332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кьяза » Любовница (СИ) » Текст книги (страница 7)
Любовница (СИ)
  • Текст добавлен: 4 января 2021, 12:30

Текст книги "Любовница (СИ)"


Автор книги: Кьяза






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 24 страниц)

– Простите, Ваше величество.

Он забрал бутерброд и переключил внимание на еду. Я отпила немного золотистого напитка. Мягкий слегка терпкий вкус, с нотами меда и цитруса.

– Нравится? – подал голос мужчина.

– Вкусно, – согласилась я.

– Ешь, иначе опьянеешь.

Я делала бутерброды и слушал рассказ мужчины.

Не имея возможности получить геммолога, император попытался вырастить своего. Сначала они с Эргом попытались самостоятельно разобраться в особенностей артефактов и амулетов из Ирдарха. Но лабораторные опыты ни к чему не привели. Камни различались лишь огранкой, если обычный был из других районов материка, и были абсолютно идентичны, если ювелирное украшение сделал тоже ирдархянин. Более того, даже подвергнутые серьезным излучениям, камни не теряли своих свойств.

После серии неудачных экспериментов, император и премьер-министр попытались нелегально купить горных мастеров, но потерпели крах. Точно так же оказались тщетными попытки переманить геммологов из других стран.

– А зачем вам геммолог? – решилась я на важный вопрос. Все закуски уже были съедены, остатки вина император уже разлил по бокалам. Мы сидели, опираясь на изголовье.

– Магия уходит из мира, Азиэль, – горько усмехнулся он, – прогресс убивает ее, точнее она отмирает, потому что технологии заменяют ее. Мои дети маги, но посредственные, потому что им уже это не надо. И так по угасающей будет дальше. Прогресс не может заменить полностью нашу сущность, хоть и уничтожает ее, а магия должна остаться. Уйдет она, следующими станут геммологи. Не все можно объяснить наукой.

– Вы теряете силу?

– Я? Нет. Но я не использую и половины своих возможностей, а меж тем побочные действия ощущаю по полной.

– Вы не боитесь так прямо мне говорить об этом?

– Нет, Аззи, наоборот. Рано или поздно на тебя выйдет тот, кто охотится на меня. Попытается перекупить, не важно, деньгами, шантажом или угрозами. Согласись, это реальный шанс выйти на гада.

– Используя меня в качестве наживки?

– Аззи, с тобой ничего больше не произойдет. Веди себя хорошо, и никто ничего тебе не сделает, даже Эрг.

– Мне надо бояться премьер-министра?

– Нет. Смешная, ты зеваешь. Устала?

– Простите, Ваше величество.

– Спи, я все время забываю, что ты не маг и еще не восстановилась. Ты пилюли пьешь?

– Да. А вы вообще спите?

Я опустилась на подушку, сворачиваясь калачиком. Император забрал у меня бокал:

– При хорошем питании и регулярном сексе маг может бодрствовать до месяца.

– Кошмар, – честно сказала я и уснула.


Глава 7.

Дни потекли однообразно. Вечера с императором, иногда он оставался и на ночь, но чаще он уходил, когда я засыпала, и утром домой меня провожал Эрг. Я собиралась, и после чашки кофе уходила на работу, где продолжала существовать в социальном вакууме, иначе мое состояние нельзя было назвать. Болото, тягучей и бескрайнее. Бывшие приятели и знакомые больше не делали попытки сблизиться, новые и не думали заводиться. На работе шушуканье не прекращались, более того, даже усиливались, но стоило мне подойти, как все тут же замирали и тут же находили работу. Дигуэль Прачрит не заострял внимание на расколе внутри отдела, однако я все чаще и чаще ловила себя на том, что мне доверяли организацию и сопровождение тех мероприятий, которые не требовали постоянной работы в команде. Унылые будние дни сменяли тоскливые выходные, хотя я уже ловила болезненное удовольствие в одиночестве.

С Ее величеством было еще несколько 'случайных' встреч. Смысл всех разговоров сводился к одному и тому же – меня жалели и предупреждали об опасности, намекали о том, что я должна покинуть резиденцию. Молчание, опущенные вниз глаза и покорность раздражали императрицу. свита же решила что я неплохая мишень для оттачивания остроумия, поэтому сначала исподтишка, затем все открытей и ясней, девушки пытались меня задеть, пока что словесно. Ее величество делала вид, что не замечает, я же боялась открыто привлекать к себе внимание, поэтому молча терпела и постепенно отказалась от прогулок в парке резиденции, чтобы лишний раз не встречаться с Ее величеством и фрейлинами, проводя все свободное время дома и выходя лишь за покупками.

Его величество так и не принес мне обещанные камни, а напоминать я не рискнула. Зато книгами он меня снабжал исправно. Часто Эрг Дюэль развлекал нас рассказами из бурной юности, и император с не меньшим удовольствием, чем я, слушал о событиях, когда ему было около десяти лет.

Отношение с императором… Мы оба поддерживали иллюзию полной постельной идиллии. Наши тела получали удовлетворение, а душа и сердце… Что чувствовал император, было неизвестно. Я эмоции отключила, не позволяя себе влюбиться. Но сложно признаваться, что вот такое принудительно фаворитство давало и свои положительные стороны для меня. Пусть условно в горизонтальном положении и с раздвинутыми ногами, я была нужна. Да, ублажение императора занимало большую часть времени, хотя и тут все было путанно. Откровенно говоря, мне нравилось, что происходило под одеялом, и если забыть начало, забыть первые издевательства, забыть все, оставив лишь нас двоих – то это был идеал мужчины. Великолепный любовник: жадный, умелый, чуткий и внимательный. От его ласк я сходила с ума, тело предавало совесть и гордость, требуя еще и стремясь отдать больше чем есть. Наивная, мне казалось, что я умела скрывать истинные эмоции, что научилась обманывать, но император был слишком проницателен, но и в тоже время слишком умен, чтобы упрекать меня в фальше. Мы сошлись на молчаливом компромиссе физической связи для здоровья.

Но кроме постели были еще и совместные ужины, чаще втроем. Более того, примерно через месяц связи император выпустил меня бродить по дому, и нередко, когда они с премьер-министром брали работу в убежище, император через некоторое время находил меня в библиотеке на первом этаже. Книги, книги, книги. Они стали моими новыми друзьями, отдушиной в жизни, где финал был известен, да и срок вполне очевиден. Не найдя ответы на возникшие вопросы, я искала ответы в художественной литературе из Ирдарха, в смежных отраслях. Я даже выучила наизусть справочник ювелира, чем немало позабавила Эрга, который устроил мини-экзамен. Я ответила на все вопросы, чем вызвала задумчивость мужчин. Эрг долго изучал меня, а потом достал из кармана два прозрачных камня.

– Что это, Азиэль?

Я не спешила с ответом, забирая с ладони премьер-министра два ограненных бриллианта. Да мне пришлось учить камни по учебникам, но сейчас сомнения не было – передо мной король драгоценных камней. Я бросила исподлобья взгляд на экзаменаторов, но подсказки не нашла, потому что на лицах мужчин вновь были бесстрастные маски.

Камни были абсолютно одинаковы, а тонкий узор граней говорил о высоком качестве обработки, то есть к ним приложили руку мастера Ирдарха.

– Ну же, Азиэль, – поторопил император.

– Подождите, – попросила, внимательно разглядывая камни.

Оба прохладные и твердые. Я даже подошла к стеклу, и провела по ним бриллиантами, чтобы точно убедиться. Две царапинки на витраже серванта подтвердили догадки.

– Ваше величество, она вам мстит порчей имущества, – хмыкнул премьер-министр.

– Эрг, – одернул его император.

Я продолжила рассматривать камни, однако ничего во мне не подсказывало, что они чем-то различаются.

– Аззи, ну же, – поторопил император.

– Я могу задавать вопросы? – рискнула проигнорировать скрытый приказ.

– Задавай, – кивнул Эрг Дюэль.

– А как маги понимают, что камень обладает специфической силой? Ведь геммологи еще и искусные ювелиры и делают не только артефакты и амулеты, но и обычные украшения.

Премьер-министр не спешил отвечать на вопрос, задумчиво рассматривая меня. Император промолвил:

– Мы видим оболочку камня, если геммолог ее не зашифровал. Иногда проверяем опытным путем, что болеее действенный способ.

– Но это не всегда возможно.

– Умница, Азиэль, – улыбнулся Эрг Дюэль, – среди геммологов бытует легенда, что если соврать про камень, то умение уйдет. Так что с алмазами?

Я вернула камни.

– Я ничего не заметила, они одинаковые.

– Они обычные? – допытывался император.

Я замешкалась с ответом, не понимая, что отвечать.

– Азиэль, просто ответь на вопрос, – Его величество даже подался вперед, – нам важно услышать твое мнение.

– Я ничего не почувствовала, мне кажется они обычные, – решилась я.

Премьер-министр и император переглянулись.

– Азиэль, почему ты так решила?

– Не знаю. Камни и камни, очень красивая огранка, выдает руку ирдархарцев, но ничего больше.

Эрг немного подумал, затем снял перстень с сапфиром с руки.

– Аззи, а этот?

И вновь я тщательно рассматривала кольцо, пытаясь хоть что-то почувствовать. Очень искусная огранка, сапфир глубокого синего цвета.

– Это белое золото? – спросила я.

– Платина с палладием.

Я вновь вернулась к камню. Внешне он был обычным. Я не могла найти ничего такого странного. Впрочем, я мало видела сапфиров, а уж тем более держала в руках. Отличие было в одном. Если алмазы холодили руку, то этот камень был согревал. Может продолжал хранить тепло хозяина?

– Аззи, – позвал император.

– Он теплый, – промолвила я.

И вновь мужчины обменялись взглядами. А я поднесла перстень поближе к глазам. Круглый камень, идеальной огранки работы ирдархарского мастера. Почти незаметный рундист и калетта, безупречные грани, оптимальное соотношение короны и павильона. Я держала за обруч, но камень все равно…

– Он сохраняет тепло? Это тот самый камень?

– Который, Аззи?

– Имеющий магические свойства, – я подняла глаза на мужчин.

Эрг протянул руку, но я не спешила расставаться с кольцом. Какая-то внутренняя сила удерживала меня. Император нахмурился.

–Азиэль, – его тон похолодел.

– Не надо, Канст. Аззи, верни кольцо, пожалуйста.

– Сапфир больше женский камень, талисман верности и мудрости, счастливой семьи, – прошептала я, борясь с чувствами.

– Иногда и камни врут. Его действительно подарила мне девушка, очень давно. Заказала у геммолога, пообещала что станет женой. Так и не стала, испугалась мага.

– И вы до сих пор носите? – полюбопытствовала я.

– Знаешь, Аззи, у магов есть одна плохая черта. Они по жизни однолюбы. Давая нам возможности и силу, природа наградила большим количеством уязвимости, тем самым сохраняя баланс. Пойду я, молодые люди. Если хочешь, оставь себе, Аззи.

Я медленно протянула кольцо:

– Простите.

Премьер-министр забрал его и исчез.

Я испуганно посмотрела на императора, тот лишь улыбнулся:

– Первые камни действительно были обычными, а вот перстень Эрга с сюрпризом и даже больше, у него оболочка зашифрована. Но я не знал его истории.

– То есть камень не работает?

– Мне самому любопытно, спросим Эрга при случае. Ты молодец, Аззи. Что ты хочешь?

Я недоуменно пожала плечами.

– Нет, так не пойдет. Мне хочется тебя порадовать, потому что сегодня ты показала хорошие результаты. Мы с Эргом прекрасно осознаем, что сама ты не разберешься в геммологии, чтобы стать хорошим специалистом, но задатки есть. Сейчас попытаемся ускорить переговоры с Ирдархом, возможно пожертвуем чем-либо, чтобы получить тебе хорошего учителя. Так что ты хочешь?

– О чем мне нельзя просить, Ваше величество? – произнесла и замерла, боясь дышать. Надежда билась раненной птицей, и впервые я не радовалась ей. Он убьет, убьет все мои порывы, меня не отпустят.

– Аззи, ты умная девочка, – император развалился в кресле, с усмешкой следя за мной, – ты же понимаешь все, но зачем то тешишь себя надеждой. Откуда столько скрытого мазохизма? Или у тебя есть потребность? Никогда не пробовал себя в этой роли, но ради тебя…

– Покажите мне море, – перебила я его, не давая издеваться.

– Море? – он удивленно выпрямился, подходя.

– Вы же можете нас перенести на побережье? Я никогда не видела океан

Император взял мое лицо в ладони, пытливо глядя в глаза:

– Почему океан? Почему не драгоценности, побрякушки и прочие дорогие подарки? Деньги, в конце концов, чтобы отложить их в кубышку на домик? На шаг ближе к мечте. Так почему такой странный выбор?

– Я не уверена, что мечта о доме сбудется. Но всегда хотела увидеть океан.

– С тобой ничего не случится, слышишь? – император с особенной злостью встряхнул меня и оттолкнул, – иди переоденься, в Достии сегодня холодно.

– Простите, Ваше величество? – не поняла я.

– Ты хотела или нет на побережье? Брюки, удобную обувь и теплый свитер. Вечерами там сильный ветер.

– Но это же южный континент, за океаном Тирк, – я не верила в его слова. Порталы между материками недоступны, а Достия находится ближе к Южному ледяному океану.

– Аззи, бегом! – рыкнул император.

Все так же не веря словам, тем не менее я пулей метнулась наверх в спальню, где хранилась одежда. Широкие шерстяные брюки и тонкая водолазка. Император не дал мне надеть пальто, вместо этого выделил свой толстый и колючий свитер грубой вязки.

А через минуту мы стояли на небольшом камне и перед нами бушевал океан. Император придерживал меня за талию. Соленые брызги водяной пылью оседали на лице. Промозглый ветер пробирался под свитер, заставляя ежиться от холода, но я не замечала их.

Океан! Бескрайние взбунтовавшиеся просторы воды неиствовали в сумерках. На небе бесновались неряшливые темные тучи, а внизу им вторили темные волны. Словно сошлись в схватке два неведомых зверя. и каждый ревел и тянул на себя мир.

– Аззи, это шторм, надо уйти подальше! – старался перекричать шум волн император.

– Еще немного, пожалуйста! – взмолилась я.

– Сумасшедшая!

Он не послушал, потащил на руках подальше от камней. И вовремя, одна из волн с хохолком пены яростно налетела на тот обломок скалы, где мы стояли, и с недовольным ворчание откатилась назад. А следом еще одна и еще, словно злые собаки пытались достать нас.

– Пойдем, там маяк, спрячемся от непогоды!

– Канст, пожалуйста! Еще минуту!

– Ты понимаешь, что все может плохо кончиться?

– Как скажете, – сдалась я, с тоской смотря на бушующий океан.

Да, опасный, смертельно опасный, но Северный ледяной океан меня подкупал свободой.

Мгновение и мы вновь в доме посреди пустыни Вьетар.

– Приведи себя в порядок, – холодно заметил император, сбрасывая на пол мокрую одежду.

Пока он был в душе, я послушно переоделась. Когда император вернулся, я уже накрыла стол поздним ужином. Бутерброды с холодным мясом и горячий чай с медом, все как любил Его величество.

– Спасибо, – поблагодарил он сухо и добавил, – извини, но на берег надвигался ураган, оставаться нельзя было. Если бы не упрямилась, то мы б смотрели на все с маяка.

– Все равно спасибо, Ваше величество.

– Иди сюда, – смягчился он и поманил рукой.

Когда я подошла, он усадил меня к себе на колени:

– В следующий раз пойдем в Наур, там теплее, хотя народу больше.

– Может не стоит тогда рисковать?

– Стоит, тебе же понравился северный океан, думаю что и Тирк понравится, тем более сейчас сезон и можно купаться. Хочешь? Вот и договорились, а теперь спать.

Увы, ни завтра ни после завтра в Наур мы не отправились. Император опять исчез, а через неделю я получила приглашение на летний бал от Дигуэля Прачрита. Я сжимала конверт с серебристым тиснением и смотрела на остальных коллег-счастливиц, которых тоже премировали приглашениями. Гарит, которой не повезло, завистливо процедила:

– Ну Ринтар-то понятно, за какие заслуги, правда почему через наш отдел. Это уже ближе к обслуге.

Прачрит моментально повернулся к ней:

– Госпожа Хитрен, вы сомневаетесь в моей объективности по отношению к подчиненным? Вместо того чтобы завидовать, наконец-то занялись бы отчетом. Встреча с Артузским советом аграрников была две недели назад, а ни протокола, ни итогового отчета я не видел.

Она поспешно уткнулась в бумаги, а я спрятала приглашение в сумочку. После работы, которая затянулась почти до девяти вечера, я робко заглянула в кабинет начальника:

– Господин Прачрит, можно?

– Госпожа Ринтар, проходите. У вас проблемы?

– Я насчет приглашения на бал. Мне кажется произошла ошибка.

– Госпожа Ринтар, меня не интересуют женские разборки, я сам в состоянии решить кто пойдет а кто нет. Лично я доволен вашей работой, и думаю что вы заслужили немного веселья.

– Веселья?

– Веселья, госпожа Ринтар. Если вы всегда будете прятаться по углам, то вас не примут, так и будут культивировать в вас синдром жертвы. Понимаете раз в квартал в резиденции ту или иную девушку особенно новеньких записывают в любовницу высокопоставленных политиков. А дальше все зависит от жертвы и ее поведения. Так что сходите и развейтесь. Тем более вы девушка строгих правил, так что я уверен, сможете постоять за себя. Вы меня услышали?

– Да, господин Прачрит, спасибо.

– Вот и хорошо. Идите домой, госпожа Ринтар, уже поздно.

А дома меня ждали. Премьер-министр устроился на кресле в темноте, поэтому когда я включила свет, то подпрыгнула при виде неподвижной фигуры.

– Господин Дюэль, вы напугали меня.

– Аззи, о чем вы говорили с Дигуэлем?

– О приглашении на бал.

Эрг с серьезным видом кивнул головой, немного думая, затем спросил:

– Ты понимаешь, что играешь с огнем? Тебе нравится испытывать терпение императора?

– Я не сделал ничего предосудительного и даже более того пыталась отказаться от приглашения на бал, однако господин Прачрит настаивал на моем присутствии и мне пришлось согласиться, чтобы не привлекать внимание.

– Это сезонные приглашение– премирования?

– Да.

Я разулась, сняла шляпку и перчатки, затем пошла на кухню. День выдался весьма напряженный, а еще вечернее рандеву. Хорошо что завтра выходные, хотя теперь вместо сна придется потратить их на поиск подходящего для бала наряда. На заказ дорого. Я добрела до кухни.

– Приведи себя в порядок, император уже ждет.

Душ, платье с пышной юбкой, подновить макияж и прическу. Через полчаса я уже стояла перед премьер-министром.

Через мгновение мы уже были в гостиной на втором этаже особняка во Вьетаре. Император головой ушел в документы:

– Аззи, мы с Эрглм уже поужинали. Если хочешь, все на кухне. Я освобожусь через полчаса.

– Спасибо, я не голодна.

– Ты допоздна работала и не ела, – упрекнул меня премьер-министр.

– У меня была булочка, мне хватило.

Они не ответили, уйдя с головой в обсуждение вопросов. Тихо прошла в спальню и присела на кровать, облокотившись на изголовье. Полчаса ничегонеделания – это подарок. Прикрыв глаза, я и не заметил как уснула.


Глава 8.

Меня разбудило прикосновение губ ко лбу:

– Аззи, ты заболела?

– Нет, просто устала. Все хорошо, простите.

– Я уже в течении часа делаю попытки тебя разбудить.

– Я не слышала.

Император кивнул и вернулся к бумагам, оставив меня в недоумении. Я откинула легкое покрывало, которым меня укрыли и вышла в гостиную. Премьер-министра нигде не было.

– Я надолго застрял с документами. Найди пока чем заняться.

– Уже полночь.

– Не отвлекай меня.

Не желая мешать, я спустилась вниз, разыскала еду. Почему то раньше у меня не возникало даже вопроса – а как? Как дом остается в чистоте и порядке, как появляется пища? Сделав себе пару бутербродов с холодным мясом вернулась обратно наверх, но стоило поставить тарелку на стол, как один из них исчез, появляясь в руке императора.

– Найди внизу белое вино еще.

Пришлось выполнить приказ, захватив снизу еще провианта, который мы молча уничтожили за полчаса. Через некоторое время я посмотрела на императора, который продолжал изучать документы. Это ненормально так работать, даже с резервом мага. Ему надо отдохнуть, иначе он опять будет раздражительным. Налив в бокал вина, я подошла к нему:

– Ваше величество, прервитесь на немного.

– Аззи, не мешай.

– Буду, – с вызовом сказала я.

Он удивленно поднял глаза:

– Что за бунт?

– Это не бунт, я выполняю свои обязанности, – перечить было страшно, но я уже устала мириться с ролью мебели. В конце концов именно для этого меня и взяли.

– Детка, не зли меня. Ты потребуешься позже.

Он сделал попытку вернуться к документам, однако я протянула бокал и отняла бумаги. Император принял вино:

– Аззи, ты пьяна или осмелела? Мне надо проверить тебя на гипноз?

– Нет, Ваше величество, я пытаюсь заставить вас отдохнуть.

– Продолжай, мне любопытно.

Он сел, закинув ногу на ногу, наблюдая за мной. Под его ироничным взглядом я стушевалась, однако было поздно отступать. Зайдя со спины, я положила ладони ему на плечи. Легкий массаж, чтобы расслабился.

– Не впечатляет, Аззи, – насмешливо произнес он, однако я чувствовала как напряжение в мышцах постепенно уходит. Император устроился удобнее, слегка откидывая назад голову.

– До сих пор не впечатляет? – шепнула тихо на ухо, стараясь говорить вкрадчиво.

– Продолжай, продолжай, – поторопил он.

– Не спешите.

Мои руки скользнули ниже по груди, пальцы попытались расстегнуть китель, однако от волнения я замешкалась, и мои ладони тут же поймали и сжали, не давая вырваться:

 – Аззи, я поражен твоими попытками соблазнить, но остановись, иначе я неприлично рассмеюсь. Ты пока слишком наивна для роли искусительницы. Иди сюда.

Не отпуская рук, он вынудил меня обойти кресло и сесть к нему на колени.

– Все так плохо?

– Ну почему же, цели ты добилась, я отложил работу. Однако в будущем не мешай, просто ложись спать.

– Сейчас вы меня разбудили.

– Чтобы поела и легла спать по-нормальному. Рендина уехала с детьми в загородную резиденцию, так что ты здесь до конца выходных. Я периодически буду исчезать по делам, но хочу, чтобы ты всегда была здесь. Эрг говорил о бале. Ты идешь?

– Если вы против, то я останусь.

– Нет, я за. Эрг обеспечит твою безопасность. Ты идешь одна?

– У меня нет спутника, Ваше величество.

– Меня это вполне устраивает. И сразу предупреждаю, я не потерплю кокетства, за любое действие на сторону ты будешь потом наказана. Думай, прежде чем что либо делать.

– Ваше величество, я не уверена, что смогу заинтересовать мужчин. Но поймите правильно, отказы могут вызвать подозрение императрицы. обещаю вести себя прилично, но…

– Но ты хочешь танцевать, – усмехнулся император.

– Если представиться возможность, то мне очень бы хотелось. Однако если вы запретите, то я подчинюсь. Вы важнее.

– Лицемерка. Хорошо, я тебя предупредил, дальше решай сама. А теперь небольшой мастер-класс по соблазнению, Аззи. Вопреки расхожему мнению, мужчина предпочитает игру и недосказанность, тайну, возможность домыслить. Не открывайся полностью, останься загадкой. Впрочем, ты действительно ларчик с секретом, – за разговором император расстегнул почти все пуговки платья, а значит, время разговоров прошло.

И вот я стою возле входа в бальной зале, в тени драпировки и цветов. Переливаются огни люстр, играя бликами на хрустале. Солнечные зайчики прыгают по стенам, тяжелым бархатным портьерам, лицам приглашенных. Большая приемная украшена в золотых и темно синих тонах императорского дома, лишь белые пятна орхидей, любимых цветов императрицы разбавляют пафосность ситуации, которая давит на меня. По этикету наряды на балах, если вы не военный и при исполнении, не должны быть выполнены в официальных цветах правящей династии, под запретом и черный. Мужчины в преимущественно белых и серых фраках, дамы в честь летнего бала предпочитали светлые платья. Я остановилась на закрытом платье, не противоречащим правилам. Лиф цвета вайда, нежного сине фиолетово серого цвета, с рукавами три четверти и более чем скромным воротником лодочкой спереди. Сзади вырез был чуть глубже, углом уходя до лопаток. На широкой юбке из белой органзы расцветали большие цветы в тон верху наряда. Белый атлас нижних юбок подсвечивал узор, скрывая скромные белые туфли лодочки. Я отказалась от перчаток, и запястье правой руки украшал подарок императора. Его величество передал через премьер-министра комплект из браслета и сережек из белого золота с иолитами светлого сине-фиолетового оттенка, так хорошо гармонирующих с нарядом. Я долго рассматривала тонкие нити украшений, но ничего не увидела, впрочем Эрг Дюэль подтвердил, что камни обычные. А жаль, иолит обладает способность придавать уверенность и защищать от злых намерений, отводя дурных людей. Самое то, что мне надо на балу.

– Госпожа Ринтар, почему прячетесь? Вы прекрасно выглядите, – Прачрит подал мне бокал с шампанским.

– Спасибо, – улыбнулась я ему, – просто наблюдаю. Очень красиво, прекрасная музыка, настолько все великолепно, что я немного растерялась.

– Осваивайтесь.

Он развернулся и поспешил к знакомым. Пока танцев не было, ожидали императорскую чету.

Работа в протокольном отделе приучила к выдержке, но и вполне торжественные моменты стали для меня обыденными, поэтому появление императора с супругой не вызвало трепета, я машинально склонилась в реверансе, пряча взгляд. Шум немного стих, но потом разговоры продолжились, после милостивого жеста Его величества. Правильно, еще четверть часа на этикетную мелочь, приветствия послов, затем императорская чета откроет бал, а потом. Полчаса нахождения в зале, когда ко мне подошел только начальник, прекрасно дали понять – ни опровержения, ни время не способны оправдать меня. Народ нашел жертву и развлекается. Дамы шушукались, придирчиво оглядывая меня, и их презрительные взгляды оскорбленной добродетели раздражали.

Молодые люди… Я уверена, что мне сегодня не танцевать. Сальные взгляды и мимолетные прикосновения в толпе, больше похожие на преднамеренное ощупывание, бесили. Да, любовница, завидуйте и мечтайте. Вам не светит!

Я поставила пустой бокал на поднос проходящего официанта, подхватила белое вино. Проигнорировала пару осуждающих взглядов. Час, максимум час и я смогу уйти незаметно.

Я видела Патти, ведь ее родители влиятельные люди. Раньше они улыбались мне, и даже искренне сочувствовали судьбе сироты. Только сейчас я поняла цену их искренности. Лицемерие – это норма при дворе. Хотелось даже поблагодарить императора и премьер-министра за то, что своим вторжением в мою жизнь сняли розовые очки. Мир, прогнивший мир. Двойные стандарты. Здесь днем осуждали разврат, предаваясь ему ночью, словно темнота могла их скрыть, а восход очищал грех.

Я посмотрела на опустевший фужер. К черту, все к черту! По крайней мере император честен со мной, не скрывая своих целей и откровенно говорящий, что ему надо. Небеса, да если так посудить, от него я больше видела участия, чем от окружающих, пусть и меркантильного, но все же интереса в моем состоянии.

Я потянулась к бокалу красного.

“Хватит, Аззи”

Поспешно отдергивая руку, оглянулась. Голос премьер-министра прозвучал, будто он стоял за спиной. Но нет же, Эрг Дюэль небрежно облокотился на тронное кресло императора и развлекал императрицу разговорами. Мотнув головой, чтобы прогнать наваждение, я обратилась к официанту:

– Не подскажете, а вода есть?

– Сию минуту, госпожа, сейчас принесу.

Он исчез, а за спиной насмешливый женский голосок пропел:

– Вода. Она пьет воду. Так жарко, Ринтар?

Обернувшись, я увидела двух девиц из свиты императрицы.

– Простите? – решила уточнить я.

– Надо же, какая искусно разыгранная невинность, аж скулы от сладости свело, – миниатюрная красавица в белом платье, корсет которого был расшит огненно-алыми маками, мелодично рассмеялась.

– А вы пробовали ограничить потребление конфет? – зачем я ответила на колкость, не могла понять.

– О, небеса, Ринтар, какая же ты скучная. Впрочем, наверно у тебя масса других достоинств, скрытых от глаз окружающих. Весьма безвкусным платьем скрыто. Жуть.

Я отвернулась, тем более официант принес стакан с водой. Спорить не хотелось. Злость, которая еще минуту назад бушевала во мне как Северный ледяной океан, схлынула.

– Ринтар, – фрейлина кажется даже топнула ножкой.

– Я не знала, что во фрейлины берут девиц без образования, – делая вид, что размышляю вслух, промолвила я, – или может просто девицам не читала курс придворного этикета? Говорят в дальних провинциях есть проблемы с преподавателями манер.

– А перед кем тут быть вежливым? – фыркнула ее подружка.

– Неужели сиротка вспомнила правила из приютского учебника? – скептически протянула нахалка

Я пожала плечами, наблюдая как танцует император с женой. Слаженно, красиво, но холодно. На императоре был темно-синий фрак, белая орденская лента через левое плечо. Он уверенно вел супругу в танц с бесстрастным лицом, хоть и улыбался. Почему? Почему они не хотят договориться? Почему императрица отказывается от такого мужчины? Почему он не делает попыток примириться, не настаивает так, как он обычно поступает в моем случае.

Императрица в темно синем атласном струящемся платье, которое на тонкой талии перехватывала белая лента. Из драгоценностей бриллиантовый гарнитур, высокая прическа. Само совершенство, и даже беременность двойней не испортило ее фигуру. Что не так? Почему отношения между ними невозможны? Разве она не знает об особенности мужа? Чем он ее обидел? Почему она стремится уничтожить любовниц мужа, хотя сама тоже не жаждет его объятий?

– Говорят, Его величество подарил жене знаменитый изумруд Глаз леса. ее величество была счастлива, и даже поцеловала супруга при журналистах.

– Да я сама видела. И вообще последнее время император часто задерживается в покоях императрицы вечером.

Фрейлины не унимались, пытаясь побольнее кольнуть меня.

Я передала пустой стакан официанту.

– Так что, Ринтар продолжай подпирать стенки. Скоро тебя тоже выкинут. Ой!

– Кого и куда выкинут, юные госпожи? – премьер министр говорил вполне тихо, однако голос прозвучал слишком неожиданно.

Я быстро обернулась, приседая в реверансе. Фрейлины тоже склонили головы.

– Госпожа Тирон и госпожа Кватрин, ваше поведение недостойно. Насколько я помню, вы еще на испытательном сроке?

– Да, господин Дюэль.

– Это хорошо. Я думаю у меня есть что рассказать Ее величеству. Кстати, ваша наставница вас разыскивает, вы забыли свои прямые обязанности.

Они покраснели, затем еще раз присели в реверансе и даже сделали попытку уйти, но через секунду остановились как вкопанные, совершенно неприлично открыв рот. Я тоже едва сумела сдержать изумление, потому что премьер-министр повернулся ко мне, с поклоном протягивая руку:

– Я могу пригласить вас на танец, госпожа Ринтар?

Как завороженная протянула руку, чувствую, что меня словно на аркане притягивали к себе. Меня спасло, что премьер-министр хороший танцор, поскольку я даже не сразу разобралась, что звучит вальс. Бросила испуганный взгляд на Его величество, но император мило беседовал с супругой.

– Спокойней, Аззи, нас никто не слышит, – усмехнулся Эрг Дюэль, – ты же хотела потанцевать.

– Да, но, – я замялась, – все смотрят.

– Тебя это пугает? Судя по подслушанному разговору, на тебя смотрели и без танцев.

Я вздохнула и улыбнулась:

– Я уже привыкла.

– Почему не отвечаешь?

– Любое слово переврут и раздуют до безобразия, чтобы я не говорила и не делала. Молчание, хоть это и невежливо, раздражает и выставляет их глупцами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю