290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Связь миров (СИ) » Текст книги (страница 21)
Связь миров (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 20:30

Текст книги "Связь миров (СИ)"


Автор книги: Владимир Поляков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 22 страниц)

В то время, как я начал привычную разделку вражеской туши, мой напарник также не стоял столбом, понимая, что должен прикрывать, держать других на расстоянии. Потому и открыл ураганный огонь из жезла, заряженного вакуумными взрывами. Безжалостно рвущие пространство, они наносили огромный урон всем тем, кто не владел магией высокого порядка или не имел особенных артефактов, стабилизирующих саму ткань пространства.

Странно было бы надеяться, что этот «заградительный огонь» устранит все проблемы. Он и не устранил. Зато помножил на ноль группу сопровождения Питера Хилла, ставшего из штатовского обывателиус вульгарис опасным таким эльфом-скаутом. Он даже не собирался попадать под вакуумные взрывы, окутавшись коконом из растений. Не собственная магия… не только собственная, но и целая связка амулетов, вот только доступны в полную заложенную внутрь них силу они были исключительно Перворожденным.

С – Самосохранение! Именно оно заставило эльфа ненадолго выпасть из схватки. Очень уж этот самый Хилл не хотел оказаться не то что мёртвым, но даже отправиться на перерождение. Причины весомые, чего уж, начиная с почти однозначной потери всей амуниции с оружием и заканчивая… Ага, те самые странности между моментом условной «смерти» и возрождением не для простого игрока, а для Скользащего. Впрочем, сейчас важно было отнюдь не это.

Ондгсури. Он вроде и сумел прийти в относительную норму, вроде начал замах клинком, явно позабыв про висящие на поясе кинжалы и имеющиеся артефакты, но… Тут счёт идёт на те самые мгновения. Не успел? Ты проиграл. Вот он и оказался в положении напрочь проигравшего. Последний удар и… оседающий на пол труп. Однозначный труп, который потом, если доведётся, нужно будет как следует прошмонать на тему полезных артефактом, да и броню с оружием с разного рода «бижутерией» тоже вниманием не обделить. На этом хмыре хлама быть в принципе не должно, Корпорация не могла не оснастить своего пёсика по высшему разряду.

С-сука остроухая! Против того средства, что было задействовано Хиллом, заклятья школы Духа практически не могли помочь, да и импланты способствовали лишь быстрому удиранию, но не активному противостоянию растительной напасти, агрессивной атаке появившейся практически из ничего флоры.

Лианы. Хищные, вырвавшиеся из небольшой сферы, брошенной на пол и предварительно сдавленной, дабы нарушить целостность оболочки. Ищущие источники питания для дельнейшего своего роста, а таковыми могли послужить исключительно скопления органики. Тела, иначе говоря. Живые или мёртвые – это уже ни разу не важно.

Школа Духа, имеющиеся импланты «широкого спектра действия» – против растений, как уже упоминалось, действуют на минимуме эффективности. Основное направление магии напарника, то бишь стихия Воздуха, тоже не лучшее средство. Но вот лёд, кислота и побочная ветка Пространства в виде вакуумных взрывов, нарушающих саму его метрику… Против одного типа артефакта были использованы другие, причём перекрывающие друг друга, складывающиеся, выводящие эффективность на качественно новый уровень.

Нас это практически полностью избавило от проблем. Нас, млин, но не тех, кто раньше был погружён в сон. Этих, в том числе и напрочь непричастных, прожорливая эльфийская флора либо полностью «выпила», либо нанесла нехилые повреждения, от которых лечиться и лечиться, не всегда с гарантией успеха. Ну вот не сука ли этот самый Питер Хилл? Ему местные вроде как не совсем чужими должны быть, раз давно и прочно на Корпорацию работал?

По мощам и елей! Если он ухитрился сблокировать большую часть чисто боевых заклятий, то вот Цепи Страдания из-за своей специфичности легли как родные. Прямо аккурат посреди попытки скаута переместиться в скрыте к нам за спину. По потолку переместиться, что характерно, используя классовые умения удерживаться на любой поверхности и весьма резво по ней перемещаться. По потолку в частности. А вот получив Цепями, чуть было оттуда не шмякнулся, аки разбавленная жаба. Лишь в последний момент сумел сделать падение контролируемым и, более того, выпустить какой-то цепляющийся побег из ладони в сторону стены. Туда его и рвануло, тем самым выводя из-под удара Таррганта, что пытался воспользоваться удачной ситуацией.

Сколь веревочке не виться… Я успел понять, что Пространство как магическая школа этому конкретному эльфу ну очень не нравится. Потому и полетел в его сторону очень интересный артефакт, который хаотически менял гравитационную направленность да и саму силу тяжести в той области, которую затрагивал. По сути, если не владеешь той самой пространственной магией, единственная возможность защититься – создать сферу условного отрицания вокруг себя либо мгновенно покинуть затронутую хаотическими изменениями область пространства. Но если это уже ударило по мозгам – не прямо, а посредством дезориентации в окружающем мире. конечно же, тут большая разница – тогда дело плохо.

Вот Питер Хилл и потерялся в ещё мгновение назад нормальной метрике пространства, которое внезапно стало… совсем-совсем чужим. Правда до этого успел таки задействовать очередной козырь эльфов – Зелёного Стража. Опять же природная магия, но уже несколько иного рода. Не тупая флора, стремящаяся пожрать всё и вся вокруг, а другой подвид, полуразумный и умеющий отличать Перворожденных от чужаков. Оттого и применяющийся не во внутренних разборках ушастиков, а исключительно против внешних врагов.

Тварь! Опасная, редкая, требующая нехилое количества труда, наличия опытнейших магов природы и редких ингредиентов для своего создания. И слава Хоррану, что новорожденная, а потому ещё не способная полностью себя проявить. Ещё плюс – отсутствие подходящего места для укоренения. Зелёного Стража надо высаживать в подготовленную и тщательно удобренную землю, а не посреди бетона и пластика. Тут ему неоткуда было брать нормальные питательные вещества. Разве что трупы поблизости, но очень уж поблизости, а не в большой области. И то… слабо подходящее «меню» для столь придирчивого создания.

Увы, но хоть совой о пень, хоть пнём о сову, а птичке печально. В том смысле. что даже в столь экстремальных условиях высадки и экстренного произрастания Зелёный Страж оставался большой проблемой. И разбираться с ним должен был именно Тарргант, поскольку лично я рванулся добивать Хилла. Не в ближний бой, ибо нефиг лезть в область искажённого пространства, а находясь за её пределами, но в то же время как можно ближе к оным. Атаки из заряженного льдом жезла, а параллельно с ними – использование большей части оставшихся атакующих артефактов. Ментальная атака, выплеск сконцентрированной инфернальной энергетики, лучше всего бьющей как раз по эльфийским мозгам. Кое-что из арсенала расы «глубоководных», которое и ментальным воздействием назвать сложно, настолько чуждым и безумным оно являлось. Вот это безумие и проняло эльфа-скаута… особенно в связке с очередным болевым заклятьем. Взвыв совсем уж истошно, сумел таки вырваться, но при этом совсем потрёпанным, потерявшимся. И получил прямо в рожу выплеск кислоты. И ещё один, и ещё… Кожа слезла, мясо плавилось, ну а кости… проглядывали, но тоже растворялись. Никакие впрыскивания целебного эликсира не могли поправить дело быстро. А медленно – это не тот случай, совсем не тот. Добивающий удар… смерть.

Стон за спиной. В нём слышалась боль, злость, но в то же время и удовлетворение сделанной работой. На автомате разворачиваюсь и вижу картину если и не пирровой победы. то той, которая далась ценой слишком больших жертв. Тарргант, превративший всё же Зелёного Стража в груду компоста, выглядел печально. Несколько рваных ран торса, перелом правой руки и размолотая в крошево правая же нога ниже колена. При всём при этом он продолжал быть в активном состоянии, поддерживаемый воздушными вихрями, зависнув в десятке сантиметров над полом. Целебные эликсиры и артефакты работали на полную, но его ценность как бойца и особенно риск окончательного выхода из числа живых... Нафиг!

– Дальше я сам. Остаёшься здесь и…

– Круг должен…

– Это приказ от старшего в рейде, Тарргант, – прерываю полные боли слова тифлинга. – Остаёшься, лечишься и контролируешь этаж. Дальше – уже моё дело.

Приказ для члена Круга – дело важное. Но если бы не совсем хреновое состояние, боль и понимание, что толку от него в таком состоянии не столь и много, Тарргант наверняка попёрся бы следом за мной. Сейчас же остался. Пусть стабилизирует состояние, закинется кроветворными эликсирами в довесок к обычным, после чего ждёт. Вернуться в Скарлайг всё едино сможет лишь со мной. Ну а моя дорога лежит вверх, на предпоследний этаж. Может и выше, на последний, но явно не на крышу, ведь там до сих пор тусуется призрачная братия, только и мечтающая о том, чтобы подкрепиться энергетикой живых и разумных созданий.

***

Тук-тук, я ваш друг! Хотя вру напропалую, чего уж там. Другом загнанной в угол троице я сроду не был, а являлся скорее смертью их лютой и неминуемой. Впрочем, сказать, что они были загнаны в конкретный такой угол, тоже значило бы погрешить против истины.

Обычный такой офис кого-то из корпорантов пониже директората, куда эта троица – председатель Джеремайя Степлтон, лорд Чарльз Пэмсборо и Хью Лехман – и была загнана. Пытались проскользнуть под прикрытием оставшихся охранников, но увы и ах, у них это ни черта не получилось. С потерей обоих Скользящих шансы противостоять полноценному и высокоуровневому магу, способному видеть сквозь стены и отслеживать нужные цели – практически нереальная задача. Однако они пытались, не желая сдаваться до последнего. Достойно если не уважения, то чего-то близкого.

Только это всё равно не помешает мне здесь и сейчас закончить несколько подзатянувшуюся партию с Корпорацией.

– Это конец, господа, – констатирую я окончательно сложившуюся ситуацию. – Вы проиграли всё, включая свои жизни. Охрана частью мертва, частью нейтрализована. Вы сейчас прекратите своё бытие в этом мире, а куда попадёте после этого… разве что боги ведают, если вообще ещё остались в нашем с давних пор искалеченном мире. Можете стреляться, выброситься в находящееся за вашими спинами окно… или просто получить толику разрушительной магии от готового поставить точку в этой истории меня.

– Выкуп, – хрипит Степлтон, вцепившийся руками в спинку офисного кресла, бледный и сосредоточенный. – Деньги, власть… Ты не пожалеешь!

– С болезнью не договариваются, – отрицательно покачиваю головой. – Другие, подобные вам, тоже та ещё зараза, но они не смогут, тупо не успеют наладить торговлю «скольжением» для избранных по вашим критериям ублюдков. Власть таких как вы, уничтоживших настоящую аристократию крови и духа, кончится, а на её место придут другие. Придёт сплав новых Скользящих и их союзников из Скарлайга, «Лендлордов» и других миров. И мир изменится. К лучшему, потому что сложно ему стать отвратительнее того, что было создано при вашем непосредственном участии. А посему – финита.

Бессвязные мольбы и лепетание Лехмана. Ненависть в глазах Степлтона. Лорд Пэмсборо… взявший в руку богато инструктированный небольшой пистолет – из которого пытался до этого в меня стрелять, надо отдать должное – поднесший его к виску и нажавший на спуск. Сам ушёл. В отличие от Степлтона, словившего Иглу Духа в голову. Ну а Лехману достался заряд из жезла, превративший этого окончательно потерявшего лицо в коленопреклонённую и размазывающую сопли по лицу ледяную статую. Хорошую такую статую, которая ещё с недельку таять не начнёт. Избыточно вложенная мощь и не на такое способна.

Выполненное задание, очередные уровни, причём их количество какое-то совсем уж невообразимое… И сообщение, очень важное и сулящее очередные муки выбора вкупе с дополнительными возможностями.

«Внимание! В связи с достижением сотого уровня доступен выбор вторичного класса».

Пофиг! Я сделал то, что нужно было сделать. Что хотел сделать. Сделал и сейчас ловлю настигающий меня суровейший отходняк.

Хочется просто спуститься вниз, прихватить с собой израненного напарника да и свалить обратно в Скарлайг. Собственно, именно так я и поступлю, но сперва загляну в святая святых Корпорации, а именно в хранилище особенно ценных вещей. Там много чего найти можно. Тела Скользящих – не мёртвых, но нейтрализованных на некоторое время и со смертью верхушки Корпорации лишившихся покровителей, а значит большей части исходящих от этой парочки проблем – опять же надо по полной обобрать. А вот потом… потом в Скарлайг. Душе комфортно и спокойно не тут, а там, в новом, но куда более близком для меня мире. И Лаира… равно как и многочисленные дела, хлопоты. новые цели, стоящие передо мной. Перед нами. Теперь можно всем этим заняться, не будучи донельзя обеспокоенным творящимся в родном мире. И слава богам, что так оно и есть!

Эпилог

Эпилог

Вальяжно устроившаяся в громоздком, величественном и внушающем членам Дома и тем более рабам должные эмоции кресле-троне, Маннэл из Дома Гонтэр, дроу благородной крови и безупречной репутацией пред Паучихой, чувствовала себя почти прекрасно. Да, она оставила своё положение бизнес-леди там, на Земле, сменив его лишь на самое начало пути в другом мире. Одном из тех, которые не так давно считала всего лишь игрушками для плебеев и скучающих, пресыщенных жизнью представителей золотой молодёжи и не только. Считала раньше, но не теперь, когда всё изменилось.

Немногим больше месяца прошло с того момента, как центральный офис Корпорации был… не то чтобы полностью уничтожен, но жертв хватало. В том числе немалая часть охраны и все три оставшихся члена директората. Показательное устранение, да к тому же, чтобы уж совсем не оставалось сомнений, сделанные магическим образом на месте казни директората надписи, предостерегающие от того, чтобы даже думать о возможности торговать технологией «скольжения». Посыл, понятный далеко не всем, но даже боком причастные не могли не уловить суть послания.

Про саму Маннэл тем паче говорить не стоило. Она, как личность с крайне высоким чувством самосохранения, не только знала и понимала поболее прочих, но и начала… точнее продолжила страховаться от всех возможных угроз собственным жизни и здоровью. Поскольку же была женщиной умной, то понимала, что высшую степень безопасности понятный и привычный с детства мир предоставить не в силах. В отличие от мира иного, порождённого не без участия её знакомого профессора, вроде как бывшего сперва соперником, потом союзником, а потом… Рисковать, выясняя, что именно «потом», нынешняя дроу, а тогда ещё просто человек не очень то желала. Оттого и предпочла выбрать наиболее подходящий из всех оживших миров. Кроме Теней Скалайга, в котором находился тот самый гениальный профессор. Любовь к власти и наличие навыков управленца, причём не только в сфере экономики, но и малыми группами криминального народа, подтолкнули к тому, чтобы «скользнуть» в мир «Лендлордов». Очень уж роль феодала в магическом мире пришлась по душе. Ну а выбранная аватара… женщина, власть, любовь к окружающим её относительно покорным мальчикам и толика садизма с доминантностью… Сложно было выбрать кого-либо, помимо дроу с их ярко выраженным матриархатом.

Именно дроу, а более правильно илитири, она и выбрала. Не просто бросилась в мир «Лендлордов», очертя голову, а предварительно позаботилась о том, чтобы перевести все активы на пару десятков безликих счетов и о возможности управлять ими даже из другого мира. Более того, нащупала, как именно, используя ОЧЕНЬ большие деньги, хоть частично обойти очень ограниченный лимит на ввод в мир «Лендлордов» реальных денег, который должен был поставить в почти равное положение обычных игроков и тех, кто имел большие деньги в мире реальном. Да, при этих обходных путях на каждый дошедший до неё золотой – основное средство платежа в этом мире – семь-десять должны были уйти на сопутствующие расходы. Более того, первые три недели, когда область воздействия была ограничена заранее очерченной областью стартового домена, все равно приходилось использовать лишь собственные возможности за малым исключением. Однако… Маннэл верила как в себя, так и в собственные таланты.

Не зря верила! Ей удалось быстро захватить власть над источником Силы, начать возводить как сам замок – находящийся под землёй, но не в этом суть – расширять влияние на отдельные сектора доставшегося домена, сколачивать из отдельных личностей и малых отрядов ядро будущего войска. Но вместе с тем она внимательно следила за происходящим там, на Земле. В том числе и за той миной, которую оставила напоследок. Не столько из чисто женского коварства и желания напакостить выигравшему сопернику, сколько чтобы замести следы, отрезать возможные пути сюда, в мир «Лендлордов». Не навсегда, понятное дело, но на время, достаточное, чтобы стать тут величиной, значимой персоной. А с такими, случись что, выгоднее сперва договариваться, а не ставить с ходу условия, порой очень неприятные.

– Кантэр, подойди, – приказала Маннэл одному из воинов-диверсантов, которого последние три дня выделяла среди прочих… наряду ещё и несколькими как наиболее выносливых и умелых любовников. – Присядь у моего трона. На тебя приятно даже посмотреть.

– Повинуюсь, Матрона.

Дроу лишь улыбнулась, глядя на реакцию одного из своих воинов. Она, не в пример некоторым иным из числа женщин-правительниц доменов илитири, понимала, что змееголовыми хлыстами размахивать ума много не надо, а вот разгребать последствия подобного… Возможные потери того не стоят. А если в душе есть немалая доля садизма, то его лучше выплёскивать на рабов просто и рабов-гладиаторов… когда нет захваченных пленников. С пленниками же и вовсе этот вопрос снимается, ведь в пыточных любого Дома можно и самой развлечься, и посмотреть за аботой мастриц этого дела.

О нет, Маннэл намеревалась стать той, кто использует все возможные выгоды матриархата в народе дроу, но вместе с тем избежит перегибов. Знания психологии –настоящей, качественной, а не бредней помешанного от чрезмерного употребления кокаина и плохой генетики Фрейда – ей в том должны были помочь. И уже помогали, причём не только тут, в новом мире.

Где же ещё? Там, на Земле, которую она оставила, «соскользнув», но оставив не только постепенно, шаг за шагом перекачиваемые сюда активы, но и милые «подарочки» соперникам в будущей игре, её новой партии, своеобразном матче-реванше.

Скользящие перестали быть «городскими легендами» в полной мере, и с каждой прошедшей неделей информация о возможности «соскользнуть» в якобы виртуальные миры становилась доступной тем, кто мало-мальски умел думать, читать между строк и посещать «высочайше не одобренные» ресурсы. Всё так! Однако Маннэл, воспользовавшись попавшими к ней в руки данными исследования профессора, слила корпорациям, что владели иными, помимо «Теней Скарлайга» виртмирами, данные о том, как именно можно срезать вероятность «соскальзывания» до всего нескольких процентов. Слила, понимая, что на любое действие найдётся противодействие. Что находящийся под полным контролем там, в Скаргайге, проф несомненно будет выдавать держателям «золотой клетки» методики обойти подобные преграды. Но не это являлось главным.

Тогда что? Спешно разработанные власть имущими установки-подавители и столь же экстренно выведенные на орбиту. Что они должны были подавлять? Возможность выхода Скользящих из «дочерних миров» сюда, на Землю. Их словно выталкивало обратно, мешало им попасть в исходную реальность. Те двое, ранее работавших на обезглавленную Корпорацию, Хью Ондгсури и Питер Хилл, в очередной раз оказались небесполезны. Только вот… Оказалось, что до мощность излучения, препятствующего действиям Скользящих, нельзя увеличить до бесконечности, оно было величиной относительно постоянной. И чем сильнее конкретный Скользящий, тем сложнее удержать его от прорыва. Следовательно, власть имущие получили лишь передышку и обречены были, стуча зубами от страха, ожидать того момента, когда раздражённые задержкой Скользящие, большая часть из которых неслабо так хотела вернуть доступ в родной мир, вернутся. И вернутся не как просители, даже не как переговорщики. Они появятся на Земле как те, кто сметёт ко всем чертям власть нынешних правителей, опирающихся не на силу, ни на честь и гордость вассалов… а всего лишь на резаную бумагу и выборные технологии, рассчитанные на широкие электоральные массы, кое название… всего лишь эвфемизм термина «быдло».

Жалко ли было Маннэл этих неудачников? Вовсе нет. Ей было плевать. На всех, кроме себя любимой. А уж о собственном возвышении она собиралась позаботиться. Такие как она рождены править, а не склонять голову. Посмотрев на сидящего на ступенях её покамест маленького псевдотрона беловолосого красавчика народа иллитири, та, что ранее была Мануэллой Гонсалес, злорадно усмехнулась и прошептала:

– Ну что, тифлинг Макс… Если мы и встретимся снова, то уже на равных условиях. И тогда посмотрим, что будет отдавать приказы!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю