332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Тина Фолсом » Спасительница Зейна (ЛП) » Текст книги (страница 8)
Спасительница Зейна (ЛП)
  • Текст добавлен: 2 января 2021, 19:30

Текст книги "Спасительница Зейна (ЛП)"


Автор книги: Тина Фолсом






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 20 страниц)

– Предлагаю тебе отвести в сторону ее мать и проинформировать о последствиях.

– Её мама умерла.

– Тогда отца.

– Он практически посадил ее под замок, лишь бы она не встречалась с мужчинами.

– Ты думаешь, что это преднамеренно?

– А что это еще может быть?

Инструкции, полученные от отца Портии для сотрудников Службы Личной Охраны, были предельно ясны: держать Портию подальше от мужчин.

Дрейк задумался над вопросом Зейна.

– Почему ты так интересуешься этой полукровкой?

Зейн вскочил на ноги.

– Я не интересуюсь.

Черт, даже он не верил в эту чушь.

– Хмм. А так вроде и не скажешь.

Зейн проигнорировал комментарий Дрейка, когда еще одна мысль пришла ему в голову.

– Нельзя ли удалить девственную плеву другими способами, кроме секса?

– Нет.

Зейн моргнул. Он действительно сидел в кабинете психиатра и обсуждал с ним половые органы? Он, должно быть, совсем рехнулся и даже не заметил это.

– Ну... я слышал, что даже у людей девственную плеву можно легко повредить во время интенсивной физической нагрузки. Так может быть она уже давно и не девственница? – Зейн видел, как она выпрыгивала из окна и бежала, словно ее преследовала стая волков. Разве это не считается интенсивной физической нагрузкой? Дрейк выгнул бровь. – Я смотрю канал Дискавери. Подай на меня в суд! – усмехнулся Зейн.

Дрейк прочистил горло.

– И вернувшись к твоему вопросу, к сожалению, ответ "нет". Девственная плева гибрида не подвержена таким повреждениям. Да, ее можно порвать, но она восстановится во время сна. Даже трахая ее пальцем, извините за грубые слова, ты не порвешь навсегда ее плеву. Только полное сношение гарантирует, что девственная плева порвана и уже не восстановится. – Дрейк подался вперед. – Для полного разрыва девственной плевы требуется член из плоти и крови и свежая сперма. Другого способа нет. Думаю, каким-то образом наш создатель хотел убедиться, что мы продолжим размножаться. Но что я в этом понимаю?

Зейн сглотнул.

– Так что остается лишь секс.

Потный, страстный, душераздирающий секс с Портией.


Глава 14

Покинув офис Дрейка, Зейн поехал обратно в дом Портии на мотоцикле Эдди, все еще размышляя над словами доктора и совсем не желая говорить. К счастью, когда он добрался, Томас сообщил ему, что Портия ушла спать. По крайней мере, ему не пришлось смотреть ей в глаза сейчас, когда его разрывало столько противоречий насчет того, что делать дальше. Он обрадовался, когда Оливер появился незадолго до рассвета, чтобы его сменить.

– Можешь завтра прийти за полтора часа до рассвета? – спросил Зейн.

– Зачем?

– Я кое о чем должен поговорить с Самсоном.

– Конечно. Без проблем.

– Спасибо, приятель.

Он хлопнул Оливера по плечу и вышел в ночь. По дороге домой Зейн покормился от бродяги, который спал в переулке, и практически давился кровью мужчины. Попробовав ту крошечную капельку крови Портии, все остальное теперь на вкус как аккумуляторная кислота. Черт, он действительно облажался, да? Хотя никогда не задумывался о том, откуда берется его еда, пока она лилась из пульсирующей вены, его вкус стал более утонченным. Он был своего рода парень-Макдональдс, а теперь внезапно пристрастился к блюдам с тремя звездами Мишлен. Идеально! Когда он вернулся домой, Куин помог отвлечься от тревожной мысли.

– Ты не поверишь.

Зейн выгнул бровь и сел на диван. Зи запрыгнул ему на колени и свернулся.

– Он уже ел?

Куин кивнул.

– Я покормил его после прогулки.

Зейн смотрел на щенка.

– Спасибо. Итак, во что там я не поверю?

– Булавка, которую ты нашел у наемника... я нашел этот символ.

Зейн тут же заволновался. Наконец-то появиться то, на чем он сможет сконцентрироваться.

– Что он означает?

– Вот: это группа вампиров и полукровок, которые объединились, чтобы создать высшую расу.

Новость зазвенела в ушах Зейна.

– Новая раса?

– Не новая, а высшая раса. Они выбирают вампиров и полукровок для программы размножения, чтобы породить более сильных гибридов.

Зейн вздрогнул. Это звучало слишком похоже на то, что он уже знал.

– Как нацисты, которые пытались создать свою арийскую супер расу: отбирая высоких, белокурых мужчин и женщин с интеллектом выше среднего, физически сильных, красивых и заставляли их производить детей.

Куин кивнул.

– Только на этот раз, это не белокурые и голубоглазые люди, которых они хотят, это в основном гибриды. Они также отбирают вампиров, но только необычных: более сильных, чем остальные, более смертоносных, более умных и опытных. Они хотят увидеть эти черты в следующем поколении гибридов.

– Как ты выяснил это?

Куин пожал плечами.

– Недовольный вампир, который не подошел к их программе, вышел на меня через один мой контакт.

– Недовольный? Не самый надежный источник информации. Такие люди очень многое преувеличивают.

– Он казался искренним.

Зейн нахмурился, несмотря на то, что Куин обладал сверхъестественной способностью понимать людей.

– Мне кажется это странным. Если бы я попал в нечто подобное, не стал бы болтать об этом каждому потенциальному новобранцу направо и налево. Только после того, как кто-то будет принят в программу, я бы дал новобранцу больше информации и даже тогда сказал бы ровно столько, сколько им следует знать.

Куин размышлял над словами Зейна.

– Мой информатор кажется парнем, который сам копается в этом дерьме, если ты понимаешь, о чем я.

Вампир сует нос в дела, которые его не касаются? Ну, по крайней мере, Зейн мог узнать, что тот выяснил. Но он не хотел верить в это.

– Он знает, кто управляет программой?

– Нет. Только те, кого приняли, могут встретиться с верхушкой.

По крайней мере, звучало разумно.

– Что еще он знает?

– Местонахождение их штабов секретно. Только немногие наверху знают. Все держится в секрете: количество новобранцев, количество детей-гибридов.

– Он вообще что-нибудь еще знает? Какая цель у этой группы? Должна же быть причина, по которой они это делают.

– Думаю, по символу, который они выбрали, можно догадаться, это действительно свастика, сломанная линией, которая проходит между двумя частями. Единственное, что смог выяснить вампир, что символ время от времени меняют. Каждые несколько лет выпускается новая булавка, линия становится меньше, и две части становятся ближе друг к другу.

Зейн чертыхнулся. Символ мог означать только одно.

– Они пытаются возродить третий Рейх.

– Может быть не совсем так, но они черпают идеи оттуда, чтобы создать сильных, более несокрушимых гибридов. И поскольку они не полнокровные вампиры, могут передвигаться в дневное время. Они могут слиться с человеческим миром и размножаться среди него бесконтрольно и беспрепятственно. Представь только, насколько сильными они станут. А остальные из нас, полнокровные вампиры, уязвимы, будучи в состоянии дать отпор им только ночью. Если у этой превосходной породы есть какие-либо планы на мировое господство... – Куин не смог закончить свое предложение.

– Высшая раса со знаниями и лучшими качествами от человека и вампира, но лишенная их недостатков, – тяжело дыша, сказал Зейн.

И Зейн не сомневался, что за всем этим стоял его старый враг.

– Их лидер Франц Мюллер.

– Ты не можешь знать наверняка.

Зейн горько рассмеялся.

– Эта программа – зло. – Он искоса посмотрел на своего друга и продолжил. – Если кто-то способен устроить что-то подобное, то это Мюллер. У него достаточно опыта, есть медицинское образование, чтобы понять, какие характерные черты хорошо подойдут программе размножения, и у него есть связи. Он и его коллеги начали это сразу после войны. Как только они поняли, что могут размножаться с людьми и создавать детей-полукровок, у них появились все необходимые инструменты.

– Ты делаешь из него прямо супер злодея. Хотя он на него и не похож. Не слишком ли далеко ты заходишь из-за личной мести? Он всего лишь вампир, который сумел ускользнуть от тебя.

Зейн покачал головой.

– Не стоит недооценивать Мюллера. Если недооценишь, умрешь. Он зло в плоти. И его амбиции только подпитывают зло в нем. Если он что-то задумал, то сделает это. Именно его исследования и хитрость встали во главе программы в Бухенвальде. Это он придумал, как создавать вампиров, после того как один из охранников наткнулся на вампира, питающегося заключенными. Он увидел эту возможность. И воспользовался ею.

Куин положил руку на предплечье Зейну.

– Но создавать расу? Тебе не кажется, что даже для Мюллера это слишком?

– У него комплекс Бога. И он психопат.

Куин вздохнул.

– Что ты собираешься делать?

– Я могу сделать только одно: найти его и убить. Зная ход его мыслей, он никому не доверяет. И будет единственным, кто владеет полной информацией о том, как устроена программа и принцип ее работы. Если он потерпит крах, то программа растворится.

– Это если он стоит во главе.

– Он должен быть во главе. Мюллер всегда ненавидел власть и даже в Бухенвальде возмущался своим начальством. Скорее ад замерзнет, чем он будет следовать чьим-то приказам, Мюллер никому не станет подчиняться. Он всегда был лидером.

– И как мы его найдем?

– Давай продолжим с сыном Брандта. Он приведет нас к нему. Что-нибудь узнал о ключе?

Куин покачал головой.

– Как оказалось, в аэропорту нет ячеек хранения. Полагаю, это дерьмо нацбезопасности. Я проверю Грейхаунд и железнодорожные станции сегодня вечером.

– Хорошо. Он же не мог сюда без всего попасть. И должен был где-то спрятать свои вещи.

Оставалось надеяться, что Брандт приведет их прямо к организации. Хотя тот утверждал, будто не знает, где Мюллер, это ничего не значит. Если только высшее руководство в организации знало местонахождение штаб-квартиры, а, следовательно, где можно найти Мюллера, это могло бы означать только то, что Брандт не был частью высшего руководства. Все просто.

Зейн ударил кулаком по ладони. Ему как никогда хотелось найти Мюллера. Если он действительно был главой этой неонацистской программы размножения – а Зейн в этом не сомневался – тогда его как можно скорее нужно прихлопнуть. Вампиры и гибриды уже превосходили людей по силе и скорости. Разрешить Мюллеру создать новую расу, которая была бы еще сильнее и имела стремление доминировать над как можно большим количеством людей, поставило бы под угрозу все человечество.

Зейн не мог этого допустить. Зло должно быть искоренено.


* * *

– Ты не можешь просто так появиться в его доме, – прошептала Лорен, когда закрыла кран в университетском туалете. – Он тебя не впустит.

Портия пальцами расчесала волосы.

– Я не собираюсь просто появиться там и ждать, когда мне откроют дверь. Я собираюсь вломиться внутрь.

Лорен покачала головой.

– Ты ведь знаешь, что все начнут говорить, что это я плохо на тебя влияю?

– Ничего с тобой не случится. К тому времени, когда все обо всем узнают, дело будет сделано.

– Ты уверена?

Портия кивнула.

– Тебя там не было, но я говорю, Зейн набросился на меня. Если бы не пришли его коллеги, мы бы занялись сексом. К сожалению, к его возращению я уже спала, хотя пыталась не уснуть и дождаться его.

Лорен нанесла блеск на губы.

– А почему это не может подождать до вечера?

Она не могла ждать. На протяжении всех занятий она не могла сосредоточиться и сто раз мысленно переживала поцелуй и прикосновения Зейна. Она просто сгорала. Если бы ей пришлось ждать еще хоть час, то все пожарные в городе не смогут потушить ее огонь.

– Я не могу ждать.

Желание оказаться рядом с ним, чувствовать его, ощутить, как он прижимается телом и проникает в нее, росло слишком быстро и слишком сильно.

– Как ты планируешь избавиться от Оливера? – Лорен кивнула в сторону двери, по ту сторону, которой их ждал Оливер.

– Не беспокойся. Он всего лишь человек. Я уйду так быстро, что он ничего не поймет.

– Осторожно. Никто не должен увидеть, как ты передвигаешься со скоростью вампира, иначе мы попадем в очень глубокое дерьмо.

– Ты слишком переживаешь, – сказала Портия, улыбнувшись.

С тех пор, как она встретила Зейна, стала более уверенной в себе. И была готова рисковать ради желаемого, потому что это того стоило. Руки Зейна стоили того. И как только она займётся с Зейном сексом, он, возможно, захочет большего. Потому что она определенно хотела больше, чем просто секс. Она хотела познакомиться с ним поближе, увидеть то, что он прятал под маской безразличия и насилия. Чтобы рассмотреть то, что он скрывал от мира, узнать, что так яростно защищал. Да, она призналась сама себе, хотя вот Лорен или еще кому-то не признается ни за что: возможно, ей стоит бежать со всех ног от Зейна, но она знала, что не могла. Сила, которая влекла ее к нему, была непреодолимой, как течение, против которого она больше не могла плыть. Лучше отказаться от борьбы и позволить себе дрейфовать прямо в руки к Зейну.

– Готова? – Лорен посмотрела на отражение Портии в зеркале.

– Ага. Адрес достала?

Лорен достала клочок бумаги из сумки и передала ей.

– Он живет где-то в Мишен.

Портия посмотрела на адрес, переданный Лорен.

– Я обязательно его найду.

Когда она открыла дверь туалета и вышла в коридор, по спине у Портии пробежала дрожь предвкушения.

– Я уже собирался проверить все ли с тобой в порядке, – заметил Оливер.

– Тебе не обязательно обращаться со мной, как с ребенком. Я прекрасно себя чувствую в туалете.

Портия оглядела коридор. Было слишком много студентов вокруг, чтобы просто убежать с молниеносной скоростью, присущей вампирам. Она должна сделать что-то более коварное.


Глава 15

Зейн бросил гири и выдохнул. Его покрывал пот после интенсивной тренировки. Он пытался уснуть после разговора с Куином, но его мозг не отключался, а это значило, что про сон можно забыть. А вот Куин уже крепко спал.

Когда Зейн поднялся наверх, то не стал вести себя тихо. Это его дом, и если кому-то это не нравилось, то они могли смело проваливать. Кроме того, друг привык, что Зейн не спит полдня. Какое-то время они жили в одной квартире в Нью-Йорке, и Куин научился игнорировать Зейна, бродящего по квартире большую часть дня.

Черт, он был в плохом настроении. Его грызло подозрение, что Мюллер возглавлял группу, которая разводила новую расу. Он винил себя. Если бы он смог найти ублюдка и убить, этого бы даже не случилось. У него было более шестидесяти лет, чтобы выследить Мюллера, который каждый раз уходил.

Зейн пошел в душ и разделся. Пока теплая вода стекала по голой коже, он закрыл глаза и прислонился лбом к плитке.

Пришло время признать, что причина, по которой он был очень зол – Портия. Он желал ее вопреки всему. Но Зейн нарушил бы слишком много правил, если бы взял то, что она предложила, Самсон бросил бы в него целый устав. И даже если он не нарушал кодекс этики Службы Личной Охраны, прикасаясь к ней, его самого терзали сомнения.

Зейн посмотрел вниз и понял, что его член был жестким и встал по стойки смирно при одной только мысли о Портии. Но Зейн не позволит этому далеко зайти. Ногтем он болезненно провел по головке члена, а затем сжал яйца.

После того как намылился и смыл пену с тела, Зейн выключил воду и ступил на мягкий коврик перед душем. Собачий лай заставил его на мгновение прислушаться. Животное бродило по дому и саду весь день, лая на все подряд, от проезжающего грузовика до пчелы, сидящей на цветке.

Он покачал головой и продолжил дальше вытираться. Хоть кому-то в этом доме было весело. Он накинул халат и завязал пояс и в этот самый момент услышал, как скрипнула одна из половиц на лестнице. Куин проснулся?

Босиком Зейн вышел из ванной и проскользнул в свою спальню, взяв по пути из комода кол. Если другой наемник попытается схватить его, то в этот раз он будет готов. Он щелкнул выключателем, погрузив комнату в темноту. Пусть убийца думает, что он лег спать.

Из коридора больше не доносилось никаких звуков. Может, ему послышалось? Может, старый дом просто сам по себе скрипел? Прижавшись к стене возле двери, Зейн прислушивался и ждал незваного гостя. Он затаил дыхание, не желая выдавать свое положение, когда дверная ручка медленно повернулась. Петли заскрипели, и дверь открылась. Как только тень двинулась, Зейн ринулся в атаку, обернув одну руку вокруг шеи злоумышленника и прижав к своей груди, а другой рукой сжав кол. Наконец, сделав глубокий вдох, Зейн вдохнул аромат, который слишком хорошо знал. Он не почувствовал его раньше, потому что задержал дыхание.

Зейн потянулся к выключателю и щелкнул им, заливая комнату светом.

– Проклятье! Портия, – выдохнул он, убрав руку с ее шеи.

Повернувшись, она быстро пробежалась взглядом по его едва одетому телу. Инстинктивно Зейн проверил полы халата, убедившись, что они не разошлись.

– Привет.

Он зажал рукой ей рот, боясь, что Портия своим приветствием разбудит Куина и опустил голову к ее уху.

– Какого черта ты тут делаешь? – Она что-то пробормотала ему в ладонь, но Зейн не убрал руку. – Я не один в доме. Так что, если не хочешь, чтобы меня уволили с поста твоего телохранителя, говори тише, – прошипел он сквозь зубы.

Она кивнула, и он опустил руку. Портия подняла голову и посмотрела на Зейна. Черт, она так хорошо пахла, что он не знал, как долго сможет воздержаться от желания прикоснуться к ней.

– Хотела тебя увидеть. – Её голос был тихим и соблазнительным. У нее всегда такой был голос, или Зейн просто становился все более отчаянным, пока отказывал себе в том, чтобы взять Портию и сделать ее своей?

– Ты вломилась в мой дом. – Она пожала плечами. Положив руку ему на грудь, Портия начала теребить его халат. Прежде чем она успела скользнуть по его обнаженной коже, Зейн схватил ее руку и крепко сжал. – Прекрати.

"Нет, продолжай", – хотел он простонать.

Портия протянула другую руку настолько быстро, что Зейн не успел отреагировать, и, раздвинув полы халата, пальцами коснулась его гладкой груди. Ее прикосновение обжигало, словно адское пламя, такое заманчивое, такое мучительное и такое запретное. Может быть, только на секунду он мог позволить себе впитать ее сущность, позволить ее увлекательному запаху проникнуть в его тело.

– Я хочу тебя, – прошептала она и прижалась губами к его коже.

Она скользила губами по его разгоряченному телу, двигаясь вверх к шее. Зейн наклонил голову в бок, не в силах устоять перед тем удовольствием, которое она предлагала. Возбуждение пронеслось через него, когда она всосала его кожу. Он обхватил Портию за попку и прижал к своему налитому кровью члену.

– Укуси меня, – потребовал он хриплым голосом. Портия подняла голову вверх и посмотрела на него ошеломленными глазами. – Да, – сказал он, теперь громче, – вот как это было бы. Мы вели бы себя, как дикие, без всяких табу. Вот что значит быть со мной. – Он отпустил ее и отступил. – Признайся: ты не готова к этому. Все, что тебе нужно, это немного посредственной любви. Я не могу тебе это дать.

– Это не совсем так. Я хочу... большего.

Он покачал головой.

– Иди домой, крошка. – Но вдруг его осенило. – Где Оливер?

– Я от него сбежала.

– Как?

– Контроль разума.

– Ах ты коварная, маленькая...

Но он не мог винить ее. Как и она, он бы сделал все, ради того чтобы получить то, что больше всего желаешь.

– Я его не обидела.

– Он должен забрать тебя и отвезти домой. – Зейн повернулся, чтобы дотянуться до сотового, который лежал на комоде, но Портия схватила Зейна за запястье.

– Нет!

– Ты не оставляешь мне выбора.

– Ты тиран!

Зейн пожал плечами. Разве это новость?

– Зейн? – позвал Куин и постучал в дверь.

Черт! Он бросил суровый взгляд на Портию.

– У тебя все в порядке?

Зейн подошел к Портии и повел ее к кровати. Быстро сообразив, что к чему, Портия залезла в постель и, отвернувшись от двери, укрылась с головой.

– Всё в порядке, – спокойно ответил Зейн, открыв дверь так, чтобы Куин увидел длинные темные волосы Портии, но не ее лицо. Если бы он не открыл дверь, Куин заподозрил бы что-то неладное.

Куин заглянула в комнату.

– Эй, я просто волновался из-за убийцы. – Затем он ухмыльнулся. – Кто-нибудь особенный?

Зейн покачал головой.

– Просто на одну ночь.

– Когда закончишь с ней, можешь отправить ее в мою комнату, – предложил Куин с похотливой ухмылкой.

"Ага, мечтай!"

– Когда я закончу с ней, она еле на ногах стоять будет.

Куин хмыкнул.

– Счастливый ублюдок.

Зейн хлопнул Куина по плечу и закрыл дверь, а когда повернулся к кровати, увидел, как Портия спустила покрывало и сняла обувь.

– На этом и остановись, – предупредил Зейн, не желая, чтобы Портия сняла с себя еще больше одежды. Соблазн и так был достаточно велик, когда она полностью одета. Если она окажется обнаженной, то скорее в аду снег выпадет, чем Зейн сможет держать свои руки подальше от нее.

– А что ты сделаешь? Позовешь на помощь? – подразнила она.

Зейн вскочил на кровать и, схватив Портию за руки, удерживал ее на месте.

– Слушай внимательно, крошка. У тебя есть выбор: или ты ведешь себя хорошо, и я позволю тебе остаться до вечера, или я звоню Оливеру сейчас же и разрешаю ему забрать тебя.

Черт, что он только что сказал? Позволит остаться ей? Ради чего? Чтобы мучить себя в течение следующих часов рядом с ней и не иметь возможность прикоснуться? Он совсем с ума сошел?

Портия поджала губы.

– Можешь уточнить, что ты имеешь под "вести себя хорошо"?

– Предупреждаю, Портия, не играй со мной.

– Или что ты сделаешь?

"Поцелую тебя. Трахну. Укушу". Именно это он хотел сказать, но промолчал. Все, что он мог, это смотреть на нее и тонуть в ее зеленых глазах, задаваясь вопросом, что могло бы быть, если бы они встретились при других обстоятельствах и в другое время. Если бы он был другим человеком, не охваченным ненавистью и жаждой мести, возможно, он мог бы сделать ее даже счастливой. Но он тот, кто он есть.

– Ты должна уйти.

Он отпустил ее запястья и перекатился на другую сторону.

– Но ты только что сказал, если я буду хорошо себя вести, ты позволишь мне остаться.

Он покачал головой.

– Для нас обоих будет лучше, если ты уйдёшь.

Она повернулась к нему, согнула локоть и положила голову на руку.

– Потому что ты думаешь, что я не хочу того, чего хочешь ты?

– Ты понятия не имеешь, чего я хочу.

– Тогда почему бы тебе не рассказать?

– Я не желаю об этом говорить.

Она подняла руку и провела по щеке Зейна. Он закрыл глаза, борясь между тем, чтобы оттолкнуть ее или притянуть ближе. Он не сделал ни того, ни другого, ее прикосновения убивали его, как пуля оленя. В руках Портии он чувствовал себя невероятно уязвимым.

– Я хочу прикоснуться к тебе.

– Ты уже прикоснулась ко мне.

Если бы она сделала что-то более интимное, то последняя нить его контроля оборвалась бы.

– Я хочу прикоснуться к остальной части твоего тела.

Зейн застонал.

– Прошу, не надо.

"Прошу, прикоснись".

– Возможно, тебе понравится.

– Именно этого я и боюсь, – пробормотал он себе под нос.

Черт, за всю его жизнь он никогда не чувствовал себя таким слабым, даже когда был человеком, но он должен остановить Портию и заставить уйти, потому что тело Зейна полностью игнорировало сигналы, подаваемые мозгом, и лежало в ожидании ласки Портии. Когда она скользнула рукой под ткань и провела по груди Зейна, его пульс бешено забился, а дыхание стало прерывистым. Её пальцы были мягче, чем он ожидал, и где бы она ими не коснулась, кожа начинала гореть, словно покрытая горячей смолой. Боль и наслаждение смешивались с каждым медленным поглаживанием и каждой чувственной лаской.

– Разве ты не говорила, что девственница? – с придыханием спросил он, не понимая, как прикосновение такой неопытной женщины, как Портии, могут иметь такие разрушительные последствия для него.

– Я следую инстинктам.

И ее инстинкты в этот момент подсказывали ей ослабить пояс и раздвинуть полы халата в стороны. Зейн никогда не стеснялся своего тела, и ему всегда было комфортно нагим перед женщинами, а также среди своих друзей и коллег, но на этот раз все было иначе. Он чувствовал себя обнаженным перед ней, обнаженным и уязвимым в своем желании к ней. Теперь он никак не мог спрятаться от нее, скрыть то, как сильно хотел и нуждался в ней.

Он увидел, как Портия приоткрыла рот, когда ее взгляд опустился на его член. Его полностью эрегированный член. Он не мог вспомнить, чтобы вообще когда-то был тверд так, как сейчас.

– Ты... такой... – Портия облизала губы, – ...большой.

Но, несмотря на опасения, которые он услышал в ее голосе, Портия скользнула рукой вниз по животу с кажущейся решимостью и четким представлением о том, куда стремится. Если он не остановит ее в самое кратчайшее время, она коснется его жесткой длины, и через несколько секунд, не в состоянии больше сдерживаться, он кончит ей прямо в ладонь.

– Портия, прошу... – Рукой Портия дотянулась до темных кудряшек, которые окружали его член, – остановись. Не... – воздух хлынул из его легких, когда ее пальцы достигли основания его налитого кровью члена и коснулись чувствительной плоти.

В следующее мгновение он дернулся назад и схватил ее за руку.

– Нет.

– Зейн, я хочу...

Звонок мобильного телефона спас Зейна. Радуясь, что у него появилось оправдание, он спрыгнул с кровати и, плотно укутавшись в халат, ответил на звонок.

– Да?

– Зейн, прости, что разбудил тебя, но мне нужна твоя помощь.

Оливер был взволнован, и Зейн догадывался о причине его беспокойства.

– Что случилось?

– Черт, чувак, я упустил Портию. Она обвела меня вокруг пальца и сбежала. Я не знаю, что делать. Самсон и Габриэль теперь меня уволят. Ты должен мне помочь.

– Успокойся, Оливер. Я уже этим занимаюсь. – Уже! – Портия пришла повидаться со мной. Она у меня.

Но в безопасности ли она?

– О, слава Богу! Я уже выезжаю, чтобы ее забрать. Я так благодарен.

Затем тон Оливера сменился, словно тот переключился.

– Эй, а почему она у тебя?

Вот, черт, а парень умнее, чем он думал.

– Слушай, я не скажу Самсону о твоем косяке, если ты промолчишь о моем.

– Что она делает у тебя дома?

– Как ты думаешь, что она делает?

"Соблазняет меня", – вот что делает.

– Ты мне скажи.

– Тебе нужно ее забрать. Немедленно. – Он проигнорировал протест Портии. – Но будь осторожен. Куин все еще у меня, и я не хочу, чтобы он тебя услышал. Ясно?

– Да, буду через десять минут.

А затем послышался гудок. Зейн повернулся к Портии, к очень злой Портии. Уперев руки в бедра, она стояла около кровати, буравя Зейна взглядом.

– Я же сказала тебе, что не уйду.

– Уйдешь, крошка. И по своей воле.

– Ха! – фыркнула она. – Ты не заставишь меня. А Оливер не сможет удержать. Я снова убегу от него.

– Нет, ты не станешь.

– Посмотрим! – угрожала она.

С наигранным спокойствием, Зейн взял ее руку и поднес к своему лицу. Прижав ладонь Портии к своей щеке, Зейн оставил поцелуй на ней и увидел, как Портия тает на его глазах.

– Ты не сделаешь больше такого. А если сделаешь, то я попрошу своего босса снять меня с задания, и ты больше никогда меня не увидишь.

Его угроза была блефом, но он хорошо блефовал, на лице была каменная маска безразличия, маску, которую он не снимал десятилетиями. С годами стало легче, но сегодня, это было самое трудное, что приходилось делать.

– Ты бы так не поступил!

Портия пыталась заглянуть в его глаза, но Зейн умело отводил взгляд и отступал.

Когда она, наконец, закрыла глаза, он увидел на ее лице разочарование.

– Ты выиграл, но только на сегодня. Это еще не конец.

Он не остановил ее, когда она спускалась по лестнице, но последовал за ней и присматривал, пока Портия ждала Оливера. Когда его машина подъехала к подъездной дорожке, она открыла дверь и вышла, не оглядываясь на Зейна, хотя знала, что он стоял там. Зная, что не сможет уснуть сейчас, даже если сильно попытается, Зейн зашел в гостиную, где мирно спал Зи.

– Эй, барбос! Ты лаешь на всех и вся, но о ней предупредить не мог?

Щенок моргнул и снова уснул.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю