290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снегопад (СИ) » Текст книги (страница 2)
Снегопад (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:00

Текст книги "Снегопад (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 9 страниц)

– Ребят, вы поругайтесь как-нибудь без меня, – заметила я, глянув на часы. Встав на цыпочки, я чмокнула вампира в щеку и спокойно заметила: – Заедешь за мной в семь, ладно, Гейб?

Габриэль кивнул и виновато мне улыбнулся. Я передернула плечами, мол, появление Киры не сильно взволновало меня.

Я села в такси и назвала адрес особняка моего покойного дедушки. Там меня уже заждались мои родственники.

Вежливо поздоровавшись со всеми ведьмами и колдунами рода Майер, я нашла Арсения, моего троюродного брата, и, потрепав его по голове, спросила:

– Как твоя учеба, студент?

Арсений криво улыбнулся и заверил меня:

– Успокойся, сестренка, я лучший в своей группе.

Если идея с Советом Семи Рас пройдет удачно, то после того, как Совет войдет в свою полную силу, я хотела передать свое место в Совете именно Арсению. Он это знал, и поэтому стал более внимательно учиться на юридическом, чтобы не подвести всех ведьм.

– Анна Майер, – насмешливо протянули позади меня. – Тебе уже двадцать четыре года, а ты все еще не носишь мою фамилию.

Я вздрогнула от этого голоса. Резко развернувшись, я увидела того, кого желала бы видеть на другом конце нашей огромной страны.

К подоконнику прислонился очаровательный русоволосый парень с каре-зелеными глазами. На лице его была приветливая улыбка, вводящая в заблуждение моих родственников. Мужчина выглядел очень соблазнительно в черных джинсах, черной кожаной куртке и белоснежно-белой майке. Я сказала соблазнительно? Ха! Да он выглядел катастрофически, просто невероятно сексуально.

– Что ты здесь забыл, Александр? – хмуро бросила я. Каждый, кто хоть как-то знал меня, заметил бы недружелюбие и несвойственную мне грубость по отношению к мужчине рядом.

Семья старалась не обращать внимания на нас, занимаясь приготовлениями к праздничному столу. И лишь Владлен, двоюродный дядя, заметил:

– Это я пригласил Сашу на праздник. Я подумал, что вам будет приятно снова встретиться. Вы ведь не виделись почти три года.

А, теперь все ясно. Дядя Влад, а с ним и вся семья, недовольны тем, что я встречаюсь с вампиром – и не просто с вампиром, а с самым старейшим и сильнейшим из их магической расы. Поэтому они решили свести меня с Александром Смольяниным, с тем, кто глубже всех забрался в мое сердце. Чего греха таить – он и сейчас вызывал во мне симпатию.

Но все по порядку.

У дедушки Романа были консервативные взгляды на уклад жизни ведьм, поэтому он с детства всем нам подыскивал суженого или суженую. Так сказать, устраивал помолвки. Таким образом он устроил браки моего родного дяди Игоря, отца Алины, с ведьмой Розой, тети Тамары, родной дочери и его убийцы. Так он сломал жизнь Глеба и почти разрушил жизнь его дочери Мирославы. Правда, двух своих сыновей Роман любил сильнее и предоставил тем выбирать своих жен самим. Он пытался навязать жениха и Алине, но по понятным причинам безуспешно. Дедушка и мне выбрал нареченного. Правда, не колдуна. Этим браком он хотел создать союз между местной стаей оборотней и ведьмами, поэтому выбор пал на сына альфы стаи. Не трудно догадаться, что это был Александр – назвать его «Саша» даже язык не поворачивается!

На самом деле я была не против этого брака – мне очень нравился Александр. Он старше меня на два года, он должен был быть умнее меня, но это не мешало ему в мои шестнадцать затащить меня в постель. Оборотень поразвлекался со мной недельку и свалил – ах, извините, уехал учиться в Москву. Я, дура наивная, четыре года ждала его, ночами мечтала об очаровательном оборотне, придумала все детали нашей свадьбы. Я-то поступила в местный ВУЗ, в Москву не уезжала. Когда мне исполнилось двадцать лет, Александр вернулся и снова соблазнил меня. Мы с ним год встречались – пока я не узнала, что параллельно со мной Смольянин спал с другими девушками – с волчицами из своей стаи, с девушками из ночных клубов… да со всеми, кого он находил привлекательной. Когда я сказала ему, что знаю правду, оборотень искренне удивился: «Так чего ты хотела? Моя звериная сущность просит то, чего ты дать не можешь. Если бы я спал только с тобой столько, сколько хочу, то измотал бы тебя до смерти. И вообще, у тебя есть ощутимое преимущество – ты станешь моей женой. Разве этого недостаточно?». Я представила нашу семейную жизнь – и ужаснулась этой перспективе. Послав Александра так красочно, как и Алина бы не послала, я перестала контактировать со всеми оборотнями в моем городе, так как Смольянин стал вторым оборотнем в стае – после Данила Дроздова. Некоторые волки до сих пор недоумевают, почему я отвернулась от них – они привыкли считать меня парой Александра.

Роман был недоволен моим выбором, но, когда я призналась ему о настоящей причине нашего разрыва, дед согласился, что такое унижение ведьма Майер не должна воспринимать как должное.

– Мы можем поговорить наедине, котенок? – мурлыкнул оборотень (хотя как вервольф может мурлыкать?).

Я направилась в библиотеку дедушки. Когда Александр зашел следом за мной, я плотно закрыла дверь и гневно спросила:

– Что тебе нужно от меня?

Александр, сев на стол, наклонил голову и голодным взглядом окинул мое тело. Он облизнулся и заметил:

– Ты и представить не можешь, чего и как много я от тебя хочу, Аня, – ухмыльнулся он.

Я искренне полюбила Габриэля и полностью вытеснила из головы мысли о Захаре, но… Будь проклята моя магическая сущность! Из-за наследия отца я страдала нимфоманством – в моем случае побочным эффектом от сущности русалки. И взгляд Александра меня возбудил.

Пришлось напомнить себе, что я – самый сдержанный человек в нашей семье, поэтому мне почти удалось вернуть свое самообладание.

– Ты бы не пришел по приглашению дяди Владлена, если бы не искал собственную выгоду, Смольянин, – резко бросила я, скрестив руки на груди. – Выкладывай.

– Разве трудно догадаться? – удивился Александр, впервые глянув в мои глаза. – Я хочу вернуть тебя.

Я не сдержала смешка:

– Возможно, я тебя удивлю, но я встречаюсь с Габриэлем.

Александр поморщился, как от вкуса лимона. Он до конца расстегнул крутку и бросил её на спинку кресла.

– Я лучше него. Подумай только, твой парень старше тебя в тысячу раз! Ты ему быстро наскучишь.

Я не говорила, что все мои дни рождения что-то – в этом случае кто-то – всегда портило праздник? Именно за это я не любила этот день.

– Я не собираюсь слушать этот бред, – я покачала головой и собралась выйти из комнаты, но оборотень окликнул меня:

– Анют, глянь на то, что я тебе принес.

Я обернулась и увидела в руках Александра довольно увесистую тетрадку. Должно быть, он прятал её под курткой.

– Что это? – подозрительно спросила я.

– Подойди и прочти, – Смольянин протянул мне тетрадь, но со стола не встал.

Любопытной Варваре, как говорится… Но мне было до жути интересно, что же в этой тетради. Поэтому я подошла к оборотню и взяла из его рук тетрадь. Так получилось, что я случайно прикоснулась рукой его колена. Я не отодвинулась и, раскрыв тетрадь, начала читать содержимое.

«Елена Априенова, умерла в девятнадцать лет от потери крови.

Кирилл Боголюбов, умер в тридцать пять лет. Свернута шея.

Янина Калинина, умерла в возрасте двадцати двух лет от передозировки снотворного…»

Последнее имя я прекрасно знала. Это настоящее имя ведьмы-перебежчицы, бывшей любовницы Габриэля, которая его предала ради власти под началом Саида. Насколько я знала, Ясмин в виде безымянной старухи (я на ней случайно использовала свою магию, забрав почти всю жизненную энергию) доживала свои дни в доме для престарелых на севере Шотландии.

Вся тетрадь была исписана неизвестными мне именами. Я глянула на последнюю страницу и прочла:

«Гахиджи (фамилия неизвестна), умер от потери крови.

Лэйла (фамилия неизвестна), разорвано горло.

Табия (фамилия неизвестна), оторвана голова и выпита вся кровь».

– И что это? – поинтересовалась я.

Александр выглядел чрезвычайно довольным собой.

– Это люди, принявшие смерть от руки твоего… возлюбленного. От последнего до первого убитого.

Я недоверчиво приподняла брови, пристально посмотрела на Александра. И почувствовала, что он говорит правду.

Вообще-то, я и так знала, что Габриэль не ангел. Просто не обращала на это внимания. Но… целая тетрадь?

Я растерялась. Уже не обращая внимания на Смольянина, села на кресло и опустила глаза на тетрадь. Это же сколько жизней Гейб забрал в течение своего долгого существования?..

Нет, об этом мы с Гейбом поговорим вечером. Сейчас другая проблема – Смольянин.

– Ты, должно быть, здорово постарался, чтобы добыть эту информацию, – я поднялась с кресла и встала перед Сашей, скрестив руки на груди.

Оборотень вгляделся в мое непроницаемое лицо, и его карие глаза с зелеными крапинками (это самые потрясающие глаза, которые я когда-либо видела) расширились:

– Я не узнаю тебя.

Я приподняла правую бровь, поощряя Сашу к продолжению.

– Где та боязливая ботаничка, которая смущалась каждый раз, когда я только снимал куртку?

У меня вырвался смешок. Когда встречаешься с парнем, четыре тысячи лет изучавшим искусство любви, смущению нет места.

Смольянин встал передо мной. Чтобы посмотреть ему в глаза, мне пришлось приподнять голову. Почему все парни, которые обращают на меня внимание, очень высокие? Мне голову надоело постоянно запрокидывать.

Саша взял меня за талию и, без труда подняв, повернул, посадив на то же место на столе, где до этого сидел сам.

– Теперь я вижу перед собой умную и жесткую предводительницу ведьм, – тихо проговорил оборотень, приближая свое лицо к моему. – А еще очень, очень сексуальную девушку…

Я разозлилась. После всего, что Смольянин сделал, он еще пытается соблазнить меня?!

Толкнув оборотня в грудь, я едва не вскрикнула. Совсем забыла о том, что, когда испытываю сильные эмоции, мои физические способности выходят за грани человеческих. Поэтому сейчас от удара в грудь Саша отлетел на несколько метров.

Я соскочила со стола и, подойдя к ошарашенному оборотню, зло бросила:

– Очень, очень сексуальная девушка, – я изобразила страстный шепот Саши. – Больше не доверяет парням со звериной сущностью.

Подойдя к креслу, я взяла куртку Саши и бросила ею в мужчину, при этом холодно добавив:

– Тебе лучше уйти.

========== Глава 3. Алина. ==========

– Венеция – очень живописный город, но я не в том настроении, чтобы им восхищаться.

За три часа, что мы бродили по Венеции, я, должно быть, сильно достала блондинчика своим ворчанием. Но ничего поделать с собой не могла – милые домишки, каналы с большим количеством гондол и даже доносящаяся отовсюду итальянская речь меня раздражала. Я себя чувствовала почти так же, как и во время ПМС – но ведь у вампиров такового не имеется. Вывод – это особенность моего характера. Что тоже не сильно воодушевляет.

– Аделина не любит привлекать к себе внимание, – пояснил Иордан, направляясь в сторону одного магазина. – Поэтому не каждый знает, где её искать.

Он пропустил меня вперед, и лишь потом зашел сам.

– Могу я спросить, почему мы в магазине женской одежды? – поинтересовалась я у Иордана.

Тот хмыкнул и пояснил:

– Чтобы Аделина позволила тебе укусить себя, ты должна понравиться ей. Чтобы понравиться ей, ты должна произвести на неё хорошее впечатление. А лучший способ сделать это – выглядеть эффектно. Впрочем, та же логическая цепочка подходит для каждого из детей Габриэля.

Я покачала головой, но безропотно пошла за Иорданом. Удивительно, но вампир тщательно искал подходящие вещи среди вешалок. Я никогда не видела такого сосредоточенного взгляда у мужчины в магазине женской одежды.

К нам подошел худощавый консультант с густой каштановой гривой. Он произнес что-то по-итальянски с вежливой улыбкой на лице. Иордан так же ответил что-то ему, не поднимая головы от вещей. Консультант ушел.

– Что он спросил? – поинтересовалась я.

– То, что спрашивают все консультанты всех магазинов во всех городах мира, – отозвался блондинчик. Он вытащил розовое платье с рукавами-фонариками и тут же, поморщившись, сунул его обратно. – Нужна ли нам помощь.

Консультант стоял у кассы, и голодным взглядом наблюдал за нами. Точнее, за блондинчиком.

– Похоже, ты понравился парню, – насмешливо заметила я.

– Знаю, – спокойно проговорил Иордан. – Это не трудно вычислить.

Я приподняла бровь.

– Объясни, – потребовала я.

Вампир глянул на меня и убрал руки от вешалок. Он приказал мне:

– Закрой глаза, – когда я с неохотой повиновалась, блондинчик продолжил: – Прислушайся к его сердцебиению. Оно участилось с того момента, как мы вошли в магазин. Консультант вспотел, и еще он постоянно томно вздыхает. Определенно, кто-то из нас двоих ему понравился.

Трудно признать, но Иордан был прав. Сердце действительно стучало у итальянца, как бешеное. Думаю, он по-итальянски обсуждал нас со смуглым кассиром.

– А как ты догадался, что ему понравился ты, а не я? – открыв глаза, поинтересовалась я.

Иордан ухмыльнулся и вернулся к платьям.

– Ты слишком погружена в себя. До превращения ты была осторожной и хитрой охотницей, которая бы проверила этот магазин сразу же, как вошла. И пока сейчас ты наслаждаешься своей депрессией, я выполняю эту функцию. Я сразу услышал, как консультант сказал, что «у того блондина потрясающая задница».

Я криво улыбнулась. Иордан был прав, и я признала это дважды за день. Что же со мною творится-то?

Настроение немного повысилось, поэтому я, глянув на джинсы Иордана, съязвила:

– А ведь итальяшка-то прав. Задница, конечно, что надо.

Блондинчик запнулся и изумленно глянул на меня. Несколько мгновений он молча рассматривал меня, а затем насмешливо протянул:

– Неужели ты, Алина, только что флиртовала со мной?

Я не сдержала улыбки:

– Тебе показалось, блондинчик.

Иордан улыбнулся мне. Это была его первая искренняя улыбка, адресованная мне, и она преобразила черты вампира, сделала проще, что ли.

Что-то позади меня отвлекло Иордана, и его лицо приобрело довольное выражение:

– Вот это платье тебе пойдет.

Через десять минут я рассматривала себя в зеркало примерочной, не решаясь показаться на глаза Иордану. Платье было действительно неплохое. Темно-красного цвета, без рукавов, оно напоминало бы простое клубное платье, если бы не шлейф, начало которого было пришито под грудью. Он открывал ноги, но по бокам ноги были скрыты. Очень интересное платье.

– Если ты сейчас не выйдешь, то я сам зайду, – пригрозил Иордан.

Я отодвинула штору и глянула на вампира. Тот придирчиво рассматривал меня со всех сторон, и, наконец, одобрительно кивнул:

– Тебе идет.

Быстро сняв платье, я направилась к кассе. Иордан перехватил у меня платье и пояснил:

– Я сам за него заплачу, Алина.

Я хотела возразить, но Иордан закрыл мне рот ладонью и заметил:

– Солнышко, у тебя только начало улучшаться настроение, и если ты сейчас снова начнешь ворчать, то, клянусь Богом, я сверну тебе шею и буду это делать до того момента, как Аделина захочет увидеть нас.

Я оттолкнула руку Иордана, но все-таки промолчала. Угроза не казалась мне напрасной.

Иордан отвел меня в бар с непонятным мне названием. Вампир заказал выпивку и, взяв меня за руку, направился к одинокому посетителю, сидящему в углу. Его не трудно было заметить из-за впечатляющей внешности. Встрепанные каштановые волосы, темно-карие глаза, смуглая кожа, бородка на лице, стройная фигура – все это явно говорило о том, что незнакомец мог бы быть фотомоделью или актером.

Блондинчик воскликнул что-то на итальянском. Незнакомец вздрогнул, услышав голос Иордана, и, когда он поднял глаза, на лице его отразилось удивление.

– Иордан? – произнес итальяшка и заговорил что-то. Ах, как плохо, что я не учила итальянский. Прямо бесит, когда ничего не понимаешь.

Когда вместе с Иорданом я села напротив него, глаза незнакомца с интересом глянули на меня.

– Моя спутница не понимает итальянского, – на английском произнес Иордан. Уже легче.

– Прошу прощения, – произнес итальяшка и ослепительно мне улыбнулся: – Я Фабрицио Фонз, сеньора…

– Алина Майер. И я сеньорита, – машинально поправила я, протягивая через стол руку Фабрицио.

Улыбка шатена стала еще шире, а его глаза без стеснения рассматривали меня.

– Так это ты убила Саида? Своего создателя?

– Вырвала сердце голыми руками, – заверила я. И, чтобы отбить у Фабрицио желание ухаживать за мной, добавила: – Хорошо, что на тот момент я отращивала ногти. Иначе было бы трудно его убить.

Итальянец побледнел и, казалось, поежился. Но, к несчастью, интерес в его глазах лишь разгорелся сильнее.

– Нам повезло, что мы встретили Фабрицио, – нарушил молчание Иордан. В его голосе слышалось недовольство. Ого, похоже, у блондинчика тоже испортилось настроение. – Аделина является его создателем. По правде говоря, Фонз её любимый сын, если иметь в виду вампирские отношения.

Помню-помню, вампир и его создатель равняется дитя и его родитель.

Улыбка Фабрицио слегка сползла:

– Иордан, ты хочешь сказать, что ищешь встречи с Аделиной?

Вид Фонза был по-настоящему пораженный. Надо не забыть выяснить у Иордана про его отношения с вампиршей Савски.

– Мы ищем встречи, – поправил итальянца Иордан.

Фабрицио перевел взгляд с вампира на меня и обратно.

– Ты же не хочешь сказать, что ты с этой прекрасной сеньоритой…

Блондинчик приподнял бровь, дожидаясь окончания фразы. Я хотела возразить, но Иордан сжал мое колено под столом, и я замолчала.

– Вы пара? – тихо спросил Фонз.

Иордан едва улыбнулся и приобнял меня:

– Правда, моя девушка красавица?

Я едва не задохнулась от возмущения. Кажется, кое-кто с наглой бледной рожей только что начал копать себе могилу голыми руками.

– Что мне сказать Аделине? – Фабрицио опустил плечи.

– Правду, Фабрицио. Я, младший сын Габриэля, и моя возлюбленная, Алина Майер, Первейшая вампирша, единственная равная Габриэлю, любезно просим Аделину Савски принять нас, – в голосе Иордана отчетливо слышалась усталость. – Передай ей это слово в слово, Фонз.

Итальянец закивал. Почему-то мне охотно верилось, что Фабрицио передаст каждое слово с предельной точностью.

Через час мы вернулись в отель. Иордан переоделся в смокинг, и теперь ждал меня. Я переодевалась в ванной, пока блондинчик через дверь просвещал меня на счет свойств вампиров:

– Вампиры – создания магии. Первого вампира, то есть Габриэля, создала черная колдунья. Его возможности могущественнее, чем у других вампиров. Однако второе поколение вампиров отличается более всего. Да, как и другие вампиры, они накапливают силу и могущество со временем, и они никогда не смогут полноценно соревноваться с Габриэлем. Но второе поколение имеет очень интересную черту. У них есть магический дар, уникальный и невозможный для других вампиров. У каждого свой. Однако эта магическая способность существует, пока связь между вампиром и его создателем не разорвана. Первым это обнаружил Саид. В его силах было повелевать всеми существами – не только людьми, но и вампирами, оборотнями, ведьмами и даже феями. Саид возгордился, и посчитал, что, если связь между ним и Гейбом будет разорвана, он сможет управлять Габриэлем. Гейб знал о планах Саида и согласился разорвать связь. Однако после этого силы Саида исчезли, и он стал обычным вампиром.

– Но почему я об этом никогда не слышала? – поинтересовалась я, расчесывая волосы.

Я почти видела, как блондинчик пожимает плечами.

– Многие вампиры считают эту историю выдумкой. В основном об этой способности знают только приближенные вампиров второго поколения – сейчас они называются королевскими дворами. Двор Аделины Савски, двор Габриэля Биссона и так далее. Об этом не сильно распространяются.

– И какая же способность у Аделины? – поинтересовалась я.

– Особенности некоторых русалок, которых называют сирены, помнишь? Они голосом могут привлечь к себе любого мужчину. Так вот, у Аделины аналогичный дар, вот только в сотни раз сильнее. Своим голосом она может убить любого, лишить рассудка, влюбить в себя или заставить сделать все то, что она желает. И Аделина не умеет управлять своим даром. Поэтому от её лица будет говорить кто-то другой.

В этот момент у Иордана зазвонил телефон.

– Слушаю, – он ответил на английском. Из мобильного послышался голос Фабрицио, только он говорил на итальянском. Блондинчик фыркнул и тоже что-то ответил, затем отключил телефон. Из-за двери послышался его насмешливый голос: – Ну ты там скоро? Я понимаю, что впереди у тебя вечность, Алина, но внизу нас ждет автомобиль.

Я открыла дверь и хмуро глянула на Иордана. Он мягко улыбнулся:

– Потрясающе выглядишь. Вот только мордочку попроще сделай.

– У меня не мордочка, – буркнула я, направляясь к выходу. – А лицо.

Иордан схватил меня за локоть и развернул к себе.

– Ах да, совсем забыл. Алина, сыграй роль моей девушки для Аделины.

Ну точно. Я же обещала убить Иордана за ту ложь в баре.

– Зачем?

– Я соврал тебе, говоря, что провел рядом с Гейбом всю жизнь. Сто пятьдесят лет жизни в виде вампира я был любовником Аделины и состоял при её дворе.

Я скептически приподняла бровь:

– И что дальше?

Иордан глубоко вздохнул и пояснил:

– Аделина до сих пор испытывает ко мне что-то. Я не хочу, чтобы она посчитала, что я вернулся в Венецию не просто так.

– Ладно, герой-любовник, – вздохнула я.

У входа нас ждал белый лимузин. Шофер наклонил голову в знак приветствия. Иордан с улыбкой пожал ему руку и представил мне:

– Любимая, это Леон Паскуале, личный водитель Аделины. Леон, это моя возлюбленная, Алина Майер.

Светловолосый мужчина вежливо улыбнулся мне и проговорил на русском с небольшим акцентом:

– Все вампиры только о вас и говорят, сеньорита Алина.

– Вы говорите по-русски? – удивилась я.

– Я родился двести лет назад на территории современной Эстонии, – засмеялся Леон.

Он открыл перед нами дверь лимузина. Когда Иордан и я оказались внутри, блондинчик заметил:

– Аделина принимает нас очень радушно. Она приняла нас как почетных и важных гостей.

– Это показали лимузин и водитель? – уточнила я, поправляя шлейф платья.

– Это показали белый лимузин и её личный водитель, – поправил Иордан. Леон завел машину и улыбнулся нам через зеркало заднего вида, показывая, что он все прекрасно слышит. Вампирский слух еще никогда не подводил.

– Еще бы она нас не приняла, – пробурчала я. Меня, честно говоря, не волновало то, что Леон все обязательно передаст Аделине. Уж извините, если у меня превредный характер. – Я же – как ты меня тогда назвал? – единственная равная Габриэлю.

– Ты нос-то не задирай слишком высоко, – усмехнулся Иордан.

Я многозначительно глянула на мужчину и отвернулась.

Мы выехали за пределы Венеции и теперь были на безлюдном шоссе.

– По этой дороге редко кто ездит, – пояснил нам со своего места Леон. – Это своеобразный тупик, и в той стороне находится один лишь дом сеньориты Аделины.

Примерно через сорок минут, когда из-за деревьев показался трехэтажный особняк в викторианском, кажется, стиле, Иордан взял мою и сжал её, тихо прошептав:

– Не забудь о приличиях.

Я закатила глаза. Блондинчик мне все уши прожужжал о вампирском этикете, я уже все его фразы наизусть знала.

Иордан открыл дверь, вышел из машины и галантно подал мне руку. В ином случае я бы её не приняла (не феминистка я, но что-то очень близкое), но сейчас я играла роль девушки блондинчика. Так что я с легкой улыбкой вложила свою ладонь в руку вампира.

У входа нас встречал черноволосый вампир с холодной улыбкой на тонких губах.

– Любимая, позволь тебе представить Лино Коррадо, советника Аделины. Коррадо, это Алина Майер, – безрадостно произнес Иордан на английском. Ему, как и мне, сильно не нравился вампир перед нами.

– Вы еще красивей, чем я думал, сеньорита, – от такого голоса, источающий холод, способный заморозить все уголки ада, хотелось поежиться.

– Благодарю вас… сеньор Коррадо.

– Прошу вас, зовите меня Лино. Добро пожаловать в дом моей госпожи. Она уже ждет вас.

Лино повел нас внутрь. Я, повидавшая достаточно богатых домов, не могла не отметить вкус Аделины. Дом поражал великолепием. На стенах висели картины известных художников, мебель была поставлена самая дорогая… в общем, все самое лучшее и даже больше.

Коррадо зашел в огромную гостиную. По комнате разбрелись десятки вампиров, но не заметить главную было трудно. На другой стороне гостиной стояло внушительное кресло, напоминающее трон. На нем сидела прекрасная женщина с золотисто-русыми объемными волосами. Её бледная кожа почти светилась, широкие губы были слегка сжаты, а разномастные глаза – один серый, другой янтарно-желтый, – рассматривали меня и Иордана. На женщине было черное платье до пола, завязанное за шеей.

Не трудно было догадаться, что передо мной была Аделина Савски собственной персоной.

Слева от неё стояла черноволосая низенькая вампирша на вид лет двадцати. Но я чувствовала, что ей не меньше четырех сотен.

– Я приветствую вас от имени моей госпожи, дорогие гости, – проговорила брюнетка на английском. – Нам известно, что вы, Алина Майер, не говорите на итальянском. Поэтому весь сегодняшний вечер разговоры будут вести только на английском языке. Мое имя Лукреция Гаспаро, и сеньорита Аделина научилась говорить через меня.

Лукреция замолчала, и через несколько мгновений проговорила совершенно другим голосом, более властным и уверенным:

– Нет секрета в том, как я научилась управлять твоим голосом, Лукреция. Моя личная ведьма-перебежчица, Патриция Рокко, сумела связать нас с Лукрецией, и теперь я могу читать её мысли и говорить её голосом.

Было любопытно наблюдать за тем, как Лукреция говорит сама с собой. Но губы самой Аделины в это время шевелились, что создавало видимость прямого разговора, а не через посредника.

Савски поднялась с кресла, и все стоящие вампиры поклонились ей. Вампирша проигнорировала их и медленно подошла к нам с Иорданом. Лукреция, на один шаг позади, следовала за своей госпожой.

– Иордан… – Аделина подала руку блондинчику, и тот её поцеловал. – Я так скучала.

В разномастных глазах женщины плескалась невыразимая тоска и печаль. Даже у меня защемило сердце от боли в её глазах. Но это чувство прошло, едва она перевела на меня взгляд.

– Аделина, это Алина Майер, моя возлюбленная, – представил меня Иордан, попутно приобнимая меня.

– Возлюбленная… – эхом повторила Аделина, разглядывая меня с ног до головы. Прав был Иордан, не позволив мне взять никакого оружия. Сегодня им была моя внешность.

Когда вампирша снова взглянула мне в глаза, я увидела множество противоречивых чувств – от презрения и зависти до понимания.

– Говорил ли тебе Иордан, почему мы расстались? – спросила Аделина – точнее, Лукреция. На лице дочери Габриэля отразилось презрение. – Потому что Иордан не смог принять мой образ жизни. Я всегда была моногамна… Однако одна я не могла утолить его сексуальный голод. Он спал со всеми более или менее красивыми женщинами. И с годами его голод не умолк. Не правда ли, mon cher?

– Это все в прошлом, – с беззаботной улыбкой заверил Иордан, крепче прижимая меня к себе. Я промолчала. – После того, как я встретил Алину, мне больше не нужны другие женщины.

Я улыбнулась и погладила руку Иордана на своей талии. Если обещала сыграть роль его девушки, значит, сыграю.

– Должно быть, во мне есть что-то, что Иордан никогда не найдет в других женщинах, – мило заметила я.

Улыбка Аделины померкла, а в гостиной наступила тишина. Все ждали, как же ответит Савски. Однако она меня поразила своей сдержанностью.

– Должно быть, – спокойно согласилась Аделина. – Прежде, чем мы будем говорить о делах, я хотела бы познакомить вас со своими приближенными. Орсола Северо, начальница моей охраны, её заместители, Маттео Рэнирэ и Амброджино Карлос, – Аделина кивнула на коренастую брюнетку и двух мускулистых гигантов за ней. – Братья Оуэн, Грей и Итан, мои друзья. Ты их должен помнить, Иордан.

– Еще как, – холодно отозвался Иордан, разглядывая светловолосых близнецов.

– И, конечно, Сантино Гэвино, мой любовник.

Рядом появился светловолосый мужчина с карими глазами. Он был чуть ниже меня и чуть выше Аделины. Я не сдержала усмешки – определенно, своего парня вампирша представила в последнюю очередь, надеясь причинить боль Иордану.

– Приятно познакомится, – Сантино сначала поцеловал мою руку, затем пожал руку Иордану.

– Взаимно, – вежливо заметил блондинчик. Его знакомство с любовником бывшей любовницы ничуть не впечатлило.

– Прошу следовать в мой кабинет, – произнесла Аделина и направилась прочь из гостиной. За ней последовала Лукреция, а затем и мы. Орсола, Маттео и Амброджино угрюмо наблюдали за мной и Иорданом, но следом не пошли.

Когда дверь просторного кабинета закрылась, Аделина, сев в одно из кресел, рукой предложила нам сделать то же самое и холодно произнесла:

– Магическая звукоизоляция не позволит подслушать нас. Ты, Иордан, никогда бы не пришел ко мне по собственной воле. Так что говори, что нужно тебе и твоей… возлюбленной.

Последнее слово женщина выплюнула, как ругательство. А меня она теперь игнорировала.

– Наша просьба немного странная, – произнес Иордан. – Нам нужна твоя кровь.

Лукреция вопросительно глянула на вампира, а Аделина все так же сохранила невозмутимое выражение лица.

– Нужно ли мне опасаться за свою немертвую жизнь? – поинтересовалась женщина.

– Нет, – покачала головой я. – Просто позволь мне тебя укусить и взять немного крови.

Аделина поджала губы, и теперь иллюзия того, что говорила она, исчезла. Лукреция произнесла чужим голосом:

– Интересно узнать, зачем?

Я открыла рот, чтобы объяснить всю ситуацию, но Иордан меня остановил. Он мягко прикоснулся к моей ладони, лежащей на подлокотнике. Аделина внимательно проследила за этим движением.

– Аделина, – мягко обратился к вампирше Иордан. Она внимательно посмотрела ему в глаза. – Notre père* в смертельной опасности. Лучшая ясновидящая за последние двести лет видела его смерть в будущем. Она послала нас с Алиной собрать кровь всех живых детей Габриэля. И именно Алина должна укусить всех нас. На правах Первейшей. Поверь мне.

Аделина молчала. Она смотрела своими разномастными глазами на меня, и от этого взгляда мне хотелось поежиться. Если бы я до сих пор была человеком, то подумала бы, что Аделина размышляла о том, сколько крови из меня можно выкачать.

Прошло несколько минут, прежде чем женщина заговорила:

– Я верю тебе, mon cher. Но что же от этого будет мне? Какая выгода? Ты ведь знаешь, как практичны сейчас европейцы… И я… как бы выразиться… шагаю в ногу со временем. Как говорится, ничего личного.

– Так я и думал, – выдохнул Иордан и устало откинулся на спинку кресла. – Чего ты хочешь, Аделина?

Ответ вампирши был прост и ясен.

– Тебя, – спокойно произнесла женщина. Она наклонилась, и в глазах её стояли слезы. – Будь моим, Иордан. Спаси нашего отца и возвращайся ко мне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю