290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Последний бой (СИ) » Текст книги (страница 1)
Последний бой (СИ)
  • Текст добавлен: 22 октября 2019, 17:30

Текст книги "Последний бой (СИ)"


Автор книги: Алексей Ляликов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Алексей Владимирович Ляликов
Последний бой

Всё, что нас убивает, делает нас мертвей.



Светлой памяти Джона Дэвида Блэнда

– А самое главное, там никого не будет! Никто не сможет помешать нам… насладиться экспозицией! После обеда пиратский зал закрывают, потому что в соседнем работают учёные из университета, и посетители станут их отвлекать. Но нас Люк пропустит. Правда, Люк?

Тщедушный Люк неуверенно кивнул, потом пожал узкими плечами, вздохнул и, вконец смутившись, опустил взгляд. Он явно чувствовал себя неловко. И в ситуации, и вообще. Как можно стесняться женщин в купальниках, живя на тропическом острове, знает только научный сотрудник краеведческого музея, для которого работа интересней пляжей, вечеринок, танцев и всех прочих соблазнов солнечного курорта.

– И всё бесплатно! – не унимался Ролли. – Мы с Люком – старые друзья. Он всегда рад помочь мне и моей девушке.

Частный детектив Ник Слотер наслаждался зрелищем. Его напарница, Сильвия Жирар, всегда мечтала прослыть интеллектуалкой, и была бы не против поднабраться очередной порции зауми в музее истории. Тем более бесплатно. Но она отнюдь не считала себя девушкой местного патологоанатома. Если Люк Филдуокер не только выглядел застенчивым тихоней-интеллигентом, но и был им по сути, то Роланд Питерс работал в полиции, резал трупы в местном морге, развёлся с женой, которая «путалась» с его с собственным братом, спасал того же брата от бандитов-мафиози и вообще, много чего в этой жизни повидал. Но смотрелись они похоже. Худые, сутулые, чуть лысеющие очкарики.

Люк, правда, не сумев вырасти выше пяти футов больше, чем на четыре дюйма, вообще казался школьником-отличником, объектом насмешек и презрения со стороны одноклассников. Но внешность обманчива. Ник знал, что этот парень заработал свои степени по истории и археологии не в тиши кабинетов и хранилищ, а в экспедициях на флоридских болотах, среди аллигаторов и москитов, по двенадцать часов махая кайлом и лопатой. Что он лучше всех на этом острове играет не только в шахматы, но и в пинг-понг. А если человек краснеет при виде красавицы в бикини,… что ж, у кого-то в двадцать шесть всё только начинается…

– Ну, не знаю… – ответила, наконец, рыжеволосая следовательница. – Ещё рабочий день не кончился. А у меня такой строгий начальник.

Начальник? Ник недоумённо поднял бровь. Она что, тоже его видит?

Вообще, отношение Сильвии к Ролли было для него тайной. Её не назовёшь красавицей, и изобилием мужского внимания она похвастаться не могла, хотя романы у неё случались регулярно. Правда, с периодом, существенно превышающим длительность. С большой скважностью, так сказать. Но женщину это мало печалило. В такой ситуации Ролли, с его, в основном платоническими, чувствами, выглядел досадно-раздражающей помехой, однако Сильвия терпела ухаживания уже больше года. Женщины – это загадки.

– Это Слотер, что ли? – спросил Ролли. – Так он наверняка уже какую-нибудь красотку охмуряет.

«А ведь очкарик дело говорит!» – оглядываясь, подумал Ник. Но все красотки куда-то попрятались.

– Пятница, без пятнадцати пять. Какая может быть работа! – не унимался Ролли. – Даже мы с Люком не работаем. Пойдём!

Он был прав. Конечно, большинство посетителей бара – это туристы, которые не работают по определению, но в предвечерний пятничный час здесь было полно и местных жителей. Работа – не деньги. До понедельника никуда не денется. Но ведь и Сильвия права. Не насчёт строгого начальника, а насчёт трудового дня. Он еще не кончился. А мисс Жирар не имеет обыкновения шататься по барам в рабочее время. И даже, если она и решилась бы нарушить дисциплину, то занималась бы этим в обществе куда более респектабельных мужчин, чем Роланд Питерс и Люк Филдуокер. И даже Николас Слотер. И в куда более респектабельном заведении. Какого же чёрта она тут делает? Это не к добру…

– Частный детектив Ник Слотер, если не ошибаюсь? – раздался за спиной женский голос. Ну вот, пожалуйста! Судя по тембру, голос принадлежал отнюдь не юной красавице. Плохие предчувствия имеют свойство сбываться.

– Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. – Заявил Ник, не оглядываясь, и печально посмотрел на дно своей опустевшей кружки.

– Не улавливаю… – озадачено пробормотала невидимая собеседница.

– Да Слотер это, Слотер, – утешил её подошедший Паук. – Он же у нас еще и юморист-любитель. Только вот сегодня что-то не в форме. Что будете заказывать?

Ник обернулся. Перед ним сидела женщина лет сорока. Короткие, тёмные волосы, серые глаза, загорелое лицо без следов косметики. Рубашка с длинным рукавом, джинсы. Ногти не накрашены. Средний рост, средняя степень упитанности. Мать-одиночка, работающая на производстве?

– Спасибо, ничего. Я здесь по делу, так сказать… Простите, если обманула ваши надежды.

– Вообще-то, нас обслуживает сам хозяин заведения. – Сообщил Ник. – Если вы ко мне по делу, деньги у вас должны быть. Закажите что-нибудь из уважения.

– Ну, тогда принесите стакан томатного сока и пару сэндвичей с сыром.

– И мне ещё пивка плесни. – Ник протянул свой сосуд.

– А у тебя-то деньги есть?

Он посмотрел на женщину и сказал:

– Не исключаю, что скоро появятся. Да, и потом, разве ты не хочешь угостить друга?

– Такого друга только угощать… – пробормотал Паук и заковылял к холодильнику.

Слотер снова повернулся к собеседнице.

– Итак, с кем имею честь?…

Женщина, прикрывая глаза ладонью, как козырьком, всматривалась куда-то ему за спину.

– Давайте пересядем под навес. Солнце слепит, а я оставила тёмные очки дома…

– Я Диана Стоунз, – продолжила дама, когда они разместились за единственным свободным столиком на террасе. – Мне требуется помощь людей вашей профессии. Плачу восемь тысяч.

– Начало неплохое. Осталось уточнить, что делать и в какой срок. Если вам надо в течение года ликвидировать всех преступников штата, то сумма явно недостаточная. Но если вы потеряли носовой платок в местной библиотеке…

– Вот ты где! – раздался за спиной знакомый голос. – Что ж, угадать было несложно.

– Сильви! Присаживайся. Пока ты строила глазки здешним красавцам, я для нас нашёл работу на восемь тыщ!

– Ну вот, видите, миссис Стоунз, он оказался в том месте, где я и говорила.

– А сама-то ты откуда взялась?

– К тебе домой заглядывала. Проверяла, нет ли тебя там.

– А позвонить не пробовала? Есть, говорят, такая штука, телефон…

– И в самом деле, есть. И позвонить у меня получилось. А вот дождаться ответа – нет. И уж коли ты по сотовому не откликаешься, я решила, что обрублена всякая связь. И нацелилась на личное общение. Отправила клиента искать Слотера у источника бесплатного пива, а сама устремилась ко второму твоему любимому месту – кровати.

– Разве можно вторгаться в частную жизнь сотрудников?…

– В рабочее время – сколько угодно.

– Ах, в рабочее… Что же ты проводишь рабочее время со своим ухажёром?

– Я ж не виновата, что он за мной всюду ходит! А напарник телефоны отключает.

– Отключает? – Ник вынул мобильник из кармана и попытался оживить. Безрезультатно. – Аккумулятор разрядился. – Сам не зная, зачем, дал он очевидный комментарий к происходящему. – А я ещё думал: «Что это всё время пищит?»…

– Ник! Тебя Сильвия искала, просила позвонить… Ой… – невесть откуда взявшаяся Кики увидела напарницу Слотера и осеклась. – Простите. Кажется, я слегка опоздала.

Она и стоявшая рядом Николь, были одеты в лёгкие свободные платья. То есть, совсем не по-рабочему.

– Пошли, пошли, – потянула Николь подружку за руку, – а то шеф нас заживо зажарит.

Но было поздно. Мрачнее тучи, с подносом в руках, Паук возник на заднем плане.

– Дамы! – произнёс он, водружая ношу на стол. – Разве я не говорил вам, что от того, как вы проводите рабочее время, зависит доход заведения, а значит и заработанная плата членов трудового коллектива? Если так пойдёт, некоторых членов мне придётся уволить. Иначе мой бар разорится. Где вы были?

– Паук! – обезоруживающе улыбнулась Кики. – Ты же знаешь, у девушек свои секреты…

– Э-э-э,… – подала голос Стоунз, – может, я не вовремя?

– Ну-ка, за работу! Братец Би сейчас задымится от перегрузки. – Паук подхватил обеих девиц под руки и потащил к стойке.

– Простите. – Ник развёл руками, глядя на клиентку. – Это Ки-Мэрайя. Здесь все любят деньги, но мало кто – работать. Как я понимаю, вы уже общались с мисс Жирар, и она осведомлена больше меня о ваших проблемах. Я прав? – Он повернулся к Сильвии.

– Откуда мне знать, что тебе известно? Я ведь только подошла.

– Отвечаю на все вопросы по порядку. – Стоунз покачала головой. – Мне нужно, чтобы вы нашли завещание моего отца. Время на всё – два-три дня, может четыре. Необходимы вы оба. В офисе была лишь мисс Жирар, и, чтобы не повторяться,…

– Сильви, тебе принести что-нибудь? – откуда ни возьмись, материализовалась шустрая Николь. Уже в купальнике. Стоунз закатила глаза. Мисс Жирар покачала головой.

– Заряди мне телефон. – Ник усмехнулся и отхлебнул тёплого пива.

Николь взяла аппарат и упорхнула.

– …я предложила найти вас, и тогда уже изложить подробности полностью укомплектованной аудитории.

– Что ж, по-моему, ваше пожелание выполнено. Итак, вы потеряли завещание?

– Еще нет.

– Его кто-то украл? – Внесла свою лепту Сильвия.

– Ответ тот же: «Пока нет». Послушайте, я понимаю, что в моей просьбе многое прозвучит необычно, но, если я начну издалека и стану объяснять все причины и обстоятельства, мы до темна не закончим.

– Но мы же не можем браться за работу, пока не поймём, что на самом деле происходит.

– Согласна. Поэтому я постараюсь как можно короче изложить суть, а вы уточняйте всё непонятное.

– Давайте попробуем.

– Отец спрятал завещание. Вероятно, на Анноун-Ки. Ищу его не только я. Но я – чтобы сберечь, а другой человек – чтобы уничтожить. Мне очень важно его опередить…

– Стоп. – Ник поднял ладони над столом. – Уже непонятно. Спрятал? Собственное завещание?

– Отец был… необычным человеком.

– То есть, он умер? – сочувственным тоном уточнила Сильвия.

– Два года назад.

– Так вы живёте на Анноун-Ки?

– Нет, я из пригорода Джексонвилла.

– Действительно необычно: написать завещание, а потом тащиться через весь штат, чтобы спрятать…

– И какой смысл? – добавила Сильвия. – Нотариус же делает копию, когда заверяет.

– Да никто ничего не заверял! Папа писал эти завещания в тайне от всех. И рассказал мне о моём только перед смертью.

– Выходит, их несколько? И что значит «ваше»?

– Значит, что завещал мне. А во втором – своей сестре, Нэлл.

– Оно тоже спрятано на Анноун-Ки?

– Нет, его он спрятал на другом острове. Нелл, когда рассказывала мне о нём, была сильно пьяна, и я толком не поняла… Вообще, ей было всё равно, она не собиралась его искать. Но теперь оно найдено.

Чем дальше, тем непонятнее. То есть, ясно, что от них хотят, но при каких обстоятельствах возникла эта потребность, и кто ещё играет в матче, по каким правилам и ради какой награды, оставалось загадкой. Ник вздохнул и посмотрел на Сильвию. Та еле заметно пожала плечами.

– Похоже, миссис Стоунз, без развернутого доклада нам всё-таки не обойтись. Расскажите-ка, для начала, почему ваш отец так странно себя вёл.

– Причин немало. – махнула рукой клиентка. Начиная с рождения отца. Бабушка родила его, когда ей ещё не было семнадцати. И роды были трудными, да и воспитание потом… Может, и наследственность… В результате получился человек с тяжёлым характером. Умный, очень хитрый, но вспыльчивый, невыдержанный, раздражительный. И склонный к изощрённому издевательству, что ли. Не физическому, он ни разу не поднимал на меня руки, а интеллектуальному. Если он покупал мне сладости или игрушки, то никогда не отдавал сразу. Либо прятал и заставлял искать, либо требовал разгадать какую-то загадку. Это может показаться преувеличением, но я на всю жизнь возненавидела прятки, ребусы, и любые задачи из учебников.

– И завещания он поэтому спрятал? Это уже патология какая-то. – Сильвия развела руками.

– Не только. Отец умер в семьдесят четыре. Не такой уж и преклонный возраст, чтобы впадать в маразм, но он долго и тяжело болел. Почки, печень, сердце, лёгкие, кишечник,… – Стоунз тяжело вздохнула и опустила взгляд,… – сосуды, суставы, кожа, глаза. Трудно сказать, что у него не болело. Последние лет восемь своей жизни он, в основном, лежал. При этом было несколько периодов, когда ему, вдруг, резко становилось намного лучше…

– И в один из них он сбежал на архипелаг и спрятал завещания?

– В последний. Совсем перед смертью. Но дело не только в этом. Отец был в тяжёлых отношениях и со мной, и с Нелл. Во многом это связано с нашими мужьями. Мой оказался бессовестным лентяем. Я поняла это очень поздно, успев родить от него двоих детей, а папа… с первого взгляда его раскусил. Он позволил мне выйти замуж, позволил нам жить в его доме, но ни дня не проходило без упрёков. Я развелась, и не знаю, где сейчас непутёвый отец моих сыновей, но была готова терпеть все эти обвинения и дальше… А он перенёс эту свою нелюбовь на мальчиков… Они же ни в чём не виноваты… В общем, мы с отцом были на ножах. А жить приходилось вместе. У меня и денег не было на своё жильё, и его, больного, нельзя было надолго оставить. Вы не подумайте, я любила отца. И он меня. Всё, что мы с мамой имели, только благодаря ему. Но под конец жизни он стал совсем невыносим. – Она даже всхлипнула.

– А как же эта ваша тётя – Нэлл? Она младшая сестра или старшая?

– Тётя?… В том-то и дело, что она очень даже младшая. Отец был старше её на четверть века.

– Ничего себе! Так бывает? – Сильвия повернулась к клиентке и изобразила удивление так, как только она умела. Стоунз аж отпрянула.

– Оказывается, да. Считалось, что после тяжёлых первых родов, бабушка уже никогда не могла родить вновь, а она вдруг забеременела в сорок два. Отец был уже взрослым и воспринял сестру, как своего ребёнка. Он очень много за ней ухаживал с младенчества, и они долгое время были сильно привязаны друг к другу.

– Значит, над ней он не издевался?

– Ну, не так, как надо мной. По её словам. Сдерживал, наверное, свои дурные наклонности. Всё-таки бабушка с дедушкой были для него авторитетами, он их побаивался. А через десять лет после рождения Нелл папа женился, и на свет появилась я. Несмотря на эту разницу, мы были как сёстры, и Нэлл даже больше времени проводила у нас в доме, чем у родителей… Мама умерла, когда мне было тринадцать… Нэлл как-то очень быстро повзрослела и заменила мне ещё и мать. Мы вместе шли по жизни. Почти одновременно вышли замуж, родили. Да вторые дети у нас родились с разницей в несколько недель. Да, она рожала в сорок. Видимо, наследственное. Жаль, бабушка с дедушкой не дожили. Такие вот синхронные у нас ней были судьбы. Только у меня получались мальчики, а у нее – дочки.

Стоунз помолчала немного, хлебнула своего сока и продолжила:

– Отец сразу невзлюбил мужа Нэлл, Каспера. Но не мог наезжать на него, как на моего Тима. Всё-таки, формально, они принадлежали к одному поколению. Отец не боялся Каспера, не уважал его, но вынужден был держаться с ним, как с равным. Каспер же, всегда зарабатывал больше папы и смотрел на это все презрительно-насмешливо. Отца такая ситуация, естественно, бесила. Но на сестру он свой гнев не направлял… А после вторых родов она, почему-то, начала пить. Причём сразу очень сильно. Мы как-то упустили этот момент. Я разводилась, дома была боевая обстановка. Скандалы с мужем, младенец, ещё и маленький первый сын. И всё это под непрерывный гундёж отца: «Я тебе говорил». А Каспер был в эйфории от рождения второй дочки и просто ничего не замечал. Потом они с отцом обвиняли друг друга, дескать, это ты её довёл. Но было поздно. Женский алкоголизм…

– То есть, – сделала догадку Сильвия, – семья тёти ничем вам не помогала, когда отец заболел?

Стоунз вздохнула:

– Ничем. Нэлл пила и просто не воспринимала мир адекватно, а Каспер фактически остался один с детьми, хозяйством и работой. Конечно, за эти годы они несколько раз у нас всё же бывали, но неизменно это заканчивалась руганью и скандалами. Я ухаживала за отцом в одиночку, в ущерб воспитанию детей. Сайрус, мой старший, был уже достаточно большим, чтобы это понимать. А ведь дед еще их и не любил. Как же, Тимово отродье! Ну, я несколько раз срывалась, грозила, что брошу его. Он, в ответ, обещал завещать всё имущество сестре.

– А что за имущество, кстати? – спросил Ник, чувствуя, что они, наконец, подобрались к сути этой трагической семейной саги.

– Дом. – коротко ответила Диана. – Дом, в котором я живу с рождения. И мои дети, тоже. Для нас это место – родина. Не только дом, конечно. Те несколько кварталов в маленьком зелёном посёлке – пригороде Джексонвилла – где живут наши соседи, друзья мальчиков, стоят школы, где я училась, а теперь они. Начальная и средняя. Всё это очень много значит. Это – счастливое детство для моих сыновей. И я буду за него бороться.

– Выходит, вашему счастью что-то угрожает?

– Да! Я и пытаюсь объяснить, что. Однажды, в момент визита Твидлов, ну, Нэлл и Каспера, отец заставил меня привести нотариуса и при нём сказал, что напишет завещание на того, кто больше будет о нём заботиться. Но никаких бумаг подписывать не стал. Нэлл была пьяна, Каспер зол на всех, встреча опять превратилась в ссору. Но это был единственный случай, когда речь шла о наследстве при юристе. Она как бы обозначила круг возможных наследников. И при таком раскладе сил, дом, безусловно, отошёл бы мне. Любой сосед подтвердил бы, что за отцом ухаживала я. Тем более, что Твидлы на него тогда и не претендовали. Им было не до него. И не до нас с отцом. А он, до последнего, верил, что это не так. И грозил написать завещание на Нэлл, когда я на него сердилась.

– В конце концов, он так и поступил?

– Ему неожиданно стало намного лучше, и он сбежал из дома. Его разыскивала полиция, но не нашла. А через неделю он объявился сам и сказал, что написал завещание на меня, но спрятал его на Анноун-Ки. Если я очень захочу, то догадаюсь, где. Потом снова слёг и через месяц умер. Естественно, я не собиралась ничего искать. Зачем? Появление завещания не меняло диспозиции. Я же не знала, что есть второе.

– А когда узнали?

– Уже после похорон. Мы встретились с Нэлл в Лэйк-Сити. Случайно, обе приехали туда по родительским школьным делам. Хотя ей, конечно, приезжать не стоило, она и там напилась. Ну, я увела её в номер, и она рассказала про своё завещание. Отец и для неё приготовил шараду. Но Нэлл это наследство не интересовало. Даже если бы она нашла документ, всё равно не стала бы его использовать. В такой ситуации, что мне было скрывать наличие своего? А через год и её не стало…

Да уж, история для мрачной телевизионной драмы. Смерть за смертью. Было такое впечатление, что Стоунз специально пытается нагнать тоски на слушателей. Только вот, зачем?

– Алкоголь? – Сочувственно спросила Сильвия.

– Да. Удивительно, но внешне она выглядела прекрасно. Никто не давал ей пятьдесят. Однако, организм был полностью разрушен.

– Честно говоря, я не поняла, почему же она запила?

– Никто не понял. Хотя… Она побаивалась вторых родов. Не показывала этого, и никто из мужчин не догадывался, но я-то была в том же положении и чувствовала её тревогу. А ещё, Каспер очень хотел сына. Это не значит, что он недостаточно добр к дочкам. Для них он делает всё. Особенно сейчас, когда они остались без мамы. Но Нэлл понимала, что больше ей не родить… Может, из-за этого.

– Так почему вы начали искать завещание только сейчас? – бесчувственному Нику не терпелось перейти к сути, и он решил ускорить печальный рассказ, игнорируя гневный взгляд напарницы. – Как я понял, вашему наследству ничего не угрожает.

– Потому, что теперь угрожает. Каспер тоже ищет его.

– Ого! Лихой поворот! – в несвойственной для себя манере высказалась Сильвия. – Но какая ему от этого польза? Если он его найдёт, это только подтвердит ваш приоритет.

– Если он найдёт моё завещание, то сразу уничтожит. Потому что, скорее всего, уже нашёл своё. После смерти жены все её наследственные права перешли к нему. В тот день Нэлл была достаточно трезва, чтобы понимать не только, что она говорит, но и что я говорю. А потом, наверное, рассказала ему. Возможно, пока она была жива, Каспер не посмел бы так поступить, но теперь…

– Но как вы узнали об этом? Не в его интересах раскрывать свои планы. Тем более, вам.

– Моя лучшая подруга, Стелла, видела его на Анноун-Ки. У неё там маленький домик, изредка она приезжает туда. И во время последнего визита, две недели назад, издалека заметила Каспера. Какое-то внутреннее чувство подсказало ей, что не стоит подходить к нему и обнаруживать себя. Позвонила мне и рассказала. Я тоже сразу заподозрила неладное, хотя надеялась, что это может быть случайность. Но до отъезда, она ещё дважды его видела. А вот я сделала глупость. Позвонила Касперу сразу после этого и прямо спросила, что он ищет на острове. Он, естественно, всё отрицал. И что на острове был, и что завещание ищет, и что вообще о нём знает. Но после этого разговора он уже зал всё. И что я знаю, что он знает. Мне пришлось действовать без промедления…

– Зачем же ему ваш дом?

– Ему не дом нужен, а земля. В наших краях недавно объявились предприимчивые дельцы, которые хотят устроить там райский уголок для богачей. Такой квартал из сказочных домиков, какие есть в Сарасоте или Венисе. Но сначала им надо скупить участки. Большинство нынешних жителей не хотят уезжать и продавать свои дома, но скупщики очень настырные и цены всё время растут. Каспер просто продаст дом, как только поймёт, что стоимость достигла вершины.

– Может, у него совсем мало денег?

– У него контракт тысяч на сто в год. Много это или мало, решайте сами. У меня, например, тридцать пять. И, в наших краях, я – не самая низкооплачиваемая работница. А Каспер,… он давно уже живёт не для себя, а для дочек. Так что тут даже не в жадности дело, а в его безжалостности, что ли. Ведь он оставит меня и детей не только без дома, а фактически без родины. Но ему плевать на мою семью, хоть я ему и племянница. И я не собираюсь с эти мириться.

Я поехала в Таллахаси чтобы следить за Каспером. Но этот хитрец ничего подозрительного не делал. Вот тогда я и догадалась попросить о помощи частного детектива. Ваш коллега занял пост, я вернулась домой к детям, а через три дня получила сообщение, что Каспер отправился на Флорида-Кис. Мои худшие подозрения подтвердились, и я помчалась вслед за ним. К моему удивлению, он проехал всю гряду и поселился на Ки-Уэст. Пару дней он не вылезал из местных архивов, потом перебрался на Маратон…

– И что это значит? – Нику опять не хватило терпения выслушивать чересчур подробный рассказ.

– Отец не выжил из ума, когда спрятал завещание на острове, а потом рассказал мне. Того что я знаю о нём, о себе,… вообще знаю, должно быть достаточно, чтобы догадаться, где искать. Если бы он не отбил у меня охоту разгадывать ребусы в детстве. Конечно, это должна быть сложная, длинная цепь рассуждений, но выполнимая. Для того, кто на такое способен.

– Так вы хотите, чтобы это сделали мы?! – оживилась Сильвия.

– Нет. – Диана покачала головой. – Подождите, до вашей роли дело ещё дойдёт. А вот Каспер Твидл свою загадку уже разгадал. Он нашёл завещание на Нэлл. Это значит, он понял принцип, по которому отец строил свои квесты. С моим завещанием ему будет трудней, но успех – только вопрос времени. Я даже думала, что он уже обо всём догадался, когда арендовал на Маратоне скоростной катер и уплыл на Анноун-Ки. Второго такого судна я сразу не нашла, да и бессмысленно было гнаться за ним по открытой воде, он сразу же заметил бы погоню. Я поехала туда по мостам, естественно добралась намного позже, в надежде хотя бы пересечься с Каспером и убедить его не уничтожать мое завещание. Но он ничего там не нашёл. Мы не общались и вовсе не виделись, но мне удалось довольно долго за ним следить. Оказалось, что у него даже помощники есть. Они до вечера копались в тамошних зарослях, но ушли, вернее, уплыли ни с чем.

На следующий день Каспер перебрался к вам на остров. Здесь полно архивов, хранилищ и других источников информации, нужной для разгадки. Уже отсюда он однажды плавал на Анноун-Ки, но, к счастью для меня, тоже безуспешно. И, вот тогда, я поняла, что мне тоже нужны помощники. И вспомнила, как мне помог частный сыщик в Таллахаси. Это было дорого, но действенно. Поэтому, я обратилась к вам.

– Если не надо разгадывать ребусы вашего папаши, чем же мы вам поможем?

– Ребусы пусть разгадывает Каспер. Я не могу разорваться. Мне надо быть здесь, чтобы следить за тем, что он делает, и где. Если я буду посещать те же места, изучать те же документы, то, кто знает, может и пойму ход его мысли. Но, когда он отправится на другой остров, я уже не успею вперёд него.

– Понял. Что ж, давайте поступим так: Сильвия останется с вами и поможет решать головоломку, а я посижу на Анноун-Ки и подожду Каспера там. Если он объявится, задержу его или не позволю уничтожить найденный документ. Вот только не помню, там есть гостиницы?

– Нет. – Диана покачала головой. – То есть, и гостиниц там нет, остров слишком мал. Но это не беда, жить можно в домике у Стеллы. «Нет» в другом смысле. Мне нужно, чтобы туда отправились вы оба.

– Это ещё почему? – настороженно спросила Сильвия и, украдкой, кинула взгляд на Ника.

– Во-первых, мне нужно чьё-то присутствие там не только, чтобы задержать, в случае чего, Каспера. Требуются специалисты-розыскники, которые могут профессионально осмотреть остров и найти подозрительные места. Всё, что угодно, могущее таковым показаться. И рассказать мне. Возможно, сопоставив эти данные с тем, что узнаю, следя за Каспером, я догадаюсь, где завещание. Но остров большой, а времени может быть мало. Вдвоём у вас будет больше шансов успеть. Во-вторых, Каспер очень осторожен и осмотрителен. Не исключено, что и он кого-то из помощников направил туда с той же целью. Кто знает, вдруг он обнаружил мою слежку. По крайней мере, в первый день, пока один из вас будет обследовать остров, другой должен будет проследить, нет ли слежки за вами. Ну, и, в-третьих, сейчас учебный год…

– А это-то при чём?!

– Сразу видно, мистер Слотер, что детей у вас нет. А у меня есть. И во время учёбы я не могу отправить их в какой-нибудь лагерь. Поэтому сейчас с ними сидит моя подруга. Всё та же Стелла Вачревски. Видите, сколько всего она для меня сделала? Обнаружила Каспера, предоставила свой дом для наших дел, присматривает пока за моим, да ещё детей к себе взяла, на неопределённый срок. Ей это даже в радость, она женщина одинокая, художница, мотается по континенту от Юкона до Юкатана, поэтому понянчится с чужими детьми любит. И они её – тоже. Но злоупотреблять этим нехорошо. И если уж она просит убраться в её домике, это надо сделать сразу. Неизвестно, что нас ждёт в дальнейшем. Вот почему присутствие вас обоих, и, в особенности, мисс Жирар, очень желательно.

– Вам хочется, чтобы мы там полы помыли? Или постирали занавески?

– Ну, это уж вам решать. Вселитесь, осмотритесь и поймёте, что там надо делать. Я сама туда не наведывалась уже лет пять. Вообще, Стелла очень чистоплотная. Если она просит убраться, это не значит, что в доме помойка. Пропылесосить, окна протереть. Ради вашего же удобства и комфорта. Она уже обещала, что позвонит соседям и предупредит о приезде своих коллег.

– Коллег?

– Ну да, молодые художники забираются в самую глушь, в поисках вдохновения и новых впечатлений. Чем не прикрытие? Вы – такая импозантная пара!

– Пара!? – мгновенно взвилась Сильвия. – Ну, уж нет! С меня достаточно. Я больше не хочу быть женой Слотера.

– Вот не любит она эту роль. – развёл руками Ник. – В эпизоде ещё ладно, но на несколько дней… Там много зрителей будет на нашем представлении?

– Вряд ли… Я действительно давно не бывала у Стеллы на острове, но, в последний раз, за выходные видела человека четыре соседей, не больше. Да, и с ними не очень-то общалась. А ведь я с детьми была, они не только по участку носились, но и по улице… Ну, не хотите быть супругами, придумайте другую легенду, вы же профессионалы в этих делах. Только сегодня, чтобы я успела Стеллу подготовить.

– Сегодня? – насторожился Ник. – А почему…

– Ладно, Ник, – сказала Сильвия, выкладывая на стол планшет из сумочки – иди сюда. – и постучала левой ладонью по скамейке рядом с собой.

– Это ещё зачем? – не понял Слотер, но всё-таки поднялся.

– Садись. – она оглянулась на закат.

Ник послушно опустился на скамью рядом с напарницей.

– Да ближе садись, я не кусаюсь, ты же знаешь.

– Ну, я всякую тебя знаю… – Ник всё же прижался к ней плечом.

– Вот умница, весь свет загородил. Теперь на экране хоть что-то видно. – Ник обнял её за плечи. – А вот от этого уже никакой пользы. – Сильвия аккуратно убрала руку.

– Вот так всегда с ней. – сказал Ник Стоунз через голову Сильвии. Та лишь покачала головой.

– Ну, вот он, остров Анноун-Ки. – Сильвия несколько раз укрупнила масштаб.

– Всё, верно. – подтвердила Стоунз. – Шоссе проходит по самому берегу в узкой части острова. Там автозаправка, магазины, причал, вертолётная площадка даже. Дальше идут богатые кварталы. Это где улицы чередуются с каналами, чтобы к дому можно было добраться и на машине, и на катере. Домов сотни полторы, от силы две. А потом остров начинает повышаться, и…

– Точно! – перебил её Слотер. – Вспомнил. Анноун-Ки – скалистый остров. Таких только два в гряде, где есть возвышенности. Я всё никак не мог понять, почему название знакомо.

– А второй? – зачем-то спросила Сильвия.

– Наш Ки-Мэрайя. Вон же холмы!

– Что ж, меня радуют ваши познания в здешней географии, но давайте вернёмся к делу. На верхней части острова только четыре квартала. Там живут те, кто победней, и готов терпеть отсутствие моря в шаговой доступности. Далее, вплоть до высокого, противоположного от шоссе, берега – лишь заросли. Кусты, деревья, высокая трава. Я думаю, что завещание спрятано где-то там. И Каспер там рыскает. Дом Стеллы на самом краю жилой зоны.

– Приличная площадь. Акров сорок, а то и больше. А почему вы уверены, что не в жилых кварталах?

– Ну а как бы старик это сделал? Я имею в виду, залез на чужой участок, а тем более в дом. Это и молодой-то не всякий рискнёт.

– Хм… Задача ясна. Ну, а как с оплатой?

– Как я и говорила. Восемь тысяч на четыре дня. Если всё к вечеру вторника не закончится, то буду доплачивать ещё по тысяче в день. Но не думаю, что до этого дело дойдёт.

– Четыре дня… Вторник… – Ник мысленно позагибал пальцы. Результат его не порадовал. – Вы хотите, чтобы мы начали завтра?

– Идеально было бы сегодня, но я понимаю, что…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю