290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Близость максимум (СИ) » Текст книги (страница 1)
Близость максимум (СИ)
  • Текст добавлен: 30 октября 2019, 02:00

Текст книги "Близость максимум (СИ)"


Автор книги: Алёна Снатёнкова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Алена Снатенкова
Близость максимум

Глава 1

Я знала, что когда-нибудь он обо всем узнает.

Чувствовала, что этот момент обязательно наступит.

Понимала, что мне придется объясниться.

Только вот надеялась, что это не произойдет так скоро.

Откуда он узнал?

Сам Озерин рассказал? Вряд ли. Юрка своими руками не разрушит планы о богатой жизни.

А хотя, какая разница кто рассказал Егору про мою личную жизнь? Какая?

Что изменится, если я узнаю? Да ничего.

Не этот вопрос должен стоять в приоритете. Совершенно не этот.

Другой. Более важный. Более серьезный.

Егор выжидающе смотрел на меня, а я ног перестала чувствовать.

Язык онемел.

Мозг прекратил логически думать.

Как начать? С чего начать?

Насколько много он знает?

Про месть в курсе?

В курсе ли он, с какой целью я уехала из родного города?

Господи. Миллион вопросов.

«Говори, Ника. Уже нельзя молчать»

Морозов ждал, когда я сама заговорю.

Пришлось. Пришлось открыть рот, чтобы тут же пожалеть об этом.

– Я надеялся, что ты сама решишься рассказать о паршивом моменте из прошлого. Но ты, так упорно продолжала молчать, что мне иногда, казалось, что прошлое свое ты так и не смогла отпустить. Отвечай, Ника, пришло время поделиться историей.

Его тихий, осторожный голос вызывал во мне бурю эмоций. Страх в сердце забрался, вызывая приступ паники. Той паники, от которой не спрятаться, не скрыться. Той, которую не так просто в себе закопать и забыть.

Переборола себя и посмотрела в «сверкающие» глаза.

– С какого момента начать, господин Морозов? Может с того, что я всю жизнь была полной дурой? Хотя, если судить из того, что ты знаешь, ты и так это понял. Или может рассказать плаксивую историю, как из-за моего припадка, бабушка в гробу оказалась? Что именно тебе интересно? Я все расскажу.

Кажется, у меня начиналась истерика.

Он больше не прикасался ко мне. Молча, стоял и наблюдал за резкой сменой моего настроения.

Мимо нас проходили посторонние люди, которые и не догадывались, что в данный момент испытывает молодая девушка, стоящая напротив красивого мужчины.

Не думала, что нам вот так придется поговорить. Не в этом чертовом клубе, на дне рождении бывшей девушки Егора.

Но время пришло.

Сейчас или никогда.

Последний вариант означал одно, убраться из жизни Морозова навсегда. Этого я не хотела. Всем сердцем не желала, уходить.

Нужно подобрать слова.

Самые правильные слова, после которых он должен все понять.

Мне было бы проще, если бы Егор сам заговорил. Сам бы начал выдвигать предположения происходящего и из его вариантов, я бы собрала ответ. По частичкам, по каждому отдельному слову выстроила бы предложение.

Но он молчал.

Не предпринимал попыток заговорить. Он просто смотрел на меня. Каким-то непонятным для меня взглядом прожигал все тело насквозь.

И только потом я поняла. Егору было небезразлично, что я скажу. В этом городе, в этом здании, не я одна волновалась. Нас было двое. Он и я.

Одной нужно было выговориться, а другому услышать.

– Ты с самого начала знала, что Ольга зубами в него вцепилась. Знала, как я к этому отношусь. Замечала, как он меня бесит. Но продолжала молчать. Почему?

Он не злой. Парень не в бешенстве.

Это самое главное.

Странно, но мне захотелось улыбнуться.

– Знала. Я знала, что Ольга встречается с Озериным. Знала и не говорила. Егор, а что я должна была сказать? «Привет. Слушай, тут сестра твоя с моим бывшим любовь мутит. Познакомимся?» Так, что ли? Я отпустила прошлое. Поэтому и не говорила. Не считала, что это такая важная информация. Прости, что не смогла предвидеть.

– Как мило. – Металлические нотки в голосе, больно резанули по перепонкам.

Прикусила нижнюю губу, продолжая смотреть ему прямо в глаза.

Я нервничала.

Так сильно переживала, что хотелось сбежать. Правда, сбежать. Домой. В родной город. Спрятаться под свою подушку и подождать, пока все не утихнет. Только вряд ли Морозов забудет.

– Мы с тобой не затрагивали тему бывших.

– Хватит! – Прогремел над моей головой и, сделав шаг навстречу, снова придавил меня к стене. Рукой схватил за подбородок и заставил посмотреть в глаза. К нам тут же подлетел охранник, но стоило Морозову только показать свое лицо, как человек в форме тут же испарился. Завидую ему, он смог так легко скрыться. – Я не прошу душещипательных рассказов. Я не хочу слышать про вашу большую любовь. Хочу знать одно, у Вас с Озериным план, как прибрать к рукам брата и сестру?

Больно.

Слышать такие слова было больно.

И неожиданно.

– Нет.

Говорить, что он идиот раз мог подумать о таком, не хотелось. Пусть сам поймет и пожалеет.

Егор, опустил подбородок, взял за руку и вывел из здания.

Уличный шум – расслаблял.

Музыка больше не мешала думать.

– Тогда как так получилось, что ты рядом со мной, а он живет с моей сестрой?

Хотелось ударить. Влепить пощечину и наорать. В висках пульсирует такая злость, что сложно совладать с собой. Я в глаза его смотрю и понимаю, что он действительно только что задал этот вопрос. Он его вслух сказал. Озвучил. А мне отвечать не хочется. Кажется, что если только рот открою, так сразу от обиды в голос завою. Женская обида она такая, неожиданная. Она может появиться из неоткуда, и надолго в душе поселиться.

– Вариант с хитрым планом мы уже забраковали?

А что? Не одному ведь Морозову можно ересь всякую нести. Белова тоже может рот не в ту сторону открыть.

Что?

Что он ответит на такой вопрос?

По выражению лица парня, можно было сразу понять, что еще чуть-чуть и его терпению придет конец. Еще немного, и его руки доберутся до моей глотки.

Переборщила.

– Еще одно слово не по делу, и ты пожалеешь. – Грубо бросил он. Рядом со мной на улице сейчас стоял не прежний Егор. Другой. Более взрослый. Более грубый. Более циничный. Желание злить такого парня, отпало моментально.

Морозов грубо выругнулся и провел рукой по волосам.

– Ты доиграешься. Понимаешь это? Шутки закончились. И ты расскажешь мне все. Обязательно расскажешь. Сама. До того момента, как я силой заставлю тебя говорить.

Раз ему это так важно.

Пожалуйста.

– Хорошо. Как скажешь. – Побольше кислорода в легкие. Тяжелый выдох. И… – Да, какое-то время я думала, что у нас с Озериным любовь. Наивная была. Глупая. Может и сейчас такая же. Кто знает? Только Юрец мне мозги «вправил». Отлично так вправил. Резкая боль, а потом пустота. Вообще пустота. Веришь? Ничего нет. Эмоций нет. Он сосед бывший. Не парень. Сосед.

Так и хотелось сказать, что с недавнего времени у меня только один человек в голове. И это точно не Озерин. Другой. Мужчина другой. С другой фамилией и характером. Тот, кого хочется назвать своим.

Только вот сейчас не нужны такие признания.

Никому не нужны.

Егору особенно.

– Тогда почему молчала? – Раздраженно выкрикнул он, сжимая кулаки.

– Боялась. Вот именно этого момента и боялась. Переживала, что ты не так все поймешь. Знаешь, так ведь и получилось.

Его тяжелый взгляд, заставлял замереть на месте.

Превратиться в статую и ждать своего приговора.

Он опять ничего не говорил.

Думал.

Взвешивал все, что успел узнать.

А краем глаза следил за мной. В глазах правду искал.

– И я должен поверить в случайность?

– Не должен. Ты никому ничего не должен. – Сделала неуверенный шаг к нему навстречу и положила ладонь на сердце.

– Не надо. – Остановил и отодвинул руку.

Была уверена, что именно так и сделает.

– Я не вру тебе. Молчание – это не обман.

Он окинул меня скептическим взглядом, мол, ты издеваешься?

А я не издевалась. Я просто хотела донести до него, что чувствую на самом деле.

Как же было сложно это сделать. Как же сложно подобрать нужные слова.

Но как-то резко его взгляд смягчился.

Потеплел.

А потом…

– Если ты мне врешь, то Озерин, до конца дней своих будет драить туалеты на вокзале. А ты… А тебе будет еще хуже.

По спине пробежал холодок.

Угроза, которая и прозвучала как угроза. Улыбка на его лице еще больше пугала.

Но…

Его слова дали надежду.

Поэтому стало резко спокойно.

Морозов не спеша преодолел расстояние между нами, и заставил посмотреть в омут глаз.

– Поняла меня?

Облизнула пересохшие губы, и взяла его за руку.

– Не испугал. Я не вру. Поэтому угроза не сработала.

– Уверена?

– Да. – Тихий ответ сорвался с губ.

Черт.

Как же хорошо.

И спокойно.

Когда вранье закончилось, стало легче. Дышать стало легче.

Только меня затрясло, когда я вспомнила другие «мелкие» детали.

Глава 2

Конечно, просто так этот разговор не мог закончиться.

Не успела я нормально выдохнуть, и расслабиться, как Егор продолжил.

– Ты поняла, почему я молчал?

Парень наклонил голову и посмотрел на меня.

– Решил проверить меня на честность. – То ли спросила, то ли ответила ему, а сама надеялась, что мы сейчас же домой уедем. Плохой вечер. Кошмарный. Он из меня все силы выжал. На ногах стоять тяжко. Кажется, что в любой момент на землю рухну. Я только поэтому вцепилась в руку Морозова. Уверена, что у него на локте синяк останется. Да и пусть. Не мне одной страдать можно. – Только мне кажется, зря ты так. Мог бы сразу обо всем спросить. Не пришлось бы меня мучить, привозя на праздник старости своей бывшей возлюбленной.

– Мне показалось, что тебе была необходима встряска. Эмоции, они иногда доводят до добра. И плевать каким способом. Зато теперь мы честны друг перед другом и можем продолжить то, что начали недавно.

Меня простили?

Помиловали?

Последние слова удивили.

Этот вечер заканчивается?

– Поехали домой. – Мягким тоном сказал Егор, и, взяв меня за руку, повел к машине. – В нашей квартире есть более удобная площадка для разговоров.

Мои щеки моментально покраснели.

Только вот почему-то казалось, что на той площадке, поговорить нам не получится. Кровать она…

Она рты закрывать умеет.

Черт.

Я до сих пор стесняюсь таких мыслей.

– Кухня, Ника. Я про кухню. А там, где ты подумала, разговаривать мы не будем.

Легкий шлепок по мягкому месту. Неожиданный разворот на сто восемьдесят градусов. Его руки в моих волосах. Жесткие губы накрывают мой рот. И я отключаюсь. Забываюсь. Надеясь, что это был единственный наш серьезный разговор в жизни. Потому что знаю, у меня больше не хватит сил в открытую противостоять Морозову.

* * *

Просыпаться было сложно. Мучительно сложно. Морозов дал мне поспать каких-то пару жалких часов. Почти всю ночь выбивал из меня все плохие мысли. Каждым толчком, каждым поцелуем, каждым своим прикосновением он приклеивал меня к себе. Еще вечером мне казалось, что ад спустился на мою голову. Казалось, что еще немного, и Егор уйдет. Недослушает, не даст объяснить, бросит меня одну, там на улице. И все. Это и будет адом.

Но…

Егор выслушал.

Кажется, он понял все. Принял. Но ночью, я несколько раз ловила на себе его взгляд. Тяжелый взгляд. Изучающий. Словно в этот момент в нем самом шла битва. Словно два разума воевали между собой. И в те моменты, когда он смотрел так на меня, мне становилось страшно. Страшно оттого, что я могу его потерять.

Я прогоняла от себя эти мысли. Бежала от них как от невиданного чудовища. Потом уснула. Уткнулась в его плечо и уснула. Утром, когда обнаружила себя одну в кровати, поняла, что мысли догнали меня. Догнали и припечатали в стенку.

Глава 3

Когда в институте увидела Катю, обрадовалась. Улыбка сама появилась на моем лице, а глаза наполнились счастьем.

– Наконец-то! Ты даже не представляешь себе, как я тебя здесь ждала. Ну, теперь твой отпуск закончился, – подруга жестом руки показала на уже здоровую ногу. – И я тебя даже на шаг не отпущу от себя.

– Гипс на ноге, это как бы ни совсем отпуск.

– Без разницы. Считай, в стенах института, у тебя появился личный человек, который будет следить за твоей безопасностью. А за пределами, там есть кому безопасить. – Веселилась блондинка, хватая меня за руки и толкая в сторону свободной скамейки за колонной.

– Я рада, что ты у меня есть.

И это было чистой правдой. Не обманом, словами не на эмоциях. Я просто всем сердцем любила подругу.

– Стоять. Подробнее.

– Люблю тебя. – Улыбнулась, но в глаза посмотреть не рискнула.

Знала, что сразу поймет все.

Поймет, что на сердце тяжко очень.

– Ник, не первый год знаю тебя. Еще в школе ты именно так и делала, когда было что скрывать.

Катя, прищурилась и, наклонившись ко мне, посмотрела в глаза.

– Рассказывай. Если он тебя обидел, то я не посмотрю на его миллионы или личную охрану, приду и отрежу источник мужественности. – С угрозой в голосе сказала она, и толкнула меня в плечо. – Или это… – Она сделала паузу, и я сразу поняла о ком речь. – Только не говори, что бывшая шмакодявка спокойно жить не дает?

И я сделала, то, что хотела сделать. Выговорилась. Рассказала подруге все, что на душе лежало. Отломила ей часть своего груза. Говорила и выдыхала.

Катя слушала меня, не перебивая, лишь понимающе кивая головой.

– Ника, осторожно…

Не сразу поняла чего мне стоит бояться, пока не почувствовала сильный удар по голове. Всем телом дернулась, и вскочила с места.

Дотронулась до источника боли, а когда посмотрела на ладонь, то увидела на ней капельку крови.

И как быть?

Сразу убить сестру Егора или сначала наорать?

А именно Морозова врезала мне, а сейчас стояла, напротив, красная как помидор от злости, и кричала что-то нечленораздельное.

– Тварь. Я тебе сказала держаться от него подальше. – Еще одна попытка кинуться на меня не увенчалась успехом, ее же подружки удерживали девушку. – Приказала не дышать с ним одним воздухом. Я убью тебя. Видит бог, я убью тебя.

– Морозова, в себя приди, идиотка. – В тот момент, когда я продолжала стоять и отходить от шока, заговорила Катька, которая спиной прикрывала меня. – Ты че творишь, дура?

– Отпустите меня. – Ольга брыкалась, скидывая девчачьи руки с себя.

Знаете, я в этот момент убедилась, что девушка действительно душевно больна.

Ей нужен врач. Доктор, который как-то утихомирит ее гнев.

– Я убью эту колхозную выскочку. Уничтожу. Поняла меня? Не отдам брата. Ясно тебе? – еще громче закричала на весь холл.

Стоять и молчать, при всем желании было глупо. Если девушка решила, что сможет испугать, то хотелось убедить ее в обратном. Я не боялась Ольгу. Не боялась ее угроз. Так разве стоит спустить на тормоза ее выходку? Может, хватит быть тихой Никой, которая молчит? Я уже не та девочка, с которой она разговаривала в новогодний праздник. Не та глупышка, которую можно с легкостью довести до слез. И тем более не тот человек, которого можно просто так ударить.

– В следующий раз обойдись рукопожатием. – Сухо сказала, доставая сухую салфетку из кармана сумки.

Подруга тихо хмыкнула, тревожным взглядом смотря на мои волосы и руку.

Глазами успокоила ее, кивком головы подтверждая, что со мной все в порядке.

– А то знаешь, я ведь и в ответ врезать могу. – Говорила, а сама понимала, что я действительно смогу ее ударить. Не так, как она. Не втихую, пока никто не видит. А в открытую. Ударить, за то дерьмо, которое она пытается вылить на меня.

– Думаешь, раз напялила дорогие шмотки, то можешь разговаривать со мной? Егор за трах тебе этим платит? Одеждой? Теперь у шлюх такая валюта?

На нас обратили внимание все студенты.

А после последних слов Морозовой, смотрели только на меня.

И эти взгляды мне были непонятны.

Они как иголки кололи все тело.

– А ты у парня своего спроси. Кому как не ему знать о том, как достаются дорогие подарки.

Попадание точно в цель.

Ее растерянный взгляд стоил моего публичного унижения.

Но в ту же секунду я поняла, что засунула руку в пасть льву.

– Уничтожу. – Одними губами проговорила она.

Я, нервно хмыкнула и, натянув улыбку на лице, ответила:

– С удовольствием понаблюдаю за этим процессом.

Я видела, как волна ярости обрушилась на Морозову. Скинув с себя чужие руки, она резво подскочила ко мне, сшибая подругу, которая стояла на ее пути.

Ее рука в воздухе, я уже приготовилась к еще одному удару, мысленно представляя себя, куда успею ударить в ответ.

Смотрела ей прямо в глаза, сжимая кулаки, а потом первая, с силой оттолкнула девушку от себя. Ольга, не ожидавшая такого поворота, отлетела в сторону, выставляя руки назад.

Случайность, злой рок, не знаю, что произошло, но именно этот момент и увидел один из преподавателей. Подлетев к нам, и узнав Морозову в лицо, он помог ей встать с пола. А меня же, меня он не выслушал. Мужчина даже не разобрался в происходящем. Он просто разогнал толпу зевак, и чуть ли не за волосы потащил меня в кабинет декана.

* * *

Битых два часа я пыталась объяснить незнакомым мне людям, что не я была виновницей происходящего. Они не верили. И это даже не странно, ведь та, кто носила фамилию Морозова, не могла ударить девушку. Она была «ангелом», за обучение которой платили бешеные деньги.

Преподавателям было абсолютно плевать, что большая часть студентов отправились вслед за нами, и все как один, защищали меня. Их они тоже не слушали. Пригрозив отчислением, избавились и от защитников. Одна подруга продолжала сидеть за дверью, и ждать моего приговора.

– Вероника, за такие поступки, мы отчисляем студентов из нашего института. Вы это понимаете? – Сурово говорила женщина, которая, кажется, уже распрощалась со мной.

– За что? Меня выгонят, за то, что меня же и ударили? – продолжала, говорить одно и то же еще больше злясь на Морозову.

– Она еще и хамит. – Воскликнул декан, вставая со своего кресла. – Это дикость. Несусветная дикость и варварство, происходящее в стенах моего института. Девушка, Вы понимаете, кого Вы избили? Понимаете кто ее брат?

Это я как раз и понимаю.

Пока, только это.

Сделав глубокий вдох, закрыла глаза.

Какого черта здесь происходит?

Почему именно я?

Хотя, я знала ответ на последний вопрос.

– Завтра же заберете свои документы. И молите бога, чтобы Ольга не написала на Вас заявление.

Закусив губу, схватила свою сумку и выскочила из кабинета.

Слезы обжигали глаза. Руки дрожали. Не могла ничего рассказать подруге. Крепко обняла ее, и побежала. Не хотелось никого видеть. Хотелось вернуться в квартиру Егора, и зарыдать. Одной. В тишине. А потом… потом когда хозяин квартиры вернется домой, уткнуться лбом в его сильное плечо.

Такси за считанные минуты доставило меня до центра.

Поднявшись, на нужный этаж открыла дверь своим ключом. Услышала, что в комнате работает телевизор. Выдохнула, обрадовавшись, что Егор дома. Что он сейчас же морально поддержит. Успокоит. Скажет, что происходящее всего лишь страшный сон.

Но в гостиной я увидела не его. Перед телевизором, на кожаном диване сидела его сестра, и кажется, ждала она именно меня.

Я так и застыла в проеме двери, смотря в ухмыляющиеся глаза неуравновешенной Ольги. В данный момент меня мало интересовало, как долго она здесь находится, что ей нужно, и что она намерена делать дальше, врезать еще раз или «помочь» вытащить вещи из квартиры. Меня интересовало совсем другое. Какую именно часть моего разговора с Катькой услышала эта психопатка? Все или только момент, что я последнее время живу с Егором?

Господи, умоляю, пусть она подслушала только о квартире. Только это. Потому что, если Ольга в курсе всей нашей беседы, у меня будут новые проблемы.

Глава 4

Двумя часами ранее.

– Ник, если Егор в курсе, что ты раньше встречалась с Озериным, то теперь нет никаких проблем. Живи и радуйся.

Если б можно было обрадоваться, я бы непременно обрадовалась, услышав, что проблем больше нет. Но они были. Я знала. Подсознательно чувствовала некий подвох. Недоговоренность. Трещину.

– Я взгляд его видела. Понимаешь? Он не о чем хорошем не говорил. Егор не смог принять этого. – Мой голос дрогнул на последних словах.

– С чего ты взяла? Думаешь, он бы не оставил тебя там, если бы сомневался? Успокойся. Все хорошо.

Упрямо помотала головой, сжимая пальцы до боли.

– Не знаю. Мне так не кажется.

– Подруга, перестань видеть только плохое. Если у тебя в жизни был один козел, это не значит, что кругом одни бараны бегают. Нормальные мужики тоже рождаются. И Морозов на вид как раз из той категории.

– Он хороший.

– Так я о том же. Хватит себя накручивать. Вы во всем разобрались. И если судить по свежему засосу на твоей шее, то проблем между Вами точно нет.

Черт.

Рукой дотронулась до «метки».

– Я его не видела. Так, просто сказала. Но судя по твоей реакции, он там действительно имеется. – Засмеялась подруга, пытаясь оттянуть ворот пальто, чтобы убедиться.

Конечно, я могла сейчас соврать и сказать, что ничего там нет.

Но не стала.

Промолчала.

– Ник, улыбнись. Хватит уже. Лучше начни хвалиться обновками.

Обновки. Да, у меня полностью сменился гардероб. Но я никакого отношения к этому не имела. Я ничего не просила, не намекала. Я просто понимала головой, что после пожара ничего не осталось. Ходить в одном и том же платье – глупо. Денег на новые вещи у меня не было.

Сначала у меня появился халат, тот самый розовый, а следом за ним, полный комплект всего остального. В итоге шкаф был забит разнообразными одеяниями, радуя девчачий глаз. Вряд ли Егор покупал все сам, скорее всего, поручил кому-то. Но мне было приятно. Очень приятно.

– Не до обновок мне сейчас, Кать.

Устало провела рукой по волосам. Сейчас, правда, было не до разговоров об одежде. Переживала о других вещах.

– Да господи. Не обманываешь ты Морозова. НЕ ОБМАНЫВАЕШЬ. С Юрцом ничего нет. Егор в курсе.

– Я приехала сюда…

– Ты приехала, чтобы Озерин себя счастливым не чувствовал. Да. Я помню, ты отомстить хотела. Но все же изменилось. Я вижу, что теперь тебе плевать. А об этой цели приезда никто, кроме нас, не знает. И не узнает никогда.

Дай бог, чтоб так и было.

Реальность.

– Уже отчислили? – С оскалом на лице спросила Морозова, переключая каналы на телевизоре.

А чего я собственно ждала? Что Ольга с порога кинется на меня драться? Вряд ли. Как показала практика, ее стиль бить исподтишка. Тогда, когда жертва не подозревает о возможном нападении.

– Какие люди.… К брату в гости заехала? Должна знать, что в это время его не бывает дома. – Говорю холодно, стараясь не выдать волнения в голосе.

Делаю несколько шагов, и подхожу к дивану, соблюдая дистанцию. Глазами проверяю, нет ли у гостьи в руках опасных предметов.

Вроде нет.

Радует.

– После приезда Каролины он будет часто теперь задерживаться.

Свирепею от ее слов, но мысленно бью себя по голове. Я не позволю, чтобы Морозова чувствовала превосходство.

– По глазам вижу, что знаешь о ком речь. Башкой своей тупой понимаешь, что раз она здесь, то шлюха должна будет свалить.

Я в этот момент ее ненавижу еще сильнее. В эту секунду я сама хочу ей врезать. Кинуться в лицо, и выдернуть все волосы. Все до единого. А потом стереть ухмылку с мерзкого лица.

– Где жених твой, Оля? Уже выбирает мебель для нового дома? – Спокойным голосом спросила ее, наблюдая, как меняется выражение лица девушки.

Я никогда не была такой. Не пыталась причинить людям боль. Не любила обижать. Я, наоборот, заступалась.

Сейчас…

Сейчас обстоятельства изменились.

Либо ты, либо тебя. И никак иначе.

Морозова встает с дивана, и швыряет пульт в сторону. Первая мысль: синяком я не отделаюсь. Вторая: не я одна.

– Он жалел тебя.

Непонимающе хмурю брови.

– Маленькую сиротку, у которой кроме старой бабки никого не осталось. Жалел. Понимаешь? Жалость. А ты все время бегала за ним как собачонка.

На самом деле, я не удивлена, что именно так Юра и сказал. Он жалкий. Он прикрывает свою задницу.

– А с тобой у него любовь? Да?

– Меня он любит.

– Тебя или деньги, которые тебе дает брат? Понимаешь, тут маленькая разница есть.

– Заткнись.

На этой фразе, она убила меня взглядом.

– Да мне все равно, что Вы там делаете. От меня отстаньте и живите счастливо.

Даже я замечаю, что мой тон меняется. Становится примирительным. Тихим. Только вот девушка, стоящая напротив, не слышит ничего.

– Я отстану от тебя только тогда, когда ты свалишь отсюда. Или сдохнешь. Ясно?

– Тебе стоит встретиться со своим Зарецким. – Обронила в ответ, и попыталась выйти.

Меня остановили. Резким ударом в плечо, заставили стоять на месте.

– Когда Егор узнает, что ты приехала сюда, только для того, чтобы отомстить мне и Юре, он сам избавится от тебя. Выкинет, как грязную тряпку. На помойку. Туда, где твое место.

Наверно со стороны казалось, что я спокойна. Но внутри меня, бушевало огненное пламя.

Она все слышала.

Я нервничала. Нервничала так, что у меня дрожали коленки. Не могла допустить такого исхода. Сама. Сама должна все рассказать.

Взяв себя в руки, посмотрела на Ольгу и заговорила:

– А ты расскажи.

– Что? – Не ожидая такого ответа, хмурится девушка.

– Расскажи все брату. Чего застыла? Расскажи. И закончим. Ты права, Егор меня выгонит. Но он также и не позволит Озерину оставаться рядом с тобой. Особенно, после того, как я покажу ему все сообщения, где твой любимый, предлагает мне встретиться в его квартире.

– Он не предлагал. – Выкрикивает девушка, пытаясь ухватиться ногтями за мое лицо.

Отбиваю ее руки, и достаю телефон из сумки.

Там ничего нет, но Ольга об этом не знает.

– Поверь, предлагал. Сама увидишь, когда я покажу все твоему брату.

Девушка снова замахивается. В этот раз непросто отталкиваю ее руки, а с силой толкаю от себя.

– Я уничтожу тебя. – Это не шутка. По взгляду вижу, что угроза вполне реальная.

– Дерзай. Исход ты знаешь.

С последней фразой мы обе слышим, как кто-то ключом открывает входную дверь.

Егор вернулся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю