290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снегопад (СИ) » Текст книги (страница 9)
Снегопад (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:00

Текст книги "Снегопад (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 9 страниц)

Брат понимал, что не стоит ввязываться в бои между вампирами и непонятными созданиями, созданными из семи рас. Нет, определенно, едва закончатся проблемы с Советом, и мир утихомирится после правды о мифических существах, я напишу научную книгу, посвященную нашей расе, и придумаю наименование моего магического типа.

– И мы тут же уедем, – добавил колдун.

Габриэль кивнул:

– Как можно быстрее возвращайтесь в особняк. У Стикса есть возможность вылечить Мирославу… если с ней что-то случилось.

Напряженное молчание прервала Алина

– Ну, все понятно, – раздраженно бросила она. – Теперь мы можем идти?

Она первой вышла из машины. С секундным опозданием мы вышли следом.

Увидев нас, Ричард ничуть не удивился. Его лицо вообще было чрезвычайно непроницаемым. Он прислонился к стене недалеко от квадрата окна, скрестив руки на груди. Вопреки драматичности ситуации, мужчина надел синие спортивные штаны с лампасами и не в тон им вязаную кофту серого цвета. Я нашла это слишком скучным для мирового злодея, но придержала свои мысли при себе. Не думаю, что он оценит.

– Ричард, – одно слово, сказанное Бальтазаром, повисло в воздухе. Мужчина перевел глаза на отца, и приветственно кивнул головой.

Мы были на седьмом этаже, и холодный ветер, забирающийся под одежду, заставлял меня стучать зубами. Мира была тут же, в ближнем к Ричарду углу, завернутая в длинную женскую шубу черного цвета. Девочка дрожала и широко раскрытыми глазами смотрела на меня. Едва увидев её глаза загнанной лани, я поняла, что сделаю все, что потребуется, чтобы спасти её.

Шуба эта была, по всей видимости, Кириной, так как сама вампирша была в бежевом классическом платье до колен. На её идеальной коже я не заметила ни единой мурашки. Вампирша откинула волосы назад и неприязненно посмотрела на меня. Похоже, она при первой возможности открутит мне голову.

– Отзови свою магию, Ричард, – строго произнес отец.

Ричард злобно усмехнулся и заметил:

– За все своя цена, отец.

– Что ты хочешь? – спросил Бальтазар.

Братец перевел взгляд на меня и хмыкнул:

– Для начала – её в свое распоряжение.

– Что?.. Зачем? – растерялась я. Это было немного странно.

Мужчина оттолкнулся от стены, сделал шаг вперед и процедил:

– А ты не догадываешься? Новоприобретенная дочка оказалась важнее остальных детей. Конечно, ведь ты так похожа на отца и у тебя нет кровожадности и безумия!

В конце своих слов Ричард уже кричал.

– Так ты ревнуешь, – осознала я и пожала плечами: – Каждый хорош по-своему, Ричард. Нет нужды становиться мстителем из-за обиды на отца.

– О нет, дорогая, я хочу быть им, – хмыкнул Ричард. – Итак, мои условия: – Аня идет со мной, и вы не пытаетесь её искать. Тогда Кира отпускает девочку, а я снимаю заклятие с одного вида. На ваше усмотрение.

– А остальные? – игнорируя напряжение Габриэля, спокойно уточнил Бальтазар.

– Ну, у меня должна быть уверенность в завтрашнем дне, – ухмыльнулся Ричард. – Вдруг вы найдете-таки способ меня убить.

О, я уже нашла. Этот способ сейчас покоится на моем запястье в виде татуировки, острием направленной к ладони. Тот самый кинжал Персефоны, которым я убила Максима и которым смогу убить Ричарда. Правда, наличие кинжала у меня – это тайна, и поэтому ни Гейб, ни отец, ни даже Алина не догадываются, что я планирую.

И в этот момент в окно, рядом с которым стоял Ричард, влетела Кристина Рейн. Ну, не в прямом смысле влетела – скорее всего, она спрыгнула с верхнего этажа. Факт в том, что она ловко приземлилась на бетонный пол и тут же, прыгнув, вцепилась Ричарду в шею.

С этого все началось.

Оказалось, у Ричарда много союзников, и все они вдруг оказались в комнате – вампиры, оборотни в звериной форме. Они кинулись на всех, кроме меня. Меня выделили, так как Ричард сам шел ко мне, и рычащие, кричащие и озлобленные его союзники расступались.

Вопреки ожиданиям «любимого» брата, я не побежала вниз, спасая свою шкуру. Но и не осталась стоять столбом на месте. Я прыгнула через поваленного на пол огромным волком отца в сторону Миры.

К счастью, Алина отвлекла Киру, и та не смогла сразу же убить девочку. Сестра прижимала визжащую вампиршу к полу. И при этом игнорировала оборотня, вцепившегося в её плечо. Я с силой ударила вампира по голове, и тот отключился. Но ненадолго, зато Алина уже разобралась за это время с Кирой.

Через секунду я была у испуганно рыдающей Миры.

Упав на колени, я успокаивающе протянула руку и сказала:

– Пойдем, Мира, я выведу тебя.

Ох, бедная, замерзшая и испуганная девочка. Мира едва меня узнавала, а за спиной уже засмеялся Ричард:

– Тебе некуда бежать, сестричка.

Я подхватила Миру, как она была, в Кириной шубе, и обернулась к Ричарду. Он был в пяти шагах от меня. Я попятилась в сторону, и мужчина, заметив мои действия, покачал головой:

– Нет, Аня, у тебя нет шансов сбежать. Лестницу перекрывают мои волки, и они разорвут девчонку прямо у тебя на руках.

Я никогда не отличалась храбростью воина, такой, какая есть у Алины. Были фобии, которые я не могла забыть. Например, боязнь высоты. Но на руках у меня свернулась хныкающая, ослабевшая девочка, и если она еще немного побудет на холоде, то умрет. Поэтому я должна была сделать то, чего очень боялась.

Ветер холодными клешнями охватывал мою голову, путая волосы.

– Вообще-то, – выдохнула я, полностью скрыв Мирославу в шубе. – Выход есть всегда.

В мгновение ока я оказалась за окном, падая спиной вперед. Я услышала чей-то крик сверху, но разобрать, кто кричал, Ричард или Габриэль, не смогла.

Меня убивали много раз. Даже Габриэль довольно часто делал это на наших тренировках в назидание. Однако я сама, по собственному желанию, никогда не накладывала на себя руки.

Хорошо, что сегодня случился сильный снегопад. Никто не видел, как рыжеволосая девушка прыгнула с седьмого этажа спиной вперед. И как она приземлилась, никто не заметил.

Если говорить округленно, то это было больно. Чертовски больно. Кажется, я сломала себе позвоночник, и затылок становился влажным и теплым – явно не от снега. Пока я все еще была в сознании, но силы мои постепенно таяли.

Мира не шевелилась. Так как она упала на меня, особого вреда с ней не произошло. Надеюсь, она всего лишь потеряла сознание.

Сквозь затуманенное сознание послышался хруст снега. Кто-то бежал ко мне.

Я застонала и с трудом повернула голову чуть вправо. На колени рядом со мной приземлился Глеб.

– О, Аня… – только и вымолвил он. Лицо его перекосилось от страха.

Облизав губы с подтаявшими на них снежинками, и собрала всю свою волю и прохрипела:

– Со мной все будет в порядке. Бери Миру и убегай. Быстро.

– Но… – начал Глеб.

– Быстро! – рявкнула я.

Брат осторожно поцеловал меня в лоб, взял дочь на руки и побежал в сторону, где должна была быть машина. Я прикрыла глаза и медленно повернула голову к небу. Осталось ждать. Осталось только ждать.

Сознание медленно покидало меня, но я все-таки услышала приближающиеся шаги. Последним, что я увидела, был темный силуэт, возвышающийся надо мной.

Снег падал большими частыми хлопьями, их подгонял ветер, поэтому лица того, кто поднял меня на руки, разглядеть не удалось.

***

Меня больше не удивлял процесс воскрешения, и это-то как раз и удивляло. Я уже привычно ощутила, как постепенно все мои органы чувств приходят в норму, и барабаном начинает биться сердце.

Секунда, и я смогла открыть глаза.

Вопреки ожиданиям, никакого подвала, цепей и холода, с которыми я ассоциировала заключение, не было. Я лежала на железной кровати, под плотным и теплым одеялом, в небольшой комнатушке, внешне напоминающей деревенскую. На потолке тускло горела лампочка. За небольшим окном было темно. Даже двери не было – вход в комнату был скрыт застиранными шторами.

А теперь вопрос – где я?

Прикусив губу, чтобы не стонать от боли, все еще молотком колотившей в затылок, я села и свесила ноги с кровати, на что та отозвалась противным скрипучим звуком.

Через мгновение шторы всколыхнулись, и в комнату вошел Ричард. Он был одет в теплый шерстяной свитер и джинсы. Мужчина торопливо подошел ко мне и, мягко надавив на плечи, заставил снова лечь на спину.

– Ты еще не до конца исцелилась, чтобы вставать, – твердо заметил брат.

Сил сопротивляться у меня не было. Откинув голову на мягкую подушку, я облизнула губы и хрипло поинтересовалась:

– С чего это ты так заботишься о моем здоровье?

Ричард, усевшись около моих ног, усмехнулся, и ухмылка эта заставила меня задрожать.

– Для того, что я для тебя приготовил, ты нужна мне полностью здоровой, – пояснил мужчина.

Сердце забилось сильнее при мысли о том, что мог приготовить для меня брат. Ведь даже Габриэль поражался его жестокости.

Откинув плохие мысли в сторону, я спросила:

– И это все из-за того, что я полюбилась Бальтазару?

Мужчина положил руку мне чуть выше колена, и с силой сжал её. От боли я поморщилась, но крик сдержала.

– Он всегда обращался со мной, как с дрессированной собачкой, – процедил Ричард. – Я этого не замечал, пока не увидел, как отец обращается с тобой. От злости я наложил заклинание на всех магических существ – вам с Настей такое могущество и не снилось.

– Теперь я у тебя, – выдохнула я. – Развей это заклинание.

Ричард отпустил мою ногу и встал. Он начал медленно ходить по комнате.

– Я сдержал свое обещание. Когда ты оказалась у меня, я освободил одну расу, той, которой угрожала самая серьезная опасность – вампиров. Из-за той болезни и так погибли тысячи кровососов. Я даже милостиво освободил еще и фей. Теперь эти безмозглые дети природы снова могут наслаждаться солнечным светом.

– А ведьмы и оборотни? – уточнила я, нервно сминая в ладонях одеяло.

Ричард передернул плечами и беспечно пояснил:

– Оборотней я отпущу, когда Бальтазар и Габриэль поклянутся не причинять мне вреда каким-либо способом и предоставить мне безопасность. А ведьмы… – брат остановился, обернулся ко мне и довольно улыбнулся: – А ведьмы станут свободны, когда ты окончательно умрешь.

Не в силах смотреть в холодные глаза Ричарда, я прикрыла веки и тихо проговорила:

– Ты нашел способ меня убить?

Помолчав, Ричард ответил честно:

– Нет.

Я выдохнула с облегчением, когда брат добавил:

– Но ты нашла этот способ.

Удивленно подняв глаза, я посмотрела на Ричарда:

– Что?

Мужчина вновь присел рядом, на этот раз ближе.

– Ты каким-то образом убила Максима, тесно связанного с тобой древним пророчеством. Только то, что могло убить демона, может убить и тебя.

Ричард уперся руками по бокам от моей головы, склонился близко и выдохнул прямо в губы:

– Так как же ты его убила?

Сердце застучало еще быстрей. Казалось, оно сейчас выпрыгнет из груди от страха.

Я не отвела глаз от лица брата и твердо произнесла:

– Да пошел ты!

Ричард со смешком отстранился и счастливо заметил:

– Я рад, что ты сказала это. Придется применить настойчивость, чтобы добиться от тебя ответа. Думаю, ты сдашься через неделю истязаний, насилия и ночей со мной.

– От чего-о? – последняя фраза повергла меня в шок. – Ночей с тобой?

Ричард насмешливо приподнял бровь и удивился:

– Почему бы и нет? Ты все равно скоро умрешь, так что ребенка зачать мы не успеем, и кровосмешения в нем не будет.

Меня едва не стошнило при мысли об обнаженной брате надо мной. Это же отвратительно!

– Рыжик, неужели ты думала, что я шутил тогда на счет инцеста с тобой? – промурлыкал Ричард.

Тело задрожало еще сильнее, уже от отвращения. Чтобы не думать о инцесте, я перевела тему:

– Не боишься, что Бальтазар или Габриэль тебя найдут?

Ричард фыркнул и презрительно бросил:

– Ну если они не нашли нас за последние восемь дней, то не найдут и дальше.

– Восемь дней? – поразилась я. – Я лежала мертвой восемь дней?

Мужчина приподнял одно плечо и отпустил его.

– А ты что хотела? Ты очень неудачно упала с седьмого этажа. Твой затылок был похож на разбитое яйцо, а позвоночник полностью искалечен. Телу понадобилось больше времени, чтобы излечиться. И даже сейчас ты еще не до конца восстановилась. И все ради чего? Ради какой-то мелкой полумертвой девчонки.

– Это был единственный способ вывести Миру оттуда, – слабо возразила я.

– Ну, когда я спустился, девки уже не было.

Значит, мне не причудился Глеб. Надеюсь, с Мирой все в порядке, но у Ричарда нет смысла об этом спрашивать.

Брат этот момент внимательно меня осмотрел. И заметил кое-что новое.

Схватив меня за руку, он поднес руку ближе и задумчиво заметил:

– Раньше у тебя не было татуировки.

Я затаила дыхание. Значит, кинжал все еще со мной. Теперь главное не показать Ричарду, что татуировка означает.

– А, на прошлой неделе сделала, – небрежно бросила я. – Очень рисунок понравился.

К счастью, Ричард провел пальцем по татуировке и отпустил мою руку. Он встал и направился к выходу, когда я его окликнула:

– Ричард! Раз уж я все равно умру, может, скажешь, как освободить оборотней и ведьм. Просто любопытно.

Брат, не оборачиваясь, ответил:

– Все завязано на моей крови. А теперь отдыхай.

Вопреки желанию, я все еще не смогла удержать веки открытыми, и провалилась в тревожный сон. Не знаю, сколько я проспала. Может, пару часов, а может, пару дней. Но когда я открыла глаза, поняла, что состояние моего организма улучшилось.

А рядом уже сидел Ричард. Он заставил меня выпить бульон. В его взгляде не было жестокости и безумия. Казалось, он хлопотал надо мной, как настоящий любящий брат. Но это как раз и пугало.

Опустошив тарелку с бульоном, я спросила:

– Где мы? В какой-то деревне?

Ричард покачал головой и ответил:

– Нет. Мы в заброшенной сторожке лесника, и в радиусе двадцати километров рядом никого нет. Только мы и зимний лес.

Как будто невзначай я поинтересовалась:

– И как же далеко ты увез меня от Габриэля?

Брат внимательно посмотрел на меня и медленно ответил:

– Мы находимся на севере Амурской области.

Я мысленно присвистнула. Между мной и Габриэлем полстраны! Вспомнив о Древнем, я поняла, как скучала по нему. Мне так сильно хотелось его увидеть, что я почти представила, как он заходит в комнату и мимоходом отрывает Ричарду голову.

Вздохнув, я попросила:

– А нельзя на улицу выйти? Мне очень хочется свежим воздухом подышать.

Ричард кивнул.

Я свесила ноги внизу и попыталась встать. Ноги подкосились, и я бы упала, если бы Ричард не подхватил меня. Я обхватила его шею руками и, не поднимая глаз, тихо проговорила:

– Спасибо.

Ричард криво улыбнулся и подхватил меня на руки. Я крепче ухватилась левой рукой за шею мужчины, а правую положила ему на сердце. Это не осталось незамеченным, и брат, остановившись, с удивлением посмотрел на меня. Я чувствовала, как его сердце уверенно бьется.

– Ричард? – шепнула я. Даже перед тем сумасбродным прыжком я не боялась так, как боялась сейчас.

– Да? – тихо отозвался мужчина.

Подняв глаза, я с грустью уставилась на него:

– Ты ведь не остановишься, пока я не умру?

Мягко улыбнувшись, брат вполне серьезно ответил:

– Я не успокоюсь, пока не пройдусь по твоему пеплу.

Вздохнув, я улыбнулась в ответ:

– Мне жаль, что я не смогла стать тебе настоящей сестрой.

Я сжала правую руку в кулак и легонько ударила брата в самое сердце. И в тот миг, когда рука прикоснулась с мягким свитером, под которым билось сердце, татуировка ожила, и острый кинжал пронзил сердце Ричарда.

Мужчина пошатнулся, посмотрел с удивлением на свою грудь и упал со мной на руках. Я слезла с Ричарда и уселась рядом на колени, смотря, как жизнь покидает тело брата. В последний миг он посмотрел на меня и, закрыв глаза, выдохнул одно слово.

Ричард умер с моим именем на губах.

Терять Ричарда, непутевого брата и ревнивого сына своего отца, почему-то было так же больно, как и Алину. Правда, на этот слез не было.

Я вздохнула и, встав на ноги, нетвердой походкой направилась исследовать дом. Кроме моей спальни была еще кухня. На столе у окна стоял открытый ноутбук черного цвета.

Присев на деревянный табурет, я проверила состояние ноутбука и радостно вскрикнула. Ричард подключил спутниковый интернет. Как предусмотрительно.

Проверив наличие веб-камеры, я залезла в скайп и позвонила Гейбу. Не факт, что он ответит, но я надеялась. Вместо него на экране высветилась очаровательная блондинка пухлыми губами и яркими глазами. Что меня возмутило больше, так это то, что я явно видела за её спиной балкон квартиры Габриэля, которую он оставил, когда переехал ко мне. Ну, и еще то, что у блондинки были мокрые волосы и тело, обмотанное желтым полотенцем. Девушка явно была после душа.

Улыбнувшись, незнакомка произнесла на английском:

– Габриэль сейчас занят, не могли бы вы перезвонить чуть позже?

Злость закипала во мне, и вот-вот должна была выплеснуться через край. Я холодно улыбнулась:

– Да что ты? И кем же он, интересно, занят?

Блондинка спокойно ответила:

– Принимает душ.

Он что, даже не ищет меня?! Едва Ричард меня похитил, как он уже нашел себе новую игрушку?! Вот же ублюдок!

– Передайте ему вот что, – процедила я, сжимая кулаки. – Он может продолжать спать с любой подвернувшей блондинкой без мозгов, но сначала пусть проваливает из моего города, потому что когда я вернусь, ему не поздоровится!

Блондинка прищурилась и с удивлением ахнула:

– Так ты же Анна! Та самая Анна!

У меня на языке уже было несколько язвительных замечаний, но блондинка вскочила и крикнула:

– Гейб! Анна нашлась!

Перед экраном появился черноволосый вампир. Он едва успел прикрыться полотенцем и уставился на экран:

– Аня? – пораженно прошептал Габриэль. Я отчетливо видела, как с Габриэля каплями стекает вода. – Где ты? Ты хорошо себя чувствуешь? Где Ричард?

– Не слишком ли много вопросов для того, кто так быстро забыл меня и развлекается с какой-то блондинкой? – язвительно фыркнула я.

– Нет, это… – начал Габриэль.

– Да пошел ты!.. – рявкнула я и отключилась. Зря я позвонила Габриэлю. Надо было сразу позвонить отцу.

Увидев взволнованное лицо Бальтазара, я едва не расплакалась.

– Аня, – облегченно улыбнулся мужчина. – Я почувствовал, как один из моих детей умер. Так как Настя в соседней комнате, это был кто-то из вас. Ты или Ричард. Я ставил на Ричарда.

– Он действительно мертв, пап, – я опустила глаза и посмотрела на с виду безобидную татуировку кинжала. – Я убила его.

– Молодец, – похвалил Бальтазар. – Мы искали тебя почти полмесяца.

– Мы? – горько усмехнулась я. – Я сейчас позвонила Габриэлю, и мне ответила какая-то полуголая блондинка. Да и сам он был не то чтобы в одежде.

Бальтазар покачал головой, но спорить не стал.

– Где ты, Алина? – спросил мужчина.

– Ричард говорил, что мы в сторожке, и в двадцати километрах никого рядом нет, – припомнила я. – Еще я знаю, что это Амурская область.

Отец кивнул:

– Я догадываюсь, где эта сторожка. Оставайся там и никуда не уходи.

– Куда я могу уйти? Вокруг лес, а я еще полностью не исцелилась.

Бальтазар вздохнул и уже прощался, когда я добавила:

– И еще. Исполни мою просьбу, пожалуйста.

– Все, что угодно.

– Не приводи сюда Габриэля. И чем быстрее он уедет из города, тем я буду счастливее.

Отец нахмурился и уточнил:

– Мне это передать ему?

Над ответом я не думала долго.

– Да.

***

Ричард был погребен в сгоревшей сторожке. Бальтазар сам прилетел за мной на вертолете. Вместе с ним была Алина. Она радовалась, словно щенок, и ни шаг не отходила от меня, когда мы вернулись в город.

Первое, о чем я спросила Бальтазара, когда он прилетел – как Мира. Тот ответил, что девочка чувствует себя прекрасно, правда, ей снятся кошмарные сны. Глеб подумывает о том, чтобы с помощью зелий стереть ей память о последних событиях. Так будет спокойнее и дочери, и отцу.

Со смертью Ричарда заклятие полностью рассеялось. Я, будучи образованной ведьмой, прекрасно знала, как рассеиваются заклятья, завязанные на крови. Ведьмы вернули себе свою магию, оборотни вновь смогли вернуться в человеческую форму. Богдан в том числе. В благодарность Альфа пригласил меня к нему в гости и объявил всем волкам, что я очень важная персона. Поэтому если мне потребуется волчья помочь или защита, каждый оборотень обязан выполнить мою просьбу.

Кристина Рейн исчезла так же быстро, как и появилась в моей жизни. Никто не знает, где она. Может, исполнила свое желание и погибла, спася мир. А может, нашла в себе силы начать строить жизнь заново, кирпичик за кирпичиком, сменив имя и внешность. Но Кристины Рейн, таинственной наемной убийцы, больше не существовало.

Настя за время моего отсутствия спелась с Бальтазаром. Она нашла в себе силы простить его, особенно после того, как отец на коленях просил её об этом. Сестра решила остаться в городе, и теперь ищет подходящую квартиру. Бальтазар уверил её, что лично оплатит покупку. В чем я ни капли не сомневалась.

Кстати, о Бальтазаре. Он нашел давно утерянный путь к сердцу моей мамы, и они вновь вместе. Отец горячо утверждает, что намеревается подарить мне родную сестренку или брата, а мама глупо хихикает и опускает глаза к полу. Они были безумно влюблены, и я не решилась омрачать их счастье своими сомнениями о продолжительности их романа.

К Соне её дар не вернулся, но она была этому рада. Оказалось, из-за слишком большого объема информации она постепенно сходила с ума, и теперь девушка ослаблена, но постепенно восстанавливается. Захар очень беспокоится о здоровье своей сестры, и никого к ней не пускает, даже меня.

Смольянин узнал, что я бросила вампира, и не давал и шагу ступить. Его не останавливало ничего, кроме моей не в меру буйной сестренки. Я про Алину. Та пригрозила, что если не Саша не оставит меня в покое, то она ему хвост оторвет и пришьет на подобии галстука-бабочки. Тот сразу присмирел.

Габриэль не звонил и не писал. И никто не упоминал о нем. Иордан исчез вместе с ним, а Гелла осталась, чтобы улучшить работу новоиспеченного Совета. Вместе с гибелью Ричарда рассеялись заклятия, наложенные на ведьм и волков. Все считали, что это моя заслуга. Но я старалась об этом не думать.

Вскоре Совет объявил о своем существовании магическим созданиям. Как я и предполагала, не все были в восторге от этой идеи, но после показательных казней над самыми опасными преступниками расы угомонились. И постепенно готовились к открытию своего истинного облика миру.

Злость на Габриэля никуда не делась. Едва увидев что-то, напоминающее мне о вампире, я приходила в ярость, и, подчиняясь моему настроению, за окном бушевала метель.

Я действительно надеялась, что не увижусь с ним как минимум год. Потом судьба все равно сведет нас – ведь теперь он может проявить интерес к делам Совета.

Но увиделись мы раньше, чем я предполагала.

Когда я однажды вечером пришла домой, он расслабленно сидел на диване и внимательно смотрел на меня.

Приподняв брови, я ледяным голосом поинтересовалась:

– Ты что-то хотел?

– Поговорить, – словно не замечая моего холодного презрения, ответил вампир. – Тебе определенно стоит меня выслушать.

Скрестив руки на груди, я прислонилась к стене.

– Только быстрей, мне не хочется провести весь вечер рядом с тобой.

– Я не сидел на месте, как ты предположила. Я искал тебя все эти дни, призвал лучших ищеек вампирского рода, и даже своих детей. Маркус, Фира и Лилит – отличные ищейки, они искали тебя по всему свету. Еще эта болезнь, – скривился вампир. – Эпидемия затронула и меня, и я едва не умер на третий день твоего исчезновения.

Сердце мое дрогнуло при мысли о том, что Гейб был в опасности. Но лицо так и осталось бесстрастным.

– Каким-то чудом меня спасла Алина, – продолжал Габриэль. – Уж не знаю, какое зелье влила в меня твоя сестра, но через день я уже был на ногах. И вовсю искал тебя. Неделя бесплодных поисков привела меня в истощение. Я потерял аппетит, не спал и все время искал следы Ричарда. Тогда пришла Фира и твердо отправила меня отдыхать. Она почти насильно заставила меня выпить крови и следила, чтобы я поспал хотя бы шесть часов. Когда я проснулся, Фира только вышла из душа. Я тоже решил освежиться.

Дальше я уже догадывалась.

– И в тот момент позвонила я.

– И в тот момент позвонила ты, – эхом отозвался Гейб. – Я понимаю, как это могло выглядеть, но я тогда не спал с Фирой.

Вампир поднялся с дивана одним ловким движением и медленно, словно боясь спугнуть, пошел ко мне. Я не пошевелилась.

– Мне нужна только ты, – прошептал Гейб и осторожно поцеловал меня.

И я поняла, насколько мне его не хватало. Он был моей опорой и моим вдохновением. Я искренне любила его.

Почувствовав, что я начала отвечать на поцелуй, Габриэль обвил меня руками и крепко сжал, углубляя поцелуй . Я растворилась в любимом, ощущая его поддержку и силу.

Не знаю, сколько мы так простояли, целуясь, но когда вампир с неохотой оторвался от моих губ, я с трудом дышала. Прислонившись к плечу Габриэля, я выдохнула:

– Мы будем ссориться.

– Часто, – согласился вампир. – Зато примирение будет бурным.

Он поцеловал меня в макушку и добавил:

– А еще я буду ревновать. Только подумай, сколько у тебя поклонников развелось! Смольянин, Стикс, Ричард! Да еще этот Захар.

Я удивленно подняла голову. Габриэль усмехнулся:

– Думаешь, я не узнаю, что происходит в твоей жизни? Лучше сама мне все рассказывай, а то я буду шпионов нанимать.

Фыркнув, я снова поцеловала Габриэля.

Вот он, мой счастливый конец.

========== Эпилог. Алина. ==========

Жизнь в мире куда скучнее, чем жизнь в войне. Не было интриг, коварства и лжи. Только мир, счастье и любовь.

Последнее относилось к помирившимся Ане и Гейбу. Глядя на безмятежную улыбку сестры, я понимала, что не зря пускала детям Габриэля кровь. Их отца стоило спасать. Пара была абсолютно и безгранично увлечена друг другом настолько, что мне в голову все-таки пришла идея подыскать себе собственное жилье.

Правда, поиск я отложила, так как уехала на три месяца в Бразилию, туда, где обитал Маркус. Он принял меня, как дорогого гостя, и за это время стал настоящим другом. Я же исполнила роль грозной союзницы Маркуса, испугав его врагов до дрожи в коленках.

Иордан со мной не полетел, хотя Маркус приглашал и его. Вампир вообще разобиделся на меня и игнорировал. Наверное, хорошо, что он не полетел со мной. Я успела разобраться в себе и решить, что для меня значит Иордан. Я его не любила, нет. После Даниила трудно снова полюбить, но что-то, похожее на влюбленность, я испытывала. И то, что это перерастет в нечто большее, я поняла в аэропорту, увидев встречающего меня Иордана.

Он был хмур и суров, стоял в движущейся толпе, словно айсберг в водах океана. И ведь не нашлось ни одного самоубийцы, который посмел бы его толкнуть. Конечно, попробуй хоть локтем задеть такую гору мышц, потом кости по всему аэропорту собирать будешь.

Идя к нему бодрой походкой, я расслабленно улыбалась. Уж я-то знала, в чем заключается причина его отвратительного настроения. Недавно я звонила Габриэлю, узнавала об Иордане. Тот, оказывается, уехал в Америку, но не в Южную, а в Северную, и пытался забыть меня. Это шло вразрез с моими планами, поэтому я попросила Габриэля вернуть свое неразумное дитя в священную нашу державу и приказать ему встретить меня в аэропорту. Гейб все сделал без лишних вопросов. А уж Иордан-то не может противиться приказам Древнейшего.

– Привет, – я подошла к Иордану.

– Здравствуй, – бесстрастно ответил вампир и забрал у меня чемодан.

– Все еще сердишься, да? – с любопытством поинтересовалась я, едва успевая за широкими шагами мужчины. – Ну, не сердись.

Иордан ничего не ответил, лишь ускорил шаг.

Уже на улице я догнала его и спросила:

– А хочешь, я сделаю так, чтобы ты простил меня?

Блондинчик забросил мой чемодан в багажник своей машины и, молча захлопнув его, направился к водительской дверце. Но я оказалась быстрее, и теперь стояла у этой самой дверцы, загораживая её Иордану. И мило улыбалась, хлопая глазками.

– Чего ты от меня хочешь? – не выдержал Иордан.

– Я хочу от тебя вампирят! – подумав, ответила я.

Вампир удивился, но сказать ничего не успел. Я обвила его шею руками и, поднявшись на цыпочки, прикоснулась губами к губам Иордана. Затем, повинуясь порыву, прикусила его нижнюю губу и слизнула выступившую капельку крови.

Все это время Иордан стоял, как вкопанный. Оторвав меня от себя, он требовательно спросил:

– Что это было?!

– Это было извинение за долгое раздумье, – уже серьезно ответила я. – Я была расстроена и боялась новых отношений.

Глаза Иордана потемнели, и он хрипло уточнил:

– А теперь?..

Вместо ответа я обвила руками торс вампира, спустилась чуть ниже и, сжав энную часть в руках, промурлыкала:

– О да-а, все-таки прав был тот итальяшка – у тебя офигенная задница.

Иордан сжал меня в объятьях и поцеловал так страстно, что подкосились колени и закружилась голова. Я еле убедила его залезть в машину, прежде чем срывать с меня одежду.

Что-то мне подсказывает, что с таким страстным парнем я разорюсь на покупке новой одежды. Ну, и фиг с этим. Иордан дороже одежды.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю