290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снегопад (СИ) » Текст книги (страница 8)
Снегопад (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:00

Текст книги "Снегопад (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

Он выделил нам с Иорданом одну большую комнату с двуспальной кроватью и джакузи. Как я и подозревала, после встречи с Аделиной по всему миру пошли сплетни о нас с блондинчиком. Который, кстати, со мной не разговаривал. Он как можно дольше игнорировал мое присутствие, или же бросал короткие, отрывистые фразы. Едва поставив свой чемодан около кровати, он направился к выходу.

– Куда ты? – спросила я.

Вампир остановился, но не повернулся, и бросил резко:

– Найду какую-нибудь служанку и подкреплюсь.

Судя по той злости, с которой Иордан хлопнул дверью, он не только подкрепится, но и… постарается забыть меня всеми способами.

Я опустила голову и постаралась запихнуть вину как можно глубже. А потом приняла ванну.

Через час, отмокшая, чистая и расслабленная, я надела то, что выбрала для встречи с Дамианом – узкие кожаные брюки черного цвета, обтягивающие мои ноги как вторая кожа, и того же цвета удлиненная, ниже пояса брюк, майка. Под грудью был пришит тряпичный пояс, и после него майка становилась свободнее. Я надела черные ботильоны на высоких каблуках, тщательно расчесала волосы и наложила макияж. Что-то мне подсказывало, что очень скоро я увижусь с хозяином сверхъестественной части Австралии.

А пока я решила исследовать его жилище.

Дом, в котором жил Дамиан, располагался в пригороде. Трехэтажный, дорого обставленный, с большими комнатами и высокими потолками, он напоминал маленький дворец. Но было в нем что-то живое, что-то домашнее, какая-то нотка, которой не было в пентхаусе Фиры, в доме Стоун или особняке Аделины. Естественность прослеживалась в произведениях искусства в доме, в тщательно обдуманных дизайнах комнат.

Но я видела только первые два этажа. У лестницы, ведущей к третьему, стояли два охранника, оба смуглые кареглазые брюнеты в фирменных костюмах. При моем появлении они напряглись.

– Это личная территория нашего господина, миледи, – с непроницаемым лицом сказал один.

– Туда разрешено подниматься только по прямому приказу Дамиана, – добавил второй.

Ах, как хорошо, что здесь говорили на английском. Я бы не вынесла еще одной встречи без прямого общения, а через переводчика.

– Ладно, – спокойно пожала плечами я. Охранники расслабились, видя мое отступление. – Каждому нужно место, куда может заглянуть только он.

И я снова пошла вниз. Иногда мне попадались люди, иногда вампиры, и все они кланялись мне, прежде чем пройти мимо. Честно говоря, это немного раздражало, и я начинала ворчать.

Проходя по коридору первого этажа, я услышала странный шум, чье-то хихиканье, бессвязное мужское бормотание и женский стон. Он доносился из неприметной двери у входа в кухню.

– Ох, господин… – на английском простонала женщина за дверью. Ей явно было приятно. И я бы усмехнулась, представляя, что может там твориться, но не смогла, когда её спутник ответил слегка раздраженно:

– Зови меня моим именем. Я Иордан, сладенькая.

Я зажмурилась, не желая верить, что Иордан…

В конце концов, он свободный вампир, а я всего день назад дала ему от ворот поворот. Он может позволить себе питаться от кого угодно, целовать кого угодно, спать с кем угодно…

Это я не пожелала принять его чувства. Это моя вина, что сейчас я стою и слушаю женские стоны, доказывающие, насколько хорошо Иордан владеет своим телом.

Но почему же тогда хочется выломать эту дверь и, пробив грудную клетку девицы, с силой сжать её сердце, как я сделала это с Саидом?

– Неприятности в раю? – осведомился голос позади.

Я обернулась. В двух шагах от меня стоял очаровательный экземпляр вампира. Густые длинные волосы темно-золотистого цвета, заплетенные в хвост на затылке, гармонировали с загорелой кожей, отчего ярко-зеленые глаза становились еще ярче. Вампир был одет в бордовые штаны и алую рубашку, расстегнутую на четыре пуговицы. Он улыбался сочувствующей улыбкой, но было что-то хищное в выражении его лица. Заинтересованность. Любопытство новой добычей.

Я хотела было сказать, что мы с Иорданом не встречаемся, но потом вспомнила про нашу ложь и криво улыбнулась:

– Кажется, мы только что расстались.

Жестом пригласив меня в гостиную, вампир пропустил меня вперед и заметил:

– Не печальтесь, от этого вы становитесь еще интересней. Одинокая, могущественная, сексуальная.

Тон, с которым было произнесено последнее слово, подсказал мне, что вампир, отринув совесть, нагло рассматривал мою задницу. Ну и пусть, мне-то что.

Усевшись на диван, я откинулась на спинку и, перекинув ногу на ногу, задумчиво произнесла:

– Я бы сказала, что вы оборотень, судя по вашим хищным движениям и скрытой дикости в глазах, но ваша аура… вампирская, скажем так.

Незнакомец сел рядом, слишком близко, поджав одну ногу под себя и повернувшись всем телом ко мне.

– Верно, – произнес он.

На мгновение я опустила глаза на его грудь, а потом подняла и встретилась с вампиром взглядом, продолжая игру:

– Я бы сказала, что вы Дамиан Уайтт, но это не так. Он получил свое прозвище за белые, как снег, волосы.

– Верно, – повторил вампир.

– Я бы сказала, что вы заместитель Дамиана, но вы слишком сильны, чтобы склоняться перед ним.

Ухмыльнувшись, незнакомец произнес:

– Верно.

Я приподняла брови:

– Так… кто же вы?

Облизнувшись, вампир посмотрел на мои губы, а потом вернул взгляд к глазам.

– Я бы сказал, что вы очередная любовница Дамиана, но вы слишком дерзкая, – продолжил мою игру он.

Я не сдержала кокетливой улыбки и повторила его слово:

– Верно.

Приблизившись на пару сантиметров, мужчина хрипло произнес:

– Я бы сказал, что вы хотите меня, но это не так.

Я перестала флиртовать и уже сухо ответила:

– Верно.

– Но я бы сказал правду, указав на ваше желание к Иордану, – вновь ухмыльнулся вампир. – И поверьте, если когда-нибудь это желание угаснет, я с радостью предоставлю себя в ваше распоряжение.

Я внимательно посмотрела на него. Вампир улыбался, и его взгляд был предельно честным.

– Я запомню, – медленно проговорила я.

Осмотревшись, мужчина склонился еще ближе, до тех пор, пока наши лица почти не соприкоснулись, и шепнул:

– Иногда мне кажется, что я слишком добр. Но я не могу не помочь такой красавице. Я пофлиртую с вами, покажу свой интерес, и Иордан вернется к вам.

Я отстранилась и покачала головой:

– Как бы ни выглядел момент с кладовкой, это я бросила Иордана.

Вампир передернул плечами и проницательно заметил:

– Но сейчас вы жалеете об этом. Я чувствую это. Так что, договорились?

Пристально посмотрев ему в глаза, я подозрительно произнесла:

– Но какую выгоду получаете вы?

Мужчина усмехнулся и склонил голову:

– Вашу улыбку и расположение, моя дорогая.

– Уже подлизываешься к девчонке, Маркус? – раздался насмешливый голос, и в гостиную вошла вампирша.

Еще никогда я не встречала таких противоестественных созданий. Женщина была воплощением ужаса. Высокая, стройная, гибкая, она казалась ожившей статуей, и её оливковая кожа была без единой морщинки, без единого лишнего волоска. Она была одета в своеобразное черное платье до пола: на юбке с правой стороны был разрез до середины бедра, верхом служили два куска материи, пришитые к юбке у поясницы, огибающие талию, крест-накрест прикрывающие грудь и завязанные за шеей. Это было скорее платье древней жрицы… коей, возможно, вампирша и являлась.

Но больше всего меня поразило лицо и волосы, заставив подумать о неестественности женщины. О Боже… Эти глаза и волосы были насыщенно-черного цвета, словно бездна самой глубокой пропасти, а вокруг волос витал удивительный ореол, как будто что-то окружало голову женщины. Но ореол это был темного цвета, и мне даже показалось, что он издавал едва слышные, пугающие звуки.

Губы кроваво-красного цвета сложились в пренебрежительную улыбку, когда их обладательница заметила мое удивление.

– Это души, – пояснила женщина, изящно опустившись в самое дальнее от нас кресло. – Души, которые я когда-то убила. Они не могут найти покоя и служат мне, пока я не пощажу их. А я не пощадила еще ни одну из них.

Улыбка вампирши вдруг стала настолько кровожадной, что у меня подогнулись колени, и я бы упала, если бы уже не сидела.

Сглотнув, я произнесла:

– Вампирам не дано творить магию, – и, догадавшись, я прошептала: – Всем вампирам, кроме второго поколения.

Женщина медленно склонила голову, соглашаясь с моим высказыванием.

– Но это территория Дамиана, – нахмурилась я.

В разговор вступил мужчина рядом со мной:

– Все верно, Алина, – ну конечно, он знал, кто я. – Австралия – территория Дамиана. Мы с Лилит знали, что вы объезжаете всех детей Габриэля, даже знали, зачем, но ждать в своих материках не могли, ибо случилось несчастье.

– Несчастье? – скептически приподняла брови Лилит. – Я бы не назвала это так. Трагедия. Ужас. Апокалипсис. Ад. Но не несчастье.

– Уж ты-то все знаешь об аде, демоница, – по голосу Маркуса было ясно, что он поддразнивает вампиршу.

– Ты просто завидуешь, что я известна людям с древних времен, а ты нет, – спокойно произнесла Лилит.

– Ага, как убивающая младенцев обиженная первая жена Адама, – фыркнул мужчина.

– Я первая феминистка, дорогой мой, – впервые искренне улыбнулась вампирша. – Не склонилась перед мужем и объявила себя равной ему.

Пока вампиры шутливо переругивались, я поняла, вампир, сидящий рядом, ни кто иной, как Маркус Штенн, один из детей Габриэля, которому принадлежит Южная Америка. И… черт возьми, я не ожидала увидеть перед собой прототип иудейской демоницы.

Первой отступила от спора Лилит. Цепким взглядом, от которого хотелось забиться головой в песок, вампирша рассмотрела меня с ног до головы и насмешливо протянула, посмотрев на Маркуса:

– О чем вы там говорили, пока меня не было? Ах да-а… Иордан. Что ж, я удивлена, как у вас вообще могло что-то получиться. Он предпочитает доминировать, как я поняла по рассказам Аделины, Фиры и многих других вампирш.

– А ты скорее подходишь для позиции «сверху», – ухмыльнулся Маркус.

Забавный вампир. Мне он начинал нравиться.

Лилит дернула уголком рта, показывая согласие с Маркусом.

Сумасшедшая семейка.

– Хотя, быть может, Иордан поменяет свои вкусы, – пожала плечами женщина. Откинувшись в кресле, она провела рукой по вырезу платья на бедре и добавила: – Просто я слишком стара, чтобы понять его.

Маркус фыркнул и повернулся ко мне:

– Это она так намекает на то, что она первая, кого обратил Габриэль. Иордан самый младший, потом я, Дамиан, Фира, Кай, Энтони, Аделина, Эгесихора, Саид. Лилит самая старшая сестричка.

– Я была старше Саида на пять лет, – дернула головой Лилит. Её черные глаза обратились ко мне. – Но это не помешало ему подчинить меня.

Упираясь руками в колени, я удивленно переспросила:

– Он и тебя унизил?

Мягкий смех Лилит прозвучал в комнате, и от этого звука по спине поползли мурашки. Если я думала, что Лилит выглядела угрожающе, то мое мнение изменилось, едва вампирша вспомнила о Саиде.

– Дорогая моя, Саид искалечил жизни миллионов женщин и мужчин. Но в основном, конечно, женщин. Никто не может пережить его внимание, все, все, на кого он положил глаз, сломались. Пусть даже малой частью души, но сломались, – Лилит улыбнулась, и ничего хорошего в этой улыбке не было.

Маркус не был поражен – видимо, слишком хорошо знал Саида.

– О, это была паршивая овца, – усмехнулся вампир. – В карты играл, конечно, виртуозно, но сволочь еще та.

Лилит приподняла верхнюю губу, показывая клыки, словно угрожая вампиру в стиле дикого животного. Маркус, казалось, проигнорировал это, но не стал продолжать. Вместо этого он заметил:

– Хорошо еще, что и Эгесихора, и Аделина не подпускали его к себе. Даже Фира, с её-то… хм, любвеобильностью, с первого взгляда возненавидела его. Хватит нам одной дочери Габриэля, обиженной Саидом.

Вампирша ничуть не оскорбилась словами Маркуса. Она посмотрела в сторону дверей, и мы с Маркусом поступили так же.

О, Боже. Когда я узнала, что «Уайтт» указывает на внешность Дамиана, я недооценила масштаб белого цвета. У вампира, стоявшего в проходе с видом хозяина, была молочно-бледная кожа, бледные губы и белые, словно снега вершин Скандинавских гор, густые волосы, беспорядочно падающие на плечи. В контрасте с этим шли черные брюки и того же цвета водолазка. Дамиан был высок и худощав, скорее жилистый, нежели мускулистый.

Он проигнорировал Лилит и Маркуса, сразу же обратив взгляд льдисто-голубых глаз ко мне. Дамиан шагнул вперед, и я встала.

– Алина, – низким голосом произнес он. Я, как завороженная, не могла отвести взгляд от его глаз. – Я рад познакомиться с тобой. Еще до обращения о тебе ходили противоречивые слухи.

Что ж, раз Дамиан был вежливым, то и я тоже могла быть таковой.

– Мне тоже приятно встретиться с тобой, – слабо улыбнулась я, пожимая руку вампира. – К сожалению, я мало что слышала о тебе.

Губы Дамиана сложились в загадочную улыбку:

– Теперь, когда ты введена в высшее вампирское общество, ты много что услышишь обо мне.

Я хотела было спросит, о чем он говорит, но вошел Иордан и, встав за креслом Лилит, раздраженно проговорил:

– Да-да, она поняла тебя, член высшего вампирского общества. Теперь давайте говорить на серьезную тему.

К моему удивлению, Дамиан послушался его. Хотя, может, он потом на блондинчике отыграется.

Дамиан отошел от меня и встал напротив дивана, охватывая взглядом каждого из гостей. Его лицо было серьезным, когда он произнес:

– Мы все знаем, зачем Алина здесь. Объяснять не нужно.

– Мы ценим жизнь Габриэля превыше всего, и даже отдали бы собственную ради его благополучия… – произнес Маркус, не отрывая взгляда от моего декольте, заставляя меня усмехнуться.

– … но нам нужно что-то взамен, – закончила Лилит, слегка приподняв уголки губ. – В данном случае, от вас.

Вот, блин, троица! Наверное, долго репетировали свои части речи! Иордан не выдержал:

– На карту поставлена жизнь Габриэля! Вам этого мало?!

Лилит уставилась прямо перед собой, но её предостерегающее неодобрение так и повисло в воздухе.

– Как я уже сказал, Габриэль важнее всего, – мягко произнес Маркус, с сожалением отвернувшись от меня и посмотрев на Иордана. – Для нас. Но что он значит для Алины?

Все, даже Иордан, уставились на меня. Я пожала плечами:

– Я ничем не обязана Габриэлю, он не спасал мою жизнь, не превращал меня в вампира. Жертвовать собой ради него я не стала бы. Но Гейб хороший парень, и я сделаю все, что могу, чтобы помочь ему.

Блондинчик облегченно выдохнул. Кажется, я дала правильный ответ.

– Так что вы от меня хотите? – спросила я. Чувствует сердце, мне не понравится их ответ.

– Начнем по старшинству, – ухмыльнулся Маркус. – Лилит?

Вампирша чуть приподняла подбородок и внимательно рассмотрела меня. Тени вокруг её волос зашевелились, и малая их часть спустилась по правой руке к пальцам, вдруг становясь плотнее, больше, и вот уже тени имитировали длинную, по плечи, черную перчатку. Никто, кроме меня, не поежился.

– Я хочу, чтобы ты, Алина, – медленно произнесла Лилит. – Ответила на несколько моих вопросов. Чем красноречивей и правдивей будет ответ, тем больше я буду удовлетворена.

Даже догадываюсь, на какую тему. Я согласно кивнула.

– Почему ты убила Саида? Могла и помиловать его.

– Потому что он нес в себе угрозу. Он бы продолжил строить заговоры против меня, Ани и Гейба.

– Это все?

– Нет. Сидя в полусыром, холодном подвале без лучика света, жаждущая крови, обессиленная и озлобленная, я каждую минуту ждала новую порцию издевательств от этого ублюдка. И в какой-то момент я поклялась, что убью его, чего бы мне это ни стоило. А еще… он убил моего парня.

Лилит очень понравился мой ответ. Она широко улыбнулась и подалась вперед. Никто в комнате не произнес и слова, а на лице Иордана я увидела какое-то странное чувство.

– И как? Как ты его убила?

– Вампиру была нанесена рана мечом в грудь, но он выжил. Саид воспользовался моментом и убил моего возлюбленного. А потом смеялся мне в лицо. Я не вынесла этого и, пробив его грудь через ту рану, достала сердце. Чудо, что оно оказалось красным, а не черным. Потом сжала его в руках, и Саид умер, – все это удалось сказать ровным тоном, только при воспоминании Данила я запнулась. Больше не было так больно вспоминать о нем, и я чувствовала вину за это.

– Что ты почувствовала, держа в руках сердце своего врага?

Я холодно посмотрела на Лилит и произнесла:

– Ничего. Ни удовлетворения, и радости. Ни-че-го. Я должна была убить Саида. Кровь за кровь, закон древний, как мир.

Лилит перекинула ногу на ногу и изящно пожала плечами:

– Вопросов больше нет. Я позволю тебе укусить меня.

Больше трех минут все в комнате молчали. Дамиан и Иордан даже застыли, словно статуи. Я не выдержала первой:

– Дамиан, ты следующий, верно?

Вампир едва заметно повел бровями, окинул меня взглядом, потом посмотрел на Иордана и, усмехаясь ему в лицо, бросил:

– Ночь с Алиной.

– Нет, – тут же прорычал блондинчик, показывая удлинившиеся клыки.

Я сглотнула. Дамиан меня не привлекал, но и находиться под защитой Иордана я не хотела.

– Ночь с Алиной, – повторил Дамиан, ухмыляясь еще шире.

– Черт возьми! – воскликнул Маркус. – А я-то и сам хотел поставить такое условие.

Лилит переглянулась с Маркусом и улыбнулась улыбкой старшей сестры, смотрящей на споры младших братьев. Я поняла, что Дамиан только дразнит Иордана.

Но сам Иордан этого не понимал из-за своей злости и… ревности. Он меня пугал, честно говоря. Я его кинула совсем недавно, он все еще ревновал меня. И в тот момент, когда Иордан прижал Дамиана к стене и с силой сжал за горло, прорычав «Да пошел ты!», я поняла, что чувства Иордана более глубоки, чем я считала.

Приятно знать, что я не мимолетное увлечение.

Дамиан ухмылялся и не пытался освободиться. Наконец, Лилит это надоело, и она, в один миг оказавшись рядом с братьями, оттолкнула Иордана. Вампирша уперлась изящными ладонями с копошащимися на них черными душами в грудь каждого, встав между ними, и воскликнула:

– Спокойно, Иордан! Дамиан просто дразнит тебя.

– Это так, – бессовестно признался Дамиан.

Блондинчик отошел от Лилит, пару раз прошелся по комнате, успокаиваясь, и, что удивительно, встал за мной, собственнически положив руки мне на плечи. Я была настолько поражена, что ничего не сделала. И… черт возьми, мое сердце предательски застучало быстрее.

Дамиан стряхнул несуществующие пылинки с водолазки и весело произнес:

– На самом деле, мне это не нужно. У меня есть три постоянных любовницы, и их мне достаточно. Вообще-то, мне ничего от Алины не нужно. Приятно знать, что Первейшая вампирша должна мне услугу.

– Хорошо, – кивнула я. – Теперь я должна тебе.

– И когда-нибудь я вспомню о твоем долге, – криво улыбнулся Дамиан.

– Не сомневаюсь, – буркнула я и перевела взгляд на вампира, сидящего рядом: – Маркус?

Вампира совсем не смущало то, что за моей спиной стоит Иордан, так сказать, громко дышит мне в затылок. Маркус периодически поглядывал в вырез моей майки, отчего Иордан сильнее сжимал руки на моих плечах.

– Три месяца, – произнес он.

– Что три месяца? – вздохнула я.

– Именно на этот срок ты должна будешь переехать ко мне в Южную Америку.

Иордан до боли сжал мои плечи и прорычал:

– И не надейся.

Все еще хуже, чем я думала. Или лучше?

Маркус захохотал и, подняв голову, посмотрел на Иордана.

– Расслабься, Отелло, я не буду посягать на честь твоей возлюбленной, – безмятежно заверил вампир. – Просто хочу, чтобы Алина со своими репутацией, характером и оружием пожила на моей территории. Даже у меня, такого обаятельного и доброго, есть враги. И если они увидят, что, помимо родства с Габриэлем, я дружу с сильнейшим после него вампиром, это утихомирит засранцев. Так, для профилактики.

Иордан расслабился. Кажется, раньше, пока он держал чувства в себе, он сдерживал и порывы. Но теперь, когда я знала правду, он решил на всю катушку включить ревнивого парня.

– Хорошо, – согласилась я. – Как только угроза Габриэлю уйдет, я уеду к тебе на три месяца.

Маркус довольно улыбнулся, как сытый кот. Бросив взгляд на Иордана, он тихо добавил:

– И желательно одной, – услышав предостерегающее покашливание позади, вампир фыркнул: – Да шучу, шучу. Тебя, Иордан, я тоже рад видеть.

Лилит, до этого молча стоявшая рядом с Дамианом, потянулась, как кошка, и протянула бледное запястье в мою сторону.

– А теперь, – вампирша хищно улыбнулась, – самое интересное.

========== Глава 12. Аня. ==========

Во время катастрофы, пусть даже своей собственной, личной трагедии, худшее, что может с тобой случиться – вынужденное бездействие. Твое тело постоянно напряжено, ноги не стоят на месте, руки постоянно что-то делают, но это бесполезно, потому что ты знаешь, что ничего, абсолютно ничего не можешь сделать. Остается только ждать. Ждать и надеяться, что исход не будет ужасным.

Благодаря наследству отца мне не нужен был сон, но даже если бы я могла спать, то не сделала этого. Каждую минуту, каждое мгновение я размышляла над тем, куда Ричард мог спрятать Миру. Я боялась, что он убьет её, боялась, что не смогу защитить её… ведь я обещала ей безопасность.

В особняке, завещанном мне покойным дедушкой, собралось много народу. Настя постоянно была рядом с Габриэлем в гостиной. Бальтазар, как ни странно, там же. Они оба пообещали мне на время забыть о своей ненависти, и теперь полностью игнорировали друг друга. Правда, и отец, и дочь иногда бросали в сторону ненавистника быстрые, осторожные взгляды, словно присматриваясь. Но я не пыталась как-то помирить их – не до того было.

Соня чувствовала себя ужасно виноватой из-за того, что потеряла дар ясновидения, и поэтому не пришла. Но она заверила, что позвонит, если видения к ней вернутся.

Зато здесь был Глеб. За те шесть часов, что мы провели в одном доме, он побледнел и осунулся. Взгляд брата был усталым, а пальцы постоянно дрожали, и ни алкоголь, ни таблетки не помогли ему успокоиться. Рядом с ним постоянно была моя бабушка. Она тихо разговаривала с ним успокаивающим тоном, лицо её было мягким. Бабушка немного помогла ему. Глядя на брата, я чувствовала огромнейшую тяжесть вины, она разрывала мне сердце.

Приехала Гелла. К моему ужасу, она тоже заразилась вампирской эпидемией, и теперь слегла с высокой температурой. Я выделила ей свою комнату. Всеми средствами, и магическими, и научными, её лечили Даная и Стикс, но безрезультатно. Гелле становилось только хуже. Отчего свирепел Габриэль и приходила в отчаяние я.

По словам Данаи, феи тоже подверглись магическому проклятию. Теперь все они, истинные создания природы, погибали под солнечным светом. Все, кто смог, переехал на время в Столицу, скрытую в Лох-Несском озере, остальные же… уподобились новообращенным вампирам, скрываясь по подвалам и за плотными шторами.

Богдан сообщил, что под влиянием общей паники практически все оборотни обратились, и он вынужден обратиться тоже, чтобы утихомирить перепуганных волков, даже если это значит навсегда остаться зверем. Напоследок он заметил, что не сомневается во мне. Правда, это не очень вдохновило меня.

Магическая аномалия не обошла стороной и ведьм. Все они потеряли магическую энергию, и теперь даже у самых опытных ведьм не получается сварить банальное зелье. Хорошо, что магия не задела меня, Бальтазара, и Настю. И Ричарда.

В поисках последнего сейчас участвовали все здоровые вампиры и Кристина Рейн. Мне почему-то казалось, что она быстрее всех вампиров планеты найдет моего братца. И когда она его найдет, я его убью – к великому счастью, теперь у меня есть возможность сделать это. Если кинжал Персефоны убил Максима, то и Ричарда может убить. Спасибо Роману за оставленные в наследство артефакты.

Я ахнула и подскочила с дивана. Отец, Настя и Гейб уставились на меня удивленно.

– Простите меня, – пробормотала я. – Сейчас вернусь.

К счастью, никто из присутствующих не последовал за мной. Потому что то, к чему я направлялась, было скрыто в тайне. За считанные секунды взлетев на второй этаж, я направилась в дедушкин кабинет, туда, где за примитивным натюрмортом с фруктами таился сейф.

Письмо дедушки, переданное мне нотариусом, по просьбе покойного было уничтожено, но прежде я зачитала его до дыр, и теперь помню каждое слово. «…Благодаря Книге я узнал, что в скором времени мир изменится…», писал Роман. «…Книга Тайн – дар эльфов перед их полным вымиранием. В ней любыми чернилами можно написать свой вопрос, и Книга даст самый правдивый ответ».

Как же я сразу о ней не вспомнила?! Это же смогло бы сократить поиски!

Торопясь, я едва не перепутала код сейфа. Но все равно через несколько мгновений книга, старый потрепанный фолиант, была в моих руках. Осторожно положив её на рабочий стол, сделанный из дуба, я нашла в одном из ящиков ручку и, открыв пустую книгу на середине, рукой, дрожащей от волнения, написала:

«Где Ричард держит Мирославу?».

Пару секунд ничего не происходило, затем книга содрогнулась, и чернила медленно исчезли. На их месте моим почерком появилась другая надпись:

«Ричард Файли, старший и единственный сын Бальтазара, похитил Майер Мирославу Глебовну, наследницу ныне покойного предводителя ведьм Майер Романа Егорович, регентом коей на данный момент является Майер Анна Андреевна, младшая дочь Бальтазара. Первые несколько часов Ричард Файли удерживал Мирославу Майер в пустующем особняке в пригороде, где не так давно Майер Алина Игоревна убила Саида Ашрафа. Теперь же вышеупомянутая похищенная спит на руках у Киры Дагобер, бывшей любовницы Первейшего вампира, носящего имя Габриэль. Ричард Файли, Кира Дагобер и Мирослава Майер находятся на временно пустующей стройке в центре города».

Я несколько раз недоуменно моргнула и перечитала текст несколько раз, привыкая в странной манере изложения, заключающейся в нечто среднем между юридическими документами и старомодной манере общения.

Когда до меня дошел смысл этих слов, я мысленно хлопнула себя по лбу. Я была близка к истине, сама не зная того! Ричард привез Миру в заброшенный особняк через пару часов после нашей с Рейн встречей. И за день я несколько раз проезжала мимо единственной в нашем городе стройки в центре города. Даже больше – ресторан, в котором я встретила Смольянина и Настю, был в ста метрах от этого места!

Внизу хлопнула входная дверь, и я вышла в коридор. На первом этаже, отряхивая снег с черного полушубка, ворчала Алина. Иордан как раз в этот момент зашел в гостиную к Габриэлю.

– Что за погода, скажите мне? – тихо бурчала Алина. – После пустынь снегопад не катит.

– Алина! – воскликнула я, тут же забыв о странных словах сестры.

Пока я спускалась по лестнице, вампирша успела снять полушубок, так что я без помех обняла её. Алина фыркнула, обнимая меня в ответ.

– Стоило мне уехать, как у вас тут конец света? – пошутила сестра.

Я закатила глаза, но улыбка не слезала с лица.

– Идем, – я потянула сестру в гостиную. – Мы расскажем тебе и Иордану все, что знаем.

Но Алина стояла как вкопанная.

– Подожди, – сказала она, схватив меня за руку. – Скажи, как себя чувствует Габриэль?

– Нормально, – удивленно ответила я. – Он, к счастью, не заболел, хотя контактировал с Геллой.

Но Алина все еще оставалась встревоженной:

– Точно?

– Он здоров, – с уверенностью заверила я. Алина немного успокоилась, но брови её все равно были нахмурены. И чего это она вдруг начала так волноваться?

Через пятнадцать минут мы с Габриэлем разъяснили Иордану и Алине сложившуюся ситуацию. Как только мы закончили, я рассказала новую информацию, которую узнала от Книги. Правда, об источнике информации умолчала, но мне поверили на слово.

– Немедленно выезжаем туда, – бросил Гейб, опуская глаза к телефону. Видимо, набирал сообщения для своих вампиров. – Бальтазар, Аня, Алина, Иордан, вы со мной. Настя, позвони Рейн, сообщи ей место, а затем помоги Стиксу с Геллой. И спроси, не согласится ли Даная поехать с нами.

Настя не возражала против того, чтобы остаться с Геллой. Несмотря на долгую жизнь, она не была воином, и могла стать только обузой.

– Я еду с вами, – твердо произнес Глеб, появляясь в гостиной.

Я хотела начать его отговаривать, но Гейб проницательно глянул на моего брата и молча кивнул.

***

– Что будем делать? – нетерпеливо спросила Алина. Она так и подпрыгивала от желания что-либо сделать на сиденье позади меня.

Габриэль только что остановил автомобиль в паре улиц позади стройки. Стены уже стояли, но окон еще не было – работу отложили до весны. Неудивительно, что Ричард выбрал это место – там никого не было, к тому же снегопад скрывал все, что происходило наверху.

Вампир проигнорировал вопрос Алины и, глядя вперед, произнес:

– Иордан, на тебе будет руководство моими вампирами. Они уже знают. Окружите стройку и внимательно следите за ней. Ричард или Кира могут сбежать. Причем спрыгнуть с любого этажа, поэтому не проглядите их.

– Как скажешь, – кивнул Иордан. Он не противился тому, что не будет участвовать в основном действии.

Сзади подул холодный воздух, хлопнула дверь, и Иордан исчез за домами.

– Бальтазар, тебе придется поговорить с сыном, – продолжал вампир. – Возможно, ты единственный, кто до него может достучаться.

Отец передернул плечами, но против ничего не сказал.

Даная поехала на своей машине, но после ухода Иордана пересела на освободившееся место.

– Что на счет меня? – спросила она. Она надела на голову палантин так, что он свешивался до бровей, черные очки на пол-лица, и еще фея постоянно прикрывала оставшуюся открытой часть лица руками в плотных перчатках. Не понимаю, как она согласилась пойти с нами. Одно неверное движение – и она окажется на солнце, что теперь пагубно скажется на её коже.

Габриэль оценивающе посмотрел на нее через зеркало заднего вида и поинтересовался:

– Ты, насколько я слышал, умеешь зачаровывать людей?

Даная криво усмехнулась:

– Я много чего умею. За это меня и боятся больше, чем других полуфей.

– Если появится возможность, зачаруй Ричарда. Или Киру. Чтобы один из них вышел из игры.

– Впервые подчиняюсь вампиру, – пробормотала Даная. – Какие же вы требовательные, кровососы!

Габриэль только ухмыльнулся.

– Дальше по списку. Алина, ты со мной пойдешь к Ричарду. Он слышал о тебе, но не видел в лицо. Поэтому пока притворяйся слабой и испуганной, постоянно будь около меня. Но если начнется драка, то Кира на тебе. Учти, она не знает каких-либо боевых техник, но по-змеиному хитра.

– Мне убить её или оставить на десерт? – поинтересовалась Алина, вцепившись руками в спинку переднего сиденья. Я не видела её лица, но голос у неё был полон ядовитой ласки. Хотелось поежиться. Такой я Алину еще не видела.

Габриэль задумался, а потом сказал:

– На твое усмотрение.

Алина хмыкнула, но промолчала.

– Что должна делать я? – не выдержала я. Гейб вздохнул и признался:

– Будь моя воля, я бы оставил тебя рядом с бабушкой. Но так как, – вампир замолчал на мгновение и, с прищуром посмотрев на меня, произнес мои слова: – ты не моя собственность, и я не могу тебе приказывать, ты идешь с нами. Если нам придется сражаться, то ты не должна будешь ввязываться в самую гущу. Твоя задача – вывести Мирославу. Ты отнесешь её сюда, к машине, где вас будет ждать… – Габриэль посмотрел на моего брата, молча сидевшего сзади. – Глеб.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю