290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снегопад (СИ) » Текст книги (страница 7)
Снегопад (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:00

Текст книги "Снегопад (СИ)"


Автор книги: Тея






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 9 страниц)

Голос вампира оставался ровным, но я прямо таки чувствовала исходящие от него флюиды напряжения. То, о чем я давно подозревала, оказалось правдой.

– Ты что-то чувствуешь ко мне, – тихо произнесла я, не отрывая взгляда от себя в зеркале уже по другой причине, нежели равнодушие или игнорирование. – Поэтому и ведешь себя как ревнивый парень. Аделина была лишь предлогом, чтобы объявить меня своей девушкой.

Молчание Иордана было красноречивее слов.

– И поэтому Габриэль спрашивал меня о тебе. Он знал.

И опять вампир не ответил, но я уже не нуждалась в ответе. Я знала, что это была правда.

– Если бы вчера меня поцеловал не ты, а кто-то другой – пусть даже Бахир, – я бы ответила с тем же пылом. Потому что я была пьяна, разочарована в жизни и пыталась забыть о моем возлюбленном. Вот тебе мой ответ на вопрос, Иордан: для меня этот поцелуй ничего не значил. И я не желаю больше о нем говорить, – все это было произнесено ровным, бесстрастным тоном.

Я не выдержала и взглянула на отражение Иордана в зеркале. Вампир сидел, с силой сжав подлокотники, едва их не ломая. Несмотря на напряжение всего его тела, лицо не выдавало никаких эмоций, а взгляд, направленный мне в глаза, был более чем холодным.

– Как пожелаешь, – произнес Иордан, вставая. – Не буду тебе мешать. Жду тебя через тридцать минут.

Вампир направился в свою спальню. Вопреки его настрою, он не стал хлопать дверью, а тихо, как и всегда, прикрыл её.

Я посмотрела на отражение своего лица и поняла, что взволнованно кусаю губы.

Боже, я чувствовала себя жуткой стервой.

Стервой и… лгуньей.

========== Глава 10. Аня. ==========

После всех этих ужасов в виде пробудившихся зомби, при тысячелетнем родителе, при победе над демоном и при моих новых способностях я все еще умела бояться. Тьма, окружавшая заброшенный особняк, не рассеивалась даже из-за белого покрова снега и приближающегося рассвета. Ветер завывал, скрипя длинными деревьями и стуча раскрытыми настежь дверями. В какой-то момент мне показалось, что в проеме, как когда-то, стоит Саид. Вот до чего доводит фантазия.

И из-за моего страха погода только ухудшилась.

Я куталась в белый полушубок, стараясь привести в порядок нервы.

– Нет здесь никакого Саида, – пробормотала я, оглядываясь по сторонам в поисках этой Рейн. – Я видела, как его убили.

– Жалко, я этого не видела, – насмешливо произнесли за моей спиной.

Резко обернувшись, я увидела в трех метрах от меня среднего роста блондинку. На вид ей можно было дать лет двадцать. Она была одета в джинсы, черную водолазку и джинсовый расстегнутый жилет. И в такой одежде при температуре минус двадцать она не дрожала. Лицо было самым что ни на есть естественным – ни грамма косметики, зато идеальная кожа персикового цвета, большие голубые глаза и чувственные губы. Волосы платинового цвета, заплетенные в небрежный конский хвост, колыхались от ветра. Руки девушка засунула в задние карманы джинс.

– Привет, Аня, – дружелюбно улыбнулась девушка.

– Кристина? – недоверчиво спросила я. Когда она бодро кивнула, я осторожно заметила: – Не пойми меня неправильно, но я ожидала чего-то более…

– Мужественного? – подсказала блондинка. – Воинственного?

– Да, именно этого.

Кристина засмеялась, и это был самый милый смех, который я слышала.

– Моя хрупкая внешность самая лучшая маскировка, – пожала плечами девушка. – К тому же, это все фейская магия. Иногда очень полезно дружить с феями.

– Значит, ты выглядишь не так на самом деле? – уточнила я. Видимо, в своих предположениях, изложенных в дневнике, дедушка был прав.

В ответ Кристина Рейн только безмятежно улыбнулась. Разве это милое создание может кого-то убить?

– Итак, Кристина Рейн, – произнесла я. – Ты хотела встретиться со мной. Зачем?

Девушка не стала отвечать на вопрос, она перевела разговор на иную тему:

– Знаешь, мне нравится твоя идея. Я про создание Совета. Пора бы уже нечисти выйти на свет и объявить людям о своем существовании.

Удивительно, но постепенно ветер стихал. Значит, мои нервы успокаивались.

– Рада, что тебе нравится, – сухо произнесла я.

– Ты ведь понимаешь, что у тебя будут проблемы? – поинтересовалась блондинка. Заметив, что я напряглась, она засмеялась: – Нет-нет, не от меня. Я имею в виду, ну, не все же готовы предстать перед миром. Многим нравится скрытый образ жизни. Тебе придется всеми силами укреплять власть Совета.

– Думаю, пока на моей стороне Древнейший вампир, Альфа всех оборотней и королева фей, особых проблем не будет, – заметила я.

– Это да, – согласилась Кристина. Достав из кармана пачку сигарет, она вытащила одну: – Не возражаешь, если я буду курить?

– Не возражаю.

Блондинка с наслаждением закурила. Смотря на меня сквозь сигаретный дым, она произнесла:

– Мой кинжал у тебя?

Я вытащила его из рукава полушубка, где до этого прятала, и протянула кинжал хозяйке. Кристина спокойно подошла и забрала его. Проведя рукой по лезвию кинжала, она заметила:

– Хорошая вещь. Давно им пользуюсь, и еще ни разу не подвел.

– Вчера ты убила меня им. Для чего?

Блондинка пожала плечами и, затянувшись, выдохнула дым:

– Это был самый эффектный способ показать тебе свою силу. К тому же, только так Габриэль мог рассказать обо мне. В ином случае он бы молчал.

Я внимательно следила за девушкой, и, кажется, она была полностью расслаблена.

– Значит, ты хотела встретиться со мной? – уточнила я.

– Ага.

И никаких пояснений. Забавно, добивалась встречи Кристина, а вытаскиваю все из неё чуть ли не клещами я.

– Зачем?

Кристина вновь не ответила. Она смотрела мне в глаза, как будто пытаясь прочитать мои мысли.

– Ты ведь видела, как твоя сестра убила Саида на этом самом месте? – поинтересовалась Кристина.

– Да.

В одно мгновение лицо девушки стало холодным, словно льды Антарктики.

– А я вот нет. Саид, этот ублюдок, разрушил мою жизнь, уничтожил все, что я когда-то любила. Он мучил меня, издевался и подвергал пыткам не одно столетие. И когда я освободилась, я попыталась собрать осколки своей души. Но восстановиться до конца мне не удалось. И я начала убивать.

У меня по спине поползли мурашки, и явно не от холода. С каждым словом тон Кристины становился все более холодным и безжизненным. Теперь я с кристальной ясностью понимала, что её дружелюбие было актерской игрой, и её истинное лицо, возможно, более ужасно, чем лицо Саида.

– С каждым новым убийством я возвращала себе уверенность. И вскоре смогла приблизиться к Саиду. Я планировала его смерть годами, я составила план, достойный его. Прошлым летом, в Шотландии, я помогла привести Бальтазара на помощь быстрее, чем если бы Иордан сделал это сам. Это я навела стаю Данила на дом, в котором Саид держал Алину. Убить Саида должна была я! Ваша с сестрой драма ничто по сравнению с моими страданиями!

Выкрикнув это, Кристина довольно быстро успокоилась. Она безразлично пожала плечами.

– Теперь, когда смысл моей жизни мертв, мне незачем больше жить. Когда-то давно, еще до встречи с этим вампиром, я верила в ад и рай, верила в Бога. И сейчас верю. Уже ничего не искупит мои грехи, но я должна попытаться, чтобы умереть с миром.

Затянувшись в последний раз, блондинка отбросила сигарету в снег, и та с шипением ушла вниз.

– Я искала с тобой встречи для того, чтобы поделиться информацией, – продолжила Кристина. – Есть кое-кто, кто против твоей идеи. Кто-то очень ревнует тебя, очень завидует тебе. Очень желает твоей смерти.

– И кто же этот кто-то? – тихо, почти шепотом спросила я.

Улыбнувшись, Кристина приподняла одну бровь. Мне казалось, что она вновь уйдет от ответа, но этого не случилось:

– Это две личности. Кира и Ричард. Они оба ненавидят тебя по разным причинам.

– Кира?.. – недоуменно спросила я. – У меня нет знакомых… Нет, подожди! Точно! Кира, бывшая любовница Габриэля!

– Она самая, – кивнула блондинка. – Кира и твой братец замышляют что-то плохое. Правда, мы не знаем, что именно.

– Мы? – переспросила я. – Кто еще?

Кристина Рейн криво улыбнулась:

– Все-то тебе расскажи. У меня есть влиятельные союзники, желающие остаться инкогнито.

Блондинка потянулась, оголив полоску живота над джинсами, и лениво произнесла:

– А теперь извини, мне нужно идти. Дела… ну, ты понимаешь.

Кристина Рейн медленно направилась к воротам. Когда я вышла через полминуты, её нигде не было видно. Лишь холодный ветер трепал верхушки деревьев да бледное зимнее солнце едва выглядывало из-за горизонта.

***

– Я не слишком рано звоню? – спросила Соня.

Я глянула на свою машину на обочине, удивляясь про себя, что Соня не увидела с помощью своего дара, где я только что была.

Мимо изредка проезжали автомобили, а вдалеке виднелся город. Я остановила машину, чтобы выйти и обдумать последние полчаса, когда позвонила Соня.

– Нет, что ты, – ответила я. – Ты по какому поводу звонишь?

Соня замялась.

– Вообще-то, я нашла твою сестру. Потратила всю ночь, но сделала это.

– Это чудесно! – воскликнула я. – И где она?

– Ты не поверишь, – голос ясновидящей был совершенно серьезен. – Она в нашем городе.

Много раз умиравшее сердце пропустило удар, а затем стало биться сильнее.

– По крайней мере, она была в ресторане, откуда открывается вид на площадь, сильно напоминающую площадь с фонтаном в центре нашего города, – добавила Соня. – Было трудно связаться с ней, увидеть её будущее, зная только имя. Я, честно говоря, не до конца уверена, что у меня получилось сделать это.

Я прижала телефон плечом, села в машину и, вставив ключи, завела машину.

– Как часто она бывает в этом ресторане?

– Она постоянно обедает там. Или завтракает. Смотря как посмотреть – на телефоне, лежавшем на столике, время было полдвенадцатого утра.

Автомобиль тронулся с места, я мимоходом глянула в зеркало заднего вида и выехала на трассу. Если пробок не будет, уже к одиннадцати я буду в центре.

– Как она выглядит?

– Было бы проще, если бы она была похожа на отца, – вздохнула Соня и начала перечислять: – Она не такая бледная, как ты, с медово-русыми волосами длиной ниже плеч и карими глазами. Прямой нос, овальное лицо; худощавая фигура. В основном я видела её в темно-синем пальто. По этим приметам узнаешь её?

Прикусив губу, я кивнула, хоть Соня и не видела этого. А может, и видела, поди разбери их, ясновидящих.

– Думаю, смогу. Это все, что ты хотела сказать?

– Ага. Теперь я лягу спать. Наконец-то.

Я усмехнулась и убрала телефон.

Конечно, не планировала я сегодня встречи с сестрой, но уж придется сделать это.

***

Я сидела в машине и нервозно смотрела на светящийся экран мобильного. Звонил Габриэль, и звонил не первый раз. Я все не могла решиться взять трубку. Хотя вампир тоже ведь волнуется – как-никак, я сбежала от него, чтобы встретиться с убийцей-психопаткой, и пропала без вести.

В итоге я выбрала третий вариант – послала Гейбу смс: «Я в порядке. Сейчас есть одно дело, вернусь, как только смогу. Люблю».

Я сомневалась, что последнее слово хоть как-то умилостивит рассерженного вампира, но попытаться стоило.

Габриэль ничего не ответил.

Я припарковалась в центре города в таком месте, откуда были видны сразу три ресторана с окнами на площадь и фонтан. К счастью, в это время мало кто посещал рестораны.

Как по заказу, ровно в одиннадцать тридцать в поле моего зрения появилась девушка в темно-синем пальто. Её волосы были идеально расчесаны и распущены, в такой мороз она не одела шапки. Девушка зашла в один из ресторанов.

Я облизала губы и вдохнула воздух, затем медленно выдохнула. Нужно собраться с духом перед встречей с сестрой.

Я раскрыла дверь автомобиля и уже опустила ногу на заснеженный асфальт, когда на парковку непосредственно перед рестораном подъехал черный Мерседес, и через мгновение оттуда вышел… не поверите кто. Смольянин! Этот оборотень, кому более подходит звание гада, чем волка.

Я прикрыла дверцу машины, не хлопая ею. У оборотней острый слух, и даже через шум автомобилей и разговоры людей это может привлечь внимание Саши. Но Смольянин не оглядывался. Он уверенной походкой подошел к тому же ресторану, куда ушла моя предполагаемая сестра, и, поигрывая ключами от машины, открыл дверь.

Что-то я сильно сомневалась, что это совпадение. В моем мире, скрытом от глаз простых людей, совпадения случались крайне редко.

– Вот сейчас и разберемся, – пробормотала я и вышла из машины. Чтобы не светиться в окнах ресторана, специально сделала крюк, по парковке и вдоль площади. Зайдя в ресторан, я осмотрелась.

Это было фойе, прямоугольный коридор с гардеробной на левой стороне и большой аркой на другом конце справа. Я сняла шубу и отдала её безразличной гардеробщице, принимая в ответ номерок.

У арки меня остановил средних лет брюнет в форме ресторана – черных брюках и кремовой рубашке. На бейджике, приколотом к последней, было написано витиеватыми буквами «Павел».

– Простите, у вас заказан столик? – вежливым тоном спросил он.

– Нет, Павел, – улыбнулась я. – Меня уже ждут.

Обойдя мужчину, я прошлась взглядом по залу. И действительно, за столиком у окна сидел Смольянин и русоволосая девушка, друг напротив друга. Ко мне они оба были боком и что-то обсуждали, причем девушка была взволнованнее, а оборотень качал головой и словно пытался от чего-то отговорить её.

Счастье, что они не заметили меня в окне, когда я входила, и не заметили сейчас. Поэтому мне представилась возможность внимательно рассмотреть девушку. Соня была точна в её описании. Худая, почти хрупкая, девушка не была наделена слишком бледной, молочного цвета кожей, доставшейся мне от отца. Даже с такого расстояния я видела, насколько у неё большие, встревоженные глаза. А вот прямой нос ей определенно достался от отца.

– Девушка, вы проходите или нет? – поторопил меня сзади Павел.

Я словно очнулась и уверенно зашагала к столику парочки. Удивительно, но те были настолько поглощены разговором, что даже не заметили моего приближения.

– … должны ждать. Еще слишком рано, – говорил Смольянипн.

– Но я уверена!! – настаивала девушка. – Бальтазар не поверит мне, но Аня…

– Она не такая, как ты думаешь. Твой отец её взял под свое крылышко не просто так. К тому же у тебя только слова, и никаких…

И лишь когда я села за стул, положив локти на стол, меня заметили и удивленно повернули голову. Хотя от оборотня с развитым обонянием и созданием семи рас с не менее развитой интуицией я ожидала большего.

Вместо того, чтобы вежливо поздороваться и представиться, я неожиданно перешла в режим Алины, то есть обнаглела и стала озлобленной.

– А что замолчали-то, а? – осведомилась я. – Раз уж говорите про меня, то давайте, не стесняйтесь. Мне же тоже интересно.

Теперь не было никаких сомнений, кто эта девушка. Настя почти испуганно уставилась на меня, словно я какой-то дикий зверь. Мне даже не по себе стало, но злость никуда не исчезла, лишь прибавилась.

– Ты старше меня почти на сотню лет, но, похоже, это мне придется учить тебя жизни, – заметила я, откидываясь на спинку стула. – Правило первое, сестренка: не верь слухам и сплетням. Особенно из уст этого волчары. Особенно обо мне.

Смольянин положил руку на мою и проговорил:

– Аня…

– Заткнись! – прошипела я, резко поворачиваясь в его сторону. – Что-то я под крылышком папочки слишком остервенела, и советую тебе не злить меня, потому что это чревато последствиями. Думал, я не узнаю, что та тетрадь с его жертвами из архива? Моего семейного архива.

Оборотень удивленно отпрянул и убрал руку с моей руки.

Подошел официант и ровно спросил:

– Что-нибудь будете заказывать?

Я мило улыбнулась ему, как будто это не я превратилась в Горгону мгновение назад, и сказала:

– Мне, пожалуйста, какой-нибудь легкий салат на ваш вкус и чашечку кофе.

Кивнув, официант ушел. Видимо, Смольянин и моя сестра уже заказали себе еду.

– Итак, на чем мы остановились? – вслух подумала я. – Ах да. Эти минуты будут запоминающимися. А все потому, что я искала встречи с сестрой, и делала это не для того, чтобы состроить какие-то политические интриги, а просто чтобы узнать о тебе больше. Кто ты, чем увлекаешься, что предпочитаешь в музыке, какие у тебя желания и мечты. Из рассказов Габриэля я заключила, что ты самый чистый человек в нашей испорченной семейке. И что я вижу? Ты плетешь паутину интриг за моей спиной с моим злейшим врагов из всех живых. Получается, ты еще омерзительнее, чем наш братец-извращенец.

Настя во все глаза смотрела на меня. По окончании моей речи она воскликнула:

– Нет! Все не так, Аня. Я боялась встречи с тобой… боялась разочарования от того, что еще один отпрыск Бальтазара унаследовал от него все плохое.

– Ты ведь в хороших отношениях с Габриэлем, – произнесла я. – Разве стал бы он встречаться со стервой?

Настя покачала головой и криво усмехнулась:

– Ему давно плевать на душу, на характер своих любовниц. Все, что его интересует, это их внешность. Их тело. Он говорил, что ты похожа на отца, только женская его ипостась… И что-то в его тоне сказало мне, что он увлекся тобой. А потом ты приблизилась к Бальтазару. Желание знакомиться сразу пропало.

Злость исчезла. Принесли еду. Я размышляла об этих словах, дожидаясь, когда официант уйдет, а затем устало спросила:

– Зачем же ты приехала сюда?

Настя глянула на Смольянина. Краем глаза я заметила, как тот едва заметно покачал головой. Я вновь разозлилась и, подавшись вперед, угрожающе произнесла:

– Или ты мне сама сейчас скажешь, или поговоришь позже с папочкой.

Девушка испуганно переводила взгляд с меня на Смольянина и обратно и, не дождавшись от него поддержки, призналась:

– Мне нравится твоя идея создания Совета. И я знаю, кто точно будет против неё.

Смутная догадка, почти интуитивная, шевельнулась в голове, но я проговорила:

– Продолжай.

Настя прикусила нижнюю губу и произнесла:

– Мы… в смысле я и Саша… думаем, что против тебя что-то задумали…

– Погоди, – с ледяной усмешкой перебила я. – Я сама назову имена. Это Ричард и Кира.

Девушка удивленно округлила глаза:

– Ты знаешь?

– Узнала буквально с утра, – хищно улыбнулась я. – Но твое загадочное «мы» означает не тебя и… Сашу, – имя оборотня я произнесла с пренебрежением. – Твое «мы» значит ты и одна светловолосая больная на голову красавица по имени Кристина.

Сестра побледнела на так, что на лице выступили веснушки.

– Как ты… Откуда… Но… – растерялась девушка.

Я принялась за салат. Через минуту, насладившись удивлением Насти и недоумением Смольянина, я соизволила ответить:

– Твоя подруга оказалась решительнее тебя. С ней мне не пришлось искать встречи. Она сама назначила её сегодня на рассвете.

Настя явно расстроилась и растерялась. Её плечи поникли, а взгляд не отрывался от столешницы. Во мне шевельнулось чувство вины, но я загнала его поглубже.

Смольянин, до этого предпочитавший не вмешиваться в наш разговор, а точнее, в мой выговор новоявленной сестренке, сейчас спокойно произнес:

– Анечка, мы хотели незаметно подстраховать тебя, чтобы Ричард и Кира не знали о нас.

Он соблазнительно улыбнулся и придвинулся ближе. Я с прищуром рассматривала его, не веря, что он вот так вот нагло улыбается мне после того, что выкрал из архива информацию при помощи моей мамы.

– Наслаждайся обедом, Настя, – сказала я, не отводя взгляда от Смольянина. – Потом мы поедем к Гейбу, и ты расскажешь нам обоим о том, что скрывала вместе с этим… оборотнем.

Девушка не ответила, но уходить явно не собиралась.

– Теперь ты, мой драгоценный волчонок, – с сарказмом начала я. – Ты использовал мою мать и её страхи, чтобы рассорить нас с Габриэлем. Этого мне достаточно, чтобы возненавидеть тебя. Мы с тобой встречались, ты был моим первым парнем, узнал меня так, как знала только Алина. И теперь строишь козни, пытаешься играть нечестно. Смольянин, ты как никто другой знаешь, что мне претит ложь, сплетни и лицемерие. А сам пытаешься добиться этими средствами моего расположения? – На лице оборотня отразилось что-то вроде вины, но не совсем она. – Ты глупец с большущим самомнением.

Я выдохнула и перевела взгляд на окно, стараясь придать голосу жесткие нотки:

– Убирайся, Саша. Я не хочу тебя видеть.

Без лишних слов Смольянин поднялся, напоследок окинул меня взглядом и ушел, не попрощавшись ни со мной, ни с моей сестрой.

Посмотрев на его нетронутую тарелку с телятиной, я отстраненно подумала, что теперь мне придется за это платить.

***

Габриэль даже не заметил Настю, когда мы оказались в квартире. Он с нечеловеческой скоростью подскочил ко мне, обхватил лицо руками, даже немного сильнее, чем надо, и быстро осмотрел, видимо, собираясь найти ранения.

– Да в порядке я, Гейб, – отмахнулась я, но вампир не желал отпускать меня.

– Дурочка, – выдохнул Габриэль и прижал меня к себе. Я решила не дергаться, мало ли, может, он только сильнее прижмет меня, а уж тогда я точно сломаюсь. Потом по частям меня собирать будет.

Прошло мгновение, и вампир отстранил меня от себя и сурово воскликнул:

– Я же сказал тебе не выходить без сопровождения! Почему ты не послушала меня?

Снимая сапоги, я предположила:

– Может, потому что я не твоя собственность и сама решаю, что мне делать и как быть?

Габриэль зарычал, как настоящий оборотень:

– Это ради твоего же блага, Аня.

Без каблуков я была ниже, но я в любом случае проигрывала Габриэлю в росте, поэтому подошла к нему вплотную и заявила:

– Мне ничто не угрожало. Рейн не хочет моей смерти.

И без того угольно-черные глаза вампира потемнели еще больше, верхняя губа приподнялась, показывая мгновенно удлинившиеся клыки, и Гейб медленно произнес:

– Ты встречалась с Кристиной Рейн?!

С каждым словом его голос повышался, и в конце он уже орал мне в лицо. Ой-ой, да я, кажется, забыла, что не говорила ему об этом.

– Милый, спокойно, – лепетала я, зная, что бурю мне не остановить.

– Да ты знаешь, что могло с тобой случиться?! – бушевал вампир. Я вжала голову в плечи и, наверное, впервые в жизни испугалась его. – Это же Рейн! Кристина Рейн! Она убьет, и не заметит! Если бы ты знала, скольких людей она убила! Когда в Шотландии убили Энтони, я первым делом подумал на Рейн. Потому что она смертельно опасна! Ты понимаешь это?!

В разговор влезла Настя. Она, оказывается, уже сняла пальто и сапоги, и теперь встала между мной и Габриэлем. Положив руку ему на его вздымающуюся грудь, она тихо, но твердо произнесла:

– Успокойся, Древнейший. Ане ничто не угрожало. Кристина Рейн под моим руководством, и я взяла с неё клятву не причинять вред моей сестре.

Посмотрев на девушку, Гейб как-то сразу успокоился, и плечи его расслабились. Лицо вампира смягчилось, и он улыбнулся уголками губ:

– Приятно тебя видеть, девочка.

Настя обняла его, и Габриэль обнял её в ответ, уже не так резко, как меня.

И в моем сердце разгорелся пожар неведомого мне ранее чувства, которое я не сразу узнала. То была ревность, тихая, но яростная ревность, расплывающаяся с каждым ударом сердца по всему телу, заставляя пальцы рук дрожать и неосознанно сжиматься в кулаки. Возмущению не было предела, ярости не было границ, но сильнее всего была боль, тупая, словно сердце разрывали кусочек за кусочком, наслаждаясь каждым мгновением. Почему она смогла успокоить моего возлюбленного за мгновение, сказав почти те же слова, которые говорила ему я?.. А еще вдруг вспомнились слова Насти о любовницах Габриэля, о его отношении к ним. О его возможном отношении ко мне.

Словно почувствовав мою боль, взгляд мужчины, уткнувшегося подбородком в макушку Насти, обратился ко мне. Я не выдержала и секунды и, отвернув голову, прошла в спальню, направляясь прямиком к полке с алкоголем. О да, его у меня была целая коллекция. А что еще делать человеку, который из-за количества магии, собравшейся в его организме, не может заснуть без помощи выпивки?

Я открыла джин и глотнула его, прямо из бутылки. Тепло алкоголя постепенно изгоняло из тела огонь иного рода, вернее, заставляло его спрятаться на время, притаиться, дожидаясь лучшей возможности выйти и показать острые зубы.

Габриэль постучал костяшками пальцев по косяку, заявляя о своем присутствии. Но я еще до этого ощутила спиной его взгляд.

– Думаю, нам следует поговорить, – осторожно начал вампир.

Я поставила бутылку на место, а потом подумала, что сегодня не самый легкий день, и снова взяла её. Затем развернулась и, нахмурившись, довольно резко произнесла:

– Нет, не следует. На сегодня с меня хватит выяснения отношений с парнями, желающими обладать мной, как вещью.

Я протиснулась мимо мускулистого тела Габриэля и, не оборачиваясь, произнесла:

– Идем к Насте, она здесь не просто так. Нам есть о чем поговорить с моей непорочной сестрицей.

Девушка скромно сидела на диване, сложив ручки на коленках. При нашем появлении она подобралась, чтобы встать, но потом передумала и прикусила губу. Неуверенность прослеживалась в каждом её движении.

–Мне, правда, не следовало… – бормотала Настя.

– Говори, – перебила я.

Пока девушка собиралась с духом, я села в кресло, а Габриэль рядом с Настей, и, успокаивающе положив руку ей на колено, он мягко произнес:

– Расскажи нам, Настя. Пожалуйста.

Судорожно вздохнув, девушка выпалила:

– Я подозреваю, что Кира и Ричард что-то задумали против Ани.

Гейб глянул на меня. Я пригубила джин. Он вернулся взглядом к девушке:

– Почему ты так считаешь?

– Кристина постоянно следила за Ричардом, и она узнала, что он часто встречался с одной вампиршей. Кристине удалось подслушать её имя и фразу. Кира сказала, что Аня умрет, и не будет никакого Совета.

Ух ты, меня хотят убить. Снова. За это надо выпить. Что я, собственно, и сделала.

Габриэль молчал некоторое время, а потом осторожно произнес:

– Настя, ты уверена, что Кристине Рейн можно доверять? Она все-таки убийца.

– Сумасшедшая убийца, – вставила я.

Меня, понятное дело, проигнорировали. За мое знакомство с Рейн мне влетит попозже, когда Настя уйдет.

– Я ей верю, – твердо произнесла моя сестра. – Её дух сломлен, но не покорен. Она просто настрадалась в этой жизни.

– Все мы страдали в какой-то мере, – пожал плечами Гейб. – Но это не делает её преданной нам.

Настя непоколебимо посмотрела на вампира, и я поняла, что ослиное упрямство – это наше семейное.

– Я её единственный друг, и она отдаст жизнь за меня и мои принципы, – заверила Настя. Она поджала губы, и в этом я нашла еще одну общую черту.

Габриэль промолчал, не возражая, но и не соглашаясь с девушкой. Он остался при своем мнении. Я, впрочем, тоже не доверяла Рейн. Один Бог знает, что творится в той блондинистой головке.

– По просьбе Кристины я приехала сюда и нашла оборотня, который утверждал, что он знает Аню довольно… близко, – Настя бросила взгляд на Гейба и тут же опустила глаза.

Вампир помрачнел и, посмотрев на меня, медленно произнес:

– Что еще за оборотень?

Вздохнув, я выдала краткую и смягченную версию:

– Мы с ним были помолвлены, потом он стал козлом, мягко говоря, и я рассталась с ним. Сейчас он вдруг решил, что я захочу снова начать встречаться. Наивный.

И вдруг сердце забилось сильнее. Какая-то тревога поселилась в душе, от волнения задрожали руки и колени, а дыхание стало прерывистым.

– Аня? – недоуменно спросил Габриэль, услышав бешеный стук моего сердца.

Я посмотрела на него глазами загнанной лани и задрожала сильнее, увидев беспокойство на его лице. По лицу Насти скользнуло понимание, и она произнесла:

– Это шестое чувство. Произошло что-то ужасное.

– Габриэль… – всхлипнула я, и вампир тут же оказался рядом, удерживая в своих уверенных объятиях. На глаза навернулись слезы, а губы задрожали: – Все плохо…

Пока Гейб и Настя успокаивали меня, зазвонили наши с вампиром телефоны одновременно, а через несколько секунд – телефон Насти. Габриэль показал дисплей, на котором было написано имя моего отца. На Настином телефоне, видимо, было имя Рейн, а на моем имя ясновидящей.

– Аня, прости, я только сейчас это увидела, – виновато проговорила Соня. – Но перед тем, как я это скажу, хочу предупредить, что… мой дар пропал. Я не вижу будущего больше. Это видение было последним, так что я ничем не смогу помочь. Это… О Боже, это ужасно. Мира… её похитили.

Я ахнула и испуганно воскликнула:

– Кто? Кто?

– Я не знаю её имени, но она… она вампирша. Я это знаю, потому что… – голос Сони сорвался. – она… она укусила Миру.

Я словно попала в бесшумный вакуум. Голоса вокруг меня исчезли, ощущения – тоже, и на душе была пустота. Медленно, невероятно медленно до меня дошли слова Сони.

Без сомнения, это Кира. Кира. Укусила. Миру. Похитила её.

И когда я это поняла, на меня снизошло ледяное спокойствие. Отложив телефон, я точно знала, что убью эту суку, чего бы мне это ни стоило.

И Гейб, и Настя уже закончили свой разговор.

– Кристина следила за Ричардом, – первой нарушила молчание Настя. У него есть серьезные союзники, но она не узнала, кто это. Они вырубили её, и она не смогла проследить, куда исчез Ричард.

– Судя по всему, он там же, где и Мира, – процедила я и, поймав вопросительные взгляды вампира и сестры, пояснила: – Кира похитила Миру, мою любимую племянницу… и наследницу семьи. А что тебе сообщил Бальт, Гейб?

Вампир помрачнел и произнес:

– Мои новости хуже всего.

Гейб задумался, и Настя в нетерпении воскликнула:

– Не молчи, прошу тебя!

Мужчина посмотрел на нас и с ужасом произнес:

– Началась сверхъестественная эпидемия. Вампиры заболевают чем-то, похожим на грипп, и несколько из них, самые слабые, новообращенные… погибли.

Настя удивилась:

– Но ведь вампиры не могут болеть.

Я медленно выдохнула. Ошеломляющая догадка родилась в моей голове:

– Это черная магия.

– Ричард, – прошипел Габриэль. – Уверен, это он.

И вновь зазвонил телефон. На этот раз только мой. Увидев на дисплее имя звонившего, я включила громкую связь и ответила:

– Привет, Богдан. Что-то случилось?

– Вообще-то да, – голос Альфы всех оборотней был хриплым. – Что-то происходит с оборотнями. Не знаю, почему, но инстинкт подсказывает мне, что именно ты должна разобраться. Внезапно все волки как с цепи сорвались. При любом эмоциональном всплеске оборотни превращаются, и… Они не возвращаются в человеческую форму, Аня. Никто не может вернуться, они остаются волками. Это какая-то странная магия. Ты создала Совет, Анна Майер. Теперь докажи, что ты достойна руководить им.

========== Глава 11. Алина. ==========

Несмотря на нашу спешку, когда Иордан превышал скорость на арендованной машине, мне понравилась Австралия. Точнее, понравился Сидней – город, в котором жил еще один созданный Гейбом вампир – Дамиан Уайтт. Иордан не посылал ему официальной просьбы на въезд в Австралию, сказав, что Дамиан в любом случае примет нас.

И он принял. Точнее, его слуги были с нами очень подобострастными, извиняясь за отсутствие Дамиана до вечера. Нет, где пропадают все дети Габриэля до заката? Это уже раздражает.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю