290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Связь миров (СИ) » Текст книги (страница 8)
Связь миров (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 20:30

Текст книги "Связь миров (СИ)"


Автор книги: Владимир Поляков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 22 страниц)

– Уходим.

– Куда?

– Пока просто подальше отсюда. Принимай зелье. Вот по тому изображению, что на документе.

Несколько секунд и вуаля, всё готово. Что я, что Лаира теперь на некоторое время неотличимы от фотографий в купленных при помощи ещё одной связи из прошлого паспортах. Этот товар приобрести нынче совсем несложно, были бы деньги и желание. В нашем же случае никакой корректировки, меняются не документы, а лица. Вот такой вот экзотический вариант. Всё? Да нет, отнюдь. Спускаясь по лестнице, я отправлял по электронке сообщения остальным наёмникам с подтверждением атаки на двух остальных мои врагов. Не обязательно «вот прам щас!», скорее в варианте «как только условия представятся наиболее подходящими». Я ж не формалист и не двинутый на плане личного исполнения вынесенного врагам приговора. Оно, конечно, было бы неплохо, но при выборе между «скоро и чужими руками» и «с непонятно какой отсрочкой, зато своими» в данном случае предпочту первый расклад.

Уже когда мы выходили из подъезда, я понял, что продолжало меня беспокоить. Почему эльф – точнее сказать, тот, кто выбрал себе такой аватар – не использовал меняющее облик зелье? Нет, я понимаю, что отличие от человека, если сравнивать с моим случаем, куда менее значимое. Но всё равно. Понты? Глупость? Какой-либо знак, неведомо что означающий? Ответа на сей вопрос у меня не было и даже не намечалось. Как говорила одна персона из всемирно известного романа: «Я подумаю над этим завтра».

О чём стоит подумать сегодня? Да хотя бы о том, что теперь можно быть уверенным на сто процентов – на мою поимку брошены крайне серьёзные силы, имеющие влияние в обоих мирах. Более того, знающие о Скользящих если и не всё, то большую часть. Возможно даже больше, чем знаю я сам.

Что делать? Не суетиться, не принимать поспешных решений, а просто как следует подумать, благо идущая рядом девушка не мешает размышлениям, за что ей честь, хвала и огромная благодарность. Много надо думать, ведь стимкомп озадачил очередным сплетением двух миров, выведя на экран очередное скрытое задание:

«Вами получено скрытое задание «Тайные враги». Обнаружив себе подобных Тенерожденных, способных переходить из одного мира в другой, узнайте мотивы их поступков и кто за ними стоит (либо убедитесь, что они сами являются вашими главными противниками). Собрав необходимую информацию, сделайте так, чтобы преследование прекратилось. Способы достижения цели остаются на ваше усмотрение».

И что особо характерно, никакого упоминания о награде. Оно и понятно, оно и логично. Это прежде всего с моих собственных интересах, да и вообще… Какая может быть награда в таких делах, помимо собственной безопасности? Впрочем, это я малость туплю. Может, и ещё какая. Знание – сила. Особенно если грамотно им воспользоваться и не делать всеобщим достоянием, выдавая лишь нужным персонам и в заранее отмеренной дозировке.

Посчитав, что мы уже достаточно удалились от «Шафрана» и теперь если и есть чего опасаться, так это мелких пакостей со стороны городской шпаны – да и то слово «опасения» не совсем верно, ведь проблемы будут не у нас, а исключительно у них – я, заметив вполне пригодную и не погребённую под разным хламом скамейку, предложил спутнице присесть. Ну не стоя же разговаривать, в самом деле!

Лаира была зело задумчива. Казалось, она даже не слишком обращает внимания на окружающее, настолько поглощена чем-то важным для себя. Ан нет, не совсем так. По крайней мере, чистота «посадочного места» была довольно скрупулёзно изучена и выбран наиболее подходящий участок. Или это уже чисто девичьи рефлексы? Боги ведают. Мне оставалось лишь устроиться рядом. Обнять свою крылатую красавицу и просто немного расслабиться. Готовясь к очередному этапу. Значимому, к слову сказать, не абы какому.

– Ну что. Лаира, мы достигли даже большего, чем можно было ожидать.

– Это как? – встрепенулась девушка, глядя мне в глаза. – Да, ты руками наёмников убил одного из врагов, но ведь обнаружил и других, более опасных, как я поняла.

– То-то и оно, что обнаружил! Более того, теперь нам известно, каким путем нужно двигаться, чтобы обнаружить истинных хозяев. Главное, чтобы этот самый путь не оборвали, сделав поиски куда более сложными. Понимаешь, о чём я?

– Твой друг, Станислав.

Не вопрос, утверждение. И правильно, потому как данный вывод прямо напрашивался. Приятно, когда спутница и напарница понимает тебя чуть ли не с полуслова. Действительно, именно Славка был тем маяком, ориентируясь на который, можно было выйти на стоящих за его спиной и дёргающих за невидимые и неощутимые моим давним приятелем нити. Уже сейчас я знаю его местонахождение, равно как и название той компании, которая реально существует, но наверняка используется в качестве дымовой завесы. Этих сведений будет достаточно для того, чтобы пусть медленно, шаг за шагом, но распутать клубок, который в итоге приведёт к настоящим заказчикам. Надо лишь начать.

Мда. надо, но не сейчас. Именно сейчас я банально не готов, поскольку сорвался сюда, в родной мир, не будучи должным образом упакованным, без необходимого магического снаряжения. А оно ой как понадобится, учитывая то, что придётся противостоять не только обычным людям, но и таким же Скользящим. Таким же? Нет, это я погорячился. Они наверняка куда более развиты, достигшие солидных уровней, а значит очень опасные для того, что только начал движение вверх. Нужно всерьёз задуматься над тем, как именно можно компенсировать разрыв между нами. Но об этом думать нужно не здесь, а в Скарлайге, куда я, к слову сказать, уже вполне могу переместиться.

Вот, кстати, и ещё один важный нюанс. Энергия, необходимая для перемещения между мирами восстанавливается по особенным закономерностям, не зависящим от банального периода времени. Наверняка тут и уровень, который у меня имеется, и фактор «влияния на окружающую реальность», и факт наличия такого артефакта как Стрела Радаэлля, что способен не просто аккумулировать энергию, но и не то стягивать, не то просто производить её. Изучать надо это всё, причём тщательно, вдумчиво, во всех подробностях. Только где взять на это время и подходящие условия? Увы, но пока это откладывается на неопределённый срок. Ясно лишь, что он не будет коротким. А пока…

– Да, многое завязано именно на моего давнего знакомца, – соглашаюсь с драконидой. – Через него пытаются поймать меня. Точнее пытались. Теперь то наверняка поймут, что мы просекли их финты со сбросом нам информации как наживки. Поняв же это, наши с тобой общие враги могут доставить Станиславу большие неприятности. Увы, но предотвратить это сейчас не получится.

– Можно найти союзников в Скарлайге. Ты перетащишь их сюда, в свой мир, как сделал со мной. Они могут быть как я, а могут как ты, Тенерожденными. В своих новых обликах, не человеческих, с магией и прочим. Против такой силы… твоим врагам будет плохо.

Перспективно мыслит Лаира. надо отдать должное. Только не учитывает сразу несколько ключевых факторов, о которых следовало бы задуматься. Не ей, она то ни разу не Скользящая, а мне.

– Я и тебя то с трудом сюда протащил, чуть ли не чудом. Возможно, с моим дальнейшим развитием как Скользящего, протаскивать спутников через грань миров будет легче, но это чистая теория, не подтверждённая практикой. Но в Скарлайг по любому нужно возвращаться. Отдохнуть, связаться с союзниками, усилиться как следует, а уж потом подумать над способом решения наших с тобой общих проблем. Согласна?

– Можешь не спрашивать, я с тобой. Всегда.

Верю. И чувствую. В том числе и крепко прижавшееся ко мне девичье тело одной принцессы со сложным характером. Той, с которой мы уже успели пройти через многое, а уж сколько ещё предстоит, об этом даже задумываться порой не хочется. Можно было бы и сейчас покинуть родной мир, перенесясь в другой, ранее бывший всего лишь игровой поделкой высокого качества, но… Есть тут кое-что неоконченное, связанное не со сражениями и слежкой, а с выполнением просьбы Аффомета, Посвящённого Шестого Круга.

Предметы. Показывающие и доказывающие развитость моего мира. Доказательства реальности получения ценных вещей из мира Тенерожденных, причём не абы каких, а способных заинтересовать обитателей Скарлайга не в качестве экзотических диковинок, а реально нужных по жизни. Тут можно было думать самому, но… не только самому. У меня рядом кто сидит? Правильно, Лаира – кровь от крови и плоть от плоти мира Скарлайга. Более того, она хоть краешком, но прикоснулась к моему родному миру, познакомилась с основами здешнего бытия, а значит, может экстраполировать ситуацию, сделать выборку действительно нужных в Скарлайге вещей. Нужных, понятное дело, не нам, а вообще. Плюс необходимо учитывать то, что много мы с собой при всём на то желании не утащим.

– Лаир, тут вот какое дело, – говорю ей, уже формируя задачу. – Мой, пожалуй. самый значимый союзник в Скарлайге просил принести образцы технологий моего мира. Они должны быть компактные, но вместе с тем такие, чтобы наглядно доказали свою ценность и более высокую эффективность в сравнении с аналогами, используемыми в Скарлайге. Хотя…

– Аффомет?

– Да.

– Но ты не хочешь давать ему всё и сразу. Только заинтересовать, поманить блеском сапфиров и мягким сиянием адаманта?

– Ну вот как от тебя что-то скрыть, – улыбнулся я. – Не с полуслова даже понимаешь, а словно мысли читаешь. Действительно рад, что ты у меня такая… талантливая.

Драконида всерьёз призадумалась, наморщила лобик, сконцентрировалась. Сам я также не собирался хлопать ушами, пролистывая перед внутренним взором образчики современного производства, пригодные для использования в Скарлайге. Их хватало. Но вместе с тем…

Оружие? Несомненно, только вот пока исключительно с целью проверить, будет ли оно действовать и если да, то как именно. Имелись у меня определённые сомнения касаемо идентичности разного рода физических постоянных, химических реакций и прочего. Это надо было проверять самым что ни на есть экспериментальным манером.

Лазерные прицелы и дальномеры? Тоже интересно, причём весьма. Пусть определённые магические аналоги в Скарлайге есть, но вот их цена… отдельный разговор. Но и тут всё упирается в источники питания, которые далеко не факт, что будут действовать. Аппараты для подводного погружения. Вот тут уже никакой электроники, механика чистой воды. Там, в другом мире, под водой находятся лишь обладающие должной магией или артефактами. Простейшие же подлодки, пусть и имеют место быть, но воздух для дыхания перерабатывается при помощи алхимических конвертеров, громоздких таких, да и расходники тоже ни разу не бросовой цены.

Наконец, определённые металлы и сплавы, которые вполне способны заинтересовать оружейников и не только в качестве заготовок. Да, их будут предварительно исследовать, но это и понятно. Другое… В любом случае, для первого этапа уже более чем достаточная номенклатура изделий и сырья. Осталось только прошвырнуться по магазинам, благо всё это невеликой стоимости. Помимо оружия, конечно, отсутствующего в свободной продаже. Ничего, пусть нам его не продадут официально, но никто не помешает по-тихому его экспроприировать из мест, где оно есть в наличии. И я ни разу не про оружейные магазины. Зачем доставлять нормальным людям проблемы, которые неминуемо возникнут даже в том случае, если оставим им плату за изъятое? Нет уж, там мы куролесить не будем, а вот обнести одно из мест скопления полицаев – это куда более соответствует правильному восприятию окружающего мира. Последние лет дцать они для обычных людей куда опаснее классической блатоты и гопоты будут. Да и фраза «Увидел мента (полицая) – переходи на другую сторону улицы» из стёба стала чуть ли не руководством к действию почти во всех городах. Когда отпинаешь или даже покалечишь шпанку, особо искать не факт что будут. А в ментозаров только плюнь – мигом и статья найдётся, и здоровья резко убавится. Вплоть до инвалидности. Не-ет, нам такой «футбол» сильно не нравится, а потому при всём имеющемся выборе предпочтительный вариант является очевидным.

Зато остальное – это обычные покупки, за которыми и бегать особенно не придётся. Достаточно пройтись по десятку магазинов и парочке торговых центров. Чтобы в итоге набрать нужные образцы для экспериментов. Это мы и сделаем, благо дело то ни разу не хитрое. За стволами – сейчас, в ночную пору. А вот покупки легальные отложим до начала рабочего дня, когда все нужные места откроются.

Интерлюдия

Интерлюдия

Не так часто возникали моменты, когда Михаил Тормасов, профессор, лауреат различных премий, член директората Корпорации и прочая, прочая хотел банально набить парочке потерявших берега персон морду. Потом же, расцветив их глазоньки качественными фонарями, ещё и ногами попинать, для окончательного вразумления.

Хотел, очень хотел… но не мог. Вот как можно было это провернуть с самим Председателем Джеремайей Степлтоном, а также лордом Чарльзом Пэмсборо и Эйбом Лехманом? Это именно они качественно и толстым слоем в три жопы обосрали ему тщательно разрабатываемую комбинацию, касающуюся получения контроля над столь важным Корпорации Скользящим. Теперь используемый как ключик к хитрому замку Станислав Рокотов становился из крайне полезного актива чрезвычайно токсичным. Вместе с тем устранять его было бы такой ошибкой, совершение которой поставило бы лично его, Тормасова, в уязвимое положение. Не перед коллегами по директорату и не перед самим Степлтоном, а… перед Скользящим.

Профессор привык адекватно оценивать как складывающуюся вокруг него ситуацию, так и людей, от которых можно было получить выгоду либо проблемы. Проявленная объектом «Макс» мстительность наглядно свидетельствовала о том, что ликвидацию одного из своих немногочисленных друзей он не забудет и не простит. И вот к чему Тормасову такие сложности? Оттого даже мимолётного желания ликвидировать Рокотова у него не возникло. Более того, он подавил желание избавиться от этого проклятого дружка Скользящего вполне гуманным образом – банально спровадив его куда подальше, выдав пару пачек банкнот с высоким номиналом на дорожку. Напрашивающийся вариант, но не лучший из имеющихся.

Вместо этого Шульцу был выдан однозначный приказ продолжать опекать объект, а заодно аккуратно подводить к мысли, что случившаяся в его родном городе попытка захвата Макса есть ни что иное как происки конкурентов. Более того, подсветить Корпорацию как этого самого конкурента, что стоит в том числе и за свалившимися с гор дикарями, помимо прочего. Это вполне можно было сделать, особенно учитывая то, что интересы Корпорации – кое-кого из её директората точно – и впрямь имели некоторые точки пересечения с этническими диаспорами, пусть и через пять прокладок и две прикрышки. Транснациональные корпорации, они вообще в любой бочке затычка и везде пытаются найти свою выгоду.

Сейчас же, всего через несколько часов после провала поставленной кое-кем из директората и с терском провалившейся западни, профессор встречал Мануэллу Гонсалес, находясь в одной из своих квартир. Эта конкретная находилась не в Нью-Йорке, тем более не в Лондоне, а в тихом и мирном по общемировым меркам Будапеште. Временную союзницу не пришлось ждать слишком долго уже потому, что латина понимала, что сейчас лучше быть по эту сторону океана, в Европе, а не в привычной для себя Америке. Удалённое управление событиями далеко не всегда эффективно даже с учётом самых современных технологий. Что же относительно телепортации… Пока лишь на небольшие расстояния и исключительно для парочки контролируемых Корпорацией Скользящих. Простые люди не хотели рисковать собственными жизнями, не раз убедившись в ходе проведённых экспериментов, что доставленные из того же Скарлайга артефакты порой могут вести себя не так, как полагается, а то и вовсе отказываться работать или вообще исчезать.

– Буэнос диас, Мануэлла, – приветствуя входящую в гостиную латиноамериканку. Тормасов исчерпал практически половину известных ему испанских слов. – Как добралась, как бодрость и состояние души?

– Пока не услышала твой ужасный акцент в попытках произнести простое пожелание доброго утра ярким солнечным днём… было лучше, – съязвила Мануэлла, отбрасывая в сторону сумочку и устраиваясь на диванчике, попутно доставая из пачки тонкую ментоловую сигаретку. – Почему так срочно и лично? Неужели нельзя было через телефон, посредством программ пообщаться? Что за…

Поднесённый профессором огонёк зажигалки вынудил холёную и вместе с тем опасную для всех своих врагов дамочку прерваться для того, чтобы затянуться холодящим ментоловым дымом и через несколько секунд выпустить его из лёгких. Первая затяжка после дороги, она в любом случае немного расслабляла, заставляла организм насладиться очередной дозой никотина, а вдобавок стимулировала мышление. Этим и воспользовался хозяин квартиры, перешедший прямо к делу:

– Если мы немедленно не начнём дистанцироваться от остальных членов директората, то рискуем умереть гораздо раньше срока. И от того, кто придёт за нашими жизнями, будет крайне сложно защититься привычными средствами.

– Кх-х.. Кха! – закашлялась Мануэлла, у которой очередная порция дыма явно пошла не совсем так, как планировалось. Профессор же, придвинув ближайшее кресло почти вплотную к диванчику и усевшись прямо напротив гостьи, смотрел на неё и выжидал. Понимал, что сейчас лучше подождать реакции союзницы, а уж потом развивать поднятую столь жестким манером тему.

– И кто это сможет до нас добраться, профессор? – скорчив пренебрежительную гримасу и добавив в голос пренебрежительных ноток, перешла в контрнаступление латина. – Скользящий? Он опасен, но он один, ну пусть со своей спутницей. Без денег, без связей, без знания о том, кто именно его враги. Это мы охотники, а он загоняемый зверь, не наоборот.

– Ты так уверена в этом? – в противоположность Гонсалес, Тормасов был спокоен, по крайней мере, с виду. – Неужели не читала отчеты, присланные всем нам, директорам Корпорации, о том, что случилось при попытке захвата этого Макса со спутницей?

– Читала. Он обманул всех и подставил вместо себя каких-то местных уголовников. Хитрый паренёк, но и только.

– А как следует подумать, проанализировать эту ситуацию и общую картину ты не догадалась? Не отвечай, это и так видно, – вздохнул профессор, на пару секунд позволивший себе смотреть на женщину, словно на студентку-заочницу, что даже с пятого раза не может сдать семестровую работу. – Эти два дуболома, Ондгсури и Хилл – хвала богу и всей необъятной вселенной, всё-таки вынырнувшие из этого ничто после очередной гибели в Скарлайге – для чего были посланы с санкции Степлтона? Чтобы при сигнале о проявлении чего-либо непонятного – по существу, магического – немедленно перенестись в одно из мест. Из трёх мест, где находятся трое врагов интересующего нас объекта. Телепортационные артефакты, на маяк от которых можно было переместиться почти мгновенно. Редкое оружие опять же из Скарлайга с чуть ли не уникальными боеприпасами, способное парализовать даже очень крутые цели высоких уровней развития. Прочие полезные примочки и девайсы… И что в результате? Ни-че-го! Одно большое, толстое и волосатое ничего! Для нас. А для этого Макса совсем наоборот.

Мануэлла не очень понимала некоторые специфические выражения Тормасова, но общий смысл сказанного загадкой не являлся. Как и недовольство профессора, правда, неясно, чем именно вызванное. Об этом она и спросила, щелчком стряхивая пепел в придвинутую поближе пепельницу.

– Но поведение Макса показывает как раз то, что он боится встретиться с теми, кто ему угрожает. Потому и отправил за головами своих врагов наёмников. Даже эти магические бомбы им дал.

– Вот оно! – повысил голос Тормасов, концентрируя снимание собеседницы на последних произнесённых ею словах. – Он дал этим бандитам то, что мог бы и не давать. Усилить их? А зачем, если они и так могли справиться. Нет, Мануэлла, тут всё сложнее и опаснее для нас. Он проверял! Я, как ты знаешь, пытаюсь сливать ему кое-какую информацию через его дружка, используя Рокотова втёмную. Макс получил сведения о том, где находятся трое оставшихся его врагов, а мы с тобой договорились просто следить. Ты ведь выполнила наше с тобой соглашение?

Вежливый голос отсутствие какой-либо грубости – только вот Мануэлла и не думала ориентировать на внешние признаки. Понимала, что профессор, несмотря на свою учёность, нелюбовь к некоторым совсем уж неприглядным с его точки зрения делишкам Корпорации, был способен на резкие, решительные и жестокие действия. И тем более не боялся лить кровь, хотя часто старался свести её количество к минимуму.

– Я тебя не обманывала, – отчеканила женщина. – Себе дороже с тобой ссориться.

– Умная чикита, – оскалился Тормасов, напомнив в эти короткие мгновения своей собеседнице не то какого-то монстра из фильмов ужасов, не то одного из ликвидаторов многочисленных наркокартелей. Впрочем, это почти мгновенно прошло и снова вернулось привычное лицо одного из членов совета директоров, лощёного и вроде как не способного на то, чтобы лично устранять особо помешавших людей. – Меня обманывать нельзя. А можно и нужно слушать, чтобы понять, куда, в какую кучу дерьма мы все попали из-за идиотизма Степлтона. Лехмана, может и Пэмсборо. Слушаешь?

– Да… Очень внимательно тебя слушаю, Михаил.

– Взрывы магических бомб, которые Скользящий дал нанятым им шестёркам, были для единственной цели – проверки. Он хотел понять, кто стоит за «чудесным» избавлением его друга и какую силу они из себя представляют. И эти дауны открыли карты в самый неподходящий момент, заодно подставив всех, но меня в первую очередь. Теперь Макс знает, что против него такие же Скользящие, как и он сам. Что он уже видел их там, в Скарлайге.

– Мог не запомнить…

– Не мог! Ты забыла о написанном в отчётах. У соскользнувших память становится практически идеальной. Они способны вспомнить мельчайшие детали происходящего с ними с момента перехода их материального состояния в псевдоэнергетическое. Вот и смотри, что получается. Среди врагов объекта обнаруживаются Скользящие. Идиоты даже не замаскировались, не сменили лица по причине отсутствия мозгов! Ему известно место, где находится его друг, тот самый Рокотов. И та компания, которая используется как прикрытие. Проследить путь от неё до меня, а значит и до Корпорации сложно, долго, дорого, но не невозможно. А значит, объект обязательно раскопает, кто именно стоит за охотой на него. И он уже считает нас своими врагами. Только попробуй сказать, что я драматизирую ситуацию и переоцениваю нашего противника. Он уже успел доказать, что к нему следует относиться серьёзно. И вместе с тем он нужен мне сейчас как никогда раньше! Не озлобленным, а готовым сотрудничать. Не на долгий срок. Хватит лишь нескольких дней, может даже меньше. Как же он мне нужен! И его спутница тоже!

Обессилевший от столь яркой эмоциональной вспышки профессор откинулся на спинку стула. Запалено дыша, жадно хватая воздух. И один его вид, не говоря уже о словах, заставлял Мануэллу изо всех сил напрягать разум, пытаясь увязать концы с концами. Она не понимала причин столь серьёзной фиксации Тормасова на этом конкретном Скользящем. Пусть ему не подходили двое других, работающих на Корпорацию, но ведь это не являлось фатальным. Можно было нащупать выход на парочку других, можно подождать, пока не появится новая кандидатура. Да мало ли что можно было придумать. Но нет, Тормасов что-то недоговаривал. Ну и действительно боялся этого самого Макса, уж страх она умела чувствовать сильнее всех остальных эмоций. Была богатая практика даже не с юности, а с глубокого детства.

– Зачем это всё? Тут не только твоя… осторожность?

– Мои исследования. Произошёл прорыв, – выдавил из себя Тормасов, с трудом возвращая относительное спокойствие. – «Прокол пространства», оставленный этим Максом и его спутницей, кардинально отличается от тех, которые совершались Ондгсури, Хиллом… Совсем иные показатели, он более глубокий, затрагивающий саму мерность пространства и оставляющий очень долго не рассеивающийся отпечаток. Это как сравнивать взрыв бомбы на том ещё обогащённом уране, времён Второй Мировой, и современного оружейного плутония. Мне нужна полная спектрограмма, образец крови, томограмма, ещё кое-что. Результаты позволят осуществлять «скольжение» не случайным единицам с непонятно на чём основанной предрасположенностью, а большей части людей. Ты же понимаешь, Мануэлла, что такое «скольжение», что оно даёт?

– Здоровье, сила… власть. Потенциальное бессмертие, – роняла женщина одно слово за другим. – Эйб Лехман на этом не слабее тебя помешан. Но все говорили, что на это потребуется много времени. А ты сейчас…

– Именно я! Именно здесь, сейчас! – Тормасова словно пружиной вытолкнуло из кресла, он заметался по комнате взад-вперёд, говоря и помогая себе жестами, сбрасывая излишек слабоконтролируемых эмоций. – Появился уникальный шанс не ждать несколько лет, а то и целое десятилетие. Вместо этого можно сделать последние замеры, ввести их данные в разработанные мной и недавно скорректированные алгоритмы и… Должным образом откалиброванные «саркофаги» станут способны через сутки-двое непрерывного в них нахождения перебрасывать человека в один из нескольких существующих сейчас виртмиров. Тех, которые успели развиться до достаточной для «овеществления» степени. Ты понимаешь, что это нам даст? Понимаешь, не можешь не понимать! Но без Макса это все обречено на провал. А с врагами он даже разговаривать не станет. И что теперь делать, что?!

– Заткнись, проф! Устроил тут истерику. Как маленькая девочка, у которой куклу «Барби» отобрали, – рявкнула Гонсалес. – Сядь, не мелькай перед глазами. Я думаю… Мне нужно подумать.

Краем глаза видя, что профессор всё же сел, хотя о спокойствии и речи не шло, латина насиловала свои мозги, заточенные не под науку, а под интриги и умение использовать чужие проблемы себе во благо. И курила… нет, сжигала одну сигаретку за другой, жалея лишь о том, что перешла на легкие ментоловые трубочки. Хотелось чего-то выпить, но рисковать тем, что вместо обострения сознания получится совсем наоборот… Алкоголь штука коварная, способеноказывать влияние самым различным образом, тут раз на раз не приходилось.

И вот оно, смутное, но всё же оформляющееся решение. Придавив очередной, вроде как уже шестой, окурок в пепельнице, Мануэлла хищно улыбнулась, потянулась ухоженным, всё ещё упругим и вызывающим желание телом, после чего проворковала:

– Если этот Макс НАСТОЛЬКО ценен, то я знаю, как тебе его получить. Ненадолго, с риском для себя, но получить. Интересует ли это тебя, о великий учёный и гений всей Корпорации?

– Да!

Мануэлле Гонсалес было достаточно этого короткого слова. Тормасова можно было обвинить во многом, но только не в том, что он давал задний ход отказываясь от уже принятых решений… без чрезвычайно веских оснований. Собственно, поэтому латина и предложила ему план, который иначе как предательством интересов Корпорации и назвать было сложно. Зато их собственные интересы оставались в целости и сохранности. Более того, имелся очень хороший шанс сорвать банк, забрав со стола всё.

Рассуждала сеньора вполне логично. Если есть полная уверенность в том, что объект считает Корпорацию – пусть и не знает пока именно про неё – своим врагом, то остаётся лишь сделать так, чтобы они двое как бы выходили в его глазах из вражеской категории. Для этого и требовалось всего ничего – ценными подарками и поступками убедить клятого Скользящего в своей полезности и более того, незаменимости. Для начала – сбросив через того самого Рокотова выжимку по структуре Корпорации, её работе со Скользящими и самим явлением «скольжения», а также досье на трёх из пяти её директоров. Ну и о планах последних по поводу объекта не забыть напомнить, одновременно намекая, что сами они испытывают несколько иную в нём необходимость, основанную исключительно на добровольном сотрудничестве. И не по причине гуманизма или человеколюбия, а исключительно потому, что так уж сложилось.

– Натравить его на остальных директоров. Коварно и… перспективно, – Тормасов аж прикрыл глаза от широты возможных перспектив, что могли открыться в скором времени. – Я его изучил, он всегда идёт до конца, и решений не меняет, хотя может выжидать столько, сколько сочтёт нужным. Но если я получу от него нужные данные, то это уже не будет играть важной роли. Да, не будет. Но сначала подарок.

– Какой подарок? Ты о чём сейчас…

– Ему помешали расправиться со всеми врагами. Осталось двое. Отдай приказ их уничтожить после того, как я через Рокотова передам нашему Максу нужную информацию. Сможешь?

– Да… точно смогу, – малость опешила Гонсалес, но тут же пришла в себя. – А это действительно может подействовать. Информация о Корпорации и как особый подарок – жизни его врагов. Так делают те, кто не боится связывать себя современными ограничениями. Он русский, он это поймёт и оценит. И ты тоже русский, потом, если получится начать переговоры. Это стоит использовать.

Профессор Тормасов улыбался. И не стирая с лица этой улыбки, достал из кармана смартфон, чтобы связаться с Шульцем, дать ему все необходимые инструкции. Будущее обещало быть бурным, насыщенным и вместе с тем очень перспективным. Надо было лишь не бояться рисковать и не останавливаться на полпути.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю