290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Черный и белый (СИ) » Текст книги (страница 12)
Черный и белый (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 16:30

Текст книги "Черный и белый (СИ)"


Автор книги: Lily Punk






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 16 страниц)

– Поведешь мейстера к Элии. Пусть проверит ее и, если она не врет, даст ей лунный чай, – отчеканил Эйгон безразличным голосом.

Встав, посерьезневший Эдрик быстро кивнул и направился к выходу, но король окликнул его.

– Об этом никто не должен узнать, и… – он осекся на секунду, но быстро поправился. – Она должна выпить чай во что бы то ни стало. Приставишь к ней людей, чтобы убедиться в этом.

Белогвардеец ушел, а Таргариен практически упал в кресло, бездумно уставившись в одну точку на потолке зала и выглядя хуже, чем ему когда-нибудь доводилось его видеть.

Выдохнув, Сноу наполнил два кубка и передал один брату, который принял его и поднес ко рту, но пить не стал, просто вглядевшись в темную жидкость. Лицо его потемнело, и он откинул кубок, с громким стуком ударившийся о мраморный пол и покатившийся в сторону в красной лужице разлитого вина.

Закрыв лицо руками, он громко выдохнул и зарылся пальцами в волосы, подняв на него покрасневшие глаза, в которых читалось полное отчаяние.

– Четыре луны, – пробормотал он тихо, не обращаясь к кому-то конкретному. – Она знала, что я не дам ей родить, потому скрыла беременность… Хитрая шлюха… – сжав руки в кулаки, он вдохнул и выдохнул. – Думает, что теперь в безопасности, что я позволю этому случиться, – прошипев это, он зло стиснул зубы. – Чертова мразь…

– Эйгон…

– Замолчи! – крикнул брат. – Оставь меня, уйди, прошу тебя… – выдохнул он, сгорбившись в кресле.

– Хорошо, – встав с места, Джон пошел к выходу. – Не знаю, как ты мог так с ней поступить, – замерев у самых дверей, проговорил дозорный, не оборачиваясь назад. – Я был лучшего мнения о тебе.

Он вышел и прикрыл за собой тяжелую дверь, не став вслушиваться в ругань и истеричные вопли брата. Устало, выдохнув, Джон пошагал прочь оттуда. Он пришел к брату, чтобы поговорить и выяснить причину грусти Арьи, но тут все и так было ясно, как день.

Он всегда знал натуру Эйгона, но и предположить не мог, что тот опустится столь низко, и это ранило его, ведь он знал, через что сейчас проходила Арья. Ему страшно было представить ее реакцию на такое, и Джон очень надеялся, что сестра не узнает об этом. По крайней мере, не сейчас.

Нед Дейн показался ему человеком чести, но, судя по всему, его верность Эйгону не была непоколебимой, так что он вполне мог рассказать ей об этом. Джон не был уверен на все сто, но все же решил проследить за ним и убедиться, что тот все сделает правильно.

Комментарий к Падшая Заезда

* – прямая цитата из пов-а Коннингтона, которая мне всегда нравилась.

По-моему, последние три главы получились отличными пов-ами, хорошо раскрывающими трех главных мужских персонажей, не согласитесь?

Жду вашего мнения, дорогие читатели.

========== Драконьи Грехи ==========

***

Джон шел по темным коридорам замка, пытаясь найти будто бы провалившегося под землю Неда. Казалось бы, он вышел не на многим позже него, но сейчас не мог его обнаружить, что вселяло нехорошее предчувствие в душу. Дело было нешуточным и любая ошибка могла очень дорого обойтись Эйгону, и, несмотря ни на что, он просто не мог стоять в сторонке, видя то, что творится вокруг короля. Как он предполагал, Дейн, скорее всего, воспользовался тайным ходом, в которых Сноу так и не научился разбираться, но зато он знал, куда тот направится и, если поторопиться, то можно успеть застать гвардейца у Великого Мейстера.

К внутреннему облегчению Джона, он как раз подошел ко входу в башню, когда оттуда выходили просто одетый рыцарь и молодой мейстер. При виде него, Эдрик явно удивился, но какой-либо недоброжелательности не проявил, последовав за ним в сторонку.

– Что-то не так, милорд? Вас послали его величество?

– Нет, – гвардеец приподнял одну бровь, слегка напрягшись, а дозорный продолжил. – Вы и сами видели его состояние. Я пришел по своей воле, чтобы попросить об услуге.

– Я вас слушаю.

– Приказ Эйгона мог быть поспешен и не обдуман. Я понимаю, что не имею права приказывать вам, но прошу, прислушайтесь ко мне.

– Что вы предлагаете? – серьезно спросил Эдрик.

– Пошлите мейстера, как он и сказал, но одного, – тихо начал Сноу. – Ваше присутствие может насторожить ее. И еще, прикажите подать чай незаметно, через слугу или еще кого-то.

– Я собирался проделать нечто такое, – подумав с минуту, рыцарь кивнул. – Но насчет слуги не уверен. Элия под надежной защитой принцессы Арианны, а она точно знает о ее беременности, так что точно усилила охрану.

– Я поговорю с ней от лица Эйгона. Скажу, что тот примет ребенка, но пока хочет держать все в секрете. Только, не факт, что она поверит мне.

– Поверит, – заверил его Дейн. – У нее нет влиятельных союзников, готовых пойти против леди Арьи, а вы – темная лошадка и единственный, кому король верит достаточно, чтобы послать решить подобную проблему.

– Могу ли я узнать, зачем принцессе королевский бастард? – хоть он и примерно понимал суть данной игры, ему не хватало деталей, которыми обладал белогвардеец.

– Принцесса Арианна теряет влияние на короля. Несмотря на то, что половина двора – представители дорнийских фамилий, они больше придерживаются принца Тристана, который не входит почти ни в какие конфликты, поддерживая тесные связи с лордом Коннингтоном и леди Сансой. Тот факт, что у короля все еще нет наследника мужского пола, делает данную затею для принцессы весьма заманчивой. Может, этот ребенок и не будет узаконен, но у нее появится рычаг давления на Эйгона. Думаю, она даже не предполагает, что он мог отрицательно отреагировать на эту весть.

– Что же, – задумчиво кивнув, Джон вздохнул. – Ясно. Тогда вы идите к королю и расскажите обо всем, когда он придет в себя, – рыцарь поклонился и собирался уйти, но Сноу остановил его. – И да, не дайте моей сестре узнать об этом. Ни в коем случае.

Их взгляды пересеклись на долю секунды, и парень в напряжении ждал реакции гвардейца, но тот лишь вежливо склонил голову.

– Конечно, милорд.

Проводив удаляющуюся спину Неда Дейна долгим взглядом, Джон направился в сторону Кухонного Замка, где проживала большая часть дорнийских придворных. Стража встретила его настороженно, но ситуацию выправила одна из Песчаных Змеек, предложившая сопроводить его до покоев принцессы. Эту женщину в наряде септы, кажется, звали Тиена, и она специально медленно шла, ведя неспешную беседу, за которой умело скрывала тщательный допрос. Будь ему лет семнадцать он бы раскололся еще в начале, но Джону было двадцать пять, и он имел богатый опыт общения с подобными людьми, так что продержаться было несложно.

Дорнийская принцесса прохлаждалась на террасе, окруженная слугами, фрейлинами и музыкантами. Тут же играла пара детишек, создавая шум, почти перебивающий мелодию флейты, на которой умело играла женщина с длинной черной косой. Это место отличалось от всего Красного Замка своей особой атмосферой, и Джон сразу почувствовал себя лишним под солнечным теплом, кажущимся, на первый взгляд, обманчиво ласковым, но, на деле, прожигающим душу и тело насквозь.

Застыв черной фигурой у входа, Сноу терпеливо подождал, пока леди Тиена доложит о его прибытии, послужив неплохим пугалом для детишек, изредка несмело поглядывающих в его сторону. Наконец, принцесса соизволила встать со своей кушетки и царственно пройти в помещение. Последовавший за ней бастард остановился в середине хорошо освещенной комнаты, смотря в спину Мартелл, обернувшейся к нему после того, как слуги прикрыли двери, сразу отсекнув все лишние звуки.

Формально поприветствовав его, она села в кресло у затопленного камина, и дозорный последовал ее примеру. Довольно долго она шла вокруг да около, затянув его в ничего не значившую беседу, и усиленно путала Сноу в своей сети, а Джон поддавался ей, выстраивая именно тот образ, в котором она нуждалась. Конечно, вряд ли она верила ему на все сто, но ему удалось снизить уровень ее бдительности и убедить в благих намерениях, а в большем он и не нуждался.

– Милорд, скажите, вы ведь пришли сюда не по своей воле?

Ее глаза сощурились, оглядывая его с внимательностью хищника к своей жертве, она лениво покрутила чашу в руках и слегка наклонилась вперед, сокращая расстояние между ними.

– Воля моего брата – и моя, – она довольно улыбнулась, услышав его слова и пронаблюдала за тем, как он отпивает из своей чаши.

– Я так полагаю, кузен получил интересную весточку от Элии, – прошелестела принцесса, как ни в чем не бывало откинувшись на подушки. – Хотела бы я увидеть его лицо в тот момент!

– Поверьте, это было стоящее зрелище, – заверил ее Сноу. – Он очень обрадовался, но его радость почти сразу омрачилась.

– И чем же? – небрежно кинула Мартелл.

– Эйгон разозлился из-за того, что вы скрывали это столько времени, – произнес он спокойно. – И сейчас требует, чтобы за ними велся особый уход со стороны его людей.

– Слишком топорно. Королева или Десница сразу почуют неладное.

– Это случится в любом случае, а так они будут под надежной защитой.

С минуту задумчиво поглядев на него, она кивнула, натянув на палец смоляную прядь, выпавшую из убранных за спину волос. Молча наполнив их чаши, дорнийка поднесла свою к его губам и замерла, смотря прямо ему в глаза.

– За будущего дракона.

Сдержав дрожь от холодного прикосновения металла к губам, Сноу встретил ее прямой взгляд и тонко улыбнулся на ее слова, в ответ поднеся свою чашу к ее лицу.

– За будущего дракона…

Выдохнув, он медленно осушил весь сосуд, чувствуя на себе довольный взгляд принцессы, уже празднующей легкую победу.

Уходя оттуда он думал о ней: она не была глупа, но ее честолюбие сыграло с ней злую шутку. Хотя, делать выводы было еще слишком рано, так что оставалось лишь надеяться, что та не предпримет неожиданный ход, расстроив ему всю игру. Джон ходил по тонкому льду, и сейчас любой мнимый выигрыш мог обернуться провалом, но отступать он не мог – слишком многое стояло на кону. Он привык сражаться с мечом в руках и не был хорошим игроком, но и принцесса не считала его таковым, так что Сноу вполне мог выиграть, обманув ее ожидания.

Идя по галерее в сторону Крепости Мейгора он размышлял над тем, как им скрыть факт беременности Песчаной Змейки от Арьи. Сделать это было сложно, ибо ограничить ее встречи с дорнийцами стало бы слишком явным ходом, а принцесса, в свою очередь, и после потери ребенка могла рассказать ей обо всем, так что ситуация складывалась отнюдь не в их пользу. У него была парочка мыслей по этому поводу, но здесь Сноу уже не мог обойтись без помощи, а в таких делах лучше всего разбиралась Санса, к которой он и направился.

Сестра незамедлительно его приняла, и он не стал тянуть, все подробно и ясно изложив ей. Не сказать, что она выглядела удивленной: наоборот, в ее взгляде читалась толика иронии, и Джон понял, что чего-то подобного она ожидала довольно давно. Когда он выразил свои опасения насчет Арьи, она посерьезнела и долго думала, прежде чем предложить идею временного переезда на Драконий Камень.

– Как мы объясним это, прежде всего, ей самой?

Санса нахмурилась и вновь призадумалась, смотря в одну точку на стене.

– У нее ведь может случиться выкидыш, – проговорила она. – Скажу, что там его легче будет скрыть, – Джон кивнул, соглашаясь, а она продолжила. – Отправишься с ней. Попытайся задержать ее там как можно дольше, а я прослежу за тем, чтобы все прошло гладко.

– В запасе два месяца до свадьбы Рикона, – произнес Сноу хмуро. – Ты ведь хочешь, чтобы мы пробыли там до нее?

– Да, – кивнула сестра.

Уставший от всей этой напряженной беготни, занявшей больше половины дня, парень пошел к себе, где, наконец, смог расслабленно выдохнуть. У него было около двух часов свободного времени до ужина, и Джон хотел нормально отдохнуть, прекрасно зная, что после его будет ожидать не самый приятный разговор с братом. А сейчас он мог просто спокойно полежать и подумать обо всем.

По идее, все должно было получиться, но на деле любая случайность могла стоить им всего. Еще и остаться практически наедине на два месяца с Арьей… Джон совершенно не представлял, как выдержит это, а на сердце тлело смутное беспокойство, которое он упорно отгонял. Ей необходима была поддержка, и он был единственным, кто подходил на эту роль.

Приведя мысли в относительный порядок, Сноу неохотно поплелся на ужин, решив от греха подальше держать на лице привычное скорбное выражение, чтобы ненароком не проколоться. К счастью, брат явно пришел в себя и вел себя как обычно, сидя за столом, а вот место рядом с ним пустовало. Санса сказала ему, что Арья согласилась на их предложение, а прийти не смогла из-за плохого самочувствия.

Всю трапезу Джон чувствовал на себе жалящие взгляды принцессы Арианны и Тиены Сенд, от которых кусок в горло не лез, но он упрямо запихал в рот содержимое тарелки, съев даже больше, чем обычно. Хотя бы за ним просто следили, а Эйгону еще приходилось вести беседу с кузинами и, к его чести, держался он вполне достойно, не походя на человека, у которого несколько часов назад случился нервный срыв.

Наконец, за ними троими закрылись двери королевского солярия, и они уселись вокруг большого стола. Понятливый гвардеец сразу наполнил три кубка, и Таргариен схватил и опустошил один из них, не дожидаясь пока Эдрик подаст его. Громко выдохнув, он откинулся на высокую спинку стула, сверля их мрачным взглядом, несовместимым с тем, как он вел себя десять минут назад в зале.

Молча выслушав их рассказ, он долго не говорил, размышляя над их словами, а выражение на его лице все больше ужесточалось.

– Этого всего не случилось бы, не будь я полнейшим кретином… – выдохнул он, конкретно ни к кому не обращаясь. – И днем я повел себя, как тряпка, а вам пришлось разгребать все за меня.

– Это не важно, брат, – встав, Сноу похлопал его по плечу. – Все мы совершали ошибки, не так ли, Нед?

– Да, – кивнув, Дейн быстро отпил из своей чаши и со стуком поставил ее обратно.

– Я в долгу перед вами, – серьезно произнес Эйгон. – Спасибо вам.

Весь вечер они пили, говорили о чем-то, в основном, правда, слушали жалобы Таргариена на жизнь, но и Эдрика разок прорвало, но из его бессвязных страданий Джон понял лишь то, что он безответно влюблен в замужнюю даму, что для двора не было редкостью. Сам он тоже напился, но не настолько, чтобы начать рассказывать историю своей печальной жизни, так что всю ночь ему пришлось и утешать этих двоих.

Небо начинало светать, когда он вернулся в свои покои и, не раздеваясь, рухнул на кровать, почти сразу заснув.

А уже утром следующего дня, он мрачный, как туча, и Нед Дейн, который каким-то чудом стоял на ногах, вместе с как никогда до этого тихой Арьей сели на «Луноликую» и отчалили из порта Королевской Гавани. Путь обещал быть недолгим, но вот они с Недом были совершенно иного мнения по этому поводу…

Комментарий к Драконьи Грехи

Жду ваших комментариев, дорогие читатели)

========== Скрещенные Клинки ==========

***

Дождь вперемешку с мокрым снегом шли вот уже шестой день подряд, делая остров больше похожим на серое грязное пятно посреди моря. С берега замок словно оживал, а его искусно вырезанные из скал башни и здания в форме драконов, казалось, спали, припрошенные снегом. Погода не желала улучшаться, и Джон начинал жалеть об их затее, проводя часы у постели сестры, слегшей с простудой еще две недели назад и никак не поправляющейся, несмотря на все старания мейстера Абеля, который не отлучался от нее ни на секунду.

Ворон из столицы с вестями прилетел три дня назад, и в письме, написанном от руки сестры, говорилось об успешном решении проблемы с дорнийцами. Как писала Санса, сразу после случившегося выкидыша, король лично встретился с принцессой Арианной и леди Элией и, как говорил лорд-десница, скоро Мартелл покинет Красный Замок и вернется в Солнечное Копье, а Сэнд же Эйгон помолвил с младшим сыном лорда Бейлора Хэйтауэра, пообещав обеспечить ее хорошим приданным. Коннингтон не сказал, чем именно они пригрозили Дорнийской принцессе, но пока что та вела себя тише воды, ниже травы и уже собиралась для отправки домой.

В принципе, они могли вскоре вернуться в столицу, но состояние здоровья Арьи не позволяло этого. Джону еще при отплытии из Королевской Гавани пришлось рассказать о ее беременности сиру Эдрику, который очень бурно на это отреагировал, и вместе они старались заботиться о ее благополучии, но лучше той не становилось. Оба буквально тряслись над ней, что изрядно злило ее саму, и они пытались скрыть волнение или как-то отвлечься, а в этом плане Драконий Камень не мог многого предложить.

Прогнозы мейстера о скором выкидыше королевы не оправдались: Старк уже была на третьем месяце беременности, и, несмотря на ограниченность в передвижении и общую слабость, ее состояние было стабильным. Джон радовался за сестру, видя то, как она явно повеселела, узнав об этом, но все же опасался за нее, ведь простуда все никак не проходила, а ее живот рос очень быстро. Конечно, он мало чего понимал в беременности, но для третьего месяца ее живот казался слишком явным, но Сноу не говорил насчет этого, скидывая все на естественный набор веса.

Время на острове шло медленно и каждый следующий день был похож на предыдущий – серый, скучный и зябкий. Они с Недом развлекали Арью, как могли, но ни один из них не мог обыграть ее ни в карты, ни в кайвассу и ни в одну другую игру, так что их совместное времяпрепровождение состояло только из нескончаемых разговоров, которые, конечно, были интересны, только вот часто заставляли их становиться излишне откровенными. Вечера, проведенные втроем, сближали их и открывали друг-другу, и это не было чем-то плохим, но Джон, лучше узнав Неда, стал видеть те детали в его поведении, словах и взглядах, на которые раньше не обращал внимание, и складывались они в не самую приятную мозаику.

Он честно пытался найти опровержение собственным подозрениям, но, чем больше он наблюдал за ним, тем больше убеждался в них, видя в Неде самого себя. Они и вправду были похожи и имели довольно-таки схожие характеры и интересы, так что Сноу быстро подружился с Дейном и испытывал к нему уважение, как к честному и добропорядочному человеку, но он не знал, как относиться к его явной влюбленности в Арью. Знала ли она об этом? Или Эйгон? Неужели он первый, кто заметил? Вообще, как тот решился вступить, а Белую Гвардию?

Эти вопросы тревожили его сознание уже несколько дней, и бастард хотел найти на них ответы, пристально следя за взаимодействием сестры и гвардейца, но в нем не было ничего, за что можно было бы зацепиться, и все равно, что-то не давало покоя, упорно твердя, что здесь есть какая-то деталь, которую он не видит, а Сноу привык доверять своей интуиции.

Забота Дейна об Арье была чрезмерной для простого защитника, и раньше Джон скидывал это на их давнее знакомство и дружбу. Сестра доверяла рыцарю и прислушивалась к его мнению, а в этом не было чего-то странного. Только вот, бастард не был слеп и видел то, что белогвардеец пытался скрыть от него. Мало помалу, все складывалось: некоторая нервозность Эдрика, его неприязнь к Эйгону, замечания брата о близости этих двоих, пьяное признание парня о безответной влюбленности и его неумелые попытки скрыть все перед ним.

Джон и не представлял, что ему следовало думать по этому поводу. Он был… растерян. Этот парнишка, он был неплохим человеком, и бастард испытывал к нему искреннее уважение, но то, что Дейн питал вполне недвусмысленные чувства к жене короля, которому тот поклялся в верности, заставляло усомниться в его благоразумии. Осознавал ли он, по какому тонкому льду шел, подвергая опасности не только себя, но и Арью? Учитывая то, насколько эти двое были близки, любой слух мог сильно ударить по их репутации, и Сноу сомневался, что он один тут такой проницательный.

Думать об этом было неприятно, мысли въелись в голову и не желали покидать сознание, отравляя его существование ядом ревности, разъедающей Джона изнутри каждый раз, когда он видел их вместе. Даже в самом незначительном жесте ему мерещился какой-то тайный смысл, знак и как бы упорно он не противился самому себе, пытаясь скрыть эти чувства, они все равно вырывались наружу, становясь очевидными для Арьи.

Он знал, что она заметила его скованность и проявляющуюся недоброжелательность к Эдрику – это было видно по ее изменившемуся поведению. Сам рыцарь не проявлял никаких признаков осведомленности, что и утешало, и настораживало. Могла ли сестра понять причину его поведения? Ведь она дистанцировалась от дорнийца, а тот не выглядел опечаленным этим. Могло ли это значить, что она знала о его влюбленности или вовсе отвечала ему взаимностью? Иначе как она сразу все поняла?

Все это крутилось в голове, образуя совершенно нелицеприятную кашу, в которой Сноу вяз уже больше десяти дней, придумывая все новые и новые варианты сложившихся отношений между Арьей и Недом и копя всю желчь в себе. Он не мог ни с кем поговорить по этому поводу: с Эдриком все точно вылилось бы в драку, а к сестре он не желал идти, боясь сорваться перед ней и вылить весь тот гнев и злость, что бушевал у него на сердце.

Он не был тем, кого должна была волновать ее личная жизнь. И тем не менее, только его это и волновало, если вспомнить беспечное отношение брата к Неду Дейну.

Шла шестая неделя их пребывания на Драконьем Камне: мейстер разрешил Арье выйти из покоев, и они расположились в Каменном Саду, пользуясь тем, что небо было относительно ясным. Пара оруженосцев расчертили своеобразное поле для дуэли, а слуги вовсю суетились под навесом, пытаясь как можно комфортней разместить беременную королеву. Уже давно сестра хотела поглядеть на их спарринг, и теперь, когда ее самочувствие позволяло, они решили обрадовать ее таким образом.

За время, проведенное здесь, они довольно часто проводили тренировки, и стоило признать, что мастерство владения мечом у Дейна было на совершенно невозможном уровне. Джон держался против него на чистом упрямстве и с трудом мог вывести итог вничью, так что настрой у него сейчас был весьма мрачный. Одно дело тренировка с глазу на глаз, а это – совсем другое. Проигрывать на виду у сестры не хотелось, но отказаться от дуэли он не мог. Оставалось лишь взять всю волю в кулак и достойно выступить.

Даже на ничью надежды было мало: очень навряд ли Нед захочет ударить в грязь лицом перед Арьей, и это вполне ясно читалось в его взгляде, полном решимости.

Встав в нескольких футах друг от друга, они уважительно поклонились и приняли боевые стойки, выставив затупленные мечи вперед.

– Милорд, – кивнул ему рыцарь, вежливо склонив голову.

– Сир, – перехватив полуторный меч поудобней, он дождался крика Мастера над Оружием о начале схватки.

Оба давно уже успели хорошо изучить сильные и слабые стороны противника, и потому никто не спешил нападать первым. Они крутились по границе выделенной зоны, не спуская друг с друга напряженных взглядов, в которых читалась настоящая враждебность. Это не было похоже на их предыдущие столкновения, ведь теперь на кону стояло их честолюбие, и ни один не желал уступать другому.

Эдрик напал первым и затянул его в короткий бой, от которого Сноу удалось уйти и вновь занять оборонительную позицию, но ненадолго: гвардеец вновь пошел в атаку, используя куда более агрессивную тактику, чем обычно, и явно рассчитывая закончить все быстро. Пока что Джон кое-как отбивался, постоянно пятясь под напором противника и при этом пытаясь не оказаться загнанным в угол. Меч у гвардейца был двуручным и каждый удар бил куда сильнее, нежели удары бастардова клинка, но зато у него обе руки были заняты, чем и воспользовался Сноу, вдарив локтем в грудь Неда, когда тот широко замахнулся. Это дало ему некоторую фору, и Джон быстро отпрыгнул в сторону, краем глаза заметив то, с каким азартом за ними наблюдала Арья.

Сосредоточившись на поединке, он не стал дожидаться, пока Эдрик оклемается, и, пользуясь секундным преимуществом, рубанул ему по плечу со всей силы. Тот удержался на ногах и быстро ответил на это молниеносным выпадом в бок, от которого кожаный камзол Сноу порвался, задержав меч и дав ему возможность повалить Дейна на землю.

Минута яростной борьбы, и они откатились в разные стороны и вновь встали на ноги, примеряясь друг к другу. По спине валил холодный пот, грязные волосы падали на лицо, закрывая обзор, а рука, сжимающая рукоять меча, слегка подрагивала, но вид его оппонента тоже был потрепанным, так что пока они шли наравне. Еще пару раз на пробу скрестили мечи и вновь отдалились, сменив темп боя на медленный. Это было куда опасней, ведь каждый выпад мог оказаться решающим, и от этого нервы сильнее напрягались, и Джон постоянно анализировал, пытаясь предугадать следующий ход Дейна.

Прочитать его было сложно, но у него как-то выходило в последний момент поставить блок или же увернуться. С каждой прошедшей минутой напряжение между ними росло, а редкие размены ударами становились куда как жестче. С разбитой брови Джона капала кровь, а Нед прихрамывал на левую ногу, на которую недавно пришелся удар Сноу.

Бой явно затягивался, и будь это любая другая ситуация, они давно бы пожали друг-другу руки и мирно разошлись, но сейчас никто не намерен был прекращать.

Лязг и скрежет металла, их шумное дыхание, биение сердца, стучавшего словно в глотке, завывание ветра – все смешивалось, создавая безумный накал, они оба едва дышали, из последних сил держась на ногах и впервые явственно проявляя черную ненависть друг к другу. Джон жаждал убить его, стереть с лица земли за то, что он посмел все это время любить Арью и быть с ней каждый день, и Нед отвечал ему тем же, источая всепоглощающее презрение по отношению к нему.

В тот момент с них словно бы сняли все ограничители и они накинулись друг на друга, сцепившись в отчаянной схватке. Эдрику удалось выбить меч из его рук, но Джон не обратил на это внимание, резко пнув парня в колено. Когда он замахнулся для нового удара, Дейн схватил его за ногу и повалил на землю так, что Сноу больно ударился головой о каменную плитку. Пока он приходил в себя, гвардеец прижал его к земле и бастард почувствовал сильный удар в челюсть, от которого во рту появился привкус крови. Он пытался как-то вырваться и ответить тому, но поделать ничего не смог.

Со стороны послышались взволнованные крики и пара стражников с трудом оттащили от него взъяренного Дейна. Вокруг закопошились, и над ним склонился мейстер, а вслед за ним испуганная сестра.

– Джон! Ты в порядке? Слышишь меня? – ее голос показался ему очень тихим, хотя судя по тому, как двигались ее губы, она почти кричала.

Прокашлявшись, он с улыбкой кивнул, не отрывая затуманенного взгляда с ее лица.

– Не волнуйся, – прохрипел он. – Меня и похуже избивали…

На лице сестры застыло недоуменное выражение, и он усмехнулся, должно быть, потеряв сознание.

Когда он очнулся, была уже ночь. За окном его комнаты валил снег, а на кресле, рядом с кроватью, дремала сестра. Слегка поерзав, он сел на постели, поморщившись от боли во всем теле. Челюсть его тоже побаливала, но, к счастью, все зубы были на месте. Выдохнув, он попытался тихо встать и налить себе воды, но почти сразу же разбудил Арью своими действиями.

Несмотря на его заверения о прекрасном самочувствии, сестра категорично запретила ему вставать и заставила улечься обратно, сама наполнив кубок и передав его Сноу.

Джон жадно осушил все содержимое кубка и неловко уставился на нее, не зная о чем заговорить. Старк взяла эту ношу на себя, заговорив об их с Недом дуэли и том, что было после.

По ее словам, Дейн сейчас также отлеживался и очень жалел о том, что произошло. Арья говорила удивительно просто и легко, расписывая впечатления от их схватки и хвалила его за достойный поединок. Даже ее возмущение тем, что они пересекли грань, было каким-то слишком легким, что казалось каким-то неправдоподобным.

Она сказала какие лекарства ему прописал мейстер и поднялась, чтобы подать ему отвар, но бастард остановил ее.

– Ты действительно собираешься делать вид, что все в порядке?

Арья замерла спиной к нему и так и не обернулась.

– Будешь и дальше игнорировать меня? – встав с постели, он подошел к ней и застыл позади нее. – Я не слепой, Арья.

Довольно долго она молчала, вздрогнув, когда Джон легко коснулся кончиками пальцев ее шеи и провел линию вниз, к ключицам.

– Что тебе нужно?

Прижавшись носом к жилке, бьющейся на шее сестры, Сноу втянул запах ее кожи.

– Ты ведь знаешь о чувствах Эдрика к тебе?

– Да.

От ее прямого и честного ответа он на секунду растерялся, но быстро взял себя в руки.

– И? Неужели оставишь это просто так?

Сестра обернулась и подняла внимательный взгляд на его лицо, от которого Джон ощутил дрожь, прокатившуюся по всему телу.

– Поверь, у меня все под контролем.

– Да? Наверное именно поэтому он избил меня до полусмерти, – хмыкнул бастард, сжав ее плечи и не отрывая пристального взгляда с непроницаемого лица сестры.

– Чего ты добиваешься, Джон? – устало выдохнула Арья. – Ты действительно хочешь услышать всю правду?

– Да, – с готовностью ответил парень. – Хочу.

Она предупредила, что правда навряд ли понравится ему, но Джону было плевать. Творившееся при дворе с самого начала не понравилось Сноу и вот, наконец, он мог узнать то, что гложило его столько времени.

Комментарий к Скрещенные Клинки

Жду вашего мнения, дорогие читатели)

========== Ночной Шторм ==========

***

Ветер выл волком, ставни древних окон трещали, будто бы готовые сорваться с петель и, несмотря на затопленный камин, по помещению гулял холодок. Огоньки свеч моргали, отчего болели глаза, а сгорбившаяся фигура брата, сидевшего перед ней, казалась неожиданно устрашающей. Держа спину ровно и не выказывая признаков неуверенности, она прямо смотрела на него, ожидая реакции на свой рассказ.

Где-то в глубине души, она чувствовала вину за сокрытие правды. Да, она солгала Джону, но могла ли она поступить иначе? Несмотря на угрызения совести, Старк твердо стояла на принятом решении и не собиралась давать слабину ни перед ним, ни перед кем-то другим.

С губ Сноу сорвался тяжкий выдох. Медленно подняв голову, он посмотрел в серые глаза сестры, которые были точно такого же дымчатого оттенка, что и его. Арья выдержала тяжелый взгляд бастарда, и тот, откинувшись на сидении, зарылся пальцами в явно отросшие кудри, небрежно убирая их с лица. Еще немного пораздумав, он широко расставил ноги и, наконец, сел ровно, упершись локтями в колени и вновь посмотрев на Арью, казавшуюся в неясных бликах от свеч похожей на ожившую статую Лианны Старк.

– Я даже не знаю, как реагировать, – раздраженно мотнув головой в попытке отогнать образ матери, Джон опять сфокусировал взгляд на родном лице. – Просто, я никак не могу понять: как после всего случившегося, все вы можете смотреть друг-другу в глаза?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю