290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дежа вю (СИ) » Текст книги (страница 11)
Дежа вю (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Дежа вю (СИ)"


Автор книги: Алесандр Шамраев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 14 страниц)

Она заметила этот жест и презрительно фыркнула, – Не больно-то и хотелось, отец всё равно потом расскажет, о чем был разговор. У него от меня секретов нет.

Комнату, куда мы прошли, вряд ли можно было назвать рабочим кабинетом: ни стола, ни стульев, ни шкафов с книгами и бумагами, просто два кресло перед небольшим камином и всё.

– Мы с дочерью любим здесь просто посидеть, помолчать и бездумно смотреть на огонь. Это, знаете ли, помогает поддерживать равновесие внутри себя и хорошо успокаивает. И так, о чём вы хотели со мной поговорить?

– В нескольких словах опишите обстановку в этом регионе, какие имеются трудности и проблемы, что б я мог представить себе картину жизни и быта местного населения?

– Если в двух словах, то здесь самое настоящее болото. После того, как её величество королева Стефания прекратила финансирование строительства кораблей, то всякая активность исчезла и мастера разбежались. Процветает прибрежное рыболовство и каботажное плавание на небольших баркасах вдоль побережья. Два раза в год проводится ярмарка на специальной площадке в окрестностях города Рыбинск, но полгода назад появилась весьма серьёзная проблема. Злые ветра принесли в нашу бухту корабль островитян. Вы наверняка знаете, что острова между двумя континентами являются рассадником пиратства и морского разбоя. Так вот, один из кораблей пиратов занесло в нашу бухту прямо во время ярмарки. Лично у меня сложилось впечатление, что это не простая случайность. Высадив десант в человек тридцать, они пытались навязать нам свою волю, вели себя грубо и заносчиво, но не рассчитали свои возможности и с позором были изгнаны. Однако капитан пиратов пообещал вернуться с большими силами, поставить нас на колени и заставить платить дань. Эти твари так же промышляют работорговлей, предпочитая женщин и детей. Магистрат Рыбинска эти угрозы не воспринял всерьёз и не удосужился даже выслать в море наблюдательные суда, которые могли бы заблаговременно предупредить жителей побережья о появления флота морских разбойников. Наша ярмарка начинается через три дня, и я с тревогой жду её открытия. И хотя все местные дворяне решили действовать сообща, шансов на успех у нас не очень много, особенно если разбойников окажется более сотни. В лучшем случае мы сможем выставить не более пятидесяти человек сносно владеющих оружием, а привлекать к этому горожан или рыбаков – не целесообразно, их просто порубят в капусту. А тут ещё эти твари из Рыбинска отказались выделить городскую стражу для поддержания порядка на ярмарке, хотя ранее всегда десяток стражников на этом мероприятии присутствовал.

– Это действительно странно.

– Вот я и говорю, что и визит пиратов на прошлую ярмарку был не случайным и действия магистрата заставляют о многом задуматься.

– Можете даже и не просить, мы обязательно вам поможем, тем более, что в моём отряде собраны опытные бойцы и мастера меча, прошедшие обучение в специальных академиях столицы в качестве воинов, только выехать надо будет заблаговременно, что б осмотреться на местности.

– Я думаю, послезавтра в обед будет самое то. Неторопливым шагом тут ехать не более трёх часов до места проведения торжища. Кстати, я заметил, с каким интересом вы рассматривали материал платья моей дочери – это специально выделанная рыбья кожа, я могу показать где её можно будет купить с небольшой скидкой. – А заметив мой взгляд тут же пояснил, – Меня здесь хорошо знают, и я пользуюсь некоторым авторитетом среди торговцев и рыбаков. Или вы рассматривали не материал, а фигуру моей дочурки? Будьте осторожны и внимательны, она настырная и настойчивая и если решила, что станет вашей женой, то приложит к этому все свои силы. А вы серьёзно говорили, что можете взять её с собой в столицу?

– Вполне, здесь у неё нет будущего, а столица – это столица...

Эти пернатые горлопаны – петухи, разбудили меня очень рано. Выглянув в окно, я заметил, что жизнь уже во всю кипела, не смотря на моросящий дождь и небольшой ветерок. Свою одежду, выстиранную и даже разглаженную я обнаружил на табурете у своей двери, интересно, как она туда попала, если свою комнату я закрывал изнутри и ключ из замочной скважины не вытаскивал. Впрочем, все эти вопросы вылетели у меня из головы, когда я заметил паренька, который баюкал свою руку, перемотанную тряпками, через которые проступала кровь. Не иначе как рубил дрова и поранился. Быстро одевшись, я вышел во двор, – Эй, богатырь, иди сюда. Да, да, к тебе обращаюсь, или ты ещё здесь видишь богатырей? Я так кроме женщин больше никого не вижу. Что с рукой? Да не дёргайся, я тебя не съем и даже не укушу.

– Дык вот, топор соскользнул с мокрого полена и мне по руке. Жду, когда госпожа Кира изволит встать, она у нас заместо лекаря, положит какой-нибудь травки, пошепчет и может быть всё быстро заживёт.

– Я тоже лекарь, может и не такой хороший, как ваша госпожа, но зато я специалист по колото-резаным ранам. Давай показывай свою руку. Или ты трусишь и боишься боли?

Мне ничего не ответили, но руку стали неохотно разбинтовывать. Два пальца левой руки держались на кусочках кожи и кровь продолжала литься не переставая.

– Приложи отрубленные пальцы к своим местам и закрой глаза, – я позволил немного своей силы истечь в раны и срастить отрубленное, – теперь можешь открыть. Пошевели пальцами. Боли не чувствуешь?

Паренёк обалдело смотрел на свою руку и только потом пошевелил пальцами. Если б не кровь на тряпках и его одежде, то произошедшее можно было бы принять за сон, – Спасибо, дяденька.

– Постой, сорванец. Услуга за услугу – пробегись по деревне и сообщи, что приезжий лекарь рад будет принять всех болезных и раненых, даже с застарелыми ранами и шрамами, причём бесплатно в ответ на гостеприимство вашего господина. Всё понял? – Ответа я не дождался, только пятки засверкали, когда он помчался в деревню.

Минут через пятнадцать потянулись первые страждущие. В основном это были бытовые травмы – вывихи, растяжения, а также глубокие занозы, которые без разреза мяса никак не вытащить. Принесли даже на носилках молодуху, которую мучали сильные боли в низу живота и у которой я определил аппендикс. Где-то через пару часов поток больных закончился, аккурат перед самым подъёмом моих спутников и их выдвижением на утреннюю разминку в сторону конюшни. На мои лекарские изыски они не обратили никакого внимания, ибо уже привыкли к подобному за время нашего путешествия по землям королевства.

За час, отведённый на тренировку, я вогнал их всех в пот, так что по окончанию они с весёлым гоготом стали обивать друг друга холодной колодезной водой, досталось и мне, после чего все пошли переодеваться и готовиться к завтраку.

Молодой леди на приёме пищи не было, так что все чувствовали себя непринуждённо и весело. Даже хозяин усадьбы радостно смеялся над незамысловатыми и солёными шутками моей охраны. Леди Кира вошла в столовую в самом конце нашей трапезы, и её появление мы вновь встретили дежурным вставанием со своих мест.

Она стрельнула на меня злым взглядом, – Да, я люблю утром поваляться в постели, но это потому, что некоторые совсем не следят за своей одеждой. Да будет вам известно, молодой человек, что у вас на мундире и штанах было семнадцать прожжённых дырок от костра.

– Вообще-то, до вчерашнего вечера их было восемнадцать, – меланхолично заметил Дель Потро.

Я поспешил прийти на помощь девушке, – Она права, от искр костра семнадцать и одна от сучка во время охоты на кабана. Наверное, она её поэтому и не заметила, что обгоревших краёв не было. Такой молодой и неопытной это простительно, хотя за наблюдательность хвалю. Среди моих только трое смогли обнаружить все дырки на моём мундире и штанах, а остальным ещё учиться и учиться наблюдательности и вниманию.

Но мои примирительные слова не достигли желаемого эффекта. Меня вновь смерили злобным взглядом, но обратились к господину Кипрасу, – Отец, представляешь, Гонд умудрился отрубить себе сегодня утром два пальца, когда рубил дрова на кухню, а этот, – кивок в мою сторону, – их прирастил заново. Понимаешь, при-рас-тил. Это подтвердили все, с кем я разговаривала, и кто видел, как этот сорванец их отрубил.

– Дорогая, ты была вчера немного невнимательна. За ужином прозвучала фраза о том, что командир отряда является лекарем-магом самой высокой категории и ему подвластно многое из того, о чем простые лекари могут только мечтать, так что я не разделяю твоего удивления. К тому же мне доложили, что молодой человек оказал помощь всем тем, кто за ней обратился. Могу с уверенностью сказать, что с таким мужем без куска хлеба его жена не останется.

Кира густо покраснела и уткнулась в свою тарелку, но потом пересилила своё смущение, – Зато он спал крепким сном как младенец и не слышал, как я заходила к нему в комнату.

Я посмотрел на своего заместителя, – Кто стоял на часах?

– Я разрешил пропустить молодую леди, так как она заявила, что хочет привести в порядок вашу одежду и обещала сделать всё тихо и незаметно. Я присутствовал при этом и потом расскажу вам, как ей удалось открыть вашу спальню вашим же ключом. Интересный метод, его надо будет освоить и взять на вооружение.

– Хорошо, но потом всё расскажешь самым подробным образом и что б это было первый и последний раз, когда ко мне в комнату заходят без моего разрешения. Усвоил?

Пряча улыбку в начавшие отрастать усы Дель Потро кивнул головой.

– Кто поел, вперёд в конюшню, задачи я вчера всем поставил, завтра после обеда выдвигаемся в район Рыбинска, возможно будет схватка с пиратами, так что делайте выводы господа собровцы.

Кто-то весьма радостно высказался, – Наконец-то настоящее дело, а то надоело кабанов да медведей гонять...

Двум лошадям необходимо менять подковы – одной две, а другой три. Пришлось разворачивать походную кузницу и заняться изготовлением хотя бы нескольких подков про запас. А там пошло: косы, топоры, ножи и ещё всякой мелочи вроде шила и иголок. Вот только кухонную утварь я изготавливать и ремонтировать отказался, не моё это. Когда наплыв нуждающихся в кузнеце спал, из принесённого никчемного железа я решил изготовить несколько болтов для арбалета, просто жалко было бросать никому ненужные куски, благо на кухне было достаточно приготовленного древесного угля. Постукивая молоточком, я избавлялся от ржи в заготовках, прикидывая на глазок примерную длину и вес метательного снаряда. За спиной раздалось тихое сопение и деликатное покашливание, словно кто-то хотел обратить на себя внимание.

– Кто там ещё? Просил же не мешать и не отвлекать.

– А мне можно попробовать постучать так, что б тоже искры летели? – Голос молодой леди я узнал.

– Нет, это походная кузница, а не игрушка. – тогда она встала с боку от меня и стала смотреть, как я работаю, на меня это не произвело никакого впечатления.

Болты были изготовлены и брошены остывать, а я смог отвлечься на девушку. Она была одета в мужской костюм охотника, который ей весьма шёл. Заметив, что её рассматривают, она крутанулась на месте, – И как вам моя одежда? Сама сшила. – Потом подошла ко мне почти вплотную и прямо посмотрела в глаза. – Я сегодня приду к тебе ночью, дверь не закрывай, что бы мне не пришлось пробираться как вору. Помолчи, дай мне высказаться, пока я набралась смелости. Оглянись вокруг, и здесь, и на ярмарке ты не найдёшь молодёжь моего возраста. А мне семнадцать, ещё два-три года, и я превращусь в старую, никому не нужную деву и моим уделом будет какой-нибудь вдовец, лет на двадцать старше меня. Я такой судьбы не хочу...

Действительно, молодёжи я здесь не видел, но и ломать судьбу этой девчушки я не желал, – Значит так, дверь не только будет закрыта, но и подпёрта стулом. Хочешь за меня замуж, приезжай в столицу, в королевском дворце спросишь Вита де Лот, представишься как моя невеста и тебя проводят ко мне.

Она отрицательно покачала головой, – Без связей, без знакомых, да и без денег, мне там делать нечего.

– Денег на дорогу я тебе дам. Хочешь счастья, борись за него, на всё про всё тебе три месяца с момента моего отъезда. – Она мне ничего не ответила, только понурила голову и пошла прочь, в сторону дома. Проводив её взглядом, я выбросил все мысли о девушке из своей головы и стал думать, как и чем мы будем противостоять морским разбойникам, если они всё же заявятся.

Ни на обеде, ни на ужине Киры не было, и её отец пояснил, что она ушла в лес собирать лечебные травы и вернётся поздно.

– А не страшно отпускать её одну, тем более на ночь глядя? – поинтересовался Мих де Нот.

– Не страшно. Кира прекрасно читает лес, опытный следопыт, умеет видеть то, что не заметит простой человек, зверей и чужих чувствует издалека. А ещё дело в том, что некоторые растения надо собирать только ночью и желательно в пасмурную и дождливую погоду – сегодня как раз такая...

И вновь петухи подняли меня ни свет, ни заря, такое ощущение, что они специально собирались под моим окном, что б горланить свои песни. Мои архаровцы, кроме дежурной смены ещё спали, но во дворе уже во всю суетилась обслуга, в основном женского полу и, по – моему, её стало больше, чем накануне. Из их разговоров я узнал, что Кира не ночевала в усадьбе, и меня это насторожило, ведь пиратом ничто не помешает выслать в разные стороны свои мобильные группы, что б на местности определить объекты для нападения.

Наш отряд, поднятый по тревоге, был готов к движению через шесть минут. Взяв в качестве проводника одного из шустрых мальчишек, который собирал ранее с девушкой лечебные коренья и травы, мы двинулись в район предполагаемого поиска. Минут через тридцать перемещения цепью с интервалом в десять метров, поступил условный сигнал с левого фланга о наличии запаха дыма от костра. Киру нашли мирно спящей под разлапистой елью на подстилке из сухой хвои, рядом лежали два холщовых мешка набитые травками и кореньями, листьями и стеблями. Девушка даже не проснулась, когда мы подошли к ней, топая как стадо слонов – вот тебе и её хвалёные лесные качества, о которых говорил её отец. Пришлось будить это создание и чуть ли не силой поднимать с земли. Хвоя хвоей, но утром прошёл ливень, её подстилка оказалась очень сырой, а мелкий дождь дополнял картину.

– Я понял так, что все твои слова о том, что ты хочешь стать моей женой, были пустым сотрясанием воздуха и желанием обратить на себя внимание. Ни одна здравомыслящая девушка, планирующая завести детей, никогда не подвергнет своё здоровье такой опасности, так как воспалительные процессы внутри тела не так заметны, как внешнее проявление простуды. К тому же, я считаю верхом беспечности в преддверии разбойничьего нападения, шляться по лесу в одиночестве, это непростительная глупость. – К этому времени мои ребята, забрав мешки с лекарственным сбором, отправились в усадьбу, готовиться к завтраку и предстоящему выдвижению на ярмарку.

Девушка предприняла попытку вывернуться, – А может быть я специально так сделала, что б проверить реакцию одного молодого человека – безразлична я ему или нет, будет он обо мне беспокоиться, или не обратит внимания на моё отсутствие, – но ей это не удалось, так как я проигнорировал её слова, развернулся и пошёл прочь. Ей пришлось быстро встать, ещё быстрее зайти за кусты и после этого ускоренным шагом меня догонять. Только перед самой усадьбой она поравнялась со мной и попросила прощение за своё беспечное поведение.

– Простите меня, господин Вит, я действительно перегнула палку с этим сбором трав и невозвращением домой. Обещаю, больше этого никогда не повториться, а к моменту выезда на ярмарку, я буду готова, как и все те, кто отправляется туда с отцом...

Больше до обеда мы с ней не виделись, да и на обеде не перекинулись ни словом.

На ярмарку выдвигались две телеги с немудрённым товаром – куски небелёного полотна, несколько небольших бочонков мёда, круги воска, несколько мешков муки грубого помола, а также всевозможные поделки из дерева, включая кухонную утварь и посуду. Отдельно шёл возок леди Киры с её лекарственными травами, настойками, отварами и мазями от различных болячек. Оказывается, её товар пользовался повышенным спросом, так как немногие жители побережья могли себе позволить обратиться к городскому врачу за помощью, а Кира распродавала свой товар по дешёвке, а некоторым отдавала и просто так.

Наш отряд следовал в некотором отдалении от обоза и только я ехал рядом с господином Кипросом, ведя неторопливую беседу об обычаях, нравах, жизни и быте жителей побережья. От него я узнал, что на ярмарке обязательно будет священнослужитель, который будет заверять сделки под 'честное слово', регистрировать в специальной книге народившихся детей, он так же может сочетать желающих законным браком и разрешать возникшие споры. Люди ему доверят, так как этого старичка священника знают более десяти лет. Он так же поведал мне откуда у Киры появилась эта навязчивая идея выйти за меня замуж.

–Когда ей было восемь или девять лет, сейчас уже точно не помню, у нас в имении появилась странная бродяжка – травница. Она разглядела в дочери талант знахарки и стала с неё заниматься. С утра и до поздней ночи они пропадали в лесу, собирая травы и корешки, а потом готовили из них лечебные зелья, которые затем бесплатно раздавали в округе. Через год или полтора, она также внезапно исчезла, как и появилась, но перед этим предсказала Кире, то ли в шутку, то ли всерьёз, что она в семнадцать лет повстречает своего принца, но за семейное счастье ей придётся побороться, так как принц не сразу разглядит её золотое сердце. Ваше появление Кира восприняла как исполнение того, давнего пророчества, хотя лично я не верю в болтовню ополоумевшей старухи...

Немного не доезжая до места проведения ярмарки, нас встретил высланный вперёд паренёк, – В бухте стоят пять больших кораблей и с них выгружаются вооруженные люди, Город ворота закрыл, а на стенах стоят стражники, причём появились они там с самого утра, ещё до того, как разбойничьи корабли появились на горизонте. Высадившиеся бандиты разбиваются на небольшие группы и начинают грабить торговцев и покупателей, которые не успели спрятаться за крепостные стены или покинуть торжище.

Вскоре всё это мы увидели своими глазами. Действительно, пять больших кораблей, отдалённо весьма похожих на каравеллы, как их изображали в книгах о пиратах в моём старом мире, гордо высились среди утлых рыбацких баркасов. От них отчаливали шлюпки, набитые вооруженными людьми, а через некоторое время возвращались, что б принять новую партию любителей лёгкой наживы. Основная масса этих бандитов направлялась к стенам города и, судя по всему, готовилась к его штурму, меньшая же часть грабила тех, кто заранее приехал на ярмарку и уже успел разложить свои товары. Кое-где уже были видны неподвижные тела тех, кто пытался защитить своё добро, судя по всему, основная масса торговцев всё бросила и спряталась либо за крепостными стенами Рыбинска, или нашла укрытие в близлежащем лесу, куда пираты не сунулись, боясь быть расстрелянными из луков.

– Значит так, господа собровцы, действуем быстро и решительно. Пленных не берём, раненых не добиваем, за исключением легкораненых, остальные пусть дохнут в мучениях. Арбалеты применять только против больших отрядов пиратов, которые придут на помощь своим от стен городка. Я же займусь уничтожением кораблей. Первой пятёркой командует Дель Потро, второй Мих де Нот. Вопросы? Если всем всё ясно, то вперёд за работу.

Пришпорив лошадей, словно коршуны налетели мои бойцы на потерявших всякий страх и бдительность разбойников. С ними не церемонились и буквально через пять минут уже с десяток трупов валялось на дороге и у торговых рядов. Несколько пиратов, побросав награбленное бросились бежать к своим основным силам. Я же, в это время, подъехал к урезу воды и запустил по два файербола в каждый корабль – один в такелаж и паруса, один в корпус. Расстояние до них было небольшое – метров сто, не больше. Приближаясь к кораблям, огненные шары разбухали, наливались силой, поглощая воздух, а потом с треском врезались в паруса, мачты и борта кораблей. Буквально через несколько мгновений пять ярких факелов запылали в бухте.

– Ух ты, вот это да!!! – Голос Киры спутать было невозможно. Восхищение и удивление звучали в её возгласах и междометиях не характерных для девушек.

– Ты что здесь делаешь? Разве отец не приказал тебе идти с обозом в лес? И где ты так научилась ругаться? А ещё считаешь себя леди...

– Ха, приказал... Да он первым делом отправил меня прикрывать тебе спину. Надеюсь вы, юноша не забыли, что я одна из лучших лучников нашего побережья, что неоднократно подтверждалось на состязаниях во время ярмарок...

– Ты так и будешь ходить за мной хвостиком? – Мы шли по опустевшей дороге к Рыбинску. Несколько раз я натыкался на тела разбойников, сброшенных в кювет. Внезапно у моего уха просвистела стрела и увидел, как в кустах завалился на бок один из уцелевших пиратов, то же, кстати, с луком в руках. Одет он был во всё зелёное, так что если не присматриваться, то заметить его было тяжело. До городка осталось совсем немного и уже был слышен шум боя, когда Кира странно хрюкнула и стала заваливаться набок со своей кобылки. Очередной лучник разбойников успел сделать свой выстрел первым, до того, как Кира его заметила. Недолго думая, я прошёлся по всему кустарнику где он прятался огненным потоком и только потом, соскочив с коня, подбежал к девушке. Стрела пробила её одежду, но к счастью сидела значительно ниже сердца, иначе моя бы помощь не понадобилась. Из уголков рта потекла кровь, а значит было задето лёгкое. Аккуратно опустив её на землю и обломав стрелу, я принялся лихорадочно расстёгивать на ней охотничью куртку и задирать нательную рубашку. Открывшаяся рана чуть ниже её груди, стала затягиваться под воздействием моей магии, одновременно выталкивая из тела обломок стрелы. Боль была купирована, а внутренние повреждения устранены. Девушка была без сознания, и я этим воспользовался – воровато оглянувшись вокруг, я накрыл своей ладонью её грудь и слегка сжал. Очень приятное ощущение, я сжимал её грудь снова и снова...

– Вид де Лот, я конечно благодарна вам за то, что вы спасли мою жизнь, но сейчас вы беззастенчиво меня лапаете. У меня, между прочим, и с правой стороны есть точно такое же полушарие, можете потрогать и его, я не против.

– Я вас не лапаю, как вы изволили выразиться, а проверяю последствия лечения методом пальпации. Проще говоря, пытаюсь определить всё ли у вас там в порядке, или требуется дополнительная магия, для устранения внутренних повреждений. – Ух, вроде выкрутился.

– Рубашку одёрни мою и помоги мне сесть, я почему-то боюсь делать резкие движения, хотя боли и не чувствую. Так вот, если вы хотите поближе познакомиться со мной, то приходите ночевать в мой возок. Я даже позволю вам, в темноте, естественно, поцеловать место моего ранения, может быть даже чуть выше, но не переступая граней дозволенного. И вообще, Вит, я не знаю, как к тебе обращаться – на ты или на вы? Правила приличия требуют выкать, нос другой стороны, тебе было позволено первым прикоснуться к моему телу, а значит стать близким мне человеком и тут уместно обращение на ты. Что скажешь?

– Мне всё равно, а за приглашение переночевать в вашей компании, спасибо, но я не обещаю, что им воспользуюсь, всё будет зависеть от обстоятельств.

Раздался топот копыт и из-за поворота вынырнул мой десяток.

– Милорд их там осталось ещё более сотни человек, разбойников пятьдесят – семьдесят мы покрошили, но они стали давит нас числом. Я принял решение временно отступить, заставить их растянуться, а потом атаковать тех, кто вырвался вперёд. Болтов остался только неприкосновенный запас – по два на самострел.

– Понятно, продолжайте неторопливое движение к месту проведения ярмарки, а я встречу особо ретивых. Да, и заберите с собой эту бестолковую девицу – собралась меня охранять, а сама даже кольчугу не поддела, вот и схлопотала стрелу в грудь. Те, кто получил ранения или царапины, по одному ко мне, а после излечения догонять отряд. – Подъехали всего два бойца из первой пятёрки, и это было не удивительно. Именно они первыми вступали в схватку и последними выходили из неё, самые опытные и умелые воины, им и доставалось чаще других.

Со мной поравнялся Дель Потро, – Эх, командир, видели бы вы, как они завыли, когда их корабли заполыхали. Назад то дороги им нет, а тут ещё с городской стены скинули тело бывшего главы города. Как я полагаю, именно он пригласил пиратов, что бы те разгромили ярмарку и принудили торговцев перебраться под защиту стен, за определённую плату конечно. Он даже заблаговременно убрал всю свою семью в недалёкое имение на тот случай, если пираты попытаются взять штурмом городок, сам же надеялся отсидеться в своём укреплённом доме. Мне один местный успел шепнуть, что он договорился с ними, что его дом они трогать не будут. Не знаю, правда, насколько верна эта информация, надо будет поспрашивать главарей бандитов, когда пленим. Их отличительная черта – красная косынка на голове.

– Хорошо, догоняй своих.

Внезапно заартачилась Кира, – Без Вита я никуда не поеду. Отец приказал мне охранять его и ослушаться я не могу.

Я подъехал к ней вплотную, – Дорогая, хочешь увидеть меня ночью в своём возке, – будь добра проваливай отсюда.

– Ты обещаешь?

– Да.

Дождавшись, когда последние воины моего отряда, взявшие Киру в коробочку, скроются вдалеке, я и сам отъехал метров на пятьдесят от поворота и стал ждать бандитов. Мои ожидания не затянулись – послышался топот множества ног и на дороге появилась разномастная толпа пиратов. Дождавшись, когда они приблизятся ко мне метров на двадцать, я накрыл их всех огненным потоком и терпеливо ждал, когда последнее обугленное тело не упадёт в пыль. Только после этого я продолжил свой путь в сторону города, ибо небезосновательно полагал, что пираты попытаются всё-таки взять его штурмом, что б сделать своей базой на то время, пока их посыльные не приведут помощь с островов. Вот только предоставлять им такую возможность не входило в мои планы.

У ворот, на скорую руку делали таран, что б им выбить или разбить створки, благо брёвен невдалеке было предостаточно. На одинокого всадника никто не обратил особого внимания и не принял всерьёз, но несколько разбойников, которые бездельничали под стенами и лениво переругивались с защитниками, направились в мою сторону. По тому, как они лениво двигались и уже заранее расходились в разные стороны, что бы взять меня в кольцо, было понятно, что с всадниками им уже приходилось сражаться. Я легко спрыгнул с лошади и стукнул её по крупу, предлагая пойти пастись на близлежащий луг, что она с удовольствием и сделала. Отсутствие у меня в руках оружия насторожило пиратов, но не поколебало их решительность расправиться с наглым выскочкой, что решил в одиночку напасть на них, таких сильных, решительных и умелых воинов.

Расправиться с четырьмя придурками, которые возомнили себя мастерами меча и при этом не имеющими ни малейшего понятия о коллективных действиях было достаточно просто. Может быть каждый из них по одиночке и был признанным бойцом, но в составе группы они действовать были не обучены. Именно поэтому каждый из этой четвёрки стремился как можно скорее добраться до меня, что б в очном поединке доказать своё превосходство над каким-то дворянчиком. Ни о каком одновременном нападении не было и речи, так же, как и о совместных действиях. Самоуверенность и апломб очень быстро отправили эту четвёрку на тот свет. Я быстро перемещался от одного к другому, пользуясь тем, что мой Золинг был длиннее их абордажных сабель, первым ударом я лишал их клинков, а вторым рубил их тела. Вся схватка заняла у меня от силы минуты три, после чего я остановился и стал с интересом ждать, что же предпримут другие, в том числе те два начальника в красных косынках, что стояли в группе пиратов недалеко от будущего тарана.

В этот раз уже чуть более десятка разбойников бросились в мою сторону, а так как они бежали компактной группой, то понадобился всего один файербол, что от них осталось всего три человека, способных стоять на ногах. Когда мой огненный шар взорвался в этой толпе, то его расплавленные частицы поразили всех, кто был рядом, в том числе и тех, кто уцелел после взрыва. Они уже не были воинами, обожжённые и покалеченные, их участь была незавидной. Только теперь до главарей дошло, и они связали мои файерболы с догорающими своими кораблями. В живых пиратов оставалось не более пяти десятков, но они по-прежнему представляли угрозу для жителей Рыбинска. А ещё я обратил внимание, что от стражников на стенах и след простыл. Внезапно городские ворота открылись и толпа горожан, вооруженная чем попало, бросилась на опешивших пиратов. Впрочем, их растерянность длилась не долго, но она привела к тому, что они были рассечены на три небольшие группы и я воочию увидел, что значит задавить врагов своими телами. Не считаясь с потерями, горожане расправлялись с разбойниками теряя за одного пирата по три, а то и четыре своих необученных жителей. Вскоре всё было кончено. Правда ещё трепыхалась группа, в которой оказались оба главаря, но и их судьба была решена, так как кто-то из нападавших догадался расстреливать пиратов их лука, не приближаясь к их саблям.

Раненых было очень много и мне хватало одного взгляда, что б определить, кто уже не жилец на этом свете. Я не мать Тереза, поэтому к лечению и оказанию помощи подошёл избирательно. Было б их десятка полтора, я бы вылечил всех, но даже по предварительной прикидке их было не менее шести десятков – разорваться и поспеть ко всем, я не мог.

– Всех раненых, кто не может самостоятельно двигаться и в ком осталась хоть капелька жизни, несите ко мне. Все остальные ждут своей очереди, сев на землю, желательно в одну шеренгу. Повторяю ещё раз...

Лечение заняло часа три, так как восемь человек были очень тяжёлыми и с ними пришлось изрядно повозиться. Для начала я стабилизировал их состояние и купировал боль, а потом взялся за тех, кто мог передвигаться самостоятельно, после чего вновь вернулся к тяжелораненым и таких заходов пришлось сделать несколько. Уже стемнело, появились факелоносцы, которые добровольно сопровождали меня от одного раненого к другому, а чуть в стороне лежало шесть тел, которым моя помощь уже не понадобится. Я даже вылечил одного в красной косынке, что б потом допросить его, так как меня очень интересовала роль городского магистрата и стражи в этом происшествии.

12.

Уже начало светать, когда я добрался до нашего лагеря. Можно было б и раньше прибыть. Но моё движение тормозил единственный уцелевший из пиратов, которого я вёл на аркане, нимало не заботясь о его состоянии – когда он спотыкался и падал, мой конь тащил его волоком. Встретила меня дежурная смена, приняла коня и пленника.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю