332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Протоиерей (Торик) » Русак » Текст книги (страница 5)
Русак
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:26

Текст книги "Русак"


Автор книги: Александр Протоиерей (Торик)






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц)

– Быстро они, однако! – бросил на ходу Сергей, закидывая в рюкзак самые необходимые, по его мнению, вещи. – Ну как, ты готова?

– Вот, перелила! – девушка показала Сергею наполненный термос.

– Тогда, по коням: нас ждёт деревенский покой и всякая, там, красота природы! – попытался поестественней улыбнуться Серёга.

– Я готова, Серёжа, – спокойно ответила Даша, глядя ему в глаза взрослым серьёзным взглядом, – я готова!

– Тогда я пошёл к соседу, собаку на сохранение отводить!

Через пять минут машина Сергея выезжала в направлении МКАДа.

ГЛАВА 13. ШОПИНГ

– Итак! Выводы, Шнурков! – полковник Хрюнов вытер носовым платком потный загривок и блестящую от пота лысину. – Выводы на настоящий момент!

– Выводы неокончательные, Анатолий Михайлович, но близкие к ста процентам вероятности, – Шнурков полистал бумаги в папке. – Прокачав линию убитого Михалевича, находившегося с мая позапрошлого года в федеральном розыске за убийство, удалось получить от военной прокуратуры данные по нему и его преступлению. Вояки прокурорские были счастливы получить труп Михалевича и закрыть дело об убийстве им в армии полковника Мурзаева, теперь у них одним висяком меньше! Также я связался с частью, в которой служил Михалевич и получил сведения по нему и его окружению. Сам Виктор Денисович Михалевич, старший лейтенант спецназа ГРУ, выпускник N-ского военного училища, отличник огневой и боевой подготовки, снайпер разведгруппы, прозвище, оно же и позывной – «Кукарача». Чемпион части и округа по стрельбе из пистолета и снайперской винтовки, со слов сослуживцев, вообще уникальный стрелок. Это стало отправной точкой в поисках подозреваемого в убийстве самого Михалевича и находившихся с ним…

– Короче, Шнурок! Кто мог завалить этого Кукарачу?

– Исходя из предпосылки, что такой профессионал, как Михалевич, к тому же вооружённый автоматическим пистолетом Стечкина, мог быть застрелен либо из засады, либо стрелком, как минимум, не менее квалифицированным, чем он сам, я проверил все материалы обследования места преступления. Поскольку данные обследования места преступления говорят об отсутствии засады, и пуля, извлечённая из тела Михалевича, соответствует одной из трёх гильз от «ТТ», найденных на месте преступления…

– Ещё короче!

– Короче, из потенциальных кандидатов есть только бывший сослуживец Михалевича, командир его разведгруппы майор в отставке по ранению Русаков Сергей Валерьевич, прозвище и позывной «Русак», чемпион по стрельбе из пистолета и по офицерскому пятиборью, имеющий две квартиры в Москве, проживающий в частном доме в посёлке Новопеределкино, владеющий автомобилем «Паджеро Спорт» с номерным знаком «,,,,», увлекающийся рыбалкой и выезжающий с этой целью преимущественно на водохранилища и реки О-ского района Московской области, в том числе и в район села Томилкино, близ которого и находится место преступления. Мотивы преступления не понятны, версия криминальной разборки маловероятна, скорее, какие-то армейские счёты, присутствие на месте преступления тела умершего от кровоизлияния в мозг директора областного детского дома № 14/61 Чиркина тоже пока не находит себе объяснения. Убитый Хамзатов и его охранник Шмутко…

– Это не важно! Где сейчас этот Русаков?

– Русаков скрылся на своём автомобиле в неизвестном направлении. Обыск, произведённый в его новопеределкинском доме, извиняюсь – без официальной санкции…

– Плевать!

– Обыск показал, что с ним в доме, возможно, была молодая женщина, ростом около ста семидесяти сантиметров, худощавая, судя по одежде, оставленной ею сушиться под навесом для автомобиля, со светлыми волосами, несколько из которых найдены нами в кресле на веранде дома. Судя по обстановке в доме, Русаков и его спутница покинули дом впопыхах, примерно за полтора часа до прибытия туда моей оперативной группы. Сотрудники областного ГИБДД оповещены о номере и марке автомобиля, на котором скрылся подозреваемый, его фотографии разосланы на все стационарные посты ДПС.

– Хорошо, Шнурок, молодец! – полковник с довольным видом встал из-за стола. – Держи меня в курсе событий по этому делу, помни, важен только Русаков, в остальное пока не лазь! Как только по Русакову поступит новая информация сразу звони мне на личный мобильный, понял?

– Понял, Анатолий Михайлович, только…

– Что только?

– Ну, «молодец» это, конечно, приятно, но…

– На, держи! – бросил несколько стодолларовых купюр на стол Хрюнов. – Тебе и твоим парням. Работайте, это аванс!

– Так точненько, работаем! Не покладая сил, Анатолий Михайлович! – радостно сгребая купюры, залебезил Шнурков. – Как только – так сразу!

– Машину мне! – бросил в трубку внутренней связи полковник.

– Слушай, Дашутка! – Сергей гнал машину по левой полосе МКАДа. – Тебя бы приодеть надо! А то твои одёжки мы впопыхах забыли, да и уже не по сезону они! А в моей обмундировке ты, конечно, классно выглядишь, но совсем уж по-туристически! Сейчас скоро гипермаркет будет, последний большой из Москвы, давай заедем и приоденем тебя малость!

– Хорошо, как скажешь, Серёжа! – отозвалась девушка, посмотрев на него улыбающимися голубыми глазами.

– О! Вот и приехали, – Сергей включил поворотник и, перебравшись на правую полосу, начал притормаживать, готовясь к повороту на стоянку гипермаркета.

– Вылезаем! – машина остановилась на громадной площади автостоянки около растянувшегося на полкилометра ангара универсального торгового центра. Сергей вынул из данного ему Михой свёртка пистолет, проверил наличие патронов в магазине, сунул пистолет за пояс и прикрыл его джинсовой курткой. Запасные магазины разложил по боковым карманам камуфляжных штанов, накинул через плечо ремень сумки с кошельком и документами, своими и Дашиными, поставил машину на сигнализацию и, взяв девушку за руку, направился к входным стеклянным дверям.

– Ой, Серёжа! Какой большой магазин! Я в таком никогда не была! – поражённо огляделась Даша, когда они оказались внутри торгового комплекса.

– В жизни всё когда-нибудь бывает в первый раз! – улыбнулся Серёга. – Давай на плане посмотрим, где тут у них женская одежда! О! Да тут её полно! – воскликнул он, обнаружив на плане длинный список бутиков в разделе под заголовком «Одежда для женщин». – Ладно, пойдём по порядку! Начнём вот с этого конца!

– Серёжа! – Даша придержала Сергея за руку, когда они проходили мимо бутика женского белья, и смущённо опустила глаза. – Мне бы в этот магазин тоже надо…

– А! Ну да! Прости, тормознул головой, – спохватился Серёга. – Возьми кошелёк, выбери там сама, что тебе надо, я посижу здесь. – Он показал на банкетку рядом с небольшим фонтаном.

– Ты только не уходи никуда, ладно? – Даша испуганно оглядела наполненное снующими посетителями гипермаркета пространство вокруг. – Я боюсь потеряться!

– Ничего не бойся, Дашонок! – Сергей успокаивающе погладил её по руке. –Я буду сидеть здесь и видеть тебя через стеклянную стенку.

– Хорошо, я быстро! – девушка нырнула в открытые двери бутика.

Однако Сергей даже не успел расположиться как следует на банкетке, как Даша показалась обратно в дверях с широко открытыми от страха глазами.

– Серёжа! Пойдём отсюда! Там всё такое дорогое! Я не представляла, что это может так много стоить!

– Так, Дарья! – взял на себя командование Серёга, вставая с банкетки и направляясь к дверям бельевого бутика. – Времени у нас нет, чтобы искать, где подешевле, поэтому пошли вместе, сейчас разберёмся!

– Ой! Серёжа! Мне неловко, что ты туда со мной зайдёшь! – Даша, покраснев, потупила взор.

– Пошли, нашла чего стесняться, стесняться нужно только подлости и вранья, – Сергей решительно ввёл девушку в магазинчик и направился к прилавку с кассой, за которым томно дефилировало благоухающее духами, ярко раскрашенное создание.

– Девушка! Мне вот на неё, – Сергей показал на сгорающую от смущения Дашу, – надо трусиков несколько штук и лифчиков!

– Бюстгальтеров! – окинув Сергея взглядом королевы, снисходительно поправила его продавщица. – Вам бельё какой фирмы? Французское, итальянское? Есть «Dim», «Baci lingerie», «Calvin Clein», «Incanto»! Вам комплектами или раздельно?

– Так, красавица, давай-ка каждой фирмы, что ты назвала, по два комплекта, – Серёга посмотрел на продавщицу взглядом командира разведгруппы, – и отдельно трусиков, тоже каждой фирмы, по паре штук, и в темпе марш-броска, пожалуйста!

– Вы представляете, сколько это будет стоить? – ещё раз окинув теперь уже удивлённым взглядом прикид покупателей, спросила продавщица.

– Красавица! – с нотками стали в голосе произнёс Сергей. – Мне некогда представлять, радиатор закипает, товар в пакет – бегом марш!

«Красавица», почуяв шестым чувством, что лучше выполнять команду беспрекословно, моментально заполнила большой фирменный пакет упаковками с указанным бельём, приняла деньги, выдала сдачу и облегчённо выдохнула, глядя в спины покидающих бутик спецназовца с девушкой.

– Ух! Ну ты и строгий, Серёжа, оказывается! – приходя в себя от смущения, выдохнула на ходу Даша, держа в руках большой пакет с предназначавшимися ей обновками. – Что я теперь буду со всем этим делать?

– Носить и радоваться! – Сергей уже углядел своим острым взором другую витрину с выставленными в ней манекенами, изображающими стильных молодых леди. – Нам сюда! Вот здесь, смотри!

– Серёжа! – растерянно проговорила Даша, войдя в большой зал, сплошь заставленный вешалками с разнообразной одеждой, и изумлённо оглядываясь в окружающем её одёжном изобилии. – А что мне смотреть-то надо?

– Я могу вам быть чем-нибудь полезна? – словно из ниоткуда возникла рядом с Сергеем и Дашей среднего возраста, с внимательным взглядом продавщица. – Вам помочь что-нибудь выбрать?

– Да, конечно! – откликнулся Сергей. – Будьте любезны, помогите мне приодеть сестрёнку! Что-нибудь повседневное, практичное, что-нибудь спортивного типа и какое-нибудь платьице понарядней!

– Цена имеет значение?

– Имеет значение качество и время, мы немного торопимся!

– Никаких проблем! Как вас зовут, милочка?

– Даша! – всё ещё ошалело озираясь вокруг, ответила девушка.

– Пойдёмте, Дашенька, вон к тем примерочным, сейчас мы вам всё подберём!

– Виолетта! – обратился Сергей к продавщице по имени, написанному на золочёном бейджике, приколотому к её жилету. – Присмотрите, пожалуйста, за девочкой, я отлучусь в спортивный отдел ненадолго!

– Не беспокойтесь! С ней всё будет в порядке! Дашенька, вам какой цвет джинсов больше нравится: серый, голубой, коричневый? – приобняв Дашу за плечи, продавец-консультант Виолетта повела девушку в сторону примерочных.

– Серёжа! Ты недолго, да? – обернулась к Сергею Даша.

– Шустрой мышью! – улыбнулся в ответ Серёга и вынырнул из бутика.

ГЛАВА 14. ПРИГОВОР

– Вай! Анатолий Михайлович, дорогой! Я всегда чувствовал, что мы найдём точки, в которой пересекаются взаимные интересы, и окажемся весьма полезны друг другу!

– Мой интерес прост, Мурад! Доля в бизнесе, стабильная часть в прибылях! – полковник смотрел в глаза кавказца жёстким, холодным взглядом. – Все эти одноразовые и временные бабки меня больше не устраивают! Я готов работать только за долю в бизнесе!

– Это мудрый подход, уважаемый! Я бы сказал, современное экономическое мышление! – взгляд Мурада был подстать взгляду полковника, только ещё что-то звериное, волчье, иногда посверкивало в уголках его чёрных блестящих глаз. – Я могу предложить половину доли Джабраила! Мы с ним имеем по половине этого бизнеса, соответственно, двадцать пять, даже тридцать процентов от общей суммы я могу предложить вам, уважаемый полковник!

– Почему не всю его долю?

– Минимум двадцать процентов я должен отдать людям, что будут прикрывать меня от проблем, которые возникнут с притязаниями на бизнес со стороны родственников Джабраила. К сожалению, это неминуемая плата за реорганизацию бизнеса!

– Реорганизацию? – ухмыльнулся Хрюнов. – Вот, бл…, слово ведь какое культурное! Хрен с ним! Пусть будет реорганизация! А как насчёт доли во внутреннем, втором бизнесе, Мурад?

– О чём ты говоришь, уважаемый? – в глазах Мурада вспыхнула тревога. – Какой такой второй внутренний бизнес?

– А тот, про который даже Джабраил не знает, только ты! Да ещё я, вот, разнюхал! Про пакеты с белым порошком, которые в упаковках с кожаными куртками провозят, потом у тебя на складах разгружают и оптом реализуют! Как насчёт доли в этом бизнесе, Мурад? Думаю, там бабки посерьёзней, чем в кожаном барахле, крутятся?

– Вай! Анатолий Михайлович! Раз уж ты про этот бизнес узнал, тогда знай и то, что в этом бизнесе моя доля всего десять процентов – за трафик и временное хранение! Тут других людей деньги крутятся, таких, что нам с тобой и не знать лучше!

– А нам знать лишнего и не надо, Мурад! – полковник откинулся в кресле, пальцы его ритмично перестукивали по подлокотнику. – Только раз их товар на твоих фурах и под охраной моих ребят возят, значит, и мы в этой теме не самые последние винтики! Не то обходились бы и без нас, своими каналами! А так – могут и ещё на десять процентов подвинуться, мы же с тобой на ровнях идём, так, Мурад? Так что ты поговори с этими «большими пацанами», скажи – новый акционер в долю просится, нужный для бизнеса акционер, очень нужный!

– Что же, поговорю, Анатолий Михайлович! Думаю, твои аргументы будут убедительными для всех! Тем более что при твоём участии этот бизнес может быть и расширен, с соответствующим увеличением прибылей!

– С этим разобрались! Буду ждать ответа! – полковник вынул из кейса папку с делом. – А теперь давай решать, что с Джабраилкой делать будем? У меня информация по его стрелку уже есть, это профессионал – разведчик спецназа ГРУ, думаю, скоро мне и лёжку его достанут. Девка, скорее всего, тоже с ним вместе!

– Вай! Это хорошо, Анатолий Михайлович! Пусть Джабраил пока думает, что это азиаты под его бизнес копают! И трезвонит об этом среди родни, как он всегда делает, словно баба! Нужно, чтобы этот стрелок вместе с девкой пропали, исчезли навсегда! Тогда и Фатих с Джабраилом рассорится окончательно, и тема азиатов уже не опровергнется никем! И если Джабраила найдут расстрелянным на дороге в машине, пусть его родня, а там, поверь мне, тоже не все простые, решает: азиатов или Фатиха в этом обвинять! Ну а со следствием по его убийству ты, я думаю, всё сделаешь как надо!

– А если Фатих и впрямь контракт расторгнет? От кого кожу возить будем?

– Вай! Уважаемый полковник! Таких Фатихов пол-Турции к нам прибежит, шить не велика мудрость, важно продать! Да и ты уже сам знаешь, что не с кожи основные деньги идут…

– Ох и коварный вы народ, кавказцы! – покачал головой Хрюнов. – Как ты, однако, всё премудро рассчитал! Был Джабраил и нет Джабраила!

– Ничего личного, только бизнес, как говорится в одном великом американском фильме! Наши народы небольшие по сравнению с вами, русскими, и там, где вы массой давите, нам головой работать приходится! Исторически обоснованная эволюция, уважаемый!

– Эволюция, однако! – полковник убрал папку в кейс. – Только, Мурад, торпеды ты отправляешь! У меня таких специалистов нет, чтобы грохнуть, а потом и самим, если понадобится, исчезнуть! Розыск мой, рулёжка следствием моя, а уж киллеров ты среди своих «зелёных братьев» доставай!

– Вай! С этим нет проблем, Анатолий Михайлович! Кавказская война нам столько специалистов наготовила! Кроме как убивать и умирать, ничего не умеют! Но уж что умеют, то умеют как следует! Значит, по всем вопросам договорились? По рукам, уважаемый Анатолий Михайлович?

– По рукам, Мурад! Только «братом» меня не назови, а то у вас как братом назовут, так жди кинжала в спину!

– Зачем братом! Компаньон!

– Ну, пока, до связи, компаньон! Готовь торпеды!

– До связи, дорогой! Приготовлю!

Хрюнов вышел. Мурад взял телефон, набрал номер.

– Алло! Ассалам алейкум, Умар!

– Ва-алейкум ассалам, Мурад!

– Дело есть, надо поговорить, Умар!

– Приезжай, куда обычно, Мурад!

– Сегодня в девять, хорошо?

– Жду в девять, Мурад!

– Хорошо, в девять буду!

– Алло! Валентин! Здравствуй, дорогой! Джабраилу, если приедет вечером, скажи – Мурад новую женщину встретил, с огненными очами! Пусть не ждёт меня сегодня в клубе! Дай тебе Аллах всякого благополучия, Валентин!

– Серёжа! Это тебе нравится? – Даша робко стояла в распахнутых шторах, только что закрывавших вход в кабинку примерочной. На ней было тонкое изящное платье цвета морской волны, лёгкое, опускающееся чуть ниже колен, с небогатой, но элегантной отделкой из искусственного речного жемчуга. Волосы её были окутаны дымкой тонкого шарфа, такого же нежного оттенка, как и платье, на ногах были надеты маленькие лёгкие туфельки на невысоком каблучке, синие, с маленькими пряжечками из такого же, как на платье, жемчуга. Её тонкая гибкая фигурка деликатно обрисовывалась этим платьем, широко открытые голубые глаза углубились и засверкали в обрамлении дымчатого шарфа, выбивающиеся из-под него пряди белокурых волос, словно дизайнерскими кистями, обрамляли грациозную девичью шейку.

Серёга обомлел.

– Ба-лин! Вот это да!... – всё, что смог из себя выдавить поражённый неожиданным зрелищем спецназовец.

– А то! – довольно подмигнула Даше Виолетта. – Милочка, ты просто фотомодель!

– Ой! – испуганно вздрогнула Даша. – Пожалуйста, не называйте меня этим словом!

– Хорошо, хорошо, деточка, – успокаивающе коснулась её плеча продавщица, – просто Принцесса! Вы согласны? – обернулась он к пребывающему в ступоре Серёге.

– Не то слово! Виолетта, вы волшебница!

– Уж больно «исходный материал» хорош, – удовлетворённо улыбнулась Виолетта. – Теперь вашу «сетрёнку» хоть на кремлёвский приём отправляй или на «красную дорожку» в Канны! Дашенька, вы в этом платьишке пойдёте или в джинсовом комплектике?

– Я, я, наверное, лучше в джинсах поеду и в кофточке, которую вы мне подобрали!

– Хорошо, милочка, сейчас я вам всё остальное упакую! А вы, – она обернулась к Сергею, – готовьтесь к новым потрясениям! В джинсовом варианте Даша не менее восхитительна!

– Типа, понял! – вздохнул Серёга. – Готовлюсь! Вот, возьмите сумку спортивную, я её только что в туристическом отделе купил, туда можно Дашину одёжку, в которой она приехала, положить и всё, что она не наденет!

– Отлично, – сказала Виолетта, – давайте вашу сумку, пусть у девочки в новой одежде начнётся новая жизнь, тоже красивая и светлая!

– Дай Бог! – произнёс Сергей и удивился собственным словам.

– Мне так неловко, Серёжа! – шепнула Сергею Даша, когда они, выйдя из одёжного бутика, шли по длинному, широкому, как улица, коридору торгового центра, обрамлённому с обеих сторон стеклянными дверями и витринами бутиков и магазинчиков. – Мне кажется, что все на меня смотрят, особенно мужчины!

Даша шла в серо-голубых джинсах из тонкого денима, серовато-бежевой вязаной кофточке из тонкой пряжи и лёгких мокасинчиках из серой замши.

– А что же на тебя не смотреть, – улыбнулся в ответ Серёга, – если ты такая красавица!

– Но ведь я и раньше была такая же, как сейчас! Я просто надела другую одежду!

– Так люди и видят, прежде всего, одежду, – ответил Сергей, – они же не знают, что ты и душой такая же красивая!

– Серёжа, ты неправду говоришь, – смутилась Даша, – я просто неразвитая детдомовская девчонка, которая и в магазин-то такой в первый раз попала, и всего везде боится! Если бы не тётя Виолетта, я бы никогда не смогла так красиво всё подобрать!

– Это её профессия, – ответил Сергей.

– Она ещё и человек хороший, Серёжа, – горячо отозвалась Даша, – она очень по-доброму ко мне отнеслась, от души! Не так, как в бельевом отделе…

– Ну что же, продавщицы тоже разные бывают! – Сергей пропустил Дашу впереди себя в автоматически открывшиеся входные двери. – Так, где там наша машина?

И вдруг замер.

– Стоп, Даша! Не смотри в ту сторону! Медленно повернись ко мне, идём обратно в магазин!

Около Серёгиной машины стоял полицейский «Форд Фокус», один из полицейских заглядывал внутрь внедорожника сквозь боковое стекло, другой разговаривал с кем-то по рации.

ГЛАВА 15. БЕГСТВО

– Думаю, тебе придётся нанять нескольких бойцов, Мурад! – благородного обличья пожилой кавказец погладил аккуратно подстриженную седеющую бороду. – Такой профессионал, как этот твой Русак, непростая цель! Надо будет подобрать сильную группу опытных бойцов, это будет недёшево стоить!

– Вай, Умар! Разве я когда-нибудь торговался с тобой? – почтительно-удивлённо отозвался Мурад. – Ты говоришь цену, я кладу на стол деньги!

– Хорошо, Мурад! Я приготовлю людей, и, как только ты дашь мне информацию о цели – имя, желательно фотографию, место, где цель находится, – люди поедут туда и сделают свою работу. Этих людей тебе знать не нужно, будешь иметь дело только со мной. Когда ты дашь мне информацию о цели?

– Не могу сказать точно, Умар! Как только цель засекут менты, они сдадут её мне, а я сразу передам информацию тебе!

– Хорошо, Мурад!

– Есть ещё одна цель, Умар, только для неё не нужен опытный киллер, достаточно человека, способного держать в руках оружие, который потом исчезнет сам и никогда никому не доставит проблем!

– Тебе нужен «одноразовый киллер», Мурад?

– Именно так, Умар, какой-нибудь бомж, наркоман, которого не жалко терять…

– Есть у меня такой человек, Мурад, – русский! Он воевал срочником во Вторую федеральную кампанию против Ичкерии, попал к нашим в плен, со страху отрёкся от своих, признал себя мусульманином и стал воевать на нашей стороне!

– А он не захочет сдаться властям?

– Он знает, что у нас есть видео, как он расстреливает пленных русских солдат, у него нет дороги к своим, его не простят. Недавно его привезли в Москву для одной работы, но я могу использовать его в твоих целях, Мурад! Он слишком много употребляет наркотиков в последнее время, я думаю, что его надо использовать сейчас, скоро он может стать совсем ни на что не годным! Он сделает свою работу и сам пропадёт, Мурад! Кто вторая цель?

– Вторая цель – Джабраил!

– Твой компаньон? – кавказец с благородным лицом приподнял бровь и взглянул в глаза Мураду.

– Мой компаньон, Умар! Он стал мне мешать в бизнесе, я могу потерять большие деньги из-за его действий, потерять доверие других компаньонов, которые очень важны для моего бизнеса!

– Мне не нужно знать ваших отношений, Мурад! Это твоё решение, как поступать с твоими компаньонами или кем-то другим, для моего бизнеса это неважно. Ты называешь цель, платишь деньги и получаешь сделанную работу! Когда Джабраила нужно будет убрать?

– Как только начнётся работа по первой цели, Умар!

– Хорошо, Мурад! Я приготовлю людей и буду ждать от тебя сигнала, когда начинать работу!

– Договорились, Умар! Тебе нужен аванс или отдать сразу все деньги за работу вперёд? – Мурад потянулся рукой к внутреннему карману пиджака.

– Ненужно, деньги отдашь после сделанной работы, как обычно.

– Тогда я прощаюсь с тобой, Умар! Жди от меня сведений в ближайшее время!

– До связи, Мурад, буду ждать!

Мурад встал с дивана, на котором он сидел во время разговора с Умаром, пожал руку хозяину дома и вышел из комнаты. Умар взял в руки маленькую рацию:

– Леча! Приведи ко мне Якуба, Магомеда и Эдика-Латыша! Пошли Зелимхана к Ахмеду, пусть перестанет давать наркотики Ваське, он скоро понадобится! Пусть его немного поломает!

– Что случилось, Серёжа? – Даша обеспокоенно вцепилась в Серёгино предплечье.

– Кажется, нам уже сели на хвост… – ответил Сергей, быстро оглядывая пространство вокруг и лихорадочно обдумывая пути отступления.

– Сели на хвост? – не поняла девушка.

– Скажем так, преследователи вышли на наш след! – поправился Сергей. – Очевидно, гайцы или ППС-ники обнаружили мой автомобиль, уже заявленный в розыск, и сейчас докладывают об этом начальству. Надо срочно уходить отсюда, пошли вон туда!

Сергей быстро двинулся, увлекая за собой встревоженную девушку, ко второму выходу, расположенному с противоположной от автостоянки стороны здания. Быстро оглядев пространство за стеклянной стеной с автоматическими дверями и не заметив явных признаков опасности, Сергей вывел девушку наружу и, смешавшись с толпой направлявшихся к фирменному автобусу гипермаркета покупателей, приблизился к проезжей части перед входом в торговый центр. Внезапно почти прямо перед Сергеем, чуть-чуть не доехав до автобусной остановки, с металлическим писком стёршихся тормозных колодок, резко остановилась видавшая виды четвёрка, с затонированными окнами и бесшабашным «джигитом» за рулём. Выпустив из недр машины пожилую, скромно одетую супружескую пару, джигит начал складывать в кошелёк, видимо, полученные от пассажиров смятые десятирублёвые купюры, расправляя бумажки и покачивая головой под льющуюся из дешёвой автомагнитолы бойкую мелодию лезгинки.

Серёга мгновенно подскочил к водительскому окну.

– Свободен, шеф?

– Свободен! Садись, дорогой! Куда едем?

– Я покажу, – бросил Сергей, открывая заднюю дверь и заталкивая туда девушку вместе с набитой вещами спортивной сумкой. – Сейчас налево и на трассу, в сторону Твери, – указал он рукой водителю по направлению к выезду от торгового центра.

– Как далеко ехать? Сколько денег заплатишь? – поинтересовался «джигит», трогаясь резким рывком с места.

– Ехать недалеко, заплачу, сколько сам попросишь! – ответил Сергей, устраиваясь в неудобном жигулёвском кресле.

– Вот это харашо! Ты хароший клиент! – улыбнулся Сергею черноволосый небритый водитель. – Я по-честному попрошу: не бойся!

– Я не боюсь, – вздохнул Серёга, – отвык бояться…

Гремя лезгинкой, машина вырулила на трассу и понеслась вдаль от первопрестольной.

«Почему стоишь в черкеске? Потому что я черкес!

Почему кинжал твой острый? Он врагам головорез!

Отчего ты сердцем в небе? Оттого, что в сердце – бес!

Почему ты смотришь гордо? Потому что я черкес!»

– Простите, пожалуйста! – Даша осторожно наклонилась вперёд с заднего сиденья. – А вы настоящий черкес?

– Нет, уважаемая! – засмеялся в ответ водитель. – Я даргинец, из Дагестана, из Махачкалы! Пачему ты спрашиваешь?

– Песня такая… «головорез… в сердце – бес»…

– Да что ты, уважаемая! – ещё больше засмеялся водитель. – Какой там бес! В сердце одно желание – денег заработать, семью прокормить! Видишь, сюда к вам приехать приходится зарабатывать, у нас там очень плохо с работой! Это ненастоящая кавказская музыка, это так, папса! Это как у вас «Ранетки» или «Виа-гра»! Ваша русская музыка народная тоже красивая, душевная, настоящая, а то, что по радио и по телевизору крутят, – это не настоящая, это папса! Наша настоящая музыка тоже красивая, тоже душевная!

– А зачем вы её тогда слушаете? А не настоящую музыку?

– Настоящую музыку здесь слушать нельзя, душа болеть будет, домой проситься! В машине надо такую, чтобы подхлёстывала, чтобы уснуть не давала! Вот как этот «Черкес» идиотский! Домой приеду с деньгами, там настоящую буду слушать!

– Вот здесь останови! – Сергей показал на небольшой придорожный рынок, раскинувшийся между деревьями на окраине маленького сельца. – Тут, перед автобусной остановкой!

– Пажалуста, уважаемый! – шофёр повернулся к Даше назад. – Вы с мужем приезжайте к нам в Дагестан, там увидите настоящий Кавказ и настоящих кавказцев, услышите настоящую кавказскую музыку! Здесь в Москве не любят кавказцев, но тех кавказцев, что вы здесь видите – они не самые хорошие люди, они себя и ведут так, потому что не дома, думают, что здесь всё можно, особенно молодёжь! Там у нас молодёжь по-другому себя ведёт, и взрослые тоже!

– Спасибо! Мы как-нибудь приедем, да, Серёжа?

– Да, конечно! – Сергей подал водителю деньги. – Достаточно?

– – Вах! Конечно, уважаемый, очень достаточно, – водитель радостно принял крупные купюры. – Дай вам Бог здоровья и благополучия! Приезжайте к нам с женой!

– Как только – так сразу! – отшутился Серёга, помогая Даше выбраться из машины и протягивая водителю ладонь для рукопожатия. – Ты, брат, не думай, я почти семь лет на Кавказе служил; таких трудяг и гостеприимных хозяев как там, нигде больше не видел и никогда нормального человека с бандитской мразью не спутаю. Всего доброго, уважаемый!

– До свиданья, дорогой!

Машина сорвалась с места и, развернувшись через сплошную линию, помчалась к Москве, оглашая пространство бравурными руладами: «Отчего ты сердцем в небе? Оттого, что в сердце – бес!»...

– Когда поедешь в Дагестан с мужем? – Сергей, улыбаясь, посмотрел Даше в глаза.

– Ну Серёжа! – смутилась девушка. – Я же так сказала, для конспирации…

– Ну, раз для конспирации, – понимающим тоном подхватил Сергей, – тогда пойдём, выясним, когда и куда здесь ходят автобусы!

– Пойдём, Серёжа! – не поднимая на него глаз, согласилась девушка.

Сергей поправил на плече сумку, и они отправились к стенду с расписанием автобусных маршрутов.

ГЛАВА 16. ХРАМ

– Эдик! А ты почему русских не любишь? – спросил Эдика-Латыша молодой чернявый Якуб, снимая с шампура на блюдо зарумяненные куски ароматно пахнущего шашлыка.

– А за что мне их любить? – флегматично бросил высокий, атлетически сложенный Эдик, перекладывая из одной руки в другую тугое замусоленное кольцо резинового кистевого эспандера. – Русские всегда были для нас, латышей, оккупантами: и в царское время, и в советское. А ты сам за что их не любишь?

– Как за что? Они ко мне домой с оружием пришли, они моих сородичей убивали! Мы у себя дома хотим по-своему жить, по своим обычаям, религии, а не так, как они нам навязывают! Депортацию тоже русские с нами сделали, сколько наших людей в Сибирь отправили, в Казахстан! За что мне их любить?

– Депортацию Сталин сделал, он грузин был, не русский, – также флегматично протянул Эдик, – нас, латышей, тоже депортировали в сорок первом году и в сорок девятом году.

– Магомед! – Якуб повернулся к смуглому, средних лет, худому жилистому мужчине, сидевшему с поджатыми «по-турецки» ногами на лавочке напротив входа в парильное отделение сауны. – Ты вообще иорданец, ты-то почему русских не любишь?

– Почему не люблю? – осклабился ухмылкой Магомед, лицо которого, украшенное косым шрамом через всю левую щёку, сделалось от этой ухмылки похожим на маску демона. – Я русских очень люблю… резать! Стрелять тоже хорошо, но резать лучше! Как тупых баранов резать и смотреть, как они подыхают! Когда хорошие деньги за это платят, ещё больше люблю! Хаттаб хорошие деньги платил, Умар тоже хорошие деньги платит, только работы мало…

– Скоро будет работа, Магомед! – сказал вошедший в сауну Леча. – Умар к себе зовёт, заканчивайте балдеть тут и через полчаса в дом к Умару!

– Хорошо, Леча! Работа – это хорошо, без работы скучно тут сидеть! – Магомед встал с лавочки и пошёл в раздевалку.

– Э-э, Магомед! – позвал его Якуб. – Ты куда, давай шашлык есть по-быстрому!

– По-быстрому сам ешь, – отозвался из раздевалки Магомед, – шашлык не хочу, работу делать хочу!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю