходиться без слуг и служанок, самой стирать свои вещи и готовить нам еду, так как платить обслуге нечем, а казна пуста. Ты готова пойти на это ради тех паразитов, от которых нет никакого толку и которые живут только за счёт того, чего добились их славные предки? – Так Грей получила первый урок того, что её положение изменилось и она теперь является королевой, заботящейся о всём государстве, а не просто представителем высшего света с местечковыми интересами....

Как я и ожидал, первыми откликнулись те, кто имел много денег, но не мог и надеяться попасть или даже приблизиться к аристократической верхушке королевства. На этом и строился весь мой расчёт. Это ж как можно потешить своё самолюбие и утереть нос этим, так называемым представителям высшего света, когда они получат в соседство главу гильдии ткачей или торгового воротилу. Аристократы решили аукцион проигнорировать, или не приняли его всерьёз, за что и поплатились. Особняк барона Росс был продан за четыреста пятьдесят тысяч золотых, которые тут же, наличными внесли в королевскую казну. К купчей и свидетельству на право собственности я приложил грамоту на пожалование потомственного дворянства, приписав собственноручно, что всё теперь в руках оборотистого купца, а там не за горами и баронский титул если не ему, то одному из потомков, при условии добросовестного служения интересам королевства.

Дворец был продан за семьсот тысяч золотых, из которых пятьсот внесли сразу, а двести обязались вложить в казну в течении месяца. Третий дворец был продан за пятьсот пятьдесят тысяч, что более чем в два раза превышало его первоначальную цену.

Ещё одно конфискованное здание я передал в распоряжение графа Казимира, так как там, на рабочем дворе, имелась небольшая, но хорошо оборудованная кузница. Да и хватит ему быть нищим придатком семейства дю Бри, как ни как, а под его руководством стали коваться весьма неплохие по качеству мечи, которые стали пользоваться повышенным спросом. Да и Юрику с его будущей женой было где остановиться, когда они вернутся в столицу. Молодые люди ещё не решили, где будут жить после свадьбы, толи в маркизате Труа, толи в нашей столице. А тут я ещё обратился с личной просьбой к канцлеру, что бы он намекнул своему правнуку, что его рассматривают как претендента на герцогский титул и главу семьи дю Бри. Герцогу долго думать не пришлось/, он быстро взвесил все последствия своих слов и открывающиеся перспективы присоединения обширных владений к герцогству и, соответственно, к королевству Гар. Кузницу у Каземира я сразу же использовал в своих 'корыстных' целях, взявшись за создание арбалетов ближнего боя для доверенного десятка своих личных телохранителей. Стреляли они на расстояние в пятьдесят шагов, то есть метров на тридцать пять, но обладали исключительной пробивной способностью. Таких самострелов я изготовил 20 штук.

В одну из ночей я внезапно проснулся и попытался поймать какую-то очень важную для меня мысль, что посетила мою сонную голову. Выбравшись из захвата Грей, я встал и подошёл к окну, прижавшись лбом к холодной решётке. Мозг работал хоть и со скрипом, но работал. Постепенно ясность ума возвращалась ко мне. Если я пробуждающий, а в этом сомневаться не приходилось, пример Грей наглядное тому подтверждение, то почему бы мне не пробудить какой-нибудь дар у самого себя? Мысль весьма занимательная и перспективная. Надо попробовать. Не откладывая дело в долгий ящик, я тут же сел на пол и стал медитировать, стараясь заглянуть поглубже в себя и попытаться там найти ответ на интересующий меня вопрос – может ли пробуждающий пробудить дар у самого себя?

Ответ оказался на поверхности. Внутри, в районе сердца, я увидел голубой огонёк, который хоть и горел, но от него исходил холод и мороз, а в голове возникло осознание того, что я теперь отныне владыка воды и льда. Произошло это как-то настолько обыденно, что я сразу ничего не понял, И только после того, как я встал с ковра, обратил внимание, что в радиусе двух метров всё было покрыто тонкой коркой льда, который мгновенно исчез, стоило мне только захотеть. Дух первооткрывателя овладел мною. Выйдя в гостиную, которая отделяла нашу спальню от основных покоев, я приказал двум охранникам найти мне крепкий щит, а лучше два и закрепить их на глухой стене так, что б они не слетали от удара по ним. Моё распоряжение было выполнено и стражников я спровадил за дверь гостиной. Что ж, время экспериментов пришло.

Метод проб и ошибок длился около трёх часов, но результаты меня вполне удовлетворили. Результатами моих опытов стали возможность вызывать ледяные иглы, которые хоть и не пробивали щиты, но вполне могли поражать противника, особенно его незащищённые части тела. Ледяные стрелы пробивали щиты, но действовали на близком расстоянии, зато они вполне могли успешно поражать всех тех, кто был одет в кожаные или комбинированные доспехи. Ледяные копья превратили щиты в хлам и даже вошли в каменные стены на десяток сантиметров. И это притом, что я не использовал полностью свою силу, боясь разбудить Грей. Убрав все следы своих экспериментов, я вернул стражников в гостиную и приказал убрать весь хлам, а разбитую стену чем-нибудь прикрыть до того момента, как мастеровые заделают дыры и выбоины. Только после этого, с чувством исполненного долга я вернулся под тёплый бочок Грей и спокойно заснул...

Следуя своему плану, из выпускников и второкурсников четвёртой академии в течении трёх месяцев был сформирован полк королевской стражи, который занимался охраной королевского дворца по внешнему периметру и нёс патрульную службу.

За эти же три месяца нам почти удалось решить проблему Тор. Оставив Грей рулить королевством под бдительным присмотром герцога дю Бри, во главе сводного отряда из третьекурсников второй и третьей академий, которые готовили себя к военной службе или охранной деятельности, я выдвинулся в приграничную зону, где находился третий рейдовый отряд, который был занят грабежами и отправкой трофеев в своё королевство. Внезапным ударом был разгромлен штаб рейдового отряда в захваченном городе, а потом пришло время и мелких групп в его окрестностях. Пленных мы не брали, так что уйти на свою территорию удалось немногим уцелевшим.

Следуя тактике предложенной королём Тора, было организовано их преследование и под раздачу попали два небольших городка, которые были взяты на щит, обложены контрибуцией, а самое главное, мы захватили главную торговую базу королевства с её складами и оборудованием. Именно она обеспечивала хранение товаров, доставленных по морю и контролировала всё каботажное (прибрежное) плавание. Следуя установившейся традиции, я объявил её свой собственностью и переправил весь поток товаров в своё королевство, при этом снизив таможенные сборы на двадцать процентов. Правда, нескольких протестовавших против такого произвола, пришлось повесить, а их имущество конфисковать.

Затем был совершён марш-бросок к столице, где нашего появления совсем не ждали, поэтому королевский дворец был захвачен нами практически без сопротивления. Первое, что я сделал – наведался в казнохранилище, предварительно снося все двери и ворота. Золота у Толь де Тора оказалось изрядно, так что ему пришлось со мной поделиться в качестве компенсации за перенесённые страдания и моральный вред, причинённый моему здоровью попыткой моего убийства. Полностью забирать казну я не стал, но во дворце похозяйничал изрядно. На обратном пути наш обоз пытались перехватить воины королевства Тор, наскоро собранные со всей округи, но потеряв в результате ледяной атаки около пятисот человек, они разбежались, а мы с победой вернулись домой, изрядно пополнив наш золотой запас. Все участники похода были мной награждены не только двойной выплатой, но и специальным золотым или серебряным знаком в виде перекрещенных мечей с надписью на ленте внизу 'Душу – богу, верность – королю, сердце – любимой, честь – никому'. Мне пришлось изрядно попотеть вместе с главой ювелирного дома 'Кук и сыновья', прежде чем были изготовлены два образца – золотой, для командного состава и серебряный для остальных. Резервный, пятый дворец, который пока не обрёл своего хозяина был отдан мною под штаб квартиру моего сводного отряда, который теперь носил гордое имя 'Специальный отряд быстрого реагирования', сокращённо – СОБР.

Когда новости о наших 'невинных шалостях' в королевстве Тор достигли ушей короля, он выразил своё возмущение неприкрытой и ничем не оправданной агрессией против его королевства, на что получил мой ответ, – Ваше величество Толь де Тор, а почему вы обижаетесь на то, что с вами поступают точно также, как вы поступаете с другими? Не хорошо жить по двойным законам – один для себя, а другой для других. – Больше жалоб не поступало. Через сто двадцать дней домашнего ареста в своей собственной резиденции, я отпустил и короля.

Примерно в это же время состоялась моя встреча со старшими сёстрами, Юлией и Элоизой. К сожалению, младшая из сестёр и не очень любимая мною Марго, скоропостижно скончалась, и как я подозреваю, от воспаления лёгких. Это была самая настоящая семейная встреча, мы вспоминали наше детство, сестры даже немного всплакнули, но самое главное, они получили мои заверения в том, что если им понадобится моя помощь, то я без раздумий её окажу.

– Я никогда не забуду добро, что вы делали для меня и то как я прятался в ваших спальнях от гнева леди Стефании и то, что обязан вам жизнью за предупреждение о готовящемся моём убийстве и то, что вы помогли мне бежать и никогда не отказывались от родства со мной...

Прошло более двух лет. Обстановка в королевстве после смены власти нормализовалась, герцог дю Бри со своими обязанностями вполне справлялся и у меня появилась возможность наконец-то отправиться в путешествие по своим землям, чтобы, во-первых, навести порядок за пределами столицы, особенно в вопросах поступления налогов, а во-вторых, ознакомиться с положением дел на местах. Этому предшествовало заседание королевского совета, на котором был поднят не очень приятный для меня и Грей вопрос.

На заседании присутствовали кроме меня и жены, герцог дю Бри – канцлер, ставший графом Грув де Стал – мой секретарь, главный королевский судья Фил де Сонг, королевский казначей, которого недавно я возвёл в баронское достоинство Васк де Гам, а так же комендант королевского дворца и по совместительству глава всех столичных академий графиня Камила дю Бри.

Первым слово взял герцог, – Королевский совет собран по моему настоянию и посвящён вопросам престолонаследия. Прошу вас, ваши величества, не обижаться на старика, но вы уже три года как состоите в браке, а детей у вас до сих пор нет. Королевские лекари – маги приватно вас обследовали и не обнаружили никаких отклонений, супружеские обязанности вы исполняете регулярно, а результата до сих пор нет и когда будет – неизвестно. В этой связи я настоятельно прошу королевский совет рекомендовать его величеству завести официальную любовницу, но не из числа местной знати, а подыскать девушку где-нибудь в провинции, крепкую и здоровую, не обременённую связями ни в столице, ни во дворце.

Наступила тишина. Я видел, как Грей побледнела и накрыл её руку, уже сжатую в кулак, своей ладонью и тихо прошептал, – – Успокойся и не доводи дело до крайностей. Королевский совет вправе обвинить тебя в бесплодии и добиться нашего развода, поэтому молчи и соглашайся. А вот если и моя любовница не сможет от меня родить, тогда дело во мне и тебе, наряду с лекарями, придётся заняться моим лечением.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю