332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Варвара Лунная » Пэмсэм (СИ) » Текст книги (страница 15)
Пэмсэм (СИ)
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:52

Текст книги "Пэмсэм (СИ)"


Автор книги: Варвара Лунная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 30 страниц)

– Ты расстроился? – спросила она.

– Немного – кивнул Карлос. – Я слишком громко разговаривал? Я разбудил тебя?

– Я от звонка проснулась, – ответила Сэм. – Не огорчайся, он же обещал что приедет.

– У меня такое чувство, что мы больше никогда не увидимся, – покачал головой Карлос. – Лично не увидимся.

– Не говори так, – попросила Сэм. – Он приедет.

– Конечно, – кивнул мужчина.

– Ну хочешь я перезвоню ему и потребую все бросить, – Сэм поднялась с пола.

– Нет, не хочу, – Карлос остановил девушку и потянул ее за руку, усаживая к себе на колени. – Не надо. У него дела, личная жизнь, если бы Донато смог, он бы прилетел.

– Ну Карлос, – Сэм уткнулась в мужа лбом. – Ну, скажи, что мне сделать чтобы тебя развеселить?

– Поцелуй меня, – попросил Карлос и прижал жену к себе сильнее. Сэм выполнила просьбу мужа, через пару минут Карлос подхватил ее на руки и понес в спальню.

– Мистер Торес, – секретарь Донато Тореса догнал его уже около машины. – Вам звонили с Парадайса.

– Слушай, давай все дела на завтра отложим, – вздохнул Донато. – Я чертовски устал. Отец что-то передал? Ты сказал что я перезвоню?

– Мистер Торес, – секретарь опустил глаза. – Звонил не мистер Карлос, звонила его супруга, она сказала… Она сказала что мистер Торес умер.

– Что? – опешил Донато.

– Мистер Торес, я сам был поражен, я даже ничего спросить не успел. Миссис Торес попросила передать вам эту новость и запись, – он протянул начальнику маленький диск. – Вот. Примите мои соболезнования.

– Да какого черта? – Донато захлопнул дверь машины и стремительно пошел обратно в свой кабинет.

Когда он ставил диск в проигрыватель у него тряслись руки. Нет, тут какая-то ошибка, глупая шутка мачехи, отец не мог умереть.

– Здравствуй, Донато, – на экране появилось лицо Карлоса Тореса. – Полагаю, тебе уже сообщили новость о моей кончине. Увы, это правда. Я попросил Саманту передать эту запись тебе после моей смерти. Только, пожалуйста, не надо думать что это молодая жена свела меня в могилу, Саманта тут не причем. Три года назад мне поставили страшный диагноз – болезнь Аго, она, если ты не знаешь, не излечима. Я не сказал о своей болезни ни тебе, ни Нелии, не хотел чтобы вы меня жалели, да и огорчать не собирался. А потом я встретил Саманту, – Карлос на экране улыбнулся. – Твоя сестра недоумевает как я мог жениться на такой женщине, а я скажу тебе что никогда в жизни не был счастлив так как счастлив с ней. Ну да я отошел от главного. Это сообщение я записал чтобы попросить тебя, Донато, об одном большом одолжении. Я оставил завещание, по которому почти все что у меня было я оставил тебе и твоей сестре, но кое-что я хочу завещать Саманте. И я очень прошу тебя, не оспаривать мое решение. Вы с сестрой обеспечены, и я хочу чтобы моя жена тоже больше никогда не нуждалась. Я оставлю ей не много, много она не примет даже от меня, но я хочу чтобы за ней остался мой дом на Парадайсе и мой счет в банке. Я все посчитал, этих денег ей хватит и на содержание острова и на нормальную, безбедную жизнь. Прошу тебя, уважь эту мою последнюю волю. И уговори Нелию не опротестовывать завещание. Они с Самантой не поладили, и она вполне может воспользоваться тем, что нашему браку еще нет трех лет и признать завещание недействительным. Еще я хотел сказать что люблю тебя, Донато. Люблю и горжусь тобой. Прощай".

Донато сидел и смотрел на черный экран не в силах поверить в то что только что услышал. Отец умер? Он был болен вот уже несколько лет?

– А ведь я так и не доехал до него, – вспомнил мужчина. – А отец знал что умрет и…, а я.. Господи, – он встал и подошел к большому, во всю стену окну. Донато простоял так очень долго, а потом вытащил из проигрывателя запись, приказал секретарю купить ему билет на любой ближайший корабль до Парадайса и поехал домой собираться.

Сэм сидела на террасе их с Карлосом дома. Было уже поздно и в темном небе горели тысячи звезд. Иногда небо прочерчивал след пролетавшего над планетой космического корабля. Девушка дико устала. Со дня смерти Карлоса прошло уже десять дней, но пока его тело хранилось в морге в специальной камере, не дающей телу разлагаться. Она ждала приезда Нелии и Донато, чтобы они могли проститься с отцом. Сэм вытерла слезу, побежавшую по щеке. Десять дней. Десять кошмарных дней.

Карлос умер внезапно, еще накануне они гуляли по пляжу, купались и дурачились, а ночью ему стало плохо. Вызванный врач, ничего поделать уже не смог, к его приезду Карлос умер. Сэм была в таком шоке что у нее случилась истерика. Она орала на врача, требуя, чтобы тот сделал так, чтобы Карлос ожил, ей все равно что, пусть только он будет живой. Хозяйку дома врачу и прислуге пришлось успокаивать при помощи медикаментов, сама Сэм справиться с собой была не в силах. И вот теперь ожидание. Тупое бессмысленное ожидание. Нелия и Питер приехали вчера, сегодня ждали приезда Донато. На завтра были назначены похороны.

– Госпожа Саманта, – на террасу вышел дворецкий Гаспар. – Мистер Донато прибыл.

– Хорошо, – Сэм вздохнула. – Проводите мистера Тореса в приготовленную для него комнату.

– Мистер Донато спрашивал о вас, – сказал слуга. – Что ему ответить?

– Ничего, – Сэм тяжело встала. – Спасибо Гаспар.

– Мистер Донато в каминной, – дворецкий проводил хозяйку взглядом и тяжело вздохнул. Он прослужил в доме мистера Карлоса больше десяти лет. А что будет с ним и остальными слугами дальше? Он не знал и никто не знал, а еще старику дворецкому было очень жаль молодую хозяйку. Ей досталось, бедняжке. Только бы молодой хозяин не принялся обвинять ее в смерти мистера Карлоса, как остальные.

Сэм вошла в каминную и тут же шарахнулась обратно к двери, вскрикнув. Донато Торес был как две капли воды похож на отца, разве что моложе. Мужчина повернул голову и удивленно посмотрел на вошедшую девушку.

– Простите, я напугал вас? – спросил он. Девушка не ответила. Она стояла, прижавшись спиной к стене, руки ее были прижаты к сердцу, а глаза широко раскрыты от испуга. – Вы работаете тут? – снова спросил Донато. – Наверное, вы новенькая. Я Донато Торес – сын вашего хозяина.

– Саманта, все в порядке? – в комнату вошел Питер Рефер, а за ним Нелия.

– Донато, – Нелия обняла брата. – Боже, ты состриг свои космы. Дон, ты так на отца стал похож, – Нелия заплакала

– Саманта, что с вами все в порядке? – поинтересовался Питер. – Саманта, – он пощелкал перед лицом девушки пальцами и та будто очнулась.

– Саманта, познакомьтесь, это мой брат Донато, – сказала Нелия, оторвавшись от брата. – Дон, это жена нашего отца, Саманта.

– Рад с вами наконец познакомиться, – Донато поклонился. – И простите за то что испугал и обидел вас.

– Ты обидел? – удивилась Нелия.

– Я принял вас за прислугу, – виновато сказал мужчина. – Еще раз извините, просто вы…

– Да, – кивнула Сэм. – Вы тоже меня извините, но вы… Вы так похожи…

– Я отрезал волосы, – Донато потер непривычно короткую макушку.

– Надеюсь, вы хорошо долетели? – дежурно спросила Сэм.

– Да, благодарю вас.

– Дон, я поверить не могу. – Нелия снова заплакала.

– С вашего позволения я откланяюсь, – сказала Сэм и, не дожидаясь ответа, стремительно вышла. Ее бил озноб.

– Только простыть не хватало, – подумала она, растирая себе плечи ладонями. – Господи, за что ты со мной так? – подняла она глаза к потолку. – Ну почему его сын не мог быть таким как Питер? Или как кто угодно, но почему он такой?

Ей никто не ответил. Сэм вошла в комнату где ночевала последние десять дней, спасть в их с Карлосом спальне она почему-то не могла. Девушка посмотрела на себя в зеркало. Не удивительно что Донато принял ее за прислугу, благородные дамы в брюках не ходят, тем более в таких. На Сэм был комбинезон из ее прежней жизни, не военный, но все же очень простой и удобный. Девушка разделась и забралась в постель. Там она свернулась клубочком, но еще долго не могла согреться. Уснуть Саманта смогла только под утро, но едва она уснула, как ее разбудили, сообщив, что пора собираться на прощальную церемонию. Девушка пошла в ванную, умывшись, она посмотрела на себя в зеркало. Из него на нее смотрело усталое, худое лицо, с четко очерченными скулами и большими глазами. От ее пухлых щек, которые она, не смотря на постоянные физические нагрузки, наела, живя с Карлосам, не осталось и следа.

– Ты ведь знала что он умрет, – сказала своему отражения Сэм. – Знала. Но почему-то надеялась что твое присутствие, каким-то образом отодвинет смерть.

Сэм отвернулась и пошла одеваться.

Войдя в столовую, чтобы позавтракать, девушка вздрогнула увидев за столом Донато, но быстро взяла себя в руки. Донато с Питером встали, приветствуя ее. Сэм кивнула и молча села на свое место – место хозяйки дома. Завтракали молча, только изредка Нелия делала замечания своим детям, мальчику лет шести и совсем еще маленькой девочке.

– Нелия, – обратилась к "падчерице" Сэм, закончив завтрак. – Могу я попросить вас помочь мне подобрать подходящую для церемонии одежду.

Питер испугался что его жена сейчас решит отыграться на Саманта за тот случай на корабле.

– Конечно, – Нелия вытерла губы и встала. – Мне надо посмотреть что у вас есть.

Дамы ушли, Питер отправил детей с няньками гулять, а сам, взяв чашку с кофе, перебрался на террасу. Донато вышел вместе с ним.

– Нелия все время плачет, – сказал мистер Рефер, будто ни к кому не обращаясь. – А Саманта, вроде держится.

– Мне кажется, она тоже переживает, – Донато сел в кресло, которое обычно занимал его отец. – Я знал что она молодая, но почему-то не думал что настолько.

– Она ровесница Нел, – Питер вздохнул. – Если честно, я думал, Нелия пошлет ее с одеждой. В круизе они так поругались по этому поводу.

– Из-за одежды? – удивился Донато.

– Не только. Ваша мачеха не очень жалует высшее общество и считает что никто не вправе указывать ей как она должна одеваться.

– Она права, – заметил Донато.

– Наверное, – согласился Питер. – Просто непривычно, благородная дама и в брюках.

– Да какая по большому счету разница?

– Никакой, – снова кивнул Питер. – Саманта в принципе милая и очень приятная девушка. Если закрыть глаза на ее некоторую невоспитанность, то общаться с ней приятно.

– Вам что-нибудь принести, господа, – поинтересовался дворецкий, забирая пустые чашки из под кофе.

– Принеси мне еще чашечку кофе, Гаспар, – попросил Донато. Слуга ушел выполнять просьбу.

– Гаспар, – обратился к слуге Питер, когда тот появился снова. – Скажи, а ваша хозяйка… ее проверял особый отдел, ну… когда мистер Карлос умер?

– Да, господин Питер, – ответил слуга и тяжело вздохнул. – Бедная леди Саманта, все как будто с цепи сорвались, ей столько пришлось вынести за эти дни, – он покачал головой.

– Ты о чем? – нахмурился Донато.

– О проверках, – пояснил Гаспар. – Первыми ее проверяли особисты округа.

– Это вроде как обязательная процедура, – сказал Питер.

– Да, – кивнул дворецкий. – И леди Саманта безропотно позволила трехглазым из окружного управления копаться в своих мыслях. Они вынесли вердикт – невиновна и к смерти супруга никакого отношения не имеют. Потом пришел мистер Лойд со своим особистом. Мистеру Лойду наша хозяйка никогда не нравилась, он не скрывал этого ни от мистера Карлоса, ни от леди Саманты. Господин Лойд сказал что не верит заключению округа и хочет удостовериться сам, что наша хозяйка не приложила руку к внезапной смерти его друга.

– И она согласилась? – спросил Питер. – Она не послала его подальше?

– Его нет, – ответил старый слуга. – А вот остальных уже посылала.

– Остальных? – удивился Донато.

– Да, господин, – кивнул Гаспар. – Каждый день сюда приезжали разные люди, те кто знал господина Карлоса, все они были со своими трехглазыми и все требовали чтобы госпожа дала их спецам лично убедиться в ее невиновности.

– Но у нее же есть заключение и даже не одно, – возмущенно воскликнул Донато. – Какого черта им все было надо?

– Хозяйка сказала вот точно так же, господин Донато. Сначала она отказывала вежливо, предоставляя заключение округа и особиста мистера Лойда. Кто-то удовлетворялся и уезжал.

– Но были те кому этого оказалось недостаточно? – угадал Питер Рефер.

– Да, – кивнул слуга. – Терпение у леди Саманты не железное, она вспыльчива, но мы даже поражались как долго она держалась, прежде чем начала ругаться. Мистера и миссис Ршу особо настойчивыми оказались. Они так ее оскорбляли, – Гаспар поморщился.

– А леди Саманта?

– О, – старик улыбнулся. – Видели бы вы как летел из дома мистер Ршу. К своей машине он несся, пытаясь укорачиваться от пинков хозяйки. Ох она его отделала и леди Ршу тоже досталось на орехи. А нечего было обзывать нашу госпожу плебейской сукой и рокским быдлом. По заслугам получили. Вот хозяин никогда не позволял себе людей оскорблять, кем бы они не были, и леди Саманта его за это очень уважала.

– Она с Рокса? – удивился Донато. – Кто бы мог подумать.

– Я тоже был шокирован, когда узнал, – усмехнулся Питер. – Но согласен с Гаспром, соседи Карлоса перешли все допустимые границы.

– Я помню супругов Ршу, – пораженно произнес Донато. – Они казались мне прекрасными, воспитанными людьми. Даже поверить сложно.

– Я не вру, господин, – воскликнул Гаспар. – Клянусь, у кого хотите в доме спросите, они вели себя хуже любого базарного сброда.

– Бедная Саманта, – вздохнул Питер. – Откуда бы она не была родом, но она все же жена Карлоса. Она носит фамилию Торес. Соседи и друзья Карлоса только укрепили ее веру в то что высшее общество это сборище бесполезных самовлюбленных тунеядцев, – он с трудом поднялся из слишком глубокого кресла. – Наверное, уже пора переодеваться к церемонии.

– Пора, – согласился Донато.

Донато поднялся в свою комнату, мысли же его были о мачехе. Он поморщился, это слово ему не нравилось, и Саманте совершенно не подходило. Какая она мачеха? Она моложе его на три года, она такая красивая и такая… Усталая. Мужчина поймал себя на том что ему хочется обнять девушку. Утешить, взять на себя все ее дела и проблемы. Впрочем, последнее было вполне осуществимо. Донато быстро переоделся и спустился вниз, чтобы проверить все ли готово. Но делать ему ничего не пришлось, Саманта сама приготовила все что надо, а Нелия, после приезда уже успела проверить все ли сделано как положено.

Процедура похорон на Парадайсе была расписана по минутам. Семья и знакомые съезжались на траурный остров, там с покойным, лежавшим на шикарном постаменте, прощались, а потом тело сжигали в мгновенном огне. Прах, по желанию покойного или его родных или развеивался или захоранивался в семейной усыпальнице. Прах Карлоса должен был быть похоронен в семейном склепе, рядом с останками его первой жены.

Народу на траурный остров прибыло много, Карлос занимал высокое положение в местном обществе, он занимался общественной деятельность и проводить его приезжали самые разные люди. Донато и Нелия выслушивали соболезнования, но тут Донато понял что все эти слова предназначены только для них с сестрой. Саманту просто игнорировали, будто ее и не было, а потом и вовсе оттеснили куда-то в сторону. Донато нашел ее взглядом и хотел было подойти, чтобы вынудить сочувствующих общаться и с ней, но девушка угадала его замысел и отрицательно покачала головой. Ей не нужны были соболезнования, ей вообще ничего было не нужно. Она хотела одного, чтобы этот день поскорее закончился.

Вывезли платформу с телом. Сэм вздрогнула и бросила быстрый взгляд на Донато, но потом поспешила отвести глаза.

– Нелия, Донато, вам надо подойти первыми, – шепнул кто-то из близких знакомых Карлоса.

– Первой прощается вдова, – Донато остановил плачущую сестру. – Саманта, – позвал он. – Где госпожа Торес?

– Я здесь, – Сэм вышла откуда-то из-за спин людей. Она не знала что надо делать. – Я должна подойти туда одна? – тихо спросила она.

– Мы можем все вместе, – решил Донато и предложил ей руку.

– Спасибо, – прошептала Саманта и кто бы знал как она сейчас была Донато благодарна.

У тела отца, Нелия завыла в голос, остальные женщины тоже заплакали. Питер отвел жену в сторону. Донато кусал губы, плакать на людях он не хотел, Сэм до скрипа сжимала зубы по той же причине.

– Даже слезинки не проронила, – тихо заметил кто-то из присутствующих.

– А что вы хотите, плебейка, охотница за состоянием, – тут же ответили в толпе. – Как только мистер Торес мог жениться на такой?

– Именно, такой мужчина, такой благородный, а эта… вы слышали что она в армии служила?

– Да вы что? А, ну тогда все ясно. Бедный мистер Торес.

– Говорят особист округа сказал что она не виновата в смерти мужа.

– Да боже ж мой, она купила особиста, это же понятно.

– Или не купила, а переспала с ним, чтобы он сказал то что ей нужно, эти девки они такие. Они на все способны. Никакого понятия о чести и достоинстве.

– Бедный мистер Торес.

– Хватит, – раздался громкий окрик господина Лойда. – Вы, так называемое высшее общество. Миссис Торес чиста, Карлос умер, потому что был смертельно болен еще до встречи с ней. Это она, хоть и родилась на Роксе, порядочнее вас всех вместе взятых.

Люди зароптали, но мистер Лойд не стал их слушать, а пошел к телу друга чтобы проститься.

– Он был болен? – снова зашептались люди.

– Я не знал.

– Я тоже.

– Так может эта девка и с Лойдом, того?

– Да нет, Лойд ближайший друг Тореса, к тому же он всегда высказывался против женитьбы мистер Тореса.

– А с чего же он теперь вдруг защищать его жену стал.

– Точно.

– Шлюха.

– Все они такие.

– Господи, она с Рокса? Кто вообще допустил эту шваль на Парадайс?

Прощание закончилось. Вокруг помоста стали устанавливать огневые пушки.

– Донато, присмотри за Самантой, – тихо попросил Питер. – Что-то она мне совсем не нравится, как бы ей плохо не стало.

– А ты Нелию не отпускай, – кивнул мужчина. – Если что, вот успокоительное, – он передал небольшой шприц с лекарством свояку.

Работника траурного острова высокосветские разборки были неизвестны, поэтому команды они ждали от жены покойного, чтобы начать сожжение.

– Саманта. Вам надо дать разрешение, – тихо сказал Донато. – Все равно как, они ждут.

Сэм подняла на него совершенно затравленный взгляд, но потом посмотрела на ожидающих, и кивнула. Этого оказалось достаточно, полыхнуло голубое зарево, охватывая тело на помосте. Саманта вздрогнула и закрыла глаза. Донато обнял ее за плечи. По его щекам предательски потекли слезы, внутри все дрожало, но он держался. Саманта так и стояла, не открывая глаз. Ее щеки были по-прежнему сухими.

– В древние времена, – обратился кто-то к Саманте, Донато не знал этого человека. – Жены заходили на погребальный костер вместе с мужем.

Донато задохнулся от возмущения, но ответить не успел, ответила Саманта.

– В нынешние времена, – спокойно сказал она, – Тех кто имеет дурацкую привычку глупо шутить на похоронах, обычно хоронят следующим.

Шутник счел за лучшее убраться подальше.

– Я не отшил бы лучше, – тихо сказал Донато.

– Вам нельзя, у вас воспитание, – Саманта вздохнула и высвободилась из все еще держащих ее рук мужчины. Она не могла смотреть на то как горит тело Карлоса, она пошла к склепу.

Семейный склеп оказался крошечным строением, совсем не таким как его себе представляла Сэм. Она видела фотографии старых земных склепов и ожидала чего-то грандиозного и помпезного. А тут склеп оказался маленьким, украшенным резьбой кубом около метра в высоту. Внутри в толстых мраморных стенах были выбиты ниши, в одной из них уже стояла погребальная ваза, прах первой миссис Торес. Поставить урну с прахом Карлоса тоже должна была Сэм. У нее дрожали руки и Нелия с Донато тотчас же пришли на помощь. Урна встала на свое место. Сэм судорожно вздохнула и снова прикусила губу. Ей понадобилось несколько секунд чтобы взять себя в руки. Девушка вытащила из горы цветов, лежащих на земле, один цветок и положила его к урне Карлоса. Потом достала еще одни – для его первой жены. Она встала и отошла в сторону, давая возможность проститься остальным. Кода все ушли, девушка вернулась и села около семейного склепа, прислонившись к нему спиной. Вот теперь она плакала.

Машины улетали от острова одна за другой, от берега отплывали яхты, церемония закончилась и люди разъезжались.

– Донато, ты едешь? – крикнула Нелия, выглядывая из машины.

– А где Саманта? – спросил мужчина, оглядываясь. – Кто-нибудь видел, она уезжала?

– Я не видел, – Питер вышел из машины. – Нел, а ты?

– Я не слежу за Самантой. Господи, я устала, я хочу домой. Она взрослая женщина, она сама может о себе подумать.

– Нел, тут такси не поймать, – сердито сказал Питер. – Донато, пошли поищем. Может ей плохо стало?

– Мне между прочим тоже плохо,– возмутилась Нелия, но ее уже не слушали. Женщина тяжело вздохнула, устроилась в машине поудобнее и закрыла глаза.

А Саманта сидела у склепа и плакала.

– Погоди, – Донато остановил Питера. – Пусть поплачет, давай не будем ее трогать.

– Надо возвращаться, люди дома будут ждать, – тихо сказал Питер.

– Подождут, – отрезал Донато. – Ей надо поплакать.

– Надо, – Питер вздохнул. – Даже железным леди надо иногда плакать.

Мужчины отошли в сторону, чтобы не мешать, а когда Сэм выплакалась, проводили ее к машине. Машина проехала по взлетной полосе, набирая скорость и взмыла в небо. Сделав круг над погребальным островом, она полетела к острову Торесов.

– Я обязана присутствовать на поминках? – спросила Сэм, заходя в дом.

– Конечно, нет, если не хотите, – ответил Донато.

– Но это будет невежливо, – вмешалась Нелия.

– Ну, у меня и так слава плебейки, так что еще одним нарушением этикета я ее не подпорчу. С вашего позволения, – Сэм склонила голову в поклоне и стремительно ушла наверх.

– Нелия, не начинай, – предупредил реплику жены Питер.

– А я и не собиралась, – обиделась она. – Думаешь я не понимаю какого ей?

– Прости, – мужчина смутился. Он сам не понимал почему именно сегодня так придирается к жене, ведь именно сейчас она нуждалась в его поддержке, как никогда.

– А вот нам так просто от гостей не уйти, – Донато вздохнул.

Сэм вошла в свою комнату, сняла платье и пошла в душ. К сожалению, вода смывала только усталость, душевную боль унести ей было не под силу.

– Мне надо уехать, – сказала Саманта своему отражению. – Как можно быстрее, потому что… потому что.

Сэм включила компьютер и вышла на сайт местного космопорта. Вакансий для военных было несколько. Саманта не выбирая, отправила заявки на все пять. Одним из кораблей, искавших сотрудников службы безопасности был круизный лайнер "Соната", он только сегодня приземлился на Парадайсе и именно отсюда стартовал в свой следующий рейс.

– Ну надо же, – хмыкнула Сэм. – А почему бы и нет. Там Памела.

От воспоминаний о сестре сжалось сердце. В последний раз Саманта звонила ей где-то за неделю до смерти мужа. А потом звонила Пэм, но Сэм была не в состоянии ни с кем говорить и просто не брала трубку.

После того круиза, Памеле попытались запороть практику. Она связалась с Сэм в слезах. Особый отдел настаивал на том чтобы она прошла стажировку еще раз, иначе документов об окончании школы Пэм было не видать.

– А тебе так нужны эти документы? – тогда спросила Сэм. Памела долго ругалась на свою глупость последними словами, ей эта мысль даже в голову не пришла. Не смотря на угрозы и уговоры со стороны школы, Памела ушла. Ей пытались предъявить судебный иск, мол она нарушает подписанный договор об обучении, но тут в дело вмешались адвокаты Карлоса и Памелу оставили в покое. Потом Пэм звонила чтобы сообщить сестре что капитан Гарант взял ее на "Сонату" врачом. К следующему рейсу Пэм была уже старшим доктором на лайнере.

– Даже если Гай не возьмет меня на работу, – решила Сэм. – Повидаюсь с сестрой, – она выключила компьютер и пошла с их с Карлосом спальню, собирать вещи.

– Миссис Торес, – в комнату постучался Гаспар. Сэм как раз запихала в свой рюкзак последний комбинезон.

– Входи, – разрешила девушка, задвигая рюкзак под кровать. – Что-то случилось?

– Пришел адвокат, госпожа. Он готов вскрыть завещание мистера Карлоса.

– Вот как? – Сэм вздохнула, из мыслей о будущем ее снова опустило в настоящее.

– Без вас его не могут открыть. Вы спуститесь?

– Конечно. Там много народу?

– Да, госпожа. Часть гостей уехала, но еще человек десять осталось.

– А и черт с ними, – переодеваться Саманте совсем не хотелось. Она поправила волосы и пошла за дворецким вниз.

Все собрались в гостиной, первое что бросилось Саманте в глаза это невероятная бледность миссис Рефер.

– Нелия, вы в порядке? Гаспар, вызовите врача, – велела она.

– Со мной все в порядке, – слабо возразила Нелия. – Я просто устала. Это тяжело… Я…, – она заплакала. – Папа…

– Он очень любил вас, – Сэм опустилась перед креслом женщины на корточки. – Все время рассказывал мне какая у него замечательная дочь и внуки. Ваш с Донато портрет стоял у него в кабинете и в спальне.

– Почему он не сказал мне что болен? Вам сказал, а нам нет? Почему, ведь тогда я могла бы…

– Не могли, – мягко возразила Сэм. – А ваша жалость унизила бы Карлоса. Он знал что вы любите его.

Нелия всхлипнула.

– Я хотела принести вам свои извинения, Саманта, – сказала она. – Тогда на корабле, я оскорбила вас.

– Не стоит извиняться, – возразила Сэм. – Я ведь в долгу не осталась. Все в прошлом, а сейчас вам надо выпить успокоительно и отдохнуть.

– Нет, стоит, я должна, – Нелия попыталась встать, но поняла что ей действительно совсем нехорошо, ноги не слушались. Тогда она схватила Сэм за руку. – Я должна. Папа оставил мне сообщение, ну вы ведь и сами знаете.

– Я не видела что он записывал, я просто переслала его.

– Он сказал что был очень счастлив с вами, что знал что умрет, но вы… вы позволили ему умереть счастливым, – она заплакала. Сэм прикусила губу.

– Вам нужно отдохнуть, Нелия, – сказал девушка, вставая и поняла, что отдых не помешает и ей самой, у нее кружилась голова.

– Давайте перенесем открытие завещания на другой день. На завтра, – сказал Донато, заметив ее состояние. – Это ведь возможно? – обратился он к адвокату, тот согласно кивнул.

– Нет, не надо, – одновременно попросили Сэм и Нелия.

– Давайте уже покончим с этим, – попросила Саманта. – Это ведь не долго?

– Нет, завещание короткое, – адвокат снова выложил из портфеля документы, которые только что убрал. Все расселись. Адвокат на глазах у всех открыл конверт, запечатанный личной печатью Карлоса Тореса и двумя печатями свидетелей и достал документ.

– Я, Карлос Торес, находясь в здравом уме и твердой памяти, – начал читать он. – В присутствии двух свидетелей завещаю….

Сэм не слушала, ее роль в этом спектакле была интерьерной. Она просто должна была присутствовать, потому как вдова. Девушка избегала смотреть на Донато, он волновал ее и она упорно не хотела признаваться себе почему. Он просто похож на отца, – уверяла себя Сэм. – Дело только в этом.

– Жене Саманте Торес, в девичестве Саммерс я оставляю остров и дом на планете Парадайс, и счет в Банке Парадайс – до сознания Сэм донеслись слова адвоката. Она удивленно подняла на него глаза. Они ведь договаривались с Карлосом, еще до свадьбы, что она не претендует ни на что.

– Тут подписи самого мистера Тореса и его свидетелей, – закончил адвокат. – У кого-нибудь есть вопросы?

Все молчали.

– Может быть замечания или протесты? – снова спросил адвокат.

Донато бросил на сестру взгляд, он не успел поговорить с ней о просьбе отца, но Нелия протестовать не собиралась.

– Мистер Торес? – адвокат обратился лично к Донато. Сэм снова вздрогнула, ну да Донато ведь тоже Торес.

– У меня нет возражений, – ответил мужчина.

– Миссис Рефер? – адвокат посмотрел на Нелию.

– Нет, – покачала она головой.– Возражений и вопросов нет.

– Прекрасно, – адвокат потер руки. – Значит с…, – он бросил взгляд на большие старинные часы, висевшие на стене комнаты. – С двадцати восьми часов по времени планеты Парадайс, сего дня завещание мистера Карлоса Тореса считается вступившим в силу. Благодарю всех за внимание и не смею больше никого задерживать.

– Питер, Нелии совсем плохо, – подошла к мистеру Реферу Сэм. – Ее надо отнести наверх.

– Думаете это серьезно? Она просто устала,– возразил мужчина.

– Все устали, но она…, – Сэм кивнула на женщину. – И вызовите все же врача, по-моему, тут что-то серьезное.

Питер посмотрел на жену и нахмурился, а вдруг Саманта права. Жену он особо не любил, но потерять ее и остаться с двумя малолетними детьми на руках совершенно не хотел.

– Дорогая, – он помог Нелии встать. – Пошли, я отведу тебя в нашу комнату.

Нел благодарно приняла руку мужа, но идти все равно не смогла, тогда Питер подхватил ее на руки и понес наверх. Оказалось, что врача слуги все-таки вызвали и доктор пошел за супругами Рефер.

– Прислать потом доктора к вам, Саманта? – спросил Донато.

– Нет, в этом нет необходимости.

– Вы тоже очень бледны.

– Я плохо спала последние дни, это просто усталость, – ответила Сэм. – Это пройдет. Я крепче чем Нелия.

– И все же пока врач тут подумайте, – настойчиво сказал Донато. – Может быть вам попросить снотворного?

– Сама усну, – отказалась Сэм. – Спокойной ночи.

– Подождите, – крикнула Донато, совершенно неожиданно даже для самого себя. – Он не знал что хочет сказать жене отца, он просто не хотел чтобы она вот так быстро уходила. – Я… вы… Что вы планируете делать дальше? – придумал он, наконец, подходящий вопрос.

– Я уеду, – сказала Сэм, решив что мужчина узнает когда она освободит дом.

– Почему? – воскликнул Донато, несколько эмоциональнее чем надо. – Это ваш дом, отец оставил его вам. Денег на содержание вам хватит, папа и об этом позаботился.

– Он не говорил что что-то оставит мне, – Сэм опустила глаза, смотреть на Донато было невыносимо. – Я не ожидала и потом… это ведь ваш дом, вы выросли тут.

– Ну вы ведь позволите нам с Нел иногда приезжать сюда? – спросил Донато. – Дом большой, мы не будем вам мешать.

– Господи, конечно, приезжайте когда надо, – сказала Сэм. – Я все равно не собиралась тут жить.

– Почему? – мужчина удивился.

– Во-первых, тут совершенно нечего делать, я просто с ума сойду тут одна, а во-вторых…, – Сэм сделала паузу. – Мне тяжело тут. Этот дом…он Карлоса. А теперь его нет, но все напоминает…

– Я понимаю, – кивнул Донато. – Тогда, действительно, стоит уехать отсюда на время. Где бы вы хотели жить? Я могу помочь вам с жильем.

– Я собиралась найти работу и жить на космическом корабле, – вздохнула Сэм. – Карлос умудрился сохранить мне место в армии, уж не знаю сколько ему пришлось за это заплатить. Тогда я сердилась что он вмешивается, а сейчас, пожалуй, благодарна. Найти применение своим знаниям вне армии, мне было бы гораздо сложнее. А работа отвлекает.

– Саманта, у вас достаточно средств чтобы не работать или хотя бы не соглашаться на первую попавшуюся работу. Денег на счету отца много, ежемесячных процентов вам должно хватить и на съем жилья, и на еду, и на прочие расходы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю