332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Преображенский » Семь снов черного кота » Текст книги (страница 12)
Семь снов черного кота
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:23

Текст книги "Семь снов черного кота"


Автор книги: Сергей Преображенский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 13 страниц)

– Конечно, помню! – ответила красавица и принялась облеплять тело Пухова датчиками, – Скажите мне лучше Антон, у вас есть семья: жена, дети?

– Детей нет, а с женой мы недавно расстались, – ответил Антон.

– Тогда понятно! – проговорила девушка, и как-то саркастически хмыкнула. Что-то в ее голосе очень не понравилось Пухову.

– Что понятно? – спросил он.

– Понятно, почему вы согласились!

– А почему бы и нет? Профессор сказал, что технология отработана, риск минимален, а препарат состоит из натуральных компонентов и абсолютно безвреден!

– Разумеется из натуральных, а как же иначе! Яд кураре тоже состоит из натуральных компонентов!

Она взяла листок бумаги и принялась на нем что-то рисовать.

– Вам знакомо это вещество? – спросила она и показала Антону рисунок, на котором было изображено нечто похожее на паука. Вместо тела у него был шестиугольник, а в вершинах вместо лап стояли какие-то латинские буквы и цифры.

– Первый раз вижу! – честно ответил Пухов.

– Ну да, я забыла, вы же не химик! Тогда конечно! Впрочем, теперь все равно уже поздно, капсулу то вы проглотили! Так что закрывайте глаза, и молитесь богу, если только вы в него верите!

Пухов послушно закрыл глаза и стал ждать. Вначале ничего не происходило, он слышал как кто-то, очевидно, та самая девушка в белом халате гремит чем-то металлическим. Но постепенно сознание стало замутняться, откуда-то появился густой белый туман и Антон почувствовал, как этот туман заползает ему в нос, глаза, уши, постепенно заполняя собой всю черепную коробку. Он услышал, как мужской голос произнес: «Начинайте сканирование!» и отключился.

В матрице.

Антон проснулся оттого, что наглое летнее солнце светило ему прямо в левый глаз. Нужно было встать и задернуть занавеску, но вставать ужасно не хотелось. Он повернулся на другой бок, но проклятое солнце достало его и там. В конце концов, пришлось все-таки вылезти из кровати, тем более что спать уже совершенно расхотелось.

Пухов громко зевнул, сунул ноги в тапочки и направился ванную. Там он, включив теплую воду, глянул на заспанную физиономию в зеркале и вдруг вспомнил все – кастрюлю для плова, красавицу в коротком белом халатике и красную пилюлю профессора Вейсмана! С недоверием и даже с некоторой опаской он взял в руки тюбик с зубной пастой, открутил колпачок и выдавил белую субстанцию на щетку. Паста как паста, щетка как щетка! Да и вообще все вокруг было каким-то слишком обыденным что ли. Даже грязный носок, вчера заброшенный под раковину, все еще лежал на своем месте. У Антона возникло стойкое ощущение, что ничего не произошло, и он по-прежнему находится в своей старой реальной квартире.

«А что если та красная пилюля была обычным снотворным? – подумал он, – Я уснул, меня привезли в мою собственную квартиру и уложили в постель! Только непонятно зачем? Кому нужны такие глупые шутки? Профессору Вейсману? Маловероятно! Или все это мне просто приснилось, и не было никакого профессора с его пилюлей?»

На всякий случай он потер пальцем зеркало – чуда не произошло, стекло по-прежнему исправно отражало его небритую физиономию. Впрочем, профессор предупреждал, что включить интерфейс может только он. И тут Антон вспомнил про деньги. Он бросился в прихожую проверять карманы – толстая пачка пятитысячных купюр по-прежнему лежала в левом кармане куртки. Только ему вдруг показалось, что он уловил какой-то странный запах. Он принюхался – деньги и в самом деле пахли, и пахли довольно мерзко. Но чем? Мышами?

*   *   *

По дороге к метро Антон с интересом вглядывался в лица прохожих, пытаясь уловить… впрочем, что именно он хотел уловить Пухов и сам не знал.

Большой черный джип остановился в дести шагах от Антона, из него вылез пузатый мужчина в растянутой майке и синей пилотке непонятного рода войск, расстегнул штаны и начал мочится прямо на асфальт. Люди, проходя мимо, отворачивались и делали вид, что ничего не замечают.

Это показалось Антону немного странным, хотя, строго говоря, не могло являться доказательством чего-либо.

Спустившись в метро, Антон продолжил свои наблюдения, но увидел вокруг лишь то, к чему давно привык в реальной жизни – обшарпанный старый вагон, заклеенный рекламными плакатами, да хмурые лица пассажиров. Кто-то, закрыв глаза, досматривал утренние сны, кто-то на телефоне играл в шарики, а девушка, стоявшая впереди, читала книгу. Она стояла к Антону спиной, и он мог видеть только ее шею и часть щеки, похожей на персик, покрытый нежным белесым пушком.

«Неужели и она тоже бот? – думал Пухов, вдыхая аромат незнакомых духов, – А что если прямо сейчас я наклонюсь и как бы нечаянно коснусь губами ее щеки?»

И тут он услышал Голос.

«Ну и чего же ты ждешь? – проговорил Голос, – давай сделай это!»

Перекрывая жуткий грохот, Голос звучал ясно и четко, и звучал он в собственной Антоновой голове. От неожиданности Пухов даже вздрогнул и с опаской огляделся по сторонам, не слышит ли кто еще?

«А лучше положи руку ей на задницу!» – посоветовал Голос.

Надо сказать, Антона больше всего поразило не то, что Голос звучал голове, к этому его подготовили, и не то, что он совсем не походил на голос профессора Вейсмана. Больше всего его покоробила та похабщина, которую нес этот Голос.

– В самом деле? – засомневался Антон.

«Ну конечно! Ведь она же бот! – подбодрил его Голос, – У нее нет ни мыслей ни чувств, а только вшитая в подсознание программа!»

Пухов слегка подался вперед, но тут вагон качнуло, и девушка затылком съездила ему по губам.

– Извините, – сказала она, и обернулась.

Антон сразу узнал ее, это была она, та самая красавица в красной юбке.

– Это вы? – обрадовался Пухов, – Как хорошо, что я вас встретил! Мне очень нужно с вами поговорить.

– Станция Таганская – прохрипел динамик, и двери вагона с шипением раздвинулись.

– Еще раз извините, но мне пора выходить! – сказала девушка и нырнула в толпу.

Антон бросился вслед за ней, и едва догнал ее.

– Не убегайте, у меня и в самом деле к вам очень важный разговор!

– Но я спешу на работу! – бросила на ходу девушка.

– Тогда может быть, вечером мы могли бы поужинать в каком-нибудь уютном месте?

– Может быть, – девушка остановилась и с интересом посмотрела на Антона, – запишите мой телефон.

*   *   *

– Маргарита Николаевна отъехала ненадолго и просила вас подождать! – сообщила секретарша Верочка и лучезарно улыбнулась, – Садитесь, пожалуйста!

Антон сел на стоявший у стены диван.

«Посмотри, какая у нее шикарная грудь! – восхитился Голос, – Срочно подойди и пощупай ее!»

– Но…

«Никаких но! – оборвал его голос, – Вперед!»

– Вы что-то хотели, Антон Леонидович? – спросила Верочка.

– Нет, – смутился Пухов, – Просто я хотел сказать какая красивая у вас… кофточка!

– Спасибо Антон Леонидович! – Верочка расплылась в счастливой улыбке, – Я ее на распродаже купила! Вы не представляете, что там творилось!

*   *   *

– Ну как, крысу поймали? – спросил Антон, устраиваясь в мягком уютном кресле.

– Какую крысу? – удивленно подняла выщипанные брови Маргарита Николаевна.

– Ну, помните, к вам приезжала санэпидстанция ловить крысу?

– А, эту! Конечно поймали! – директриса махнула узкой ладошкой как бы отмахиваясь от мерзкого грызуна, – Она к нам случайно попала, кто-то из посетителей подбросил. А вообще-то у нас здесь стерильная чистота, никаких паразитов! Но давайте перейдем к делу.

Маргарита Николаевна встала с кресла и подошла к шкафу.

– Помогите мне, пожалуйста, достать ваше досье, – попросила она, – подвиньте стул!

Антон придвинул стул и помог директрисе залезть на него. Она что-то искала на верхней полке, а он стоял и смотрел на ее аппетитную круглую попку обтянутую узкой черной юбкой.

«Ну что ты стоишь придурок? – вновь зазвучал у него в голове все тот же пахабный голос, – Сунь руки ей под юбку!»

– Зачем? – спросил Антон.

«Что значит зачем? Делай, что тебе говорят! И не забывай что перед тобой бот!»

Пухов попытался просунуть руки под узкую юбку, но та задралась, обнажив белую нежную попку, едва прикрытую прозрачными кружевными трусиками.

– Антон Леонидович, что вы делаете? – проговорила толи с возмущением толи с удивлением Маргарита Николаевна.

«Ну, скажи что-нибудь, не молчи как дурак! – подсказал голос, – Хотя бы про погоду что ли!»

– Хорошая сегодня погода! – выдал наконец Антон, продолжая обнимать директорскую попу – А с утра вроде как дождь обещали!

Маргарита Николаевна обернулась, как-то странно посмотрела на Пухова и, развернувшись вдруг прямо со стула, упала в его объятья.

– Погода просто изумительная… – прошептала она и впилась страстным поцелуем в Антоновы губы.

В этот момент открылась дверь и в кабинет влетела секретарша.

– Маргарита Николаевна тут из Сургута… – начала она и тут же осеклась, – Ой извините, я попозже зайду!

Верочка уже хотела скрыться, но директриса ее остановила.

– Мы уже закончили Верочка! Так что можешь проводить Антона Леонидовича в его кабинет. И кстати все ему там покажи!

*    *    *

– Это ваш стол, здесь ваш компьютер, а в шкафу папки с контрактами. Вот собственно и все! Вы что-нибудь еще хотели Антон Леонидович?

Верочка замерла в ожидании.

– Да хотел!

«Скажи, пусть снимет юбку!» – подсказал голос.

– Верочка снимите, пожалуйста, юбку! – попросил Антон.

– Что, простите?

– Юбку снимите! Маргарита Николаевна велела вам все показать!

– Но… – проговорила Верочка, с сомнением посмотрев на Антона. Затем хмыкув пожала плечами, расстегнула молнию, сняла юбку и аккуратно свернув, положила на стул.

– Теперь трусы!

Девушка повиновалась.

– А теперь все остальное!

Верочка сняла все и стояла голая возле стула, на котором ровной стопкой лежала ее одежда.

Антон подошел к девушке и положил руки ей на грудь.

– Не надо, Антон Леонидович, – попросила она, – Маргарита Николаевна, меня уволит, если узнает! Вы не представляете на что способна эта мегера! Можно я пойду?

– Идите! – разрешил Пухов.

Верочка тут же бросилась к двери.

– Одежду заберите! – напомнил Антон.

*   *   *

Едва Антон вошел в квартиру, как сразу понял – дома кто-то есть. Возле вешалки стояли три огромных чемодана, а с кухни доносились запахи подгорелого мяса и грохот посуды. Через секунду открылась дверь и в коридор вышла его бывшая жена Светлана в домашнем халате и шлепанцах.

– Раздевайся и мой руки, я котлеты жарю! – сообщила она.

– Светлана? Как ты здесь оказалась? А где твой бизнесмен?

– Не говори мне о нем! Он оказался подонком! Для меня он больше не существует!

– Он что тебя выгнал?

– Еще чего? Я сама от него ушла! Сколько можно терпеть такого урода?!

– Постой, но ты не можешь вот так просто взять и вернуться ко мне!

– Как видишь, могу! И хватит уже задавать идиотские вопросы! Мой руки и садись за стол!

– Но прошло столько времени, у меня, в конце концов, могла появиться своя личная жизнь!

– Откуда Пухов? Нет у тебя никакой личной жизни, и не будет никогда!

– Если хочешь знать, у меня сегодня свидание с девушкой! Мы идем в ресторан!

– С какой девушкой?

– Очень красивая девушка в красной юбке!

– Как ее зовут?

И тут Антон к своему стыду осознал, что впопыхах забыл спросить имя прекрасной незнакомки. У него был только номер ее телефона.

– Какая разница как ее зовут? – разозлился он.

– Так! – ехидно ухмыльнулась Светлана, – Значит, у нее даже имени нет! Не пытайся обмануть меня, Пухов, я знаю тебя вдоль и поперек – ты всегда был фантазером!

– Но я и в самом деле иду сегодня в ресторан с девушкой! Вот телефон! – в доказательство он даже вытащил из кармана мятый клочок бумаги.

– Ладно, допустим, – согласилась Светлана, – Но зачем в ресторан? Пусть она приходит сюда – я приготовила прекрасный ужин! Или ты стесняешься показать ей свою жену?

– Бывшую жену! – уточнил Пухов.

– Бывших жен не бывает!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Только то, что сказала. Пухов не будь занудой!

Она подошла к Антону и, положив руки ему на плечи, прошептала в самое ухо:

– Давай сделаем это на столе!

– Нет, я так не могу, – Пухов попытался убрать обнимавшие его руки, – Тебя не было столько времени, я отвык.

– Привыкнешь, я тебе помогу. Ты же знаешь, я это умею!

– Знаю, но все равно лучше не надо!

– Тебя можно понять, Пухов, раньше мы с тобой и, правда, жили не очень хорошо. Но я решила – теперь у нас все будет по-другому!

– Что? Ты решила? – Антону вдруг сделалось смешно, он не сдержался и прыснул, – Как ты могла что-либо решить? Ты же бот! Ты не можешь ничего решать, ты можешь только исполнять программу, заложенную в тебя программистом! Попался бы мне этот программист!

– Какой бот? Кончай ругаться Пухов!

– Я не ругаюсь! Бот это что-то вроде робота, короче объект, не обладающий свободной волей, а действующий по заложенной в него программе.

– Так это же ты Пухов! Ты всегда действуешь по программе – это хорошо, а это плохо, это можно, а это нельзя!

– Да ты не обижайся! Честно говоря, не ты одна такая, все люди, которых ты видишь вокруг себя на самом деле тоже боты. Кроме меня, разумеется, только я один обладаю свободой воли. Я единственный субъект среди объектов!

– Я всегда знала, что ты субъект Пухов! И надо сказать тот еще субъект!

Антон хотел уже дать достойный ответ, но в этот момент почувствовал непреодолимое желание опорожнить свой мочевой пузырь.

– Я сейчас! – буркнул он и бросился в туалет. Там он расстегнул штаны и замер над унитазом. И нечего! Он стоял с расстегнутыми штанами, и ничего не происходило. Было слышно, как Светлана куда-то звонит по телефону, слов разобрать было невозможно, но голос ее звучал очень убедительно. И тут, наконец, до него дошло. Он подошел к зеркалу и положил руку на стекло. Давление в мочевом пузыре сразу же нормализовалось, а в зеркале появилось сердитое лицо профессора Вейсмана.

– Ну что же вы делаете голубчик? Зачем вы сказали Светлане, что она бот? Ведь я же вас предупреждал, это секретная информация!

– Извините, я забыл!

– Ну как можно забывать такие вещи? Теперь пойдите и извинитесь. И постарайтесь убедить ее, что это была всего лишь глупая шутка!

– Постойте профессор, я хотел спросить про Голос! Сегодня утром этот ваш Голос у меня в голове нес такую похабщину, что просто стыдно повторить! Зачем-то заставил меня хватать за задницу генерального директора!

– Это был не я.  Дело в том, что сегодня утром у меня была лекция по трансгуманизму и я оставил за пультом аспиранта, Сапрыкина. Вообще говоря, он парень способный, но любит иногда выкинуть что-нибудь эдакое. Я скажу ему, чтобы он впредь держал себя в рамках, не берите в голову…

Профессор еще минут десять читал Антону мораль и, взяв с него обещание, впредь вести себя осмотрительнее исчез с зеркальной поверхности.

*   *   *

Когда Пухов вошел в комнату, Светлана распаковывала чемодан.

– Так что ты там говорил про роботов? – спросила она, раскладывая на диване розовую кофточку.

– Я? – Антон попытался изобразить на лице удивление, – Ничего такого я не говорил! Ты меня не правильно поняла, это была шутка!

– Все я правильно поняла, Пухов. Ты просто свихнулся от одиночества и безделья! Сколько ты уже без работы?

– Да какое это имеет значение? И потом я уже нашел работу!

Он хотел похвастаться, что теперь он работает в ООО «Эхнатон» начальником отдела по инновациям, но в этот момент раздался звонок в дверь.

– Я открою! – тут же среагировала жена.

В квартиру вошли трое мужчин в белых халатах, при виде которых у Пухова по спине поползли мелкие противные мурашки. Двое из них походили на клонов Николая Валуева, а третий напротив был небольшого роста, щуплый и в очках.

– Наконец-то вы приехали доктор! – обратилась Светлана к очкарику, – А то я уже начала волноваться! Понимаете, мой муж вдруг решил, что все вокруг него роботы, и только он один настоящий живой человек!

– Во-первых, бывший муж, – поправил ее Антон, – И потом говорить такие вещи посторонним людям нельзя, это же секретная информация!

– Вот слышите! – обрадовалась Светлана, – А еще он по полчаса разговаривает с собственным отражением в зеркале!

– Вранье! – возразил Пухов – Ты не могла этого видеть!

– Могла! Ты забыл закрыть дверь!

– Клиническая картина ясна! – подвел итог очкарик, – Вы не беспокойтесь, мы вылечим вашего мужа. Сейчас медицина творит чудеса!

Он едва заметно кивнул своим ассистентам и те, сделав два шага вперед, крепко ухватили пациента под руки.

– Не надо меня лечить, я здоров! – крикнул Пухов.

Он дернулся, пытаясь освободится от железной хватки, но в этот момент почувствовал, как что-то острое возилось ему в бедро.

– Это снотворное – пояснил врач, – сейчас вы уснете, а когда проснетесь, то все будет хорошо!

Антону вдруг и в самом деле неудержимо захотелось спать, глаза его сами собой прикрылись, а сознание начало погружаться в мягкую приятную темноту…

*   *   *

Когда Пухов открыл глаза, то увидел что лежит на кровати в просторной светлой комнате. Источник света оставался загадкой, так как окна не было, впрочем, как и двери. Так же не было и светильников, как на гладком белом потолке, так и на столь же белых как молоко стенах. И вообще  в комнате все было белое, даже пол был покрыт каким-то неизвестным белым пластиком.

Оглядевшись, Антон насчитал кроме своей еще пять коек – тоже белых, на которых лежали и, по всей видимости, спали какие-то люди.

«Ну вот – ты и в психушке!» – мысленно поздравил он себя.

Пухов встал, подошел к умывальнику в углу и приложил руку к зеркалу.

– Доброе утро! – приветствовал его профессор Вейсман, – Как самочувствие?

– Отвратительно, – буркнул Антон, – зачем вы запихнули меня в этот дурдом? Мы так не договаривались!

– Вы сами виноваты голубчик! Кто вас просил делиться своими знаниями о структуре реальности с ботами? Они этого не любят. Впрочем, этого вообще никто и никогда не любил. Вам еще повезло, в средние века вас запросто могли сжечь на костре!

– И что мне теперь делать?

– Ничего. Ведите себя естественно и постарайтесь убедить врачей, что вы здоровы.

– А если они мне не поверят?

– Поверят, если вы хорошо постараетесь. А я со своей стороны скажу нашим программистам, чтобы они слегка подкорректировали программы персонала больницы. Поймите, я же не могу просто взять выдернуть вас отсюда и поместить в другую реальность. Все должно происходить естественно, как бы само собой!

– А почему палата такая странная – ни окон, ни дверей?

– Даже не знаю, что вам на это сказать, – профессор в смущении потер подбородок, – Дело в том, что наши программисты не создавали эту психиатрическую больницу, если только это больница.

– А откуда же она взялась?

– Очевидно, ее создали сами боты. Больше некому!

– Постойте профессор, но вы же мне говорили что боты не способны мыслить и действуют исключительно по заложенной в них программе!

– Тут как видно все дело в этой самой программе. Она построена таким образом, что имеет возможность под воздействием внешних событий перестраивать свою структуру. Как бы накапливать опыт. Более того, с некоторого момента развитие всего созданного нами виртуального мира пошло не тому пути, который мы прогнозировали. Непонятно как, но ботам удалось получить доступ к программному коду, и теперь они сами могут формировать структуру своей реальности.

– И что теперь они со мной сделают?

– Ничего они с вами не сделают, успокойтесь! Я же сказал – мы вытащим вас отсюда! Кстати, зачем вам окна? И так светло!

– Допустим. А дверь? Как я отсюда выберусь без двери?

– Хорошо, с дверью что-нибудь придумаем! Теперь все?

– Нет. Скажите, кто эти люди на кроватях? Они что тоже боты?

– Не совсем. Мы не хотели говорить вам об этом раньше времени. Дело в том, что вы не Юрий Гагарин, а скорее Герман Титов или даже Быковский.

– В каком смысле?

– Ну, вы не первый кого мы забросили в этот виртуальный мир населенный ботами. До вас было еще несколько добровольцев. Но вот какая странная вещь: через некоторое время все они оказались в этой странной лечебнице! И как видите, даже в одной палате. Эти боты на удивление хитры и проницательны!

Итак, первая кровать слева – Плотников Валерий, программист банка. Помогал Сизифу катить на гору его камень.

Рядом с ним Артур Ломов – рядовой менеджер, офисный планктон. Уверен, что на самом деле является крысой.

На следующей кровати Борис Лужин – тоже менеджер, торгует… впрочем, неважно, чем он торгует, важно, что по ночам он видит всегда один и тот же сон, где он продолжает свою жизнь в качестве свиньи на скотном дворе.

Затем идет Виктор Мухин, преуспевающий сотрудник строительной фирмы. И все-то в его жизни было ровно и гладко до тех пор, пока он не встретил на улице инопланетянку Марию.

И наконец, Дмитрий Клочков, он же драйвер принтера Хьюлет Паккард. Лично знаком с Александром Македонским, Гоголем и Эйнштейном.

Есть еще молодая женщина, Аня Пряхина, фотомодель, мисс Подольск, жена банкира. Но она, по всей видимости, не в этой палате…

– И с кем это вы, голубчик так увлеченно беседуете? – услышал Антон у себя за спиной мягкий, и даже какой-то вкрадчивый голос.

Вздрогнув от неожиданности, он обернулся и увидел перед собой мужчину средних лет в белом халате, слегка полноватого с доброй сочувственной улыбкой. Одним словом – типичный психиатр. Из-за его спины на Пухова смотрели испуганные глаза молоденькой медсестрички.

– Я, нет… – смутился Антон, – Вы неправильно поняли! Это я репетирую речь на завтрашнем совете директоров! Дело в том, что меня назначили начальником отдела инноваций, и в связи с этим…

– А ну если речь, тогда конечно другое дело! – согласился врач, – А то уж я грешным делом подумал…

– Нет, что вы?! – перебил его Пухов, – Ни в коем случае! Это вам, наверное, моя жена всякой ерунды про меня наговорила? Так вы ее не слушайте, она все врет! С ней это бывает, она иной раз такое ляпнет… да и не жена она мне, если честно. Уже давно! А вы собственно кто?

– Я доктор Пульман, Андрей Борисович, – представился врач, – А теперь позвольте я вас осмотрю!

Он заставил Пухова с закрытыми глазами искать кончик собственного носа, следить за блестящим молоточком и совершать прочие столь же бессмысленные манипуляции.

– И как давно вы пьете? – спросил Андрей Борисович, с размаху стукнув пациента все тем же молоточком по коленке.

– Я? – переспросил Антон, дрыгнув ногой, – Да я вообще можно сказать, почти не пью!

– Почти? – усомнился врач.

– Ну да! Последний раз с Гороховым, недели две назад, и то чисто символически! А так даже и не вспомню когда!

– Понятно! А как насчет навязчивых идей?

– Каких еще идей?

– Ну к примеру что вы единственный человек в этом мире обладающий свободой воли, а все остальные люди вокруг всего лишь боты? Включая меня, вашего лечащего врача?

– Что за бред?

– Вот именно, бред, и не просто бред, а бред сумасшедшего!

– Но я не сумасшедший, доктор!

– Предположим. А голоса?

– Что голоса?

– Вы же не будете отрицать, что слышите голоса?

– Не буду. Вот сейчас, к примеру, я очень отчетливо слышу один весьма неприятный голос!

– Очень интересно! – оживился врач, – И что же говорит вам этот голос?

– Несет всякую ахинею! Я ваш голос слышу, доктор! Я нормальный, здоровый, вполне адекватный человек! Не надо меня лечить, просто выпустите отсюда и все!

– Успокойтесь, голубчик! Никто не собирается удерживать вас здесь силой!

– Да? А почему тогда в палате нет окон?

В ответ доктор очень мягко, почти нежно взял Антона за плечи и развернул вокруг своей оси. И Пухов увидел окно, большое, почти во всю стену, и даже какие-то пошленькие занавески в цветочек по бокам.

– Ладно, допустим, – не хотел сдаваться  Антон, – А дверь? Где дверь?

Доктор, еще раз молча развернул Пухова, и тот увидел дверь, самую обычную дверь, выкрашенную белой масляной краской.

– И что я могу идти? – спросил Антон, с недоверием глядя в глаза доктору, –  Вот так просто?

– Разумеется! – подтвердил врач, – Я же сказал – вас никто не держит!

Пухов сделал небольшой осторожный шажок в сторону двери – и в самом деле никто не хватал его за руки, не набрасывал смирительную рубашку, не пытался остановить.

– Только один последний вопрос доктор. Скажите кто вы  на самом деле?

– На самом деле? – переспросил врач, внимательно глядя Антону в глаза, – А нет никакого «на самом деле». Все зависит от точки отсчета. Если исходить из того что вы спите то я – ваш сон. Если считать что профессор Вейсман  отправил вас в виртуальный мир тогда я бот. А если предположить что у вас помутился рассудок, и ваша жена сдала вас психушку, то я доктор Пульман и я пытаюсь вернуть вам рассудок. Но с точки зрения здравого смысла все эти варианты абсолютно равноправны, и только от вашей свободной воли зависит какой из них выбрать.

– Я все понял, вы просто хотите меня окончательно запутать. У вас ничего не выйдет, прощайте! – сказал Антон,  открыл дверь и вывалился из сна…

Сон первый (продолжение).

Широко зевнув, Плотников вытянул вперед лапы и огляделся по сторонам. Все так же ярко светило солнце, бурлила своей жизнью улица, а из магазина доносились громкие голоса.

– Где этот бездельник? Где этот дармоед? Он что думает,  мышей ловить я за него буду? Эти твари совсем обнаглели, в кладовой всю колбасу погрызли, а ему и горя мало! Как я такой товар людям продавать буду? – кричал маленький лысый человечек, директор и владелец магазина Ашот Каримрвич Саркисян.

– Да не волнуйтесь вы так, Ашот Каримович, мы сейчас аккуратненько обрежем, и незаметно будет! – попыталась успокоить его баба Клава.

– Это все вы с Лилькой! Закормили этого лоботряса деликатесами, вот он на мышей и не смотрит! Он у меня дождется, я его точно на улицу выкину!

«Пожалуй, сейчас самое лучше не попадаться никому на глаза!» – подумал Плотников. Он бесшумно спрыгнул с коробки и направился на задний двор. Там его уже ждали его верные шестерки Крысолов и Блохастый. Плотников понял, что время восстанавливать справедливость пришло.

*   *   *

Едва переступив порог магазина «Вкусная еда» он тут же почуял тонкий, едва уловимый запах беды. Он хорошо знал этот запах, его невозможно было спутать ни с каким другим, хотя и очень слабый, он свободно растекался по всему объему и, достигнув ноздрей Плотникова, сообщал ему: «Здесь опасно! Будь осторожен!».

Этот особый дар, позволявший заранее чуять беду, не раз спасал Плотникову жизнь, и он привык доверять ему. Он внимательно осмотрелся по сторонам, на первый взгляд все было  спокойно: немногочисленные покупатели толпились возле прилавка, продавщица Вера взвешивала что-то белое и сыпучее на электронных весах, да грузчик дядя Миша выкатывал из подсобки тележку с молоком. И все-таки что-то было не так.

Плотников сделал несколько осторожных шагов, и тут ему навстречу выбежала сама Людмила Федоровна, заведующая магазином.

– Ой, кто к нам пришел!? – запричитала она елейным голоском, – Васенька, как же давно мы тебя не видели! И где же ты все пропадаешь? Все дела у тебя да дела! А мы уж тебя так ждали, каждый день все смотрим за окно, а не идет ли наш Васенька?

«Что, испугалась, мочалка старая? – подумал Плотников, с неприязнью разглядывая заведующую, приседавшую перед ним на корточки, и трясущую своими крашеными кудрями, – Будешь знать, как с Рыжим заигрывать!».

– А мы тебе уже и угощение приготовили, вот Васенька, смотри здесь осетринка, а здесь телятина, вырезка, парная, самый лучший кусочек! Выбирай, что больше нравится! – продолжала обхаживать гостя заведующая.

На полу возле прилавка и в самом деле стояло два блюдца, с рыбой и с мясом. Плотников ленивой походкой подошел к осетрине и с трудом проглотил небольшой кусок. Есть не хотелось, и вообще, все эти деликатесы уже давно стояли ему поперек горла. Он обернулся к своей команде и дал знак, что можно приступать. Крысолов и Блохастый набросились на еду как голодные псы.

Плотников не стал дожидаться, пока молодые коты расправятся с пищей, и вышел из магазина. И тут он понял, на что был похож запах беды, там в магазине. Это был запах Рыжего. Враг притаился за мусорным бачком, возле кустов, но Плотников сразу узнал его драный, нервно подрагивавший хвост.

Без колебания Плотников ринулся вперед, и только в полуметре от Рыжего, остановился, выгнул спину и поднял дыбом шерсть. Против ожидания противник не обратился в бегство а, также приняв боевую стойку, взвыл дурным голосом. Как долго они стояли друг против друга и выли, словно эстрадный дуэт, Плотников не знал, время для него остановилось, из-за величайшего напряжения нервов секунда сровнялась с вечностью. Сейчас, главное было не поддаться на провокацию противника, дождаться, когда у неприятеля сдадут нервы, и он бросится на тебя, и тогда увернувшись от броска вцепиться ему в загривок.

– Брысь отсюда, кошаки драные! – прикрикнула на них женщина, торговавшая рядом с магазином пирожками  сомнительного происхождения, – Совести у вас нет, ведь не март на дворе! А то на живодерню отправлю!

Но соперники уже не слышали ничего вокруг, через секунду они бросились друг на друга и, сцепившись в черно-рыжий пушистый комок, покатились по тротуару. Плотникову удалось-таки ухватить Рыжего зубами за шею, но при этом левая лапа его как-то нелепо подвернулась, и жгучая боль, словно током пронзила все его тело.

«С вывихнутой лапой много не навоюешь!» – подумал Плотников. Но тут вдруг хватка Рыжего ослабла, от неожиданности Плотников тоже слегка разжал зубы, воспользовавшись этим, противник вырвался и бросился со всех четырех лап наутек.

– Леха, мать твою! Заходи справа, а то и этот удерет! – услышал Плотников у себя за спиной хриплый, полный нечеловеческой злобы голос. Он обернулся и увидел, что на него надвигается мерзкое чудовище, в каком-то невероятном черном балахоне, с черной щетиной и красными навыкате глазами. В нос ударил резкий запах дешевого алкоголя и нечистот. В руках чудовище держало огромный сачок для ловли бродячих собак и кошек. Плотников сразу догадался, что это ЖИВОДЕР, хотя и видел его впервые. Он попытался бежать, но вывихнутая лапа подвернулась, и он оказался в сачке у подкравшегося сзади второго живодера по всей видимости, того самого «Лехи».

– Ну, вот мать, как раз начинка для твоих пирогов! – пошутил тот, поднося барахтавшегося в сетке Плотникова чуть ли не к лицу уличной торговки, и страшно заржал.

*   *   *

Плотников понимал, что жить ему осталось ровно столько, сколько будет трястись по городу эта железная вонючая тюрьма на четырех колесах. Он не собирался тешить себя пустыми иллюзиями, он знал, что конец это и в самом деле конец всему. С его смертью исчезнет весь этот мир, вся вселенная: и голубое небо, и зеленая трава, и деревья, и люди на улицах. Потому что все это существует только у него, у Плотникова в голове, и только до тех пор, пока существует сам Плотников. Ему вдруг стало нестерпимо жалко всех, и продавщицу Лилю, и тетю Клаву, и Рыжего, и даже этих ужасных живодеров. Ведь никто из них даже не подозревает, что жить им осталось так мало, быть может, всего несколько минут.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю