156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Принадлежащая медведю (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Принадлежащая медведю (ЛП)
  • Текст добавлен: 2 февраля 2019, 13:30

Текст книги "Принадлежащая медведю (ЛП)"


Автор книги: Тамара Хоффа






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Тамара Хоффа

Принадлежащая медведю

Животное во мне, книга 1


Внимание!

Текст, предназначен только для ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст, Вы несете ответственность в соответствие с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления ЗАПРЕЩЕНО. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Над переводом работали:

Перевод: Anna (с 1 по 8), Оксана (с 9 главы)

Сверка: Юлия

Редактор: Алена

Вычитка: Мария

Дизайн обложки: Кира



Глава 1

Солнечный свет проникает через листья кленов, застилающих Мэйн-Стрит. Свет искрился на темно-красных булыжниках, желтыми и белыми темными тенями как звезды, мерцающие в ночном небе.

Воздух был чистым и прохладным, но не совсем свежим, поскольку на горизонте была осень. Сентябрь принес обещанный осенний листопад, разноцветными красками опав на землю, листья сгребались в кучу, чтобы дети прыгали и кувыркались на ней.

Дженна улыбнулась, она думала о своем подготовительном классе. Она должна была придумать некоторые забавные проекты, которые можно сделать с падающими листьями. Сара была настолько милой сегодня дремав. Она свернулась в небольшой шар, когда Дженна пыталась разбудить ее и ворчала на нее.

Пять лет назад оборотни вышли в человеческий мир, и Дженна все еще ничего не знала о них, но училась больше с каждым днем. Кто бы мог подумать, что ее первая работа учителем будет проходить в школе, где более половины детей оборотни?

Когда она подала заявление на должность в Хани-Корнер, Западная Вирджиния, то действительно не ожидала ответа. Она слышала, что сообщества с оборотнями обычно склонны держаться своих и редко нанимали посторонних. Но, менее чем через месяц после того, как она послала свое резюме, ей позвонили с просьбой прийти на собеседование, а остальное, как говорится, была история.

Хани-Корнер был сообществом оборотней медведей. Главным образом, медведей гризли и несколько черных медведей. Было также несколько волков в городе и, удивительно, достаточное количество людей. В то время как многие люди были потрясены большим количеством оборотней, Дженна не была. Возможно, благодаря сверхъестественным романам, которые читала в течение многих лет, но она просто приняла существование оборотней. Втайне, она была озадачена этой мыслью. Зачастую задаваясь вопросом, были ли прочитанные ею истории правдой.

Дженна переехала в Хани-Корнер только три недели назад. Как раз перед началом учебного года. Она любила всех своих учеников, но детеныши (п.п. имеются ввиду дети-оборотни, здесь и далее они будут именоваться так, дабы было различие с людьми) в ее классе имели специальное место в ее сердце. Возможно, она сделает какие-нибудь пироги с медом на перекус завтра. Дети и детеныши любили их. Дома у нее было почти все, что нужно для их приготовления. Нужно сходить в магазин и приобрести немного масла и, конечно, немного свежего меда.

Одна из вещей, которую Дженна любила в этом сообществе, заключалось в том, что она не чувствовала себя неуместной здесь. Она была большой девушкой, почти шесть футов высотой и как говорит ее мама: с крупной костью. Что было хорошим способом замаскировать жир. Она страдала на протяжении средней школы и колледжа. Всегда чувствовала себя подобно желтофиоли. Двадцать пять лет и ее даже не целовали. Кто хотел поцеловать девушку, которая была похожа на футболиста?

Но медведи были большими. Действительно большие. Все мужчины оборотни медведи, которых она встретила, были более чем шесть футов, некоторые были ближе к семи футам высотой. Было замечательно смотреть вверх, когда разговаривала с кем-то. Даже женщины были высокими, самыми близкими к ее росту и строению. Она больше не торчала, как больной палец.

Прогулка по улицам Хани-Корнер была похожа на отступление во времени. Причудливые магазины выстроились вдоль улицы, здесь нет больших магазинов. Семейные предприятия были основой сообщества. Магазины были аккуратными и чистыми. Построенные в старинном стиле, с остроконечными крышами и цветными ставнями. Это напомнило ей о живописном немецком городе.

Она прошла пекарню, и запах свежеиспеченного хлеба заставил ее рот наполниться слюной, и живот заурчал. Может быть, она остановится и захватит буханку хлеба по дороге домой. Еще теплый от духовки и покрытый расплавленным маслом. Ее желудок снова заурчал, и она положила руку на него, чтобы заглушить шум.

Затем был магазин конфет, и шоколада в окне было достаточно, чтобы заставить ее закатить глаза в экстазе. Было хорошо, что она много гуляла, или она бы получала еще двадцать фунтов, просто от того, что чуяла еду на этой улице…

Наконец появился «Магазинчик Энди». Ей понравился этот магазин. Энди предлагал все, что тебе нужно, и многое другое. Большая часть его выращивается или изготавливается в местном масштабе. Джемы и желе были шикарные, а мед… ну, было около двадцати разных видов, и все те, которые она пробовала до сих пор, были восхитительны.

Колокольчик над дверью весело зазвучал, когда она вошла внутрь. Энди поднял голову из рыболовного журнала, который читал, и помахал ей рукой.

– Привет, мисс Дженна.

Ей нравилось, что он называл ее по имени. Она прожила в Чикаго четыре года, учась в колледже, и каждый день ходила в один и тот же магазин за кофе. За все это время клерк никогда не называл ее по имени.

– Привет, Энди. Как поживаете?

– Прекрасно, мисс, очень хорошо, а Вы?

– Я великолепно, спасибо. Просто хочу взять немного меда.

– Ну, Вы знаете, где он.

– Да, я знаю. Спасибо.

Дженна направилась к середине магазина и просмотрела выбор. Какой она должна выбрать сегодня? Колокол над дверью зазвонил, но она не обратила на это внимания. Хм, мед из цветков апельсина, звучит здорово. Она потянулась к банке, и огромная лапа охватила ее руку, когда она обхватила баночку.

– Моя, – сказал грубый голос, и она подняла глаза. Нет другого способа описать это, но рядом с ней стоял медведь. По меньшей мере семь футов в высоту, с лохматыми каштановыми волосами и восхитительно выглядящей бородой на его подбородке. Глубокие карие глаза, как расплавленный шоколад, смотрели на нее с призрачным взглядом. Каким-то образом она понимала, что он говорил не о меде, и электрическая дрожь прошла по ее позвоночнику.

***

Берн вошел в магазин за ежедневным медом. Он признавал, что зависим от него. Он только что купил две дюжины булочек в пекарне, и собирался утопить их в меде, наряду с хорошей частью лосося на ужин.

Когда он зашел в дверь, замер. Его ноздри вспыхнули, и сердце начало колотиться. Что это за сказочный и невероятный запах? Как мед и ваниль, но что-то еще. Что-то, что заставляло его член встать и сделать счастливый танец в его штанах.

Пара. О, Господи, его пара в этом магазине. Он не мог думать. Инстинкт вступил во владение и его ноги несли его к источнику дразнящего аромата, из-за которого его либидо бушевало, и медведь ревел. Берн был рядом с ней, прежде чем его мозг догнал тело. Он должен был прикоснуться к ней. Она была его. Его рука накрыла ее, когда она схватила банку меда на полке.

– Моя, – прорычал он. Когда она посмотрела на него с кристально голубыми глазами, он думал, что упал в них и утонул. Безупречная фарфоровая кожа покрывала ее лицо, которое мог бы нарисовать Боттичелли. Бледно-светлые ресницы обрамляли ее испуганные глаза, и ее щеки были покрыты соблазнительным розовым оттенком. Она прикусила нижнюю губу, и он захотел поцелуем излечить муку, принесенную сочной плоти.

– Там больше одной банки, – сказала она, и ее голос был хриплым и сладким.

Он отпустил ее руку и скользнул по бархатной мягкости ее щек. Она вздрогнула.

– Я Берн, а ты моя, – сказал он.

Она сделала шаг назад, и низкий рык вырвался у него из горла. Его медведю не понравилось, что их пара уходит от них.

– Не совсем тебя поняла?

– Ты моя. Ты моя пара.

Страх вспыхнул в женщине. Он мог чувствовать его, но вместе со страхом был легкий аромат желания. Она отчаянно озиралась, и Берн почувствовал, что она собирается сбежать. Он положил руку ей на руку.

– Не убегай от меня. Пожалуйста.

– Мне нужно сесть, – теперь она дрожала.

Берн обнял ее, чтобы успокоить. Его медведю это понравилось. Он хотел, чтобы их запах окружал ее. Он начал выводить ее из магазина.

– Куда ты меня ведешь? – Она замешкалась.

– Туда, где есть скамейка, и мы сможем присесть. Это недалеко.

Она моргнула, как сова.

– Хорошо.

Берн отвел ее на скамейку и попросил сесть. Он опустился на колени перед ней и провел рукой по ее мягким светлым волосам. Он не мог перестать трогать ее. Она сидела, неподвижно, как статуя, глядя на землю между ее ног.

– Как тебя зовут, милая?

Она подняла глаза, как испуганная лань.

– Дженна Рейнс.

Он снова погладил ее по щеке.

– Я Берн Хелмс.

– Я в шоке. Я твоя пара? Что именно это значит? Откуда ты знаешь? Я имею в виду, читала об этом в книгах, но не думала, что это правда.

– Это правда, моя милая Дженна. Парой становятся на всю жизнь. У нас есть одна истинная пара, и когда находим ее, сразу понимаем это. По запаху и инстинкту. Ты моя.

– Но что, если я не хочу? Я даже не знаю тебя. Ты можешь оказаться злым или жутким, пьяницей или кем-то еще.

Берн рассмеялся.

– Боги не свели бы нас вместе, если бы нам не было это суждено. Уверяю тебя, я не пьяница. На самом деле, редко пью, в любом случае у меня очень быстрый обмен веществ. Что касается злого или жуткого, то тебе придется судить самой, но мои племянницы и племянники любят меня. Говорят, что дети хорошие судьи характера.

– Да, это так. Сколько у тебя племянниц и племянников?

– Двенадцать.

– Двенадцать? В самом деле? Сколько у тебя братьев и сестер?

– Нет братьев, но есть пять сестер. Все они спарены. Возможно, теперь они оставят меня в покое. Они много лет преследуют меня, чтобы найти пару.

Дженна рассмеялась, хотя это звучало немного принудительно.

– Как насчет тебя, моя милая Дженна? У тебя есть братья или сестры?

– Нет, я единственный ребенок. Только я и мои родители. Они живут в Нэшвилле, точнее в маленьком городке за пределами Нэшвилла.

– Что привело тебя в Хани-Корнерс? Ты явно здесь недавно.

– Я новый учитель подготовительных классов. Только что переехала сюда три недели назад.

– Одна из моих племянниц в подготовительном классе. Интересно, она в твоем?

– Как ее зовут?

– Сара Келлер.

– Сара твоя племянница? Она восхитительна!

Берн улыбнулся, Дженне понравилась его племянница.

– Она младшенькая моей сестры Джулии.

Теперь Дженна расслабилась. Она стала менее зажатой, и улыбнулась. Он опустился на сиденье рядом с ней и положил руку на спинку скамьи. Дженна слегка наклонилась к нему, он не думал, что она поняла, что сделала это.

Она посмотрела на него такими невероятными глазами и сказала:

– Итак, что мы теперь делаем? Я знаю, что ты учуял меня, и мы с тобой пара, но это просто не работает для меня.

– Мы можем сделать это так медленно, как тебе нужно. Я буду встречаться с тобой, как человеческий мужчина. Мы можем ходить на свидания, познакомиться друг с другом поближе, но я предупреждаю тебя, что мой медведь жадный и притяжательный. Он хочет тебя, хочет прикасаться к тебе, целовать тебя, любить тебя, – последнее вышло как рычание.

Румянец вспыхнул на ее щеках, и мерцающий запах ее желания заполнил воздух. Он не мог удержаться и наклонился, чтобы поцеловать. Он думал, что это просто мягкость губ, но в тот момент, когда его губы коснулись ее, она вздохнула и расплавилась против него.

Его язык скользнул внутрь ее рта, чтобы спариться с ней, скручиваясь и скручиваясь в танце, старом, как время. Ее руки подкрались к его шее, поглаживая волосы, которые завивались у него на затылке, и его медведь тянулся к ее коже, ища ощущения рук его пары.

Он потянул ее ближе, обняв ее руками, одну разместил между ее лопатками, прижимая ее как можно ближе к груди, а другую засунул в шелковистую массу ее волос, углубляя поцелуй.

Время остановилось, когда он потерялся во вкусе своей пары. Он исследовал все уголки ее губ, скользил языком по гладким зубам. Он отстранился и прижался лоб к ее лбу. Его дыхание приходил в норму, но член был достаточно тверд.

Дженна тоже тяжело дышала.

– Ничего себе, – сказала она.

Да, ничего себе. Если поцелуй мог сделать это с ним, что произойдет, когда они займутся любовью?

Глава 2

Берн проводил ее домой и оставил у двери с другим поцелуем, который скручивал ее пальцы. Она не хотела терять время. Этот человек мог целовать ее, как никто другой. Ух!

Дженна сняла ботинки и бродила по кухне. Она так и не взяла мед или хлеб, но ей действительно нужен кофе. Она вытащила мешок с кофейными зернами из шкафа и насыпала их в дробилку. Тихий вихрь машины успокоил ее мысли. Как только кофеварка закапала, Дженна встала у раковины и уставилась на вид за кухонным окном.

Ее маленький арендованный дом был на краю леса, и взгляд на тихую красоту обычно успокаивал ее, но в тот момент у нее кругом шла голова. Хотя, предположительно, она мечтала найти свою идеальную пару, когда читала романы, реальность была немного иной. Берн показался приятным. Бог знал, что он, конечно, сексуальный, но это была не мгновенная любовь. По крайней мере, не с ее стороны, и она не думала, что и со стороны Берна. Связь и мгновенная похоть, да, но не любовь.

Дженна хотела любви. Она не так много знала об оборотнях. Какие из сказок были правдой? Быстро ли они заживали? Живут ли дольше? Будет ли она стареть, а Берн останется молодым и красивым? Им действительно нужно сесть и поговорить. Может быть, она должна написать список вопросов. Она была большой девочкой.

Прозвучал зуммер на кофеварке, и она налила чашку, добавила щедрый кусочек сливочного масла и села за кухонный стол с ручкой и бумагой. Затем ей пришла мысль. Должна ли она познакомить его с мамой и папой? Господи Иисусе! У нее даже никогда не было парня, она не знала, как принято. Так или иначе, парень стал бойфрендом? Или это было больше похоже на жениха или мужа?

Больше вопросов. Элис! Она позвонит Элис. Ее лучшая подруга знает, что делать. Взгляд на часы сказал ей, что ее подруга уже должна быть дома, поэтому она вытащила сотовый телефон из сумки и набрала ее.

– Как дела, подруга? Как обстоят дела в медвежьем царстве?

Слава Богу за подруг, это было именно то, что ей нужно.

– Привет. Так приятно слышать твой голос. Я скучаю по тебе.

– Э-э-э, что случилось? – Спросила Элис с тяжелым чикагским акцентом.

Дженна рассмеялась.

– Никакой светской беседы, да? Ты меня удачно подловила. Ну… не совсем что-то не так, просто небольшое попадалово.

– Рассказывай, сестренка. Я не молодею же.

– Я… вроде… ммм…

– Дженна Мари Рейнс!

– Ладно, ладно. Замолчи. Сегодня я встретила свою пару, – пропела она.

– Твою ж мать!

– Да, так и есть.

– Один из этих крутых сексуальных медведей, про которых ты говорила, во всем этом странном маленьком городке? Черт, мне нужно туда переехать или, по крайней мере, посетить.

– Это не странный городок. Мне нравится здесь. Прекрати быть таким элитарным снобом! Мисс городская девушка. Ты бы действительно приехала? Черт, я могла бы использовать тебя здесь прямо сейчас.

– Конечно, я приеду, но не прямо сейчас. Работа – сука. Прекрати пытаться меня перебить. Расскажи мне о медведе-человеке! Он симпатичный?

– Симпатичный – это не слово, которое я бы использовала, чтобы описать Берна.

– Берн, о, это сексуальное имя.

Дженна вздохнула.

– Он почти семь футов ростом, с большими широкими плечами и глазами цвета молочного шоколада.

– О, черт, уже готова влюбиться, не так ли, девочка?

– Боюсь, что да. Вот о чем я беспокоюсь.

– Почему ты боишься? Я думала, вся это фигня со спариванием означает «долго и счастливо». Он спарится с тобой. Будет всегда верен и бла-бла-бла.

– Думаю, так и есть, но….

– Но что? В чем проблема? Ты сказала, что парень милый, он что-то для тебя значит?

– Нет! Берн очень милый, даже слишком. Просто…

– Ради Бога, Дженна, просто скажи? Ты же знаешь, я люблю тебя, но у меня нет целого дня.

– Это химическая реакция. Феромоны. Не любовь, – угрюмо ответила Дженна.

На конце линии была пауза, и Дженна могла просто изобразить Элис, отталкивающей телефон от лица и глядя на него. Наконец она ответила удивительно мягким голосом:

– Дженна, детка, как ты относишься к этому Берну? Ты думаешь, что можешь любить его?

– Да, – пробормотала она, на самом деле она уже запала на большого медведя.

– Итак, что заставляет тебя думать, что это только феромоны с его стороны? Ты говорила с ним об этом?

– Он сказал, что боги не выбрали бы нас в качестве пары, если бы мы не подходили друг другу.

– Черт, это так мило. Думаю, ты заставила меня прослезиться.

– Ты такая с*ка, – рассмеялась Дженна.

– Итак, что вы собираетесь делать сейчас? Е*ться, как кролики?

Дженна почувствовала, как ее щеки загорелись, и она прочистила горло.

– Ум, да, ну, в конце концов, но Берн сказал, что мы можем сделать это так медленно, как я хочу.

– Медленно, смешно! Доберитесь до хорошего. Он большой везде? Ты проверила его оснащение?

Дженна снова рассмеялась.

– Хорошо, если бейсбольная бита, которая надавила на мое бедро, когда он поцеловал меня, была каким-то признаком, я вряд ли смогу ходить с неделю после.

– Черт побери! Это то, о чем я говорю. Ты кое-что из этого получишь. Это исправит тебя.

– Элис Луиза Миллер, я расскажу твоей матери!

– Дерьмо, мама говорила тебе, то же самое.

Они обе засмеялись, потому что это правда, Мэри Дженкинс была дикой женщиной. С тех пор, как ее муж ушел, у нее была цепочка парней длиной в милю.

Все они широко улыбались от ее горячего внимания.

– Слушай, подруга, – сказала Элис, с серьезной ноткой в голосе. – Это то, чего ты ждала всю свою жизнь. Не упусти его. Дай парню шанс. Дай себе шанс.

– Спасибо. Я знала, что могу рассчитывать на тебя. Как бы мне хотелось, чтобы ты была здесь.

– Эй, ты знаешь, нужен всего лишь телефонный звонок, и, если мне нужно прыгнуть на самолет и отпинать какую-то медвежью задницу, ты же знаешь, я это сделаю.

– Да, знаю, что ты это сделаешь, но не уверена, что ты сможешь ударить эту медвежью задницу.

– Я принесу своего Луисвилльского отбивающего. Я и Луис позаботимся о любой проблеме вместе.

– Я люблю тебя, Эл.

– Я тоже тебя люблю, Джен. Ожидаю ежедневных отчетов.

– Ежедневно?

– Ну, может быть, не ежедневно. А, по крайней мере, каждые несколько дней.

– Хорошо, обещаю, что буду поддерживать связь. Спасибо за то, что выслушала.

– В любое время

– О, еще одна вещь, ты думаешь, я должна рассказать моим родителям?

Элис молчала несколько минут.

– Нет, не сейчас. Подожди, пока не будешь уверена, что все будет работать, а потом расскажем им.

– Я тоже так думала. Спасибо.

– Не делай ничего, что я бы не сделала.

– Ну, это оставляет почти все открытым.

– Это идея! – Смеясь, ответила Элис.

***

Сразу после того, как Берн оставил Дженну возле ее двери, он позвонил. Были вещи, которыми он пренебрегал и не рассказал своей паре. Он Глава в Хани-Корнерс, лидер клана. Это означало, что его пару будут пытаться использовать в качестве пешки в политических играх с перевертышами. Ему нужно охранять ее, и у него было ощущение, что его дерзкой паре не понравится эта идея.

Мартин, его бета, ответил на звонок, на первом гудке.

– Да, Берн?

– Созови клан. Встреча. Мой дом. Двадцать минут.

– Да сэр. Что-то не так?

На лице Берна появилась улыбка, и он глубоко вдохнул, наслаждаясь остаточным запахом своей пары.

– Нет, мой друг, ничего плохого. Что-то правильное. Очень хорошее.

– Ты пьян, Берн?

– Ха-ха. Нет… Я встретил свою пару, – Берн отложил телефон от своего уха в ожидании ответа.

– О да! Черт возьми! Самое подходящее время!

– Я думал, ты будешь доволен.

– Доволен? Я чертовски рад! Кто она? Я ее знаю? Это гризли?

– Помедленнее, мой друг. Ее зовут Дженна, она новенькая в городе. Человек. Я не знаю, встречал ли ты ее.

– Человек? Горячая школьная училка?

Берн зарычал.

– Прости, босс. Я был членом комитета, который брал у нее интервью для этой должности в школе. Она…

– Лучше не заканчивать это предложение, Мартин, если хочешь, чтобы твои яйца оставались частью твоего тела.

– Да сэр. Вот дерьмо. Она человек. Ты отметил ее? Ей понадобится охранник.

– Именно поэтому я назначаю встречу. Тебе лучше закончить этот звонок и начать собирать компанию.

– Шутишь, что ли? Все, что мне нужно сделать, это позвонить твоим сестрам, и весь клан узнает в микросекунду, – прогрохотал Мартин.

Берн присоединился к смеху, его сердцу стало легче, чем в прошедшие годы.

– Это правда. Нужно будет прикрыть уши. Думаю, их визги будут слышны и в Эшвилле.

– Эшвилл, черт, я ставлю на Нэшвилл, может быть, даже Даллас, Техас!

Берн закатил глаза на добродушное подтрунивание его беты и повесил трубку, не утруждая себя прощанием. Он был почти дома, и ему предстояло много чего сделать до того, как прибудет клан.

Дом в стиле Тюдоров стоял на большом холме с видом на большую часть города. Это было место власти. Лес окружал заднюю часть собственности, и хороший водоем, переполненный рыбой. Его медведь любил легкий доступ к охоте и рыбалке предоставляемой собственности. Человек любил одиночество в сто арках, которые Глава клана держал в безопасности.

Что его пара подумает об его логове? Это была семейная собственность, передаваемая из поколения в поколение. Он жил там всю жизнь. Его бабушка и дедушка построили первоначальный дом, и его родители достраивали его на протяжении многих лет. Теперь это было разрастающееся чудовище. Пустое и пустотелое, без детей, которые раньше заполняли залы и комнаты.

Он не мог дождаться, чтобы снова заполнить его жизнью. Витражное стекло наполняло верх тяжелой дубовой двери, отливая яркие узоры и цвета по деревянным полам в фойе. Берн вошел в прохладный, темный интерьер. Потолок растягивал всю длину двух этажей по всему входу, а гостиная и мансардные окна позволяли естественному солнечному свету фильтроваться в этом районе, придавая ему открытое и приятное ощущение.

Открытые лучи, перекрещивались с бледно-белой штукатуркой с глубоким шоколадным цветом. Лестница, идущая на второй этаж – это все ручные дубовые доски, которые отец сделал с любовью, и перила были произведением искусства. Изысканная резьба лесных животных с головой медведя на каждом конце. Создал шедевр – член клана.

Мать Берна, Марта, любила готовить. Одна из последних вещей, которые отец сделал для нее, до несчастного случая, который унес их жизни, заключался в модернизации кухни. Нержавеющая сталь сверкала среди гранитных столешниц. Все было сверх меры, от керамической плиты до встроенных двойных печей и духовых холодильников. Кухня, предназначенная для больших групп голодных медведей.

Берну хотелось бы знать, любила ли Дженна готовить, а затем отклонил эту мысль. Ему было все равно. Он всегда может нанять кого-то, если она не любит этого. У него есть пара. Такая простая и сложная вещь. Его радость не знала границ, но он тоже был поражен страхом. Дженна станет мишенью. Ее безопасность для него превыше всего.

Вытащив бутылку воды из холодильника, он осушил половину содержимого одним глотком. Его разум уже формулировал свою стратегию. Передняя дверь распахнулась с такой силой, что он был удивлен, что она не разрушилась, и возбужденные голоса его сестер, которые кричали все сразу, оглушили уши.

– На кухне, – крикнул он и тут же его окружили слишком много рук и ртов, чтобы разобраться. Все обнимали, целовали и разговаривали разом.

– О, Берн, я так рада за тебя.

– Не могу дождаться встречи с ней.

– Она симпатичная?

– Она здесь?

– Ты отметил ее?

Берн сделал шаг назад от женщин и поднял руки вверх, чтобы остановить.

– Привет, сестры. Тоже рад вас видеть, – рассмеялся он.

Джулия выглядела застенчивой:

– Извини, Берн. Привет, – она махнула пальцами.

Остальные женщины стояли в разных позах, руки на бедрах, а старшая сестра сидела.

Держа руки в умиротворяющем жесте.

– Я знаю, что вам нужны ответы, но не хочу проходить через все это дважды. Вам просто придется подождать, пока остальная часть клана не придет сюда и послушать со всеми остальными.

– Это несправедливо, – топнула Дагмар.

– Мы твои сестры, мы должны сначала услышать.

– Смирись с этим, цветочек, – сказал он, давая ей стандартный ответ, который они использовали с детства.

Она скрестила руки на груди и повернулась к нему спиной, и он проскользнул за ней и поцеловал ее в щеку.

– Я люблю тебя, неженка.

Дагмар обвила его шею и крепко обняла.

– Я тоже тебя люблю, дружище.

Иногда с сестрами было легко. Поцелуй и «Я тебя люблю» делали все как надо.

– Давайте переместим эту вечеринку в гостиную. Скоро все приедут.

У двери раздался стук, прежде чем слова даже вышли из его уст. Мартин первым прибыл, а затем последовал постоянный поток членов клана. Клан Хани-Корнер был большим, с почти четырьмястами участниками. Конечно, не все будут присутствовать на собрании, но все главы семей будут здесь.

Дом был большой, но не настолько, чтобы разместить всех медведей, которые появились для этого благоприятного случая. Итак, разбирательство было перенесено на улицу.

По мере поступления большего количества людей маленькие члены семьи и друзей усеивали пейзаж задней лужайки. Было четыре решетки для барбекю, и готовили все виды мяса, курятину, рыбу, стейк, хот-доги и гамбургеры. Пиво и безалкогольные напитки были переданы, и разговоры гудели, заполняясь слухами

– Что происходит?

– Почему Берн созвал эту импровизированную встречу?

– Что-то не так?

Берн вышел из тени и подошел к центру «круга». Все замолчали, и все головы склонились перед лидером.

– Сплюнь, – буркнул Берн.

– Братство, сила и честь держат круг, – подбадривает группа.

Берн широко улыбнулся и соприкоснулся с каждым медведем в кругу, кивнув в знак признания, когда он пробирался вокруг сборища. Прежде чем он сделал это даже на полпути, вокруг кто-то в толпе закричал.

– Что происходит, Глава клана? Ты улыбаешься, поэтому я предполагаю, что мы не собираемся вступать в войну.

Берн откинул голову и рассмеялся.

– Нет, мы не собираемся воевать. Надеюсь, по крайней мере. У меня есть новости, чтобы поделиться с вами, моим кланом. Замечательные новости.

Дагмар, никогда не позволявшая брату уйти от всего, закричала.

– Не прекратишь ли ты и просто скажешь им, брат!

Из толпы раздался коллективный вздох, но Берн снова засмеялся.

– Да, дорогая сестра, я расскажу им. Я встретил свою пару!

Какофония возгласов ура, угрожала взорвать скалу в окружающих горах. Берн был охвачен слишком многими руками, чтобы сосчитать, удары по спине, его тащили за плечи, давали ему неловкие мужские объятия, женщины целовали его в щеки, старшие похлопывали его по голове и говорили: «Пришло время».

Когда шумиха наконец-то утихла, Берн поднял руки, чтобы вызвать молчание.

– Друзья мои. Моя пара, Дженна – человек. Пока я не смогу изменить ее, она будет подвержена риску. Мне нужно, чтобы вы были настороже. Я буду назначать охранников Дженне, но она не знает моего положения в клане или опасности, в которой находится. Таким образом, вам нужно быть скрытными.

– Волки могут также думать, что это возможность атаковать, думая, что могу отвлечься от своих обязанностей. Это время большой радости для меня и нашего клана, но это также опасное время. Мы должны быть настороже, всегда бдительны и внимательны.

Возгласы согласия приветствовали заявление Берна.

– Давайте есть! – Сказал он и покинул центр круга, чтобы пообщаться с толпой. Берн проводил вечер, ел и пил со своими друзьями и семьей, но его сладкая Дженна никогда не покидала его мыслей. Запах его пары одолел запах кулинарной пищи.

Сладкие запахи лесной ночи не могли затмить ее запах меда в его ноздрях. Он хотел пойти к ней, снова обнять ее руками и поцеловать ее рубиновые губы. Чтобы похоронить его голову на шее и вдохнуть ее вкусный аромат, купаться в ней, пока их запахи не слились в один.

Его член был тяжелой пульсирующей болью в штанах. Как он собирался держаться подальше от нее? Он пообещал ей, что будет так медленно, как она хотела, но сейчас он был готов ударить свою задницу, за то, что сказал это. Он хотел ее, и не хотел ждать. О, Боже, его шары уже стали синими.

Берн проскользнул в дом и пошел в свой кабинет. Он налил себе стакан апельсинового сока и включил компьютер. Чувствуя себя как сталкер, он открыл Facebook и обыскал всех Дженн Рейнс.

Он нашел ее достаточно легко и отправил ей заявку в друзья. Это был только момент, и его просьба была принята. Казалось, Дженна была в сети. Окно чата открылось в углу экрана.

– Привет.

– Привет, что делаешь?

– Говорю с тобой.

– Смешно.

– Я принимаю ванну.

Берн застонал и поправил свою пульсирующую промежность.

– Боже мой, ты такая злая. Могу я присоединиться к тебе?

Была долгая пауза.

– Ты там? – Спросил Берн

– Да, здесь. Просто не знаю, как ответить на это.

– Честно.

– Ну, честно говоря, часть меня хотела бы, чтобы ты присоединился ко мне, но не думаю, что готова к этому.

– Ты убиваешь меня. Ты все, о чем я могу думать.

– Я тоже думаю о тебе.

– О чем ты думаешь?

– Не скажу.

– Почему нет?

– У девушки должна быть какая-то тайна.

– С тобой никакого веселья.

– Я могу быть веселее, чем ты можешь представить.

– Я бы хотел попробовать.

– Думаю, что этот разговор становится опасным.

– Мне нравится опасность, как насчет тебя?

– Нет. Я играю в безопасную девушку.

– Держу пари, я могу заманить тебя на дикую сторону.

– Вот чего я боюсь. Моя вода становится холодной, и мое лицо становится горячим. Я собираюсь сказать доброй ночи.

– Напуганная кошка.

– МЯУ.

Зеленый свет рядом с именем Дженны пропал, означая, что она вышла с Facebook. Берн несколько минут смотрел на профиль Дженны. Ей нравилась музыка кантри, которая была хороша, у них было общее. Их вкусы в фильмах и книгах были похожи.

Он просмотрел ее фотографии и был очарован образами своей пары. Она была так полна жизни, всегда улыбалась и смеялась. Было много фотографий ее матери и отца, а некоторые с прекрасной молодой женщиной, помеченной как Элис. Эти двое вместе выглядели как проблема.

Забавно, не было никаких фотографий его пары с другими мужчинами. Берн был рад, потому что хотел бы оторвать головы, но он не мог понять, как его прекрасная пара не была окружена женихами.

В дверь его кабинета раздался стук, и Мартин открыл дверь, не дожидаясь ответа.

– У нас проблемы, границы западного квадранта были нарушены.

Берн поднялся на ноги.

– Дженна в безопасности?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю