332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Татьяна Величкина » Сокровища фараона » Текст книги (страница 8)
Сокровища фараона
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:56

Текст книги "Сокровища фараона"


Автор книги: Татьяна Величкина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 23 страниц)

Глава 2. В погоне за картой

Как ни пытался Картер найти Флеминга, тот словно сквозь землю провалился. Бобби из бара «пиковая дама», тоже давненько не видел его, но, наконец, Генри улыбнулась удача.

Как-то под рождество, он выбирал подарок для Майкла и Милли Бенсон. Они вместе учились в Стенфордском университете, и чета Бенсонов пригласила теперешнего холостяка Картера к себе на рождество.

Генри долго ходил по магазинам, выбирая подарок для друзей, и тут опешил, увидев в стекле витрины отражение… Ллойда. Он был так же скромно одет, как и в тот вечер. Только немного похудел и осунулся.

Обернувшись, Генри подошел к нему и протянул руку:

– Добрый день, Ллойд, как у вас дела? – весело спросил Картер. Флеминг, скупо улыбнувшись, что-то пробормотал себе под нос. – Вы неважно выглядите, что-нибудь случилось? Если что, вы можете рассчитывать на меня.

– Зачем ты заговорил со мной? – неожиданно грубо спросил Ллойд. – Разве тебя интересует моя жизнь? Я знаю, что тебе от меня надо.

– Зачем же так, мистер Флеминг. – Картер не хотел обижать старика, но ему не понравился тот тон, с которым он начал разговаривать. – Вы оставили свою шляпу в баре, и я хотел вернуть ее вам, я искал вас.

– Не лучше бы сказать сразу, что ты хочешь заполучить мою карту, о которой я невзначай, по глупости, проболтался.

– Нет, – усмехнулся Генри, – не буду вас обманывать, мне было бы интересно не только посмотреть на нее, но и приобрести ее у вас, но, когда я увидел вас такого одинокого и расстроенного чем-то, я подумал совсем не о карте.

– Рассказывай, – махнул рукой Флеминг.

– Думайте о чем хотите, но тогда мы не договорили, и… вы заплатили не только за себя, но и за меня. Теперь я перед вами в долгу и хотел бы пригласить на обед или ужин. Сегодня у меня хорошее настроение и я хотел бы поделиться с вами своей радостью…

Флеминг, ничего не говоря, повернул в противоположную сторону и быстрым шагом направился восвояси. Картер хотел, было задержать его, но потом решил, что не стоит этого делать. Ему было не понятно, почему Ллойд так себя ведет. Он позвонил Майклу и сказал, что задержится, потому что у него важная встреча.

Теперь ему не терпелось заполучить эту карту, во что бы то ни стало. Сев в свой «форд», Генри погнал машину к адвокатской конторе, он хотел кое-что обсудить с Макджелингом. Желание иметь эту карту было превыше всего.

Когда Картер появился в офисе Бредбери Макджелинга, то весьма удивил его своим внезапным появлением.

Генри попросил подыскать для него хорошего детектива, который сможет помочь найти ему одного человека. Бредбери посмотрел в своей записной книжке и посоветовал ему одного человека, выходца из Мексики Пабло да Силва.

– Он тебе кого хочешь, даже из-под земли достанет, улыбнулся Макджелинг, – и цены у него очень доступные, так что вот номер его телефона. Скажете, что это я порекомендовал его вам.

– Хорошо, Бредбери. – Генри протянул ему руку и, поздравив с наступающим рождеством, пожелал всего наилучшего.

* * * *

Генри прибыл в Мериду ранним утром. Это был первый город, который основали испанские конквистадоры на мексиканской земле. Этому поселению было около пятисот лет, и на всей архитектуре лежала печать испанского ажура, который вился по кованым решеткам, на фоне белых оштукатуренных зданий.

Старинные одноэтажные здания поражали своей ухоженностью, а разнообразие узоров на чугунных решетках было неисчерпаемо. Они закрывали прорезанные до пола оконные проемы, и ни на одной улице не было одинаковых кованых узоров.

Картер немного притормозил и с восхищением посмотрел на молодую сеньориту, сидевшую около окна. Все это ему напомнило старый мексиканский сериал, которые так любила смотреть его бывшая жена. Конечно, это и близко не стояло с мыльным сериалом, но все же напомнило ему о чем-то нереальном, нарисованным с рекламной обложки.

Вскоре Генри приехал в небольшую гостиницу, которая носила на себе отпечаток испанской старины. На первом этаже находилось небольшое кафе, где за стойкой стоял хозяин гостиницы. Он радушно принял американца и, предложив ему, номер на втором этаже, подозвал шустрого мальчишку, который быстро подхватил вещи Картера. Когда Генри выспался после долгой дороги, он принял душ и, одев легкую, голубую рубашку и светлые брюки, спустился в кафе. Там он позвонил да Силва и сообщил, что ждет его в гостинице «Мирта». Пабло сказал, что сейчас же едет, и вскоре Генри увидел красный «Шевроле», подкативший к дому Лукаса Домеано, хозяина гостиницы. Из автомобиля вышел смуглый мужчина невысокого роста. Лысеющая голова и редкие черные волосы с проседью выдавали в нем любвеобильного ловеласа. Через расстегнутую ярко – оранжевую рубашку было видно крепко сложенное тело.

Пабло потерев колючий подбородок, сел за столик, рядом с Генри и сообщил, что ему известно местонахождение Ллойда Флеминга. Но он скрывается и ни с кем не общается.

– Зачем он вам нужен, мистер Картер? – улыбаясь, мексиканец сверкнул черными, как уголь глазами.

– Мне нужно отдать ему шляпу, – улыбаясь, Картер, прикурил сигару и, затянувшись, выпустил струю дыма.

– Я понимаю. – Пабло закусив нижнюю губу, отвел глаза в сторону и Генри не понравился тон, с которым спросил о Флеминге да Силва. – Он в одном из пуэбло.

Это недалеко отсюда, примерно сорок минут на машине, или, если ехать через Чичен-Ицу около двух часов.

В одном пуэбло живет один мой хороший знакомый, он и сообщил мне о Флеминге.

– Но что Ллойд делает там? – Генри, удивленно приподняв брови, отпил немного кофе из чашки.

– Он всем говорит, что едет в Мехико, и здесь осматривает архитектурные памятники. В общем, он что-то вроде туриста.

– Ага, понятно, – усмехнулся Картер. – Завтра же утром мы отправимся в это… как там его?.. пуэбло.

– Хорошо, сэр, но если вдруг Диего сообщит мне что-нибудь, мы должны будем перехватить его, иначе все придется начинать сначала. – Пабло допив свой кофе, вышел из-за стола и, попрощавшись с Картером, направился к машине.

Генри же заказал себе запеченного с овощами цыпленка, салат из красного лука и помидорами, залитого острым соусом «Тобаско» с чили. В ожидании приготовления ужина, он посмотрел по сторонам. За соседним столиком весело щебетали разряженные синьорины, одна краше другой. Картер, улыбнувшись, посмотрел на темноволосую смуглянку в красном платье с глубоким вырезом на груди. Она почувствовала его обжигающий взгляд и, весело подмигнув ему, подошла к столику Картера.

– Буэнос айрес, – девушка ласково посмотрела на Генри и села рядом, – у вас не найдется огонька для сеньориты? – спросила она на ломаном английском.

– Конечно, моя прелесть, – ответил на испанском Картер. Она раскрыла свои пухлые губки и, покачав головой, спросила:

– Вы похожи на американца, но говорите на испанском, как на родном! – она жадно затянулась, – а вы мне нравитесь, сеньор.

– Как зовут тебя, красавица? – Генри провел рукой по ее нежной щеке, девушка, закусив губки, улыбнулась и, посмотрев в на мужчину, опустила глаза.

– Лаура, – тихо сказала она и, посмотрев из-под опущенных ресниц на Картера, склонилась к нему, – мне нужно идти, а то мои подружки не правильно меня поймут, – нарочно смутившись, она попыталась встать из-за стола. – Вот, вам принесли заказ…

– Ты хочешь, чтобы я в одиночестве уничтожал этот прекрасный ужин?

– Ну – у… – девушка знала, что делала, – я не…знаю, сеньор, как-то неудобно, мы ведь не знакомы.

Ему так и хотелось сказать ей: «Что же ты ломаешься, детка, у тебя же все на лице написано», но не в этот раз. Генри ласково взял ее за руку и сказал хозяину, чтобы он приготовил еще одного цыпленка, принес бутылку «Текилы», лимон и фрукты.

Лаура переглянувшись с подружками, кивнула и, поправив платье села рядом с Генри.

Они веселились до позднего вечера и, когда бутылка была пуста, и в чашках больше не осталось кофе, Генри пошатываясь, встал из-за стола и подошел к стойке. Он расплатился с хозяином и тот, пожелав ему спокойной ночи, пошел к себе в комнату.

– Моя чаровница, – Генри притянул к себе Лауру и, проскользнув губами по ее гибкой шее, остановился у маленькой родинки на груди. Он поднял глаза и провел пальцами по спине девушки. – Пойдем, – развернув ее к лестничному проему, Картер смачно шлепнул ее по бедрам, – Давай – давай, моя крошка, текилла разожгла в моей душе пожар.

Лаура смеясь, поднималась по ступенькам. И когда они были у двери комнаты Картера, она подхватила его под локоть, когда он, споткнувшись, чуть было не свалился.

– Благодарю тебя, – он неуклюже чмокнул ее в запястье, – заходи, сегодня… – он не договорил, Лаура захлопнула за собой дверь и, игриво подмигнув ему, толкнула его на широкую кровать. Генри немного опешил от такого поворота, но, устроившись поудобнее, жадно разглядывал юную мексиканку.

Скинув туфли, Лаура грациозно словно пантера, взобралась на кровать. Она щелкнула зубами, и по-кошачьи потянувшись, скользнула рукой по бедру и колену Картера.

– Мой тигр, – она прильнула к его груди, быстро, но осторожно расстегивая пуговицы на его рубашке.

Еще тогда, когда Лаура подошла к его столику, Генри видел, что под маской скромницы прячется страстная распутница. Иначе, они не оказались в его номере вместе, пьянея от ласки и поцелуев. Теплый южный ветер раздувал легкие шторы, а свет луны освещал прекрасное лицо Лауры. Картер провел рукой по ее густым, волнистым волосам и, притянув к себе, склонился над ней, желая ее, лаская и покрывая жгучими, как перчик чили, поцелуями.

* * * *

Пабло набрал номер телефона Диего Лаверна и, услышав, что «абонент не доступен», стукнул кулаком по столу.

Что этот Картер хочет от Флеминга? Наверняка какие-то сокровища или карту их местонахождения. Хорошо, что я навел справки об этом Флеминге, он долго жил в Египте и выехал оттуда после исчезновении экспедиции, где он был проводником. А Картер археолог и все это не является случайным совпадением. То, что он не хочет ни чего говорить о Флеминге, объясняет все. Шляпу он хочет ему вернуть. Я же не такой идиот.

Пабло отпил немного бурбона из фляжки. Ему не нравилось, что нет связи с Диего. Можно сказать, что его это все бесило, потому что с Диего был уговор созвониться в 21:40.

Он повертел в руках фотографию Ллойда и, сузив глаза, покачал головой. Все равно я все узнаю о тебе, Ллойд Флеминг. Да, спохватился да Силва, как я мог забыть. Ведь у моего отца в Каире был очень хороший друг-Омар Капу. Жаль, что сейчас я не могу спросить его об этом…

Его мысли прервало тилиликанье мобильного телефона.

– Да! – рявкнул он в трубку, – Что? Это очень плохо. Следи за ним, и если он соберется куда-нибудь, позвони мне. Да, я понимаю… я тоже не мог дозвониться тебе, словно это Нью-Йорк, а не какая-то паршивая мексиканская деревня. Ты меня понял? Все! – отключив связь с Диего, Пабло снова посмотрел в бинокль. Он снял комнату как раз напротив «Мирты». Из его окна ему был хорошо видна комната Картера.

Пресвятая Богородица, ухмыльнулся да Силва, а этот Картер времени даром не теряет. Он прекрасно видел, как Лаура обольщала его. Он нажрался как свинья и все выложит Лауре, без дураков.

Пабло оторвался от бинокля и, положив ноги на низенький столик, откинулся в мягком кресле. Закрыв глаза, он решил немного вздремнуть. На столе лежала фотография Флеминга, и внезапно налетевший порыв ветра сдул ее на пол. Да Силва открыл глаза и, поднявшись, захлопнул оконную раму. Тучи закрыли звезды, и теплый ветер становился горячим и влажным, предвещая грозу. Город постепенно засыпал. Гасли яркие огни в окнах домов. Улицы как-то быстро опустели. Ночь раскинулась над городом. Тяжелое серо-бурое небо нависло над крышами домов, готовое вот-вот разразиться проливным дождем. Где-то вдали вспыхивали яркие блики молний приближающейся грозы.

Да Силва еще раз посмотрел в бинокль. На этот раз Картер и Лаура сидели за столиком и о чем-то говорили.

Надеюсь, Лаура все узнает, что нужно. Пабло зевнул и, отложив бинокль в сторону, лег на старый, кожаный диван. Он скрипнул под тяжестью мексиканца и последний быстро уснул.

* * * *

После бурной ночи, Генри чувствовал себя выжатым окончательно. Утром он принял прохладный душ и, выпив таблетку аспирина, начал собирать вещи. Голова понемногу перестала шуметь, и вскоре Генри захотел есть. Только он хотел спуститься в бар, как зазвонил телефон.

– Да, – казалось, что этот звонок застал его врасплох, – Черт побери! Я понимаю… нет ничего, просто сегодня я не выспался. – Генри, улыбнувшись, посмотрел на виновницу его утренней головной боли, – нет-нет… я уже выхожу. А почему нужно делать такой крюк? М – да – а. Мне это не очень нравится. Ну, все, я еду.

Картер ласково посмотрел на Лауру, ее чудные волосы растрепались по подушке. Она лежала на спине, раскинув руки, простынь почти не прикрывала ее красивое, крепкое тело. Смуглая кожа, отливала бронзой и первые лучики солнца, ласково скользили по ней.

– Лаура. – Картер склонился над девушкой и, прикоснувшись губами к ее щеке, с трудом оторвался от нее.

Девушка спала крепко или делала видимость этого. Но, не смотря на все это, Генри вынул из бумажника стодолларовую купюру и, положив ее на столик, поднял сумку с вещами. Еще раз оглянувшись, он улыбнулся и, открыв дверь, вышел из комнаты.

Расплатившись с сеньором Домеаном, Генри поблагодарил его за удобный и чистый номер, а также сносную еду.

По их договоренности, Пабло ждал Картера в Ушмале.

По словам да Силвы, Флеминг мог ехать только туда. Его помощник Диего Лаверна сообщил, что ранним утром, часа в три – четыре, Флеминг выехал из деревни в сторону Ушмаля.

Картер спешил, но не гнал машину, что есть сил. Иногда ему казалось, что он поступает неправильно, но таинственная карта, вместе с ее владельцем, не давали ему покоя. Если что, успокаивал он сам себя: Я просто поговорю с Флемингом. Я не хочу с ним ссориться. Он жалел, что связался с незнакомым, хоть и порекомендованным детективом. Черт его знает, что у него на уме.

Ночью прошел дождь и невысокие деревья, и кустарник хранили на себе воспоминание о короткой ночной грозе. Небо не торопилось расставаться с сумрачным покрывалом из сизых туч, но кое-где, в прорехах, можно было увидеть ярко голубое небо. Солнце пробивалось сквозь плотный покров грозовых облаков и там, на восточной стороне горизонта, алела ярко розовая полоса-предвестник нового дня.

Слева и справа зеленел густой тропический лес-сельва. Казалось, что дорога врезалась в этот девственный лес, похожий, когда на него смотреть с высоты холмов, на шкуру гигантского зверя.

Генри перевел взгляд с дороги на карту, до Ушмаля оставалось не более полутора часов.

Лес был таким густым, что обычный человек, без топора, наверняка долго бы пробирался к нужному месту.

Машина неслась по мокрой дороге, оставляя позади себя необъятную сельву и редкие поселки местных жителей, которые ничем не отличались от тех, которые видели испанские завоеватели в шестнадцатом веке, если не считать вывески «Пепси-Кола» и другие рекламные штучки.

Картер жалел, что у него нет времени получше разглядеть все достопримечательности древних городов майя, когда-то он был здесь, но это было очень давно. И вот теперь, когда мимо проплывал Чичен-Ица, появившийся, как-то неожиданно, Генри остановил машину возле ограды из колючей проволоки. К нему подбежал темнокожий мальчуган, предлагая приобрести бананы и кокосовые орехи.

Генри вышел из машины и купил у торговца, отца малыша, связку бананов и бутылку минеральной воды.

Отпив немного из бутылки, Картер вставил ключ в замок зажигания и еще раз, окинув взглядом Главную пирамиду городища, завел машину. Шестидесятиметровая махина величественно проплыла мимо, оставив в душе Картера сожаление того, что в этот раз он не сможет забраться на ее вершину.

Отъехав от Чичен-Ицы, он решил позвонить да Силва, но его телефон почему-то не отвечал.

* * * *

– Знаешь, Диего, я подумал вот о чем, – Пабло закурив, наморщил лоб, – а что если нам с тобой найти этого Флеминга быстрее, чем Картер приедет в Ушмаль. Мы скоро будем там, и нам будет не сложно вытрясти из него все.

– Я согласен с тобой, Пабло – усмехнулся Лаверна, – А этот американец считает, наверняка, что мы ни о чем не догадываемся.

Пабло пожал плечами и прибавил газу. Он был уверен, что ему не составит труда выбить из Ллойда Флеминга всю известную ему информацию. «Даже Картеру не все известно», – думал да Силва, – «Можно сказать, что ему ничего неизвестно. Диего… когда я раздобуду ценные сведения или карту… мне он больше не понадобится», – он покосился на Лаверну, который, закрыв глаза, дремал на заднем сидении автомобиля.

Диего же не далеко ушел от своего товарища. Его мысли были поглощены предстоящим богатством. «Я намного моложе Пабло, и он ни когда не заподозрит меня ни в чем, как только мы разделаемся со стариком, я сразу же избавлюсь от да Силвы. Я знаю, что если не сделаю это раньше, чем он, то мне ни чего не светит. Пабло не так прост, он сможет заподозрить неладное. Мне нужно быть осторожным и вести себя как обычно».

– Ты не спишь? – Пабло остановил машину и, толкнув Диего, огляделся по сторонам. – Я специально здесь оставлю машину. Картер будет ждать нас около входа в городище, и полчаса, которые он нас будет ждать, сыграют в нашу пользу.

Осторожно пробираясь сквозь заросли, они приблизились к ритуальному комплексу.

– Вон, я вижу его машину. – Диего показал на старенький «Фиат» грязно-зеленого цвета.

– Хороший цвет для маскировки, – усмехнулся да Силва, закусив нижнюю губу, – Пойдем, пока никого нет, мы затащим Флеминга по дальше в гущу сельвы.

– Где он нам скажет все… – внезапно разорвавший тишину звонок телефона, заставил вздрогнуть Пабло – Да! А…это вы, сэр. Нет, мы еще едем… вот остановились… сами понимаете, в дороге все может приключиться. Мы будем ждать вас, как договаривались у въезда в Ушмаль – он отключил телефон и злобно хмыкнув, покачал головой.

– Какой я идиот. Надо было телефон оставить в машине. Хотя нет, – улыбнувшись, да Силва перевел взгляд на Лаверну – Так он хотя бы будет думать, что все нормально. А то долгое телефонное молчание может навести его на подозрительные мысли.

– Чего нам совершенно не нужно, – закончил Лаверна.

Да Силва вынул из кобуры пистолет и, накрутив, на него глушитель, двинулся вперед. Так же, сжимая в руке оружие, Диего следовал за ним. Он немного боялся, но не встречи с Флемингом. Ему не хотелось ссориться с Пабло, и он был не готов при удобном случае расставить все точки над «и».

* * * *

Ллойд и не подозревал, что за ним идет такая массированная охота. Он чувствовал в деревне, где на время останавливался, что один приезжий как-то не так на него смотрит. Потом Ллойд списал все это на свои старые страхи и расшатанные нервы. Он и не думал ни от кого бежать. Он хотел уехать в Мексику от назойливого ученого, который не догадывается, что-то, что ему так хочется заполучить, может привести его к самому ужасному концу.

Флеминг никогда не был здесь, у него был путеводитель на испанском языке, которым Ллойд более-менее владел. Он подошел к громадной пирамиде «Храму колдуна» и с изумлением посмотрел на махину высотой с девятиэтажный дом. «Я слишком стар, чтобы взобраться на эту вершину», – улыбнулся старик, – «когда-то я мечтал об египетских пирамидах, когда еще был мальчиком. Они чуть не погубили меня и мою жизнь. Но породили во мне интерес ко всему подобному. Может быть, поэтому я и остался жив? Как странно, теперь я вновь стою у подножья пирамиды. И такое чувство, что мне вновь суждено, подняться на ее вершину».

Ллойд, улыбнувшись, погладил рукой шершавую плиту. Сзади и спереди грани пирамиды были наклонены к центру. Массивные ступени, высота которых в два раза превышали ширину, устремлялись вверх. Они казались очень крутыми, и Флеминг не понимал, зачем нужно было строить такое, по его мнению, неудобное строение. Он сфотографировал пирамиду и направился дальше. Он не видел, что в зарослях за ним пристально наблюдают четыре хищных глаза.

Да Силва уже хотел выйти из своего укрытия, как из-за «Храма колдуна» показалась небольшая группа туристов. Их было человек семь, но Пабло не хотел рисковать. Тяжело вздохнув, он вытер потное лицо. Становилось жарко, а после грозы буквально парило. От теплой, влажной почвы шел чуть заметный пар, и запах трав пьянил своим крепким ароматом.

Пабло приказав Диего на время затаиться, вышел из зарослей навстречу Ллойду. Тот, недоверчиво посмотрев на него, вернулся к своим наблюдениям. Теперь он стоял у пирамиды Старой женщины, она была значительно ниже остальных. Флеминг щелкнул фотоаппаратом и зашел в тень, отбрасываемую от нее. Да Силва обошел пирамиду с другой стороны и «поскользнувшись» растянулся прямо перед ногами Ллойда.

– Простите, ради бога, – извиняясь, Пабло поднялся с колен. – Засмотрелся. Красота-то, какая!

– Да, – согласился Флеминг, – А я здесь впервые. Вот решил по пути в Мехико, посмотреть на это чудо. Хотя я плохо понимаю по-испански, – он протянул незнакомцу путеводитель.

– Где же вы его взяли? – весело засмеялся Пабло, – обычно продаются на нескольких языках. Но ни – чего, я хорошо знаю этот комплекс и могу вам сделать маленькую экскурсию.

Ллойд, растерянно улыбнувшись, протянул руку да Силве.

– Мне было бы очень приятно. Ведь неизвестно, смогу ли я когда-нибудь повторить подобное путешествие. Меня зовут Ллойд Флеминг.

– А я – Лео Торес – лучезарно улыбнулся Пабло. Он взял под руку старика и подвел его к «Дворцу правителя» – Эта пирамида входит в так называемый ритуальный комплекс. Вон там тридцатиметровая пирамида «Храм колдуна».

Я видел, вы фотографировали ее. А это, рядом с «Дворцом правителя» – «Монастырь».

Посмотрите, какое богатое панно на главной части фасада. А эта резьба по камню прекрасно сохранилась. Это, сеньор Флеминг, Чак – Мол – бог дождя у древних майя. Вон там и там можно его увидеть. В этих местах, раньше дожде всегда не хватало, да и сейчас в Ушмале практически не бывает сезонных ливней, как полагается в тропиках. Благодаря этому, постройки древнего города так прекрасно сохранились.

Здесь жили в основном жрецы, и это был религиозный центр.

А вы хотели бы подняться на одну из них? Это впечатляет! – многозначительно кивнув, Пабло протянул руку к пирамиде Старой женщины. – Пойдемте, я покажу вам еще кое-что. – Да Силва посмотрел в ту сторону, где затаился Лаверна и, громко высморкавшись в большой клетчатый платок, извинился.

Ничего не подозревающий Флеминг направился за Пабло, зачарованный широкими познаниями Лео Тореса.

А Диего тем временем, вышел из своего укрытия и двинулся следом за Флемингом и своим сообщником.

– Там дальше в сельве есть заброшенная пирамида, – загадочно улыбнувшись, да Силва посмотрел по сторонам и, нарочито понизив тон, добавил, – ее еще не начали расчищать от кустарника, но я был там, в прошлом месяце со своим другом.

Увидев на лице Флеминга внезапно появившуюся усмешку, Пабло не растерялся:

– Вы считаете, что я хочу приукрасить…

– Совсем нет, Лео, – мягко прервал его Флеминг, почесав в затылке, и сухо рассмеялся, – Когда-то в молодости, я был проводником на подобные древнеисторические объекты. Я жил в Каире…

– А-а-а, – Пабло засмеявшись, потряс пальцем перед носом старика, – извините меня, сеньор Флеминг. Признаюсь, – Пабло приложил руку к груди, краснея и смущаясь, – я хотел немного заработать, но эта пирамида действительно существует. А для американского туриста не составит труда заплатить всего каких-нибудь… десять долларов за первоклассную экскурсию.

– Хорошо. – Флеминг похлопал по плечу да Силву и сообщил, что с удовольствием посмотрит на последнюю пирамиду в своей жизни, которая навсегда останется в его памяти.

Лаверна медленно продвигался за Пабло, его руки немного дрожали и, остановившись, он вытащил из заднего кармана брюк небольшую жестяную коробочку. Открыв ее, он насыпал немного белого порошка на тыльную сторону левой руки, у большого пальца. И, быстро вдохнув кокаин одной, потом другой ноздрей, потер нос. Кем он собственно был раньше, до того, как его спас от тюрьмы да Силва. Простым взломщиком сейфов, вором? В свое время, Пабло очень помог ему, но долг уже был давно заплачен. Диего шмыгнув носом, почувствовал, что жизнь вновь разливается по жилам. Теперь он был готов. Вынув пистолет, он снял его с предохранителя и, сжимая все сильнее рукоятку, стиснул зубы.

Подойдя совсем близко, Лаверна притаился за кустарником и, слушал разговор двоих, ожидая сигнала от да Силвы.

– Ну, вот мы и пришли, Флеминг. – Пабло остановившись, посмотрел в упор на старика.

Ллойд сразу почувствовал, что что-то переменилось в голосе его нового знакомого.

«Какой же я осел, – отругал себя Ллойд, – повелся на эту дурацкую экскурсию.» Он почувствовал, как за спиной хрустнула ветка, отскочив в сторону, Флеминг выхватил револьвер.

– Что вам нужно?! – он старался сохранять спокойствие, но его руки уже не имели прежней твердости, и дуло револьвера заметно подрагивало. Флеминг увидел Диего вышедшего из кустов, который направил на него пистолет и, отступив, запнулся. Чертыхнувшись, Ллойд повалился назад, и револьвер был тут же выбит из его рук мощным ударом ноги да Силвы.

– Вам нужны деньги, жалкие твари? Вот! – Ллойд бросил им бумажник. – Я не так уж богат. Это было последнее, что у меня осталось. Теперь мне придется заниматься тем же ремеслом, что и вы. – Пабло, подняв бумажник, с усмешкой посмотрел на его содержимое и только хотел его отбросить в сторону, как что-то остановило его.

– Что это за девушка? – он показал Флемингу на фотографию Лалы, которой было на ней лет двадцать.

– Это не твое дело, – буркнул Ллойд. – Зачем тебе нужно знать о женщине, которая давным-давно умерла. Эта очень старая фотография.

– Хорошо. Но ты должен знать, мы не разбойники с большой дороги. Мне нужно нечто другое. То, о чем ты проболтался некоему Генри Картеру.

На мгновение Флеминг опешил. Ему не верилось, что тот приятный молодой человек мог нанять этих бандитов.

– Я не понимаю, я не о чем не говорил ему… я не… Не надо врать мне, – поднявшись, Ллойд почувствовал, что сердце начинает ныть. Он медленно вдохнул и выдохнул, восстанавливая спокойное дыхание.

– Я знаю, что ты был с экспедицией, которая пропала в 57-мом году в песках Сахары. Ни кто не вернулся, кроме тебя. Значит, ты что-то знаешь об этом.

– Какого дьявола ты лезешь не в свое дело!

– Не мое дело? – он засмеялся и приказал Диего обыскать Флеминга. – Эта карта должна была быть моей. – Ллойд не верил своим ушам. – Сначала я сомневался, но когда увидел ее… – он ткнул пальцем в фотокарточку, на которой была Лала, – … я узнал ее. Эта девушка была любовницей моего отца. – Ярость начинавшая закипать в глазах Ллойда, казалось, доставляла Пабло ни с чем не сравнимое удовольствие. – Постой, я хочу закончить. Мой отец и его друг Омар, искали эту карту, которую у них украли…

– Твой отец тоже хотел ее украсть! – выпалил Флеминг, Лаверна же продолжал рыться в его карманах.

– Мой отец вернулся, он хотел отдать ее, если бы не воры, что украли ее в Сомали. – Пабло не нравилось, что он начинает оправдываться. – И вообще, теперь меня это не касается. А карта у тебя, я знаю это точно!

– Или в машине, – добавил Диего. – Он чист. Я ни чего не смог найти.

Пабло ухмыльнувшись, приказал Флемингу снять пиджак. Вынув нож, он вспорол подкладку, но ни чего не найдя, отбросил его в сторону Лаверны.

– Снимай с себя все, жалкий старик! Теперь ты ни чего не сможешь сделать. Если мы ничего не найдем, то ты сам покажешь нам, где карта.

– Ну, конечно, – засмеялся Ллойд и вдруг замолчав, посмотрел назад.

– Что там еще? – Пабло размахивая пистолетом, приказал Диего посмотреть, кто там ходит. Ллойд явственно слышал ворчание какого-то крупного зверя, и крик Лаверны стал доказательством, что в кустах скрывался хищник.

– Там… ягуар!!! – Лаверна вскочил как ужаленный и, сжав пистолет, прицелился в выходящего из зарослей ягуара.

– Успокойся, трусливая крыса! – прошипел сквозь зубы Пабло. – Этот старик гораздо ближе к нему, чем ты.

Зверь, наклонив большую голову, глухо зарычал. Казалось, ему не нравился этот истерично вскидывающий руки, человек. Ягуар обнюхал Флеминга и, не остановив на нем своего внимания замер и сел рядом с ним.

– Пошел вон – робко прикрикнул Пабло, пытаясь прогнать зверя. Но ягуар не придал значения каким-то людишкам, хозяйничающим в его сельве. – Черт! – Пабло отступил назад, – уходим!

– Нет… – Диего трясся, как осиновый лист, ягуар не сводил с него своих янтарных глаз. – Почему он так смотрит на меня?! – он прицелился и выстрелил. Пуля отскочила от ближайшего дерева, и ягуар, наморщив нос, рыкнул и, поднявшись, хотел уйти, но Лаверна вновь пальнул из пистолета.

– Прекрати, идиот! – Пабло быстрым шагом направился прочь. Отойдя на менее безопасное расстояние, он обернулся и увидел, как ягуар прыгнул на визжащего, как дикая свинья, Лаверну. На душе немного полегчало. Теперь он знал, что Ллойд направляется в Мехико. «Там мы и встретимся».

Ягуар только ударил Диего и, презрительно фыркнув, пошел прочь. Раны были глубокие, ведь зверь, весящий около сотни килограммов, мог запросто убить его.

– Ты в порядке? – Ллойд вынул из заднего кармана фляжку с виски и, разорвав рубашку на груди парня, обработал его раны и дал немного выпить.

– Спа – спасибо…

– Какой ты идиот, как там тебя… Диего, что ли – Флеминг поднял свой пиджак, бумажник и револьвер. – Я ухожу, и если хочешь остаться в живых, не попадайся на моем пути.

Он быстрым шагом направился в противоположную сторону. Он знал, что возвращаться к машине будет опасно. «Неужели Картер знал так много обо мне. Как же бывают, двулики люди. А он мне показался славным малым».

А Картер в это время ждал битый час, когда покажется автомобиль да Силвы. Наконец он увидел подъезжающего Пабло на красном «Шевроле».

Он, улыбнувшись во весь рот, вышел навстречу Картеру и, протянув руку, извинился за опоздание.

– Полетел бензонасос, – он развел испачканные в машинном масле руки, – провозился.

– А Диего? С вами же должен быть он?

– Я оставил его в одном из поселков, он решил вернуться.

Да Силва сел в машину Генри и закурив, откинулся в удобном кресле.

– Теперь нам нужно ехать в Мехико. Флеминг наверняка уже уехал.

Генри не согласившись, решил осмотреть Ушмаль и, выйдя из машины, попросил Пабло сопровождать его.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю