332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кьяза » Любовница (СИ) » Текст книги (страница 19)
Любовница (СИ)
  • Текст добавлен: 4 января 2021, 12:30

Текст книги "Любовница (СИ)"


Автор книги: Кьяза






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 24 страниц)

– Азиэль – северянка. Не боитесь спалить ее своим огнем, владея единолично? – в словах императрицы мне показалась угроза.

– Я согреваю ее, Ваше величество.

Разговор потек в другом ключе. Императрица, после пикировки с премьер-министром заинтересовалась чтением детей. Я вынуждена была сидеть рядом и слушать, как наследники по ролям разыгрывают басню. Мужчины что-то обсуждали.

Примерно через час мы раскланялись, поблагодарили императорскую чету за чай, за то что пришли на свадьбу.

В коридоре появились зеваки. Пренеприятнейшие ощущения, море лицемерия – только такие сравнения я могла найти, пока мы шли по переходам резиденции. Кто еще месяц назад шипел в спину, сегодня подобострастно скалился, сгибаясь как можно ниже. Фрейлины приседали чуть ли не до пола, что выглядело отвратительно и комично, поскольку реверансы в прямых юбках – жалкое зрелище. Еще пару недель назад они фыркали и не замечали в лучшем случае, а теперь пытались наперебой поздравить, даже те, кто не попал на торжество. Еще пару часов я провела в кабинете мужа, хотя хотела погулять по парку. А потом мы уехали в аэропорт. Пресса пронюхала про отлет премьер-министра, попыталась его перехватить в здании аэропорта, но нас провели в дипломатический зал, откуда сразу проводили на посадку.


Глава 22

Полет. Незабываемое чувство. Эрг с усмешкой наблюдал за выражением восторга на моем лице. А я не скрывала эмоций, еще при взлете муж отослал из салона стюардессу, так что можно было не притворяться. Города, дороги, деревья, реки – с высоты все казалось иным, игрушечным. Но самое главное – людей не видно. Небо было чистое, лишь где-то там вдали на расширевшимся горизонте виднелись белые пятна облаков.

– Ты никогда не летала? – спросил Эрг, когда самолет набрал высоту и нам позволили отстегнуть ремни.

– Нет, я и столицы раньше не покидала, за исключением последнего года, – ответила, все также не отрываясь от иллюминатора.

– Увы, как бы я не хотел оградить тебя от светской жизни, изредка все равно придется сопровождать меня, включая и зарубежные поездки.

– Почему не порталом? Так же быстрее.

– Твой настой калионики, – Эрг протянул высокий стакан с темной жидкостью, – выпей.

– Хорошо, – покорно согласилась я.

– Касаемо твоего вопроса. Визит частный, однако необходимо чтобы информация просочилась в прессу. Кроме политических целей, мы еще упрочняем твои позиции как моей супруги. В Гарустаже пока еще можно встретить многоженство, у аристократии и гаремы остаются, правда, не столь многочисленные, но именно представление супруги семье считается серьезным поводом в признании брака.

– У шейха есть гарем, но официальных жен нет.

– Ей могла бы стать моя мать, но отец застал ее с вице-министром. Мне тогда было десять лет, уже были младшие братья и сестры, однако их матери были наложницами. Моя же ходила в статусе агри-тата. Древний статус, типа любимой жены, только неофициальной. Шейх ведь выкупил ее у кеританских пиратов. Для снятия клейма рабыни надо было прожить двенадцать лет в гареме. Матери хватило на одиннадцать…

Я затаила дыхание. К чему этот приступ откровения? Эрг примолк и щелкнул пальцами. Появившаяся стюардесса получила приказ.

– Подайте нам белого вина, только не тирканского.

Он дождался, пока вино нальют в бокалы, взмахом руки прогнал стюардессу.

– Азиэль, все не так просто. Если бы мать хоть немного подумала, то она бы вытерпела этот год, вышла бы замуж за шейха и тогда она имела право разогнать гарем. Но нет, ревность затмила разум, она решила отомстить, чем воспользовался Агурас, тот самый вице-министр. Она не подумала ни о себе, ни обо мне. Агурас пытался сместить шейха и через мать вызнать необходимую информацию. Увы, ему не повезло. Шейх застал их в беседке, мать была с непокрытой головой и сняла рабский ошейник. Шейх… Он убил обоих там же в беседке. Затем вызвал полицию. Суд не смог обвинить шейха, потому что старые законы еще действовали, а мать была рабыней. Плюс всплыли доказательства того, что вице-министр готовил переворот. Мне об убийстве рассказали рабыни гарема, но шейх не допустил, чтобы десятилетний мальчик все увидел. Везде есть завистники, я остался во дворце, но меня сторонились. Шейх не лишил меня права на престол, я оставался наследником, однако в силу глупости и молодости однажды, разгоряченный молодым вином и подосланной красавицей рабыней, пошел на конфликт, открыто обвинив шейха в убийстве матери. Наговорил множество глупостей. Прилюдно. Шейху не оставалось выбора, и он наказал меня, закрыв в карцере, откуда я сбежал. Потом последовало много событий, когда в результате противостояний я отрекся от рода и отца, а меня лишили права на наследство. Уже позже я узнал, что это была интрижка матери моего младшего брата Турга, который сейчас и является наследником, а тогда ему всего три года было.

Эрг замолчал, залпом допил бокал.

– Зачем ты мне это рассказываешь? – насторожилась я.

– Чтобы ты знала общую картину и сумела этим воспользоваться.

– А сколько тебе было тогда лет?

– В пятнадцать я отрекся от рода и ушел в свободное плавание. Два года скитался по миру, излазил южный материк, а затем попал в Валаканию, как раз война началась. Я отправился в рядах добровольцев, умудрился засветиться перед отцом императора, ввязаться в одну серьезную интригу, выкрутиться из нее, потеряв сердце, но приобретя статус наставника в магии юного наследника и его брата. Отец Канста понимал, что ввязался в серьезную битву и не хотел ухудшать отношения с Ирдархом, поэтому отправил меня в тыл, в столицу.

– Прости.

– Дела минувших дней, – он откинулся на кресло и закрыл глаза, – просто иногда и так бывает. Задавай вопросы.

– Ты же устал, может, отдохнешь? – робко заметила я.

– Не устал, а делаю вид. Спрашивай, лучше по Гарустажу. Я не знаю, что рассказывать тебе про гарем и дворец, для меня все там знакомо. Тем более примерно лет десять назад я возобновил с шейхом переписку, так что в курсе событий.

Я пригубила вина и пожала плечами, решив сначала выяснить вопрос безопасности:

– Там для меня есть опасность?

– Как в любом другом женском обществе. Тронуть не тронут, но язычки в гареме злые, тем более Такер, хоть ее сын и назначен наследником, женой и даже агри-татой не стала. И да, сейчас положение Турга пошатнется, поскольку шейх может вернуть мне статус наследника, пусть и второго после Турга. Правильный вопрос задала в бытовом плане. С ночевкой выбор небольшой. Или ты ночуешь в гареме, среди наложниц шейха и его рабынь, или в одной комнате со мной.

– Насколько откровенно я могу сейчас говорить, Эрг?

Мужчина выпрямился, удивленно посмотрел на меня:

– Хочешь откровенно? Говори.

– Насколько?

– Полностью, здесь защита. Что ты хотела спросить про императора?

– А вы кто?

Второй раз этот вопрос сначала вверг собеседника в изумление, которое сменил громкий хохот. Я закусила губу и ждала, но смех Эрга заразителен, так что под конец я тоже разулыбалась.

– Я даже не знаю, как ответить на твой вопрос правильно. Император остался в резиденции. Дворец шейха не пропустит чужую личину. Так что я это я. Аззи, мне не нужны проблемы, так что просто спишь в моей комнате. Я найду чем заняться, – он слегка помолчал, затем кивнул своим мыслям, – да, это лучшее решение с ночевкой.

Я повернулась к иллюминатору. По возвращении меня ждет очередной виток ревности императора. Ничего не меняется.

– Азиэль, спрашивай.

– Ты все подробно рассказал, мне больше не надо информации, чтобы молчать, улыбаться и не попасть впросак, – немного резче, чем следовало, ответила я.

– Как знаешь.

Эрг не заострил внимания на резкой фразе, вместо этого он достал бумаги и начал их изучать.

А я любовалась небом. Как и океан оно безгранично и свободно. Здесь наверху, солнце было иным, более близким и более ярким. Лучи иногда попадали в иллюминатор, играя в бокале белого вина, который я держала в руках.

– Завтра утром мы обязательно погуляем по садам дворца, – тихо сказал Эрг, – и не переживай, Канст знал, что спать ты будешь под моим присмотром.

– Как скажете, – ответила я.

– Не дерзи, я понимаю, что ты устала. За той дверью есть небольшая спальня. Нам лететь еще три часа, иди поспи. Я помогу тебе потом с одеждой.

 – Благодарю, не надо, – отклонила я его предложение, но в спальню отправилась. Кровать располагалась вплотную к иллюминатору и весь полет я любовалась пейзажем.

Возле трапа нас ожидал автомобиль. Военные придержали двери, пока я садилась. Несмотря на почти пустые улицы Тагдымаша, мы все равно ехали медленно. Напротив нас сидели сопровождающие и молчали. Эрг тоже не отличался многословностью, лишь изредка комментировал архитектуру за окном автомобиля. Я вежливо кивала, с интересом рассматривала местную жизнь. Лица женщин скрывали газовые покрывала. Черты угадывались, но четко описать внешность было бы сложно. Несмотря на то что сейчас осень, погода была даже жаркой. Я заприметила каскад фонтанов вдалеке.

– Эрг, что это?

– Аллея фонтанов. Отсюда плохо видно, однако фонтаны занимают очень большую площадь парка. Летом там хорошо гулять, спасаясь от зноя. Уникальное место, разнообразные фонтаны – от каскадных до зеркальных и скрытых в мостовой, несколько прудиков, даже водопад есть.

– Наверно красиво, – промолвила я.

– Я думаю тебе понравится. Мы обязательно там погуляем.

Один из сопровождающих повернулся к водителю и что-то негромко произнес. Машина начала перестраиваться, однако Эрг нахмурился:

– Почему изменили маршрут?

– Ваша госпожа…

– Моя жена успеет прогуляться по парку. Я недоволен. К шейху.

Во дворце нас долго вели запутанными коридорами, чтобы под конец оставить в одиночестве в огромном зале. Колоннада в два ряда поддерживала высокие своды потолка, украшенного росписью. Часть стены было украшено мозаикой, верх окон украшал витраж. Яркие южные мотивы, где любой завиток растения имеет тайный смысл и множество толкований.

– Не думал, что он пойдет на официальное представление, – недовольно процедил сквозь зубы Эрг.

– Это плохо? – рискнула уточнить я.

– Нежелательно.

Муж приобнял меня за плечи и успокаивающе сказал:

– Самое главное – ты должна помнить, что ты подданная империи Валакания. На тебя требования Гарустажа к женщинам не распространяется. Не разрешай никому за себя решать. Даже когда настойчиво будут настаивать, чтобы ты ушла – даже не сомневайся. Твое место рядом со мной.

– Я не собирался пополнять свой гарем, Эргат, – раздался голос за нашей спиной.

– Эрг, повелитель, я не отношусь к роду Астурсов.

– Ерунда, мальчик, внешняя мишура меня не интересует. Ты мой сын.

Один из сопровождающих повернулся к водителю и что-то негромко произнес. Машина начала перестраиваться, однако Эрг нахмурился:

– Почему изменили маршрут?

– Ваша госпожа…

– Моя жена успеет прогуляться по парку. Я недоволен. К шейху.

Во дворце нас долго вели запутанными коридорами, чтобы под конец оставить в одиночестве в огромном зале. Колоннада в два ряда поддерживала высокие своды потолка, украшенного росписью. Часть стены было украшено мозаикой, верх окон украшал витраж. Яркие южные мотивы, где любой завиток растения имеет тайный смысл и множество толкований.

– Не думал, что он пойдет на официальное представление, – недовольно процедил сквозь зубы Эрг.

– Это плохо? – рискнула уточнить я.

– Нежелательно.

Муж приобнял меня за плечи и успокаивающе сказал:

– Самое главное – ты должна помнить, что ты подданная империи Валакания. На тебя требования Гарустажа к женщинам не распространяется. Не разрешай никому за себя решать. Даже когда настойчиво будут настаивать, чтобы ты ушла – даже не сомневайся. Твое место рядом со мной.

– Я не собирался пополнять свой гарем, Эргат, – раздался голос за нашей спиной.

– Эрг, повелитель, я не отношусь к роду Астурсов.

– Ерунда, мальчик, внешняя мишура меня не интересует. Ты мой сын.

Два разъяренных мужчины стояли напротив друг друга. Два сильных мага. Мне показалось, что зал резко сузился, потолок уже не был таким высоким, а наоборот, давил. Что сейчас будет? Предугадать невозможно. Это не политика, это давняя рана, которая кровоточила у обоих. Некстати вспомнились слова об однолюбии магов. Сын потерял мать, влюбленный убил любимую и потерял сына. Я раньше не понимала, почему это проклятии мага. Но сейчас, смотря на мужа и свекра, осознала. В постели можно заменить, страсть многолика и неприхотлива к партнеру. Любовь же змеей вползает в сердце, и чаще от второй половины зависит твоя жизнь, твой рассудок.

– Калионика, – тихо произнесла я.

– Что? – мужчины повернулись ко мне.

– Ты сказал, что настой калионики надо пить по часам, тогда он поможет, – придумывала я на ходу, притворяясь глупой красавицей.

Мужчины переглянулись, но прежней ярости уже не было.

– Ты поишь ее калионикой? – усмехнулся шейх.

– Лучшее восстанавливающее средство.

– Сейчас его принесут.

– И воды, – поспешно добавил Эрг.

В глубине зала обнаружился небольшой уголок с диванами и низким столиком, на котором уже стоял бокал с темно-красный настоем, графин с водой и легкие южные сладости.

Муж разбавил вдвое лечебный напиток и протянул мне.

– Азиэль очень мудрая, несмотря на юный возраст, – негромко заметил шейх, – я тебя понимаю и не понимаю одновременно.

– Она валаканийка, повелитель.

– В ней кровь ирдархских гор. Ты любил сказки про северные горы.

То, что шейх предпочитал говорить обо мне в третьем лице, не обращаясь напрямую, немного нервировало. Возникшая тишина еще больше заставляла волноваться, тем более настой я выпила, и не знала куда спрятаться от пристального взгляда шейха. Эрг же наоборот не сводил глаз с отца.

– Я даю защиту. Опустись на колени, дитя мое, – просьба прозвучала как приказ.

Эрг кивком подтвердил, что я должна выполнить указание. Рука шейха коснулась головы:

– Ты из рода Астурсов, дитя. Мой кров, мой котел, мои стены теперь твои. Встань.

Он помог мне подняться и заговорил.

– Эргат, твое появление во дворце не прошло незамеченным. Официального представления не избежать. Так кого я встречаю – сына или подданного, или премьер-министра дружественного государства?

– Я присягал Валакании, повелитель.

– Мальчик, слова подобны ветру. Твое сердце – вот ответ, – он повернулся ко мне, – как тебя этот вредный мальчик называет наедине?

Выпад был настолько неожиданный, что я опешила.

– Аззи, – удивительно, но Эрг рассмеялся и сам ответил за меня.

– Аззи, дитя мое, повлияй на этого гордеца. Его упрямство не дает обнять мне сына любимой женщины.

– Повелитель, – вспылил Эрг.

– Ты знаешь, о чем я говорю, сын, ты сам пережил предательство.

– Она была моя мать.

– Пойдем, Аззи, ему надо остыть.

Мне не дали даже слово вымолвить, совершенно не по южным обычаям подхватили под локоток и даже повели за собой, прежде чем я опомнилась и бросилась обратно к мужу. Тот поймал и нежно обнял. Шейх усмехнулся

– Аззи, ты можешь пойти с отцом. Мне надо подготовиться, – Эрг погладил по голове.

– К чему?

– К возвращению в род.

– Но ты же не хотел.

– Все будет хорошо.

Я застыла в нерешительности. Сын и отец общались на повышенных тонах, не договаривая, с обвинениями, а сейчас Эрг меня отпускает погулять с шейхом и готовится к роли блудного сына. Мое замешательство было замечено. Муж устало вздохнул и просто спросил:

– Отец, разве нам обязательны все эти традиции? Я признал, ты принял. Зачем вся мишура?

– Традиции, сын. Традиции и ритуалы держат основу и помогают законопослушанию. Если я как правитель буду нарушать законы, то и подданные решат, что им можно. Зачем мне разгул преступности и лишние проблемы?

– Аззи, иди с отцом, – переключился на меня Эрг, – мне правда надо подготовиться. Хотя бы переодеться в национальные одежды. Это долго и скучно.

– Ты сам сказал, что мое место рядом с тобой.

– Тебе повезло, сын. Жаль, что до этого ты наломал дров. У вас полчаса, скоро закат.

Шейх исчез, воспользовавшись порталом. Меня же Эрг увлек на выход.

– Азиэль, твое внезапное упрямство сбивает планы.

– Я помешаю?

– Пока я буду переодеваться? Нет. Но у нас одна общая комната и уйти мне некуда будет.

Зал преобразился. Лучи заходящего солнца окрасили его в невероятные цвета, блики от витражей играли по стенам и потолку, по колоннам и полу. Зал был полон мужчин в национальных одеждах, я не увидела ни одной женщины. Все с достоинством молчали, либо тихо переговаривались. Я чувствовала на себе любопытные взгляды, но открытое внимание никто не оказывал. Мое место было за креслом шейха, там расположили небольшой пуф, но я предпочла стоять, чувствуя себя неловко в современном платье и шляпке с вуалеткой посреди ритуальных мечей у воинов в длинных кафтанах и чалмах на головах. Да, мне приставили охрану из двух человек с закрытыми лицами. Они следовали за мной тенью, не мешаясь, но и не подпуская никого.

Шейх появился, когда солнце последний раз вспыхнуло в оконной мозаике и погасло, на мгновение зал погрузился во тьму, чтобы потом засиять под огнями свечей. Описывать церемонию сложно, тем более мне, которая была знакома с историей Гарустажа лишь по книгам. Тем более часть ритуала проходил на древнем языке, хотя уже более двухсот лет назад Гарустаж тоже вошел в языковой союз, что облегчало работу по внешним связям. Каждая страна имела диалект однако все равно валаканиец мог понять достианца, кеританец – гарустажца. Вид босого Эрга вызвал даже чувство жалости. Ради чего он это терпит? Ради себя? Ради отца?

– Кто может удостоверить, что ты не посрамил род в изгнании?

– Я могу.

– Ваше величество.

– Повелитель.

Появление императора вызвало оживление. Мне стало страшно и только шейх с Эргом были спокойны.

Тем временем император приблизился к Эргу и посмотрел на него.

– Наставник, ты позволишь?

– Ученик, это излишне. Научись слушаться старших.

– Прости.

– Но я благодарен, что ты пришел.

– Что привело юного и сильного правителя в мой дом? – поинтересовался шейх.

– Благодарность, повелитель Гарустажа. Благодарность к наставнику, которому обязан многим. И жизнью в том числе. Аргат Астурс, ты можешь гордится сыном.

– Твои слова, Канст второй, бальзам на сердце отца. Будь гостем и раздели радость рода от того, что судьба вернула мне сына.

– С удовольствием.

Эргу вернули обувь, подали меч, приняли в семью. Я наблюдала как многочисленные родственники, братья, племянники, обнимали его, говорили приветственные слова. Поодаль стояли шейх и император и о чем-то непринужденно разговаривали. Вокруг меня вновь возникла зона отчуждения, такая привычная, но почему-то сейчас кольнула еще сильнее. Я отвернулась и приготовилась ждать, когда мне позволят уйти с мужского праздника.

– Госпожа, ваш напиток. Господин Эргат настаивает.

Возле меня появился худенький мальчик в длинном кафтане и чалме, один из прислужников. Он протягивал поднос, на котором стоял высокий бокал с настоем калионики. Я кивнула и взяла его. Раздражение немного спало, все-таки обо мне не забыли. Я обернулась на охрану, затем тихонько отошла к окну. В парке уже зажглись фонари, которые ярко освещали пространство, словно днем. Красиво. Я уже поднесла стакан к губам, как вдруг отблеск фонаря отразился на раме синим бликом. Я приподняла бокал и присмотрелась. Жидкость была темной, но больше уходила в синеву, такой насыщенный фиолетовый цвет, чем в бордовый.


Глава 23

Я не поверила глазам. Мне даже показалось, что это игра моего воображения. Украдкой оглянулась на зал. Эрг, император и шейх разговаривали, остальные тоже разбились по кучкам, которые обходили такие же мальчики с подносами с закусками и напитками. И вновь взгляд на бокал, чтобы удостовериться, мне не показалось. Напиток имел совершенно другой цвет. Я припомнила, что все три раза Эрг сам подавал мне калионику. Даже когда бокал принес Жоватан и во дворце шейха. Совпадение? Но что тогда делать? Меньше всего хотелось верить, что шейх решился избавиться от неугодной безродной жены старшего сына.

Еще один взгляд на стакан. Поразительно, но больше никто из прислужников не подходил. Случайность? Я решительно развернулась, намереваясь пойти к мужу и императору, но дорогу мне преградил один из моих охранников:

– Простите, госпожа, но нельзя.

– Это почему? – удивилась я.

– По настоянию шейхича Эргата для вас сделали исключение и разрешили присутствовать. Женщинам нельзя тут находиться, – тон охранника был извиняющийся.

– Вы хотите запретить мне подойти к мужу?

– Простите, госпожа, но вам лучше остаться здесь.

– Я закричу, – предупредила честно охранника.

И если до этого я делал попытки успокоиться, наивно полагая, что мне все почудилось, то сейчас накатывала паника. Охранник отступил и я поспешила вперед. Лавировать в толпе и при этом стараться не расплескать из стакана настой было невероятно сложно. Тем более мужчины, когда понимали, что рядом с ними женщина, иногда пытались резко отступить, чтобы случайно не коснуться, что создавало дополнительные трудности.

– Что такое, Азиэль? – Эрг нахмурился при моем появлении.

– Это ты передал настой калионики? – взволнованно протянула ему стакан.

– Добрый вечер, госпожа Дюэль, – напомнил о себе император.

Я испуганно присела в реверансе. Как я могла забыть о его присутствии? Но мужчины уже отвлеклись на принесенный стакан.

– Туда добавили сахар, – заметил император.

– То есть мне не показалось?

– Не, Аззи, не показалось, – подтвердил мои догадки Эрг, – я не передавал тебе напиток. Отец, я хотел бы получить объяснения.

– Дитя мое, кто тебе это дал? – обратился ко мне шейх.

– Прислужник.

Шейх перевел глаза на охрану за моей спиной:

– Найти и арестовать.

Охранники исчезли. Меня начала бить крупная дрожь, что я забыла об этикете и обхватила себя за плечи. Как я устала, как это все надоело.

– Я забираю ее, – на плечи легли руки.

Эрг прижал меня.

– Не спеши. Он еще здесь, – промолвил император.

Знаете, наверно так начинается апокалипсис. Захлопнулись наружные ставни, заблокировали двери. свет электрических лампочек, искусно спрятанных в резном потолке сменил свечи. Все присутствующие замерли. Внимание было приковано к шейху.

– Вы знаете кто? – спросил тихо шейх.

– Только подозрения. Все-таки на твоем доме хорошая защита, коллега. Я прошел ее не с первого раза.

– И кто основная цель? – шейх смотрел на сына и императора в упор.

– Азиэль.

Я вздрогнула, что не ушло от внимания от остальных. Эрг продолжал держать меня, что нервировало сильней и сильней с каждой минутой. Император деланно смотрел в сторону, но вот шейх… Он долго изучал меня. Его не волновало, что все присутствующие в зале ждали его решения. Сколько еще бы продолжалось молчание, не знаю, однако появление стражника спасло. Темная фигура поклонилась шейху и быстро проговорила речитативом что-то. Шейх отмахнулся, стражник исчез.

– Ванст. Начинай допрос.

Что было дальше, я не знаю. Сам шейх устремился на выход и мы пошли за ним. Двери за нами закрылись, отрезая от гула, который повис в зале.

– Он ушел, – выдохнул император.

– Он использовал ту же схему, как и в самом начале, через подставных лиц, – возразил Эрг.

– Не совсем, – отмахнулся император, – сегодня он присутствовал лично, наблюдал.

– Начнем с исполнителей, – прервал разговор шейх и первым пошел по коридору.

Конечной целью был гарем, но об этом я узнала, лишь когда мы пересекли порог огромной комнаты, где посреди занавесок, подушек, низких столиков с кальянами и вазами фруктов находилось около десяти женщины разного возраст и внешности.

При виде нас они дружно вскочили на ноги и так же синхронно закрыли лица газовыми покрывалами.

– Повелитель, – они поклонились.

– Тарет где?

– Я здесь, мой господин, – донесся томный голос из одной ниш.

– Тарет, я недоволен.

Женщина вышла. Мать наследника уже была в том возрасте, когда красота начинает угасать, однако при умелом использовании косметики ее можно было назвать привлекательной. В отличии от остальных она не закрыла лицо, несмотря на присутствие посторонних мужчин. Она медленно приближалась к нам, грациозно покачивая бедрами.

– Кто готовил калионику? – шейха не проняли ее ухищрения

– Господин, напиток готовили рабыни.

– Они будут наказаны. Но кто отдал распоряжение?

– Мой господин, я не обслуживаю наложниц и не контролирую их обеспечение.

Рука шейха взметнулась вверх, а Тарет тут же упала на колени. Спесь, надменность тут же слетели, остался лишь страх.

– В моем доме пытались убить женщину, которую я принял в род. Я хочу знать, кто приготовил настой калионики.

– Господин, напиток готовили рабыни. Возможно, напутали немного, но он просто крепче, не более того.

– Я разве просил его приготовить? Жену либо обеспечивает муж, либо глава рода. Тарет, зачем приготовили калионику?

– Я хотела помочь моему господину и новой ра…новой обитательнице гарема.

Женщина говорила склонив голову, но пока голос еще звучал с легкой ноткой пренебрежения, словно речь шла о рабынях.

– Тарет, ты же знаешь, жены проводят ночи с мужьями. Ты же давно об этом мечтаешь.

– Она новая наложница, которую тебе дарит сын в знак примирения! – не выдержала Тарет и вскинула голову.

Ее глаза злобно полыхнули в мою сторону.

– Поэтому туда добавили сахар, атиса Тарет? – на фоне грозных речей шейха и злобных самой наложницы, голос императора звучал слишком беспечно и даже легкомысленно, словно он расспрашивал о погоде, – чтобы моя подданная, жена Эрга Дюэля-Астурса уснула и не проснулась? И сколько проблем решается.

– Это серьезные обвинения, Канст второй, – заметил шейх.

– Не серьезней проступка, Аргат.

– Она жена Эргата? – прошептала Тарет, и весь лоск и надменность спали.

Женщина взвыла, упала лбом о пол и начала речитативом молит о прощении. Вслед за ней часть гарема рухнула перед шейхом на колени, точно также взывая о пощаде.

Во время допроса я чувствовала себя неуютно, но сейчас даже стало не то что плохо. Скучно и тошно. До обыденности. Вновь ревность, вновь дележ мужчины, только теперь не имеющий никаких оснований.

– Я хочу уйти, – тихо шепнула Эргу.

Смотреть на императора не хотелось. Потом, все потом.

– Один вопрос, госпожа Дюэль, вы пили из этого бокала? – император смотрел на меня.

– Нет, меня насторожил цвет напитка.

– Ваше величество? – насторожился Эрг.

– Это внушение, помноженное на ревность, атиса Тарет под легким внушением, много и не потребовалось.

– Я забираю Аззи, – на мои плечи лег кафтан, Эрг остался в одной рубашке.

– Ей надо отдохнуть, твоей жене сегодня досталось, – согласился император и обратился к шейху, – я помогу вам, коллега, в расследовании.

– Хорошо.

Мы шли по длинным коридорам, два охранника следовали тенью. Мне показалось, или поклоны встречных стали ниже и подобострастней.

Уже в покоях, Эрг усадил меня в кресло и на мгновение исчез, чтобы вернуться со стаканом злосчастной калионики:

– Пей, Аззи.

– Не могу.

– Не капризничай, сейчас все в порядке, я проверил.

– За что?

– Ревность. Тарет так и не стала женой, а тут новая девушка. Легкое внушение и в голову стареющей наложницы закрадывается мысль, валаканийка-ирдархарка – это дар сына отцу. Двойная угроза, любимый сын может потерять место наследника, а она сама – место атисы, любимой наложницы. Даже не агри-тата, только атиса. Может она и не сразу узнала, что ты замужем, но это лишь раззадорило, потому что в местной иерархии ты становишься выше всех женщин гаремов мужчин рода. Даже Тург до сих пор мечется между своими наложницами, хотя просто не хочет связываться с одной женщиной.

– Я туда не хочу, – ответила и осторожно сняла кафтан, чтобы передать его мужу.

Он отбросил его на соседнее кресло и ушел в сторону ванной комнаты:

– Я это уже понял. Поэтому мы с тобой здесь, а Его величество расследует степень воздействия на Тарет.

– Что ей грозит?

– Азиэль, мне кажется, тебе хватит впечатлений на сегодня. Могу только сказать, что Тургу ничего не грозит. Мы с отцом договорились, что я не претендую на трон. Мне позвать рабынь?

– Зачем? – удивилась я.

– Чтобы тебе помогли подготовиться ко сну, – усмехнулся муж

Он уже переоделся в классический костюм, и теперь сидел в кресле напротив.

– Я сама справлюсь, – смутилась я и тихо добавила, подходя к зеркалу, – Эрг, я понимаю, что мы супруги, но как мы будем … спать? Здесь только одна постель.

– Я здесь, а ты в пустыне Вьетар. Так будет безопаснее.

Я изумленно отвернулась от зеркала. Шляпка упала на пол.

– Азиэль, я виноват, не объяснил тебе здешние традиции и устои, которые для меня обыденны. Про напиток, например. Первый настой готовился по личному приказу шейха его лекарем. Гарем не мог об этом знать. Помнишь, отец сказал, что жену обеспечивает или муж, или глава рода. Так вот уже на приеме было понятно, что гарем перешел черту дозволенного, потому что ни отец, ни я не просили готовить лекарство. Жена тут…. Это статус, это дорогое приобретение. Жена обретает права наравне с мужем. Она может наследовать, она может владеть имуществом, имеет право уйти от мужа, забрав больше половины имущества, ее прислуга слушается наравне. Наложница, рабыня – это игрушка, их тоже балуют, но права голоса у них нет. Понимаешь разницу?

Он подошел ко мне и теперь держал за плечи. Я кивнула, но мой покорный вид не ввел его в заблуждение, Эрг слегка сжал сильнее руки:

– Ты жена! Законная, брак признан! Так веди себя соответственно!

– А ты понимаешь, чем потом это закончится? – нервы не выдержали.

Я оттолкнула его, и мужчина отошел, но процедил сквозь зубы.

– Ничем, но пока строишь из себя жертву, ты ей и будешь.

– Остальные не были жертвами, сначала.

Говорить полунамеками сложно, но это, как ни странно, успокаивало.

– Забудь. Реально умерла не по своей вине лишь первая девушка. Остальные забывали кто они и с кем играют. Помнишь, мы в самом начале упоминали близняшек. Милые девчушки, открытые и на все согласные, и ничего не хотели взамен. Практически бескорыстные. А потом мы узнали, что они безотказны и для представителя Керитана. И в обмен на камушки продавали информацию.

– И что с ними было?? – сухие слова выбили почву из-под ног.

– Отправили в Керитан в качестве жриц любви – как они хотели, но боялись сказать. Азиэль, забудь.

– И что ждет меня? – я сбросила жакет и замерла.

– Мы уже обсуждали вариант развития событий, повторять не буду. Иди, я подготовил тебе ванну. Она еще не остыла. Мне надо кое-что проверить.

Ослушаться не рискнула. И действительно, меня ждала шикарная ванна с благовониями. Даже не ванна, небольшая купальня. Она не остыла и через час, когда я наплескалась в свое удовольствие. Вода смыла все или я уже настолько привыкла к покушениям, к интригам, к своему статусу, что волнение ушло и стерлось в памяти оставив лишь небольшой рубец. Он не болел, просто напоминал – еще одну партию со смертью ты выиграла, пока выиграла.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю