332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Лысак » От Гудзона до Ла-Платы » Текст книги (страница 4)
От Гудзона до Ла-Платы
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:06

Текст книги "От Гудзона до Ла-Платы"


Автор книги: Сергей Лысак






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 23 страниц)

Глава 3. Торжество психологии, или плохо быть жадным и… предсказуемым

Когда солнце исчезло за горизонтом и пытающийся удрать «Кагуэй» изменил курс, надеясь затеряться в темноте, Леонид усмехнулся. Рядом с ним на квартердеке «Песца» стояли офицеры рейдера, внимательно наблюдающие за противником в приборы ночного видения. Справа на траверзе неслась, рассекая волны, крупная яхта «Аврора» – первый корабль пришельцев собственной постройки. Быстроходный разведчик, построенный с учетом всех достижений судостроения XXI века. «Аврора» шла под парусами, экономя топливо и легко выдерживала постоянную дистанцию с уходящим «Кагуэем», а вот более массивный и тяжелый «Песец», в дополнение к поставленным парусам, вынужден был подрабатывать машиной, чтобы не отстать от фрегата. Изменение курса пиратского корабля не осталось незамеченым, что сразу же вызвало оживленную дискуссию.

– А наш мистер Сирл не дурак. Понял, что преимущества в скорости у него нет, вот и пытается сбить нас со следа в темноте.

– И куда же он идет?

– Судя по курсу, шел на Гренаду. Остров принадлежит французам, и очевидно Сирл рассчитывает там отсидеться.

– Интересно, и как долго?

– Пока окончательно не убедится, что его корыто тонуть не собирается. Может суток хватит, а может и неделю там просидят…

Когда «Песец» и «Аврора» выполнили поворот и взяли курс на Тобаго, Леонид спустился в каюту и вызвал яхту по УКВ-радиостанции. Кое что надо было срочно обсудить. Ответили сразу. На «Авроре» находился Карпов, решивший лично руководить сухопутной частью операции, а потом посмотреть, чем закончится финальная – морская часть.

Две легандарных личности, «поставившие на уши» весь бассейн Карибского моря – сеньор капитан имперского флота (впрочем, уже фактически адмирал) Леонардо Кортес и сеньор полковник имперской морской пехоты Андрэ Карпофф (иначе среди испанцев, англичан, французов и прочих хроноаборигенов их уже никто не называл) хотели уточнить последние данные.

– Значит, мой команданте, пока все идет по плану?

– Все по плану, герр Мюллер! Там сейчас все перепуганные до усеру и ждут взрыва в любой момент. Наш отряд «морских дьяволов» отработал прекрасно. Князь Боргезе был бы доволен своими последователями.

– Да-а, получилось не хуже, чем в голливудском боевике! Я таких спецэффектов не ожидал!

– Не жалеешь, что решил на «Авроре» выйти и все шоу до конца досмотреть? Там на берегу без тебя управятся?

– Нисколько не жалею, мой каудильо!!! Это что-то, Голливуд отдыхает!!! А на берегу еще до выхода «Авроры» в море все закончили, там пока делать нечего. С текущими делами мои хлопцы сами управятся. Ну а дальше что? Может вернемся и утопим «Кагуэй»? Ведь жалко такого противника упускать! Или все же отпускаем мистера Сирла с богом?

– Так он точно уцелел? Ты уверен?

– Уверен, мои хлопцы его опознали. Когда остатки пиратского десанта садились в шлюпки, уже окончательно рассвело, и ошибиться они не могли.

– Не ожидал… Везучий черт… Значит, пусть уходит! Судя по историческим данным, Сирл далеко не дурак. И раз уцелел, то попробуем разыграть эту карту. Расклад намечается очень интересный, грех от такого отказываться!

– Так может и не надо отпускать этого умника? Как бы он нам потом проблем не создал. Угробили бы всю банду местных гопников целиком, сразу бы в Карибском море спокойнее стало.

– А сейчас и так станет. Подавляющая часть английских и французских пиратов с Ямайки, Тортуги и Сен-Доменга уничтожена. Их корабли тоже. На берегу в Порт Ройяле и на Тортуге осталась одна спившаяся шелупонь, которую не взяли в экспедицию. Новые искатели приключений из Европы сюда нескоро доберутся, так что месяцев пять-шесть относительно спокойной жизни у нас есть. У Сирла осталось от силы человек сорок и один фрегат «Кагуэй». Много он не напиратствует, и сейчас перед ним встанут совсем другие проблемы. Но зато у нас появляется неплохая возможность попробовать столкнуть его с Сэром Джорджем Монком, герцогом Олбемарлом. Король Англии знал, кого направить на Ямайку в качестве губернатора всех английских владений в Новом Свете. Монк – человек очень умный, хитрый, талантливый военачальник как на суше, так и на море. И самое главное – фанатично предан королю. Толку с того, что в нашей истории он помер в январе следующего года. За этот год он нам немало крови попортит. А в условиях благоприятного климата Ямайки, возможно, и дольше протянет. Это все же не Лондон с его сыростью. Нам же надо побыстрее вышвырнуть англичан с Ямайки, да и Тортугу с Сен-Доменгом «принудить к миру», пока новый «оргнабор» пиратов из Европы сюда не пожаловал. Тогда в Мехико забудут как про разгром армады этих «неоконкистадоров»-карателей, так и обо всех доносах, где нас обвиняют во всех смертных грехах, в том числе и в пособничестве дьяволу. Лучше расскажи, как там на Тобаго все прошло?

– Да прекрасно прошло! Отслеживали этих бандюков с самого момента высадки и обратно до посадки в шлюпки, когда они удрали. Тихо повязали их разведку, а потом встретили на заранее подготовленных позициях. Применение в реальных боевых условиях новых полевых казнозарядных трехдюймовок прошло более чем успешно. То, что они гладкоствольные, особой роли не играет. На небольших дистанциях картечь по пехоте работает отлично, а унитарный патрон обеспечивает фантастическую для этого времени скорострельность – до двенадцати выстрелов в минуту. Плюс система гашения отдачи и возможность наводки без смещения станины. Все работало без сбоев. Учли ошибки, выявленные на полигоне. Испытания последней фишки Меркелей – гибрида пулемета Гатлинга, авиационной шестиствольной пушки и махновской тачанки тоже прошли на ура, хотя я поначалу и сомневался. Даже приказал на всякий случай рядом три ПКМ держать наготове. Но не понадобились. Гибриды показали себя в самом лучшем виде, обеспечив сильный огонь с фланга. Сам не ожидал такой эффективности от самоделок. Так что, мой команданте, пулеметы собственного производства у нас теперь тоже есть. Хоть и неподъемные, и на «дымаре» работающие, и пока что всего в двух экземплярах, но лиха беда начало. И я лишний раз убедился, что местные пираты на берегу – это обычные вооруженные гопники, а не бойцы регулярной армии. Хотя бы той же испанской пехоты. Они могут воевать только либо против заведомо слабого противника, либо застав его врасплох. А как думаешь, что сейчас Сирл делать будет?

– Думаю, дойдет до Гренады и станет на якорь в укромной бухте, там их хватает. Идти дальше побоится. Остров принадлежит французам, поэтому нападения испанцев можно не опасаться. Сначала все джентльмены удачи дружно рванут на берег, так как нервы у всех на пределе, и загнать их обратно на борт удастся нескоро. Но со временем видя, что взрыва нет, осмелеют. Я уверен, что Сирл будет мыслить в нужном направлении. В том плане, что взрывы кораблей – наших рук дело. И то, что его «Кагуэй» уцелел, счастливая случайность. Подумает, что у нас что-то не сработало. Поэтому прикажет тщательно обыскать корабль.

– И ничего не найдет.

– Правильно. Но поскольку он сразу понял, что на Тобаго его ждали, то сделает вывод, что кто-то слил информацию о предстоящем налете еще в Порт Ройяле. А кто больше всех ратовал за отправку экспедиции?

– Сэр Джордж. И вся его свора чиновников.

– Вот именно. И по возвращению в Порт Ройял наш мистер Сирл вполне может сделать «предъяву» этим сэрам. И даже включить «обратку», как говорили у нас не так давно. И мы можем поиметь неплохую заварушку в стане врага. Не уверен, что будет именно так, но вероятность подобного сценария весьма высока.

– А если нет? Если все же не рискнет ссориться с властями предержащими? Ведь ему тогда идти будет некуда, если проиграет. И кстати, наш старый знакомый Генка Морган куда-то пропал. Вернулся в Порт Ройял чуть живой, помелькал перед всеми, и пропал. Мои люди его потеряли.

– Даже если Сирл и не перегрызется с Монком, мы от этого ничего не теряем. Но вот злобу на Монка он наверняка затаит. И при благоприятном стечении обстоятельств можно удачно сыграть на этом. Ведь фактически это Сэр Джордж послал банду Сирла на убой. Вброс нужной нам информации, рассчитанной на то, что благородные Сэры и не очень благородные джентльмены удачи просто не смогут спокойно усидеть на Ямайке, когда под боком появилось настоящее Эльдорадо, прошел блестяще. И они оказались очень предсказуемы, как и все бандиты, клюнув на такую лакомую наживку. Как Сэр Джордж, так и мистер Сирл со товарищи. А вот Гена Морган… Хрен его знает, куда он делся…

Переговорив с Карповым о текущих делах, Леонид вывел на экран ноутбука карту Карибского моря и призадумался. Операция по «принуждению к миру» Ямайки и Тортуги завершилась успешно. Главные силы английских и французских пиратов полностью уничтожены. Те, что остались в Порт Ройяле – обыкновенная уголовная шпана, которую даже пиратские капитаны брать не хотят. Бой на Тобаго прошел фактически без потерь, несколько легко раненых шальными пулями не в счет. Пиратская флотилия, терроризирующая Карибское море, тоже уничтожена. Молодцы «морские дьяволы», удачную мину разработали. Десять килограммов пироксилина в районе киля для парусника, не имеющего водонепроницаемых переборок, – это не лечится. И активируются эти мины не сразу после установки, а только после того, как корабль снимется с якоря и в море выйдет, так что взрыв произойдет далеко от берега. Ей богу, итальянцы были не дураки, когда придумали свои мины типа «Баулетти»! И теперь похожую конструкцию с успехом удалось восстоздать и в XVII веке. Конечно, взрывчатка попроще, и мощность поменьше, но работает! Заодно и испытания новых видов вооружения удалось провести. Эх, повезло все же с Меркелями! В такой глуши найти талантливых оружейников. Да и алхимик, Манфред Ван-Бателаан – сущая находка. Философского камня он, к сожалению (его собственному), пока еще не нашел, но вот ингредиенты для весьма специфических веществ получает регулярно и в требуемых количествах. Правда, одно время пытался сам с чем-то химичить. Но после того, как его лабораторию пришлось два раза восстанавливать после взрывов, а его самого во второй раз с трудом откачали, все же внял голосу разума (то есть сеньора Кортеса), что он нужен его работодателям живой и здоровый. И если у него есть оромное желание заняться экспериметами по созданию новых видов порохов, или взрывчатых веществ, то ради бога! Но только под чутким контролем его коллег с Тринидада, которые в этом деле уже не то, что собаку, а слона съели. И хорошо знают, как надо, а как не надо делать. Но это дела текущие, хорошо налаженные и пристального внимания пока не требуюшие. На данный момент есть гораздо более серьезные вещи. Несмотря на отбытие почти полгода назад делегации в Мехико во главе с военным комендантом Тринидада Хуаном Фермином де Уидобро, ответа до сих пор так и нет. Лишь одни слухи, которые приносят купцы, доставляющие товары из порта Веракрус. Во всяком случае, крайним дона Хуана за фактическую потерю Тринидада делать не стали и оставили не только живым, но и на свободе, что внушает определенные надежды. Но вот официального ответа от вице-короля до сих пор нет. Как нет никаких известий и из Мадрида. Впрочем, испанская бюрократическая машина никогда не отличалась расторопностью, поэтому для Мадрида это вполне нормально. А вот для Мехико… Пора бы уже и отреагировать хоть каким-то образом. Создается впечатление, что Его Величество вице-король Новой Испании – Антонио Себастьян де Толедо Молина-и-Салазар, маркиз де Мансера (ну и имечко!!!), просто не знает что делать со свалившейся ему на голову проблемой. Во всяком случае, второй карательной экспедиции вроде бы не намечается. Хватило впечатлений после полного разгрома первой. А ярких красок в общую «картину маслом» добавили рассказы тех, кому позволили удрать в процессе разгрома «почти непобедимой армады» полгода назад. Агенты на Маргарите сообщали удивительные вещи. Вот уж действительно, у страха глаза велики. Но, как бы то ни было, больше никто «загнать в стойло» пришельцев не пытался. До вчерашнего дня. Но это событие было в значительной степени подготовлено самими пришельцами, так как иметь под боком разбойничьи «республики» вроде Ямайки и Тортуги – явление не из приятных. И чем отлавливать джентльменов удачи по всему морю, не лучше ли сделать так, что они с а м и соберутся в одном месте? Причем в заранее подготовленном к встрече незваных гостей? И встреча пройдет по заранее разработанному «протоколу»? Вот и был разработан план, основанный на неистребимом желании определенной части местного населения пограбить. Через купцов, регулярно появляющихся на Тобаго, распространили слухи о несметных богатствах, хранящихся в Якобштадте и возникших в результате оживленной торговли. Слухи для местной публики вполне правдоподобные. И если учесть высочайшую степень предсказуемости этой публики, то сомневаться в успехе тщательно разработанного плана не приходилось. Аппетитная приманка была разложена, оставалось только ждать. И слишком долго ждать не пришлось. Мистер Сирл со товарищи и Сэр Джордж Монк, вновь назначенный губернатор всех английских владений в Новом Свете, не обманули возлагавшихся на них надежд! Довольно быстро (по местным меркам) была собрана флотилия из двадцати двух кораблей, которая вышла в море под командованием капитана Роберта Сирла, уже один раз «отметившегося» на Тобаго. Никто не допускал мысли о провале, так как свежая информация из Якобшадта поступала регулярно. Власти Тобаго не чинили препятствий купцам, приходящим с торговыми целями, и шпионы с Ямайки и Тортуги чувствовали себя в Якобшатдте, как рыба в воде… Да вот беда в том, что все они были известны тайной полиции Тринидада и работали под ее чутким контролем, сообщая своим хозяевам именно то, что те хотели слышать. В свою очередь отметились головорезы из конторы сеньора Карпова и в Порт Ройяле, но там они вели себя очень тихо, занимаясь исключительно сбором интересующей информации, и по возможности стараясь не обижать местных обывателей. Если же соблюсти приличия не удавалось, то все обходилось без ненужных свидетелей. А поскольку пьяные драки в Порт Ройяле, причем зачастую со смертельным исходом не редкость, то и английская колониальная администарция оставалась в благодушном неведении. И даже не допускала мысли, что противник наблюдает за всеми приготовлениями к экспедиции. Как станут говорить много позже – в режиме реального времени.

И все же, хороший расклад получается! Как в воду глядел, когда дал команду не трогать флагманский корабль пиратов при минировании. С самим минированием справились довольно просто – вся флотилия незваных гостей несколько часов простояла на якоре, причем подошла еще в темноте. И пока мистер Сирл со своей бандой совершал пешую прогулку по Тобаго, отряд «морских дьяволов» в полном составе провел операцию фактически в полигонных условиях – прикрепил к днищам неподвижно стоящих на якоре кораблей мины в районе киля, не встретив никакого противодействия. Всем, кроме «Кагуэя». Как выглядит пиратский флагман, подводные диверсанты знали. Рассмотрели его во всей красе еще в Порт Ройяле, во время очередной «командировки». Леонид хотел, чтобы весть о провале экспедиции Сирла с гибелью почти всего отряда дошла до Ямайки как можно скорее. А для этого надо дать кому-то возможность уйти. Конечно, можно было бы выбрать какую-нибудь захудалую посудину, а не фрегат, но уж очень велик был соблазн, чтобы это сделал сам Сирл. Единственная возможная проблема – не было никакой гарантии, что он уцелеет во время боя на острове. И тут пришлось бы довольстоваться только тем, что экипаж «Кагуэя» доставит весть о разгроме экспедиции в кратчайшие сроки. И то хлеб. Но зато если уцелеет, то обязательно вернется именно на с в о й корабль. И на нем вернется в Порт Ройял. И ни у Сирла, ни у кого-либо еще не возникнет сомнения в том, что сам Сирл и его «Кагуэй» уцелели с л у ч а й н о! А как вернется, намечаются очень интересные перспективы. Роберт Сирл умен, злопамятен и никогда не простит такой подставы. Всю интересующую его информацию о Тобаго и Тринидаде он получал от колониальной администрации Ямайки, которая с момента налета «Песца» на Порт Ройял развила бурную разведывательную деятельность. А поскольку желания английских колониальных властей и господ приватиров полностью совпадали, то они быстро нашли общий язык. И теперь к этой самой колониальной администрации у мистера Сирла накопился огромный ворох вопросов и претензий…

Леонид улыбнулся и представил себе «теплую» встречу двух соратников-грабителей – Сэра Джорджа Монка и капитана Роберта Сирла. До драки, конечно, вряд ли дойдет (хотя кто его знает!), но вот то, что эти два джентльмена разругаются вдрызг ясно, как божий день. И на этом можно очень неплохо сыграть, когда придет время… Ну а пока – заслуженный отдых! Сначала на Тобаго, узнать все подробности произошедших событий из первых рук, а потом – домой, на Тринидад. В славный город Форт Росс, форпост Русской Америки. Город молодой и еще не очень крупный, но слава о нем и его обитателях уже разлетелась по всему американскому побережью. И надо думать, не только по побережью. И не только американскому…

Леонид решил отдохнуть до прибытия на Тобаго. «Песец» и «Аврора» идут сейчас под машинами, так как ветер встречный, поэтому никаких неожиданных маневров с парусами не предвидится. Заварив кофе, сел за стол и открыл в ноутбуке файл с фотографиями Матильды, Диего и Мигеля. А также своей шикарной асьенды, возведение которой уже почти закончилось. В конце концов, он адмирал Леонардо Кортес, или как? Вот и надо соответствовать статусу. Чтобы когда серьезное начальство из Мехико прибудет, в грязь лицом не ударить. Глядя на фотографии, погрузился в раздумья о свершенных и грядущих делах, а также о том, какую ношу он взвалил на свои плечи…

С социальным устройством нового самопровозглашенного и официально пока что никем не признанного государства на Тринидаде разобрались быстро. Поскольку вокруг Америка XVII века со всеми последними «достижениями» «просвещенной Европы», то слишком сильно отличаться от хроноаборигенов нельзя. Не поймут-с. Поэтому тридцать пять членов экипажа «Тезея» станут родоначальниками тридцати пяти дворянских родов, основой элиты нового государства. Форма правления – абсолютная монархия (пусть так все думают). Просто и для всех привычно. Государственные языки – русский и испанский. Но вот по поводу религии – церковь не вмешивается в дела государства и не является государственным учреждением. Действие святой инквизиции запрещено. Все конфессии равноправны и не преследуются. Но… Только при условии полной лояльности к государственной власти. Кому не нравится, тот может убираться на все четыре стороны. А кто начнет мутить воду, качая права и разжигая конфликты на религиозной почве, подлежит принудительной депортации без права возвращения. Либо… Но это уже по части службы сеньора Карпова и не для широкой публики. Среди населения есть также свободные граждане как дворянского, так и не дворянского сословия из хроноаборигенов, которые благодаря эффективно действующим социальным лифтам могут добиться многого, в том числе получения дворянского звания и продвижения по военной, или гражданской линии. В то же время, дворянское звание само по себе не дает его обладателю никаких преимуществ в занятии должности и продвижении по службе. Есть также и рабы – негры и пленные пираты. И причем довольно много. Куда же без них? Иными словами – почти все, как у людей. Поэтому хроноаборигены, как посещающие Тринидад по делам, так и прибывающие сюда на постоянное место жительства, попадают в общем-то в привычную для себя атмосферу. Разве что поражены размахом изменений, произошедших в этой глухомани всего лишь за год. Да еще странной фразе некоронованного правителя Тринидада – адмирала Кортеса, оброненной им как-то и пошедшей гулять в народе, которую никто толком не понял:

– Ничего, пока что поэксплуатируем ниггеров. Но потом ни одного «афроамериканца» здесь не будет!

За весь путь до Тобаго ничего не произошло. На горизонте несколько раз показывались паруса, но все проходили мимо. Когда наконец-то «Песец» отдал якорь в Большой Курляндской бухте, день уже клонился к вечеру. «Аврора» стала под бортом, и Карпов тут же перебрался на палубу рейдера.

– Здравия желаю, мой команданте! Незваных гостей принимаете?

– Милости просим, герр Мюллер! Какими судьбами?

– Да надо кое что осбудить. Пойдем, поговорим…

Поняв, что Карпов появился не просто так, Леонид пригласил его в каюту. Когда за ними закрылась дверь, предложил отметить удачное завершение операции, но Карпов неожиданно отказался.

– Дома отпразднуем, Петрович. Я сейчас на берег, надо там кое что выяснить, а тебя предупредить пришел. Не стал по радио говорить – мало ли что. Согласно разведданным, твой заклятый друг Гена Морган должен быть где-то поблизости. И не один, а с группой отморозков. Какие-то шашни он водит с Монком, но вот какие именно, наш агент в Порт Ройяле не знает. Причем началось это вскоре после его далеко не триумфального возвращения из Пуэрто Бельо.

– Вот те раз! А когда ты это узнал?

– Буквально вчера, когда банду этих гопников на берегу разнесли. Пока что никому не сообщал, так что ты тоже помалкивай. И поскольку Гена Морган на тебя дюже злой, то может не устоять перед искушением и пальнуть из-за угла. А возможно, это и является его заданием. Поскольку все знают – на адмирале Кортесе все держится. Ты у нас уже знаковая фигура.

– Ну, так уж и все! Преувеличиваешь ты роль моей скромной личности в истории.

– Ни хрена не преувеличиваю! Все контакты с испанцами, французами и голландцами на тебя завязаны, и благодаря тебе налажены. Я бы этих сеньоров и мусью давно передушил, особенно после двух их «крестовых походов» и двух попыток гоп-стопа против нас. А ты умудряешься после всего, что они натворили, не только их в стойло загнать, но еще и нашими друзьями сделать. Причем такими, что они на задних лапках прыгают и хвостом виляют. С голландцами и курляндцами так вообще «любоффф» и полная идиллия. Выращивание двух «боевых хомяков» идет ускоренными темпами. И на Ямайке это прекрасно понимают. Через три года у нас по плану должна начаться третья англо-голландская война. Во всяком случае, так было в нашей истории. И по видимому, все же начнется. Поэтому англичане сейчас будут из штанов выпрыгивать, но пытаться всеми силами устранить такой источник головной боли, как адмирал Кортес. Ведь они прекрасно понимают, что в случае войны с Голландией мы примем ее сторону. Пусть в Европе воевать и не станем, но здесь помощь оказывать будем. Во всяком случае, на море. И тогда англичанам ничего не светит. Да и с французами пока неясно. В нашей истории они были союзниками Англии, и воевали с Голландией еще четыре года даже после того, как Англия заключила мир. А вот как сейчас себя поведут – не знаю. Видишь, какой мы гадюшник разворощили? Уже на события в Европе влияем одним фактом своего существования. И там это многим не нравится.

– Так что ты предлагаешь?

– Не светись на людях, не ходи нигде в одиночку, а лучше вообще пока запрись на своей шикарной асьенде на Тринидаде, и носа оттуда не высовывай, пока мы ситуацию не разрулим. Сиди там в окружении домочадцев и охраны, да занимайся государственными делами. Глотки резать и пиратов топить и без тебя кому найдется. Матильда поди уже извелась вся, пока ты тут флотоводишь.

– Хм-м-м… Думаешь, все настолько серьезно?

– Охрененно серьезно, мой каудильо! Ты меня знаешь, я понапрасну панику поднимать не буду. Точных данных о том, что Гена Морган послан именно по твою душу, у меня пока нет. Но из анализа прошедших событий это весьма вероятно. Поэтому сход на берег на Тобаго тебе пока что категорически противопоказан. Тут разномастного люда хватает. Одни приходят, другие уходят, и плотно контролировать всех мы не в состоянии. Поэтому всячески затрудним работу ликвидаторам и исключим создание опасных ситуаций.

– А ты что делать будешь?

– Как – что? Свою работу. А ты свою. У нас, вроде бы, скоро намечается ввод в строй первых паровых кораблей? Вот и занимайся решением глобальных вопросов у себя на асьенде. Развивай морскую доктрину применительно к нашим возможностям, создание собственного могучего флота, налаживание дипломатических отношений с Европой и окрестностями и всякое прочее. А я текучкой займусь. Должен же кто-то это английское дерьмо разгребать…

Слишком долго Карпов задерживаться не стал, и отправился на шлюпке на берег по своим делам с частью экипажа. Леонид вышел на палубу и окинул взглядом бухту, полную стоявших на якоре кораблей. Предчувствие снова не обмануло. Большой Пушистый Полярный Лис крутился поблизости, и Карпов подтвердил возникшие опасения. В том, что англичане будут дейстовать по принципу «все средства хороши», он не сомневался. Если до вчерашнего дня еще и была шаткая надежда сохранить непрочный мир на Карибах, то нападение Сирла на Тобаго поставило крест на этих устремлениях. Англия сделала свой выбор…

Солнце уже почти скрылось за горизонтом, и на холме рядом с Якобштадтом ярко вспыхнул огонь маяка. Одновременно стали зажигаться огни на городских улицах и строящейся набережной. До электричества тут пока еще не дошло, но вот с керосином жители Тобаго уже знакомы. А благодаря некоторой смекалке и зеркалам вогнутой формы, удалось создать довольно мощный маяк, зажигаемый каждую ночь и видимый на много миль вокруг. Леонид взял бинокль и начал рассматривать раскинувшуюся перед ним панораму богатого портового города. Многочисленные лодки, снующие совсем недавно между кораблями и берегом, исчезли. Закончился еще один рабочий день, и сейчас на берегу все готово к услугам гостей. Те, кто никогда не был здесь раньше, с удивлением взирают на ровные линии мощеных камнем улиц и необычный свет фонарей. Те, кто уже побывал раньше, с удовольствием направляются в облюбованные кабачки, коих здесь пруд пруди. Старый форт, который отстроен заново и вокруг которого возник в свое время Якобштадт, сейчас выполняет больше хозяйственные и административные функции, поэтому весь в огнях, а вот два новых небольших, но хорошо вооруженных форта, расположенные с севера и с юга от города на берегу бухты, погружены во тьму. Но все местные жители знают – стража там бдит денно и нощщно. И в случае чего, церемониться с непрошеными гостями не будет.

Ночь прошла спокойно. Никто больше не пытался проверить Тобаго на прочность, но на следующее утро на площади возле старого форта началось привычное действо, характерное для Нового Света. О предстоящем мероприятии жители и гости Якобштадта узнали еще вчера, поэтому площадь была полна народа. Солдаты гарнизона оцепили периметр, и по их виду было ясно, что они без колебаний пустят в ход оружие, если этого потребует обстановка. Наконец ворота форта распахнулись, и из них стали выводить пленных пиратов. Все уже были в кандалах, поэтому бежать им было проблематично. По рядам прошел ропот. Все присутствующие прекрасно знали, что их ожидало, если бы налетчикам сопутствовал успех, поэтому никакой жалости к пленным никто не испытывал. Но вместе с тем порядок тоже сохранялся, и под зловещий гул толпы пленные были согнаны в центр площади. На сооруженный помост поднялся судья острова Тобаго и произнес речь. Четкими юридическими формулировками были озвучены деяния обвиняемых и характер преступных действий. Но закончил свою речь судья несколько неожиданно.

– Все обвиняемые признаны виновными и приговариваются к повешению. В порядке исключения, по ходатайству его превосходительства губернатора, смертная казнь заменяется принудительными работами на Тринидаде.

По толпе пронесся возглас удивления. Никто не сомневался, что пойманные с поличным пираты будут повешены. А тут… Но умные головы быстро начали высказывать предположения, что на этих принудительных работах никто долго не протянет. Между тем, сами пираты были удивлены ничуть не меньше, и кое кто из них уже радостно заулыбался. Но стража не дала им слишком долго осмысливать услышанное, а погнала к берегу. Толпа зрителей поняв, что больше ничего интересного не будет, стала расходиться. И очень скоро жизнь центра города вошла в свое привычное русло. Правда, никто из обывателей не знал, что из старого форта очень внимательно наблюдали за происходящим. И группа снайперов только сейчас покинула подготовленные позиции. Карпов, наблюдавший из окна за всей церемонией от начала до конца, продолжал осматривать площадь и слушал Корнета (в миру майора ФСБ Сергея Оболенского), пришедшего с докладом. Корнет, в отличие от Карпова, одетого в камуфляж, был одет согласно принятой на январь 1669 года моде и от многочисленных купцов, заполонивших Якобшатдт, внешне ничем не отличался.

– … в общем, командир, не нашли. Либо его вообще не было на площади, либо он очень хорошо замаскировался. Благодаря сегодняшней моде на парики и бороды это нетрудно. Мог под какого-нибудь купца закосить, или матроса-пьянчугу, или еще кого. Тут всяких типов хватает. Съемка площади велась из четырех точек. Потом конечно покопаемся в спокойной обстановке, но не думаю, что будет толк.

– Хреново… К сожалению, мы не располагаем фото Моргана. Как назло на тот момент, когда этот горе-партизан вернулся из рейда по испанским тылам, никого из наших в Порт Ройяле не оказалось. А когда мы там появились, он снова исчез. И судить о его внешности мы можем только по словесному портрету да по нескольким рисункам, достоверность которых вызывает у меня большие сомнения. Ведь заранее никто не собирался устраивать опознание этого мерзавца, поэтому и не озаботился покопаться в архивах в поисках подлинных изображений. Значит наши агенты его не обнаружили на площади?

– Нет. Но они до конца не уверены и говорят, что в такой толпе вполне могли его проглядеть.

– Понятно… И судя по тому, что мы о нем знаем, он д о л ж е н был прийти… Поэтому будем исходить из худшего и считать, что Гена Морган находится здесь и успешно водит нас за нос. Агенты пусть пока покрутятся в районе погрузки пленных на корабль, а потом шляются по городу в сопровождении групп прикрытия. Денег на это не жалеть. Как знать, может случайно и встретят нашего дорогого друга. На Тринидаде тоже на всякий случай встречу подготовим. Хоть и маловероятно, что он туда сунется, но кто его знает…

А далеко от Тобаго, на лежащем более чем в сотне миль к северо-западу острове Гренада, в это время разыгралась настоящая трагикомедия. Когда «Кагуэй» все же добрался до бухты Прикли и стал на якорь, весь его экипаж дружно рванул на берег. Благо, все шлюпки были уже на воде и покидание корабля произошло в рекордно короткий срок. Весь остаток дня и всю ночь фрегат простоял на якоре без единого человека на борту. Почувствовав под ногами твердую землю, пираты повеселели и недавние события уже не казались такими страшными. То ли божественное проведение спасло их, то ли чье-то головотяпство, в конце концов это не так и важно. А важно то, что дотянуться до них тринидадцы в данный момент не могут. Хотя… Вообще-то могут, просто на Гренаде им делать нечего. На этот клочок суши, формально находящийся под властью французской короны, они никогда не зарились. Им своих Тринидада и Тобаго пока что хватает. Поэтому ночь прошла спокойно, никто джентльменов удачи не потревожил. Но на утро началось выяснение отношений. Роберт Сирл видя, что ничего не происходит и «Кагуэй» взрываться не собирается, окончательно успокоился и пришел к выводу, что в хитроумном плане тринидадцев что-то не сработало. Поэтому едва рассвело, отдал команду возвращаться обратно. Но не тут-то было. Подавляющая часть экипажа категорически отказывалась это сделать заявляя, что они лучше поищут себе другой корабль для возвращения на Ямайку, либо вообще останутся на Гренаде. В конце концов, для рядового приватира что английская Ямайка, что французская Гренада – особой разницы нет. А если еще учесть, что многих в Порт Ройяле дожидались кредиторы, то возвращаться с пустыми руками им тем более не было никакого резона. Поиски ныряльщиков среди экипажа также ни к чему не привели. Если таковые и были, то желающих лезть под воду не нашлось. Ни за бесплатно, ни за деньги. И тут Сирл наконец-то осознал степень паршивости ситуации, в которой оказался. В его распоряжении имелся корабль, но фактически без экипажа. И уйти из бухты Прикли он не может. Три человека – штурман Дженкинс и два матроса, бывшие с ним в предыдущем походе на Тобаго и оставшиеся верными своему капитану, погоды не делают. Они просто физически не смогут управиться с фрегатом. Остальные же уперлись, как бараны, и Сирлу ни уговорами, ни угрозами не удавалось загнать команду обратно на борт. Кончилось тем, что до него наконец-то дошло – если он только попытается применить силу, то его просто прибьют. Люди сейчас злые, так как вместо ожидаемого прибыльного налета на тобагских купцов получилось то, что получилось. И в провале все винили Сирла, так как именно он был вдохновителем, организатором и разработчиком этой авантюры. Прошлые страхи остались позади, и когда под ногами оказалась не палуба фрегата, готового в любой момент взлететь на воздух, а твердая земля, многие стали задавать нелицеприятные вопросы своему капитану. На которые у Сирла не было ответа.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю