332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Таис Буше » Змеиный хвост (СИ) » Текст книги (страница 16)
Змеиный хвост (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 21:33

Текст книги "Змеиный хвост (СИ)"


Автор книги: Таис Буше






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 19 страниц)

2.6 Попытка номер шесть

Лей отмокала в ванной, в которую насыпала весь запас солей и растворов для успокоения нервов. Рон-Тан отнес ее на руках прямо в свою спальню, не дав родителям втянуть их в разговор после громкой ссоры с сестрой. И Лей была ему за это благодарна – делать вид, что она была не в курсе стоило многих сожженных нейронов. Мама, словно сканер, прощупывала всех своим взглядом, и наверняка бы вывела и Лей на чистую воду.

И скандал перерос бы в локальную войну.

Но ведь и молчать уже нельзя – скоро скрывать будет невозможно.

Лей ушла под воду с головой, а потом медленно поднялась, позволяя воде стечь по спине. Так не хотелось выходить из этого ароматного теплого плена, но чем дольше она здесь сидит, тем быстрее утекает ее решимость.

– Соберись, змейка, – скомандовала она себе и вылезла из ванной. Облачившись в большой халат и мягкие тапочки, она открыла дверь в спальню. Рон-Тан ждал ее на кровати, раздевшись до домашних штанов, и что-то медленно листал на скрио. Но как только услышал шаги, сразу же отбросил сенсор и проворно откатился, уступая место рядом с собой. Лей залезла на кровать и уткнулась супругу в бок.

– Малыш, что-то случилось? – прижимая к себе крепче, спросил Рон-Тан. Лей только выдохнула: все-таки она правильно решила, что пора уже и рассказать.

– Ты только не сердись.

Руки вархского царя сразу же напряглись.

– У нас будет ребенок, – Лей сказала и замерла. Замер и Рон-Тан. А через секунду ее резко подняли, положили животом на колени, задрали низ халата и шлепнули с размахом. Лей взвизгнула, потом зашипела, выпуская змеиные клычки, и громко выругалась. Второй шлепок последовал следом.

– Первый – за то, что не сообщила. Второй – за то, что ругаешься! – грозно ответил Рон-Тан. – Как ты могла, Лей?! Ты же слышала Мо-вана. Наше семя тяжелое, и не каждый ребенок приживается. Наша обязанность оберегать вас, тем более в таком положении. Ты хоть понимаешь, какой опасности вы с Ларисс себя подвергли?! А если бы атласы не были настроены на мирный договор. Началась война, а вы – офицеры флота. И в самый ответственный момент начали бы терять силы, потому что маленькие вархи, не получая энергию от отцов, сразу же начали бы забирать ее от мам. Да, вы более сильные, чем варханки, но не настолько. Тем более вы носите под сердцем будущих царей. Лей, ну почему ты так мне не доверяешь? – последнее Рон-Тан прохрипел с таким отчаянием, что Лей не выдержала и заплакала.

Рон-Тан сразу же перевернул ее, закутал в покрывало и прижал к себе.

– Прости меня! Я не хотел тебя расстраивать! – принялся извиняться, но Лей в ответ стала покрывать его лицо поцелуями.

– Я тоже хороша. Надо было сесть и все обсудить, но мы с Ларисс испугались, что потеряем свободу. Мы не привыкли, а вы такие властные...

Договорить ей не дали, затянув в глубокий поцелуй. Рон-Тан принялся целовать жадно, будто не мог насытиться. Спустился к шее, где сразу принялся покусывать и зализывать укусы, но вскоре уткнулся носом в ложбинку между ключиц и медленно задышал, успокаиваясь.

– Скорей всего так и было бы, – признался Рон-Тан. – Ты не представляешь, как иногда мне охота запереть тебя в своих покоях и никуда не отпускать. Я так боюсь потерять тебя, что это сводит меня с ума. Ты же вся моя жизнь, Лей. Как увидел тебя, так и сгинул в твоих глазах. Я кажусь тебе сильным и властным – эти качества в нас с братом пестовали с рождения. Но никакая выдержка мне не поможет, если с тобой хоть что-то случится. Я умру в ту же секунду.

Лей от услышанного только разозлилась. Схватила за хвост волос и оттянула назад, заставляя Рон-Тана посмотреть в глаза.

– Ты с ума сошел! Какое в ту же секунду! А ребенок сиротой останется? Не смей даже так думать, мой дорогой супруг! Думаешь без этого всего – твоя любовь будет меньше? Рон-Тан, да, мы с тобой связаны энергиями, но не забывай, что нас теперь трое! Если бы тебя сейчас услышала моя мама, то делать вархонагов ты больше бы точно не смог.

Рон-Тан удивленно посмотрел на свою супругу, а потом рассмеялся, заставляя засмеяться и Лей. И подловив момент, опрокинул ее на кровать, а потом прижал своим телом к постели, лукаво улыбаясь.

– Вот таким ты мне нравишься больше, – прошептала ему в губы Лей. – Мы семья. И будем беречь друг друга от любых бед. И никаких трагедий!

– Никаких трагедий, – повторил Рон-Тан и продолжил то, что начал пять минут назад

Мейшу замер в поклоне напротив рабочего стола своего аттера и уставился на носки своих домашних тапок. Эйгал вызвал его прямо из постели, и как самый верный подданный управителя Атлеи он не выразил неудовольствия ни единым мускулом на лице.

К тому же ему было что рассказать светочу.

Эйгал и сам был в домашнем халате, с распущенными волосами, которые просто небрежно откинул на спину. И любому бы показалось, что управитель просто встал с кровати, чтобы вызвать своего жреца. Но Мейшу видел этот красный огонек в глазах Эйгала, который вспыхивал, когда аттер слишком глупо углублялся в ментальные чертоги. Считывал больше информации, чем мог вместить в свой разум. Выстраивал бесконечные лабиринты подсознания. Запоминал огромные массивы знаний.

Вот и сейчас Мейшу увидел накопители по вархской и трефирской мифологии. А вчера он забирал накопители по земной культуре. Эйгал многое знал и до этого, умело создавая видимость своего невежества, чтобы не вызывать излишних подозрений. Но сейчас он подпитывал свой разум все новыми и новыми данными.

И Мейшу считал, что пора было остановиться, но озвучить такие мысли – прямо путь в предатели.

– Мой аттер, какое дело занимает ваш благословенный ум? – напевно произнес Мейшу.

– Оставь церемониал, – устало ответил Эйгал и сделал глоток воды из стакана с золотой каймой в виде змеи. Почти все детали в его кабинете отражали змеиную суть управителя. – Мне нужны данные по крови Ави. И твои мысли, Мейшу.

Мейшу понятливо кивнул и сел в кресло, стоящее около стола – прямо напротив большого кресла Эйгала.

– На первый взгляд ее кровь совершенно обычна для их расы. Нет уникальных генов или хороших базовых структур. Она определенно здорова и крепка иммунитетом. Но... – Мейшу сделал паузу, чтобы словить внимательный взгляд своего аттера. – Но это на первый взгляд. Я самостоятельно провел еще ряд тестов, и результаты меня удивили. Девушка почти не восприимчива к ментальной атаке. И похоже данная особенность у всего их рода. Женщины их семьи будут прекрасными блокаторами, мой аттер. С ними даже не надо создавать устойчивую связь через ребенка – они прекрасно подстраиваются под любые ментальные волны.

Эйгал закрыл глаза. Мейшу видел, как дрожат веки управителя от мыслей, что сейчас проносятся в его голове.

– А их с Эрсахом ребенок? – вдруг спросил Эйгал, но Мейшу ждал этого вопроса.

– Он сможет убить вас, – сразу же ответил жрец.

Эйгал ничего не ответил, лишь усмехнулся, а Мейшу так и не понял – рад ли был его аттер этому или собирался уничтожить угрозу. Власть на Атлее передавалась не по наследству. Не по заслугам. А по силе ментала. И доказать эту самую силу можно было лишь одним способом – сжечь мозг предыдущего управителя. Но за сотни лет не было ни одного претендента....

– Выясни причину такой уникальной сопротивляемости, – через минуту приказал Эйгал и указал рукой на дверь, давая понять, что аудиенция закончена. Мейшу еще раз поклонился и сразу же удалился из кабинета. Около двери его ждали его верные наложницы. Надо было вздремнуть пару часов, а потом садиться за план, как достать кровь Тэрнии. Без ее материала продолжать исследования бесполезно.

Финарэль стояла в нише около выхода из комнаты совещаний, которую Сошарр организовал в их гостиной. Он собирал своих людей каждый день, поэтому выловить Гастара можно было только после такого собрания. Финарэль всю ночь маялась, придумывая, как помягче донести не просьбу – приказ покинуть планету. Сначала она думала действовать тихо через Сошарра, но потом поняла, что супруг из нее всю правду вытрясет и не факт, что после услышанного, поможет. А она чуяла, что нельзя пока открывать секреты про атласов.

В общем, решила она самолично объясниться с Гастаром и попробовать сохранить с ним взаимопонимание.

Двери гостиной распахнулись. Наги в военной форме выползали по одному, собираясь по своим делам. Вот и Гастар появился. На секунду Финарэль снова накрыло профессиональное честолюбие – да как вообще Эсмер умудрилась заарканить такого супруга! Ну право же, неужели Гастар повелся на аппетитные данные канисианки и ее сладенький голосок. Ну ладно, кто бы не повелся – эта девица была хороша! Но брать в супруги эту шалаву?! Нет, этого Финарэль понять не могла.

«Опоили его, что ли?» – подумала она, вглядываясь в красивые, но суровые черты нага. Скорей всего Эсмер как-то подловила будущего супруга, ведь браки для нагов священны. Разводов почти нет. О чем сейчас Финарэль даже пожалела.

– Гастар, – тихо позвала она нага из темного алькова и сразу протянула руку, чтобы ухватить его за рукав формы и втянуть в потайное место. Наг послушался, но смотрел на сейше своего повелителя хмуро и настороженно.

– Ваше величество, – протянул он церемониально, но Финарэль приложила палец его к губам и вскинула раздраженно брови – мол, еще громче можно.

– Быстро уходим отсюда. И тихо! Мне нужно с тобой поговорить, Гастар. И без этих церемониалов.

Финарэль слышала, как скрипнули зубы нага, но тот послушно последовал за супругой своего императора. Сошарр никогда не использовал этот титул, но официально все-таки им являлся. Как и Финарэль была императрицей. Поэтому ослушаться он ее не мог.

Когда Финарэль отвела их на достаточное расстояние в один из закоулков сада, то они наконец-то остановились и уставились друг на друга. Гастар уважал выбор Сошарра, принимал его с почтением, но Финарэль эс Бунгар боялся. Слишком цепкий взгляд был у этого воздушного и красивого создания, слишком хитрая улыбка. В первое время он не сомневался, что прозорливая графиня окрутила его друга и специально держит дистанцию, чтобы сломить волю. Потом, конечно, все прояснилось. Но после этого он стал бояться Финарэль еще больше – это ж сколько же она, например, может вынашивать месть, если столько прятала чувства к их императору?!

– Вы что-то хотели от меня, Финарэль. – Без церемониалов так без церемониалов.

– Гастар, – начала почему-то виновато Финарэль, что еще больше напрягло нага. – Это деликатный вопрос, и касается вас только потому, что вы являетесь супругом Эсмер. Понимаете...

– Она что-то натворила? – перебил он. Кровь застучала в висках.

Финарэль не обиделась на грубость, просто вздохнула устало и не стала ходить кругами.

– Может. Она может натворить дел. Я думаю, вы за столько лет брака поняли, что Эсмер достаточно...

– Поверхностна, – снова перебил ее Гастар, но то, с какой горечью он произнес определение характера своей супруги, Финарэль вдруг открылась бездна его отчаяния. И она не удержалась от мучающего ее вопроса.

– Почему вы сочетались брачным ритуалом?

Глаза Гастара как-то враз потухли. Лицо превратилось в каменную маску, закрывая все эмоции. И Финарэль подумала, что ей так и не ответят, но наг рассказал. Наверное, впервые в жизни он кому-то открылся:

– Я не планировал. Наши отношения так и начинались – без планов и особых обязательств. На этом настояла сама Эсмер. Ей просто захотелось экзотики в виде нага-любовника. А потом она забеременела. Как я мог бросить ее и не дать свое имя моему ребенку?!

Финарэль прищурила глаза, и Гастар холодно усмехнулся, поняв все по ее взгляду.

– Я проверил ее в доверенном медицинском центре. Она действительно носила ребенка. Но потеряла. – И не дав Финарэль вставить вопрос, отрезал своими последующими словами: – И сейчас она снова ждет ребенка.

Финарэль не знала, что сказать. Какой же Эсмер была дрянью! В свое время та пыталась войти в список претендентов в клуб невест. Сдавала тесты и, конечно, все анализы. И Финарэль тогда вся искрутилась, чтобы не дать ей пройти в отбор, зная сволочную натуру девицы. И по медицинским показаниям Эсмер была здоровее многих. А это значит, что ребенка она скинула.

И этого скинет.

Финарэль застряло от гнева. Для нагов ребенок был священным даром. Настоящим чудом! Но Гастар Аша не обретет своего счастья, пока рядом с ним будет Эсмер. И она, Финарэль Леутт, никак не могла помочь достойному нагу. Пока не могла.

– Гастар, выполните, пожалуйста, мою просьбу. – Финарэль поняла, что сейчас все мысли нага о ребенке, и для нее это шанс – она может уговорить военачальника намного быстрее. – Я прошу вас покинуть планету и вернуться на материнский корабль. Признаюсь вам честно, что переживаю за болтливость Эсмер, а мы все-таки не среди друзей. К тому же ваша супруга в положении – вам лучше обезопасить семью, чтобы Эсмер не стала жертвой в руках недоброжелателей.

Гастар весь подобрался.

– Вы намекаете на заговор?

– Пока я лишь намекаю на свою излишнюю нервозность. Но у меня хорошая интуиция, адмирал Аша, поэтому прошу вас просто выполнить одну-единственную просьбу сейше вашего императора.

Наг поклонился, как того требовали правила, и ответил, глядя Финарэль в глаза:

– Вы моя должница, Финаэрэль эс Бунгар.

– Я ваша должница, Гастар Аша, – уверенно подтвердила Финарэль.

Эсмер сжала в руках кисть для пудры с такой силой, что сломала ручку. Ее ненавистный супруг вдруг обрадовал ее скорым отлетом. И ведь нашел время! Именно тогда, когда ей нужно было втереться в доверие к Ави.

– Ты собралась? – спросил Гастар, вползая в ее комнату. Парадную военную форму он сменил на летный китель. Но даже в нем наг выглядел потрясающе. Эсмер облизала губы, и Гастар заметил это мимолетное движение. Глаза его потемнели. Чешуйки хвоста тихо зашуршали между собой, когда он медленно задвигался по полу. Эсмер замерла, предвкушая, как сейчас поцелует эти тонкие губы, а потом проведет рукой вниз, под полы кителя, опуститься на колени, и приласкает языком немалое естество супруга.

И тогда-то она и упросит его остаться, ведь, как она поняла, Гастар улетал с планеты лишь по личным соображениям – никто никакого приказа не давал. А раз по личным, так она постарается их изменить.

Но как только Эсмер стала опускаться на колени, сильная рука схватила ее за предплечье и дернула вверх, больно сжав руку.

От былого возбуждения у Гастара не осталось и следа: взгляд ясный и злой.

– Что ты задумала, Эсмер?

– Ничего, – захлопала она ресницами, игриво улыбаясь. – Я давно не заботилась о тебе... так.

– Ты обо мне не заботишься никак уже с заключения брачного ритуала, – Гастар растянул губы в ухмылке. – Действительно, зачем стараться, если я все равно от тебя никуда не денусь.

На секунду он увидел, что на лице Эсмер промелькнула злость – ее истинная эмоция. Гастар нагнулся к ней совсем близко, дыхание их смешалось, и он ядовито процедил:

– Если хочешь вернуться обратно, постарайся получше, моя дорогая сейше.

Раньше бы он потерял контроль только от вида этих приоткрытых губ, а теперь ему было противно от любой улыбки Эсмер.

Она же ничего не ответила. Вырвалась из его рук и ушла в ванную, громко хлопнув дверью.

Гастар тяжело вздохнул, нервно зачесывая пятерней короткие волосы.

Может быть, сам Уроборос послал Финарэль ему в должницы. Возможно, он станет первым нагом в истории, кто сможет развестись со своей сейше. А может, он станет очередным убитым нагом от руки их князя, из-за того, что посмел без разрешения супруга вести какие-то дела с его драгоценной сейше. Тем более таким обманом добиться вылета на материнский корабль, сменить свою военную дислокацию в угоду личным интересам. Но Гастар не жалел. Ему уже нечего было терять – Эсмер не оставит ребенка. Это он понял сегодня по злорадству, которое промелькнуло в ее глазах после их разговора.

А в это же время Сошарр эс Бунгар получил донесение от своих проверенных шпионов. Небольшой голокуб мерцал синими линиями на рабочем столе. Он был заполнен фотоснимками, которые собирались тайно даже от самого Сошарра, во избежание его влияния на исход операции. Его Аспиды не доверяли никому, даже семье правителя. И когда Сошарр активировал голокуб, то руки его сжались в кулаки – похоже он пропустил кое-что интересное в жизни собственной сейше

Финарэль медленно ползла по карнизу в сторону комнаты Терри. Она уже привычно постучала в окно и аккуратно влезла в комнату. Терри свет не включила, конспираторша, поэтому Финарэль делала все еще медленнее и аккуратнее.

– Я с новостями. Объект удален с планеты. Можем немного выдохнуть и продолжить...

– Что продолжить? – раздался до боли родной голос, от которого Финарэль подскочила на месте, задержав дыхание в легких. Мамочка родненькая, ее же сейчас скрутят в бараний рог! Змеиным хвостом! Она медленно развернулась и увидела блеснувшие золотым глаза нага. Взбешенного, злого и опасного нага. Сошарр эс Бунгар был в ярости.

– Милый, – прохрипела враз севшим голосом Финарэль. Она хотела добавить еще что-нибудь успокаивающее, но не смогла – слова застряли иглами в горле. А тем временем Сошарр подползал к ней, хвост его тихо шуршал по полу, взвинчивая до предела и так натянутые нервы Финарэль.

Что он с ней сделает? Один Уроборос знает!

– Милый? Может быть, еще любимый? Или единственный? Я у тебя единственный, Финарр, м? Или ты так каждому влюбленному дураку в тебя говоришь?

Древо великое, про что он?!

Финарэль боялась дышать, вслушиваясь в каждое мерное шуршание хвоста, которое раздавалось все ближе. И испуганно вскрикнула, когда сильные руки супруга схватили ее за предплечья. Сошарр завел их за спину, заставляя Финарэль прижаться к нему. Та слышала, как гулко бьется сердце мужа. Как скрипят зубы от сдерживаемого гнева. Одно неверное слово, и он ведь выпустит змеиные инстинкты, и тогда разговаривать будет бесполезно.

– Или мне теперь до конца наших дней с утра впрыскивать в твою кровь мой яд, чтобы ты ни о чем кроме моего тела и моего члена не думала, а Финарр? Тебе меня мало?

– Сошарр, прошу тебя, мне больно, – прошептала она, давя слезы. Сильные руки моментально разжались, но не отпустили. Наг ждал ее ответа. – Спасибо, – с облегчением выдохнула Финарэль и прижалась к мужу плотнее, прикрывая глаза. Этот мимолетный жест послушания сказал ее все: и что ее любят до беспамятства, и что ревнуют, и злятся, и переживают, и страстно желают.

Все, что она сама испытывала к этому грозному нагу!

– Я тебя люблю больше жизни, – вдруг сказала с улыбкой Финарэль. – Сошарр, как ты мог подумать, что я с кем-то встречаюсь. Что я! Тебя! На кого-то променяла? Ну на кого? Вот, честно, ответь мне. Мне даже интересно, кого ты считаешь лучше себя? – от последней язвительной шпильки она не удержалась, за что сразу же получила ответ: укус в открытое плечо и сердитое: «Никого!»

Яд растекся от шеи ниже по венам, даря сначала тепло, а потом огонь. Пламя бежало по ее телу вниз, лишь на секунду задержавшись на груди, заставляя соски сразу же затвердеть. Водопадом желания обрушилось вниз живота, возбуждая все рецепторы, заставляя кровь наполнять, расширять, а интимные соки сочиться. Тонкое удобное белье сразу же намокло. По комнате поплыл запах магнолий.

– Ты что-то говорил про твое тело и твой член. Я уже об этом думаю, Сошарр. И даже трогаю, – прошептала в губы любимого Финарэль, лаская пальцами каменный от натренированных мышц живот. Хвост Сошарра давно обвил ее ноги, уничтожая любую попытку к побегу, а тонкий кончик натирал через ткань одежды самые чувствительные местечки, заставляя Финарэль совсем терять рассудок.

– Зачем ты отослала Гастара Аша? – напевно спросил Сошарр. А Финарэль прикусила губу от пронзившего первого отголоска удовольствия. Вот же садист! Он ее сейчас будет пытать возбуждением!

– Сошарр, я тебе все расскажу, честно-честно, но только после того, как ты вставишь вот эту штукенцию, – тут Финарэль с нажимом провела по горячему и твердому естеству мужа, вырывая его глухой стон, – в меня!  Вот именно в этот момент я хочу секса, а не допроса.

Но... Сошарр продолжил измываться.

– Сначала ответ, а потом награда, – прошептал он над ухом Финарэль, но не удержался и провел языком от ушка к основанию шеи. Клыки сами удлинились, но он сдержался – итак впрыснул много со злости. Теперь Финарэль сутки не даст вылезти из постели. Больше в отместку, конечно. Яд-то не настолько сильный. Сошарр улыбнулся этим мыслям, а злость, которая еще трепыхалась в сердце, растаяла совсем. Сейчас он хотел лишь узнать о тайных планах своей сейше.

Финарэль в отместку укусила его за шею, а потом сама же и уткнулась носом в изгиб, наслаждаясь змеиным ароматом – терпким и немного сладковатым.

– Я отослала не Гастара, а Эсмер, потому что та – пустоголовая кукла, которая может принести бед своими мыслями.

– Мыслями? – удивился Сошарр. – Когда это мысли Эсмер стали опасны?

– Не когда, – поправила его раздраженно Финарэль, – а где! На Атлее слишком много развитых существ.

Сошарр гладил супругу, не давая ее телу ослабить возбуждение, а та из-за этого становилась все раздраженнее и раздраженнее. Как раз, чтобы эта неудовлетворенность заставила ее заговорить быстрее. Финарэль хоть и была коварной, но не коварнее Сошарра эс Бунгар.

– Они – высшая раса, – сказал наг.

– Они, – стон сквозь зубы, – могут читать ментально. Высшие могут залезть любому в голову, Сошарр. И ты не узнаешь. Такого уровня способности... Мы и не догадывались, – последние слова она выдохнула устало, измучившись от внутренней пульсации возбуждения по всему телу. – Прошу тебя…

И Сошарр моментально подхватил ее под бедра, сначала хотел разорвать ткань, но потом быстро стянул, развел ноги любимой и медленно вошел. Он удерживал Финарэль на хвосте, в идеальном положении для глубокого проникновения, и под идеальным углом. Как любила его золотко.

Ее внутренние стеночки сразу же плотно сжали его член, отчего Сошарр потерял контроль – возбуждение Финарэль было таким сильным и сладким, что в нем хотелось утонуть.

Вот он и утонул. Сорвался на бешеный ритм, подбадриваемый громкими стонами удовольствия своей сейше, и оплел ее по-змеиному крепко, как настоящий хищник. Со стороны, этот змеиный узел, наверное, смотрелся страшно, но Сошарру было наплевать, ведь Финарэль смотрела на него такими горящими, влюбленными глазами. Так сладко отдавалась, насаживаясь еще сильнее. Стараясь соединиться с ним еще глубже, что он хотел лишь одного – вознести свою сейше к пику удовольствия.

И когда Сошарр излился в любимую, эта любимая взяла и отвесила ему пощечину.

– Это за то, что напугал меня, – сказала сердито Финарэль, и сразу же жадно поцеловала мужа. – А это за то, что пытки у тебя самые сладкие.

Так они и целовались в объятиях друг друга, даже не подозревая, что Тэрнию к себе утащил Эйгал, изловив тоу в саду, где она собиралась переждать семейную бурю четы эс Бунгар. Появившийся на ее пороге Сошарр за несколько часов до их с Финарэль встречи, не дал ей никакого пространства для маневра – пришлось спешно уходить садом.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю