332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Олег Тихонов » Операция в зоне «Вакуум» » Текст книги (страница 2)
Операция в зоне «Вакуум»
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:11

Текст книги "Операция в зоне «Вакуум»"


Автор книги: Олег Тихонов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 14 страниц)

Глава 3

Староста обязан:

1. Доводить до населения приказы военных властей.

2. Следить за неблагонадежными и доносить о них местным комендантам.

3. Участвовать в обысках и облавах.

4. По требованиям финских властей назначать население на работы, выдавать наряды и следить за их выполнением.

Из инструкции шелтозерского штаба военной полиции.

1

Когда приходит Леметти, лицо у него похоже на повестку: глянь и лезь на печку за портянками, да поторапливайся. Ясно все – начальство прибыло в чинах. (Ноги у Ивана по колено в грязи, локти прижаты к туловищу, кисти рук опущены, и между пальцами пленки незасохшей глины – торопился, падал.) А требует начальство неспроста. (На мокром важном лице так и значится: его, Леметти, переводчика, помощника шелтозерского коменданта, на мелочь разменивать не станут.)

Слова у него несколько отстают от жестов. Говорят, в молодости его пришибла лошадь. С тех пор он посмеивается своим мыслям, шевелит губами, будто слова из мякиша лепит, а руками в воздухе всякие кренделя выписывает.

Раз его заело на сходке, доклад в Посаде делал. Правой рукой на север тычет, левой на юг, а слова не идут. Комендант Саастомойнен шепчет:

– Suur-Suomi Uralille saakka… saatana! [3]3
  Великая Финляндия до Урала… черт побери!


[Закрыть]

Другой раз, пьяненький, подошел к Матвею Лукичу Четверикову. Долго хлопал старика по плечу, шевелил губами. Махнул рукой, отошел. Вернулся:

– Хочешь знать, война кончится, тебя в работники возьму, хорошо кормить буду…

А недавно того же Матвея Лукича сшиб кулаком с ног. Встал над ним:

– Не будешь работать, я, хочешь знать, ударить тебя могу.

Кулак у него быстрый, незадумчивый.

…Леметти потоптался у порога, поднял руки к потолку, округлил рот буквой «о», и Тучин понял: приехал начальник штаба полиции Ориспяя. Быстро оделся, вышел. Уже в дороге спросил:

– Какое дело у капитана?

Леметти наморщил лоб, ухмыльнулся, махнул рукой влево, куда-то в сторону Залесья:

– Партизанов поймали… Одного наповал. А радистка живая. Пять пуль, а она, хочешь знать, живая…

– Где поймали?

Леметти не ответил. Он шел, как лось на соляник, скользя и брызгая грязью.

В Шелтозере в его подчинении около трехсот рабочих. Поговаривают, он уже сейчас добивается отправки в Финляндию двадцати человек на свое имя. И еще говорят, капитан Ориспяя, крупный землевладелец, согласился временно устроить этих людей в своем maatila [4]4
  Поместье.


[Закрыть]
.

Еще год назад у Леметти другие планы были. «Хочешь знать, в Ленинград вернусь. Транспорт заведу, подряды брать буду». Какой транспорт, какие подряды… Впрочем, дело ему знакомое: до революции держал в Петербурге пятьдесят лошадей и два дома на Лиговке…

2

В небольшом кабинете Саастомойнена сидело человек двенадцать. Бегло осмотревшись, Тучин заметил рядом с Ориспяя офицера тайной полиции Коскинена. Слева разместились на скамье начальник горне-шелтозерской полицейской группы сержант Туоминен, сержант Аарнэ Мустануйя, капрал Калле Маява, полицейский Нийло Аувинен. Справа, у окна, нависнув над широко расставленными квадратными коленями, исподлобья, по-бычьи смотрел Вели Саастомойнен.

По тому, как смотрел Саастомойнен, как оборвался разговор, как повернулись к двери головы, Тучин понял, что здесь только что говорили о нем.

– Нехорошо, господа! – Тучин покачал головой, пронзительно рассмеялся: – Приятные вещи надо говорить в глаза. – Поздоровался, бодро прошел вперед, оттолкнул ногу Саастомойнена, небрежно развалился на скамье.

– У меня действительно есть для вас новости, господин Пильвехинен [5]5
  От финского слова пильви – туча.


[Закрыть]
, – хмуро сказал Ориспяя.

– Новостям да гостям всегда рады! – весело отозвался Тучин.

Ориспяя встал. Он был почти двухметрового роста. Ему пришлось согнуться, чтобы опереться руками о стол.

– Я только что ездил в Кашканы, господа.

Тучин удивленно повернул голову: Кашканы – по ту сторону железной дороги, в Пряжинском районе, километров на сорок южнее Святозера. Из Шелтозера туда дороги нет.

– Четырнадцатого августа, – продолжал Ориспяя, – я был вызван в штаб-квартиру Восточной Карелии. В непродолжительной беседе начальник отдела разведки при штабе армии полковник Меландер лично обрисовал мою задачу. Он сообщил следующее… Двадцать девятого июля разведка шестьдесят четвертой колонны Лагуса получила донесение о том, что накануне, ночью, точнее в двадцать три часа тридцать пять минут, наши прифронтовые истребители рассеяли цепочку вражеских самолетов типа У-2. К сожалению, ни сбить, ни вернуть их за Свирь не удалось. Поддержанные зенитным огнем, самолеты рассредоточились и ушли на юго-восток, в сторону Шелтозера. Есть все основания полагать, заметил полковник Меландер, что красные предприняли очередную попытку создать в окрестностях Петрозаводска диверсионно-разведывательную базу.

– Какого черта они прутся в окрестности! – возмутился Саастомойнен, – если им, ясно же, нужен Петрозаводск?

– Петрозаводск – зона вакуума, господа, – ответил, ни на кого не глядя, Ориспяя, и было ясно, что он выдает истину в последней полицейской инстанции. – Система лагерей почти не оставила в Петрозаводске свободного населения. Полагаю, отсюда и попытки создания баз в окрестностях…

Итак, самолеты ушли на юго-восток. Это было двадцать девятого июля. Через девять дней, седьмого августа, отряды военной полиции обнаружили в районе Педасельги три парашюта, спрятанных на значительном удалении друг от друга. Очевидно, рассеянные над Свирью, самолеты вышли на цель не одновременно. Группа выброшена россыпью, и это осложнило поиски.

– Господин капитан, – поднялся сержант Туоминен. – А если те самолеты, так сказать… и эти парашюты… То есть, если люди вообще, они не те, и даже, так сказать, не знают один о другом?

– Исключено! – раздраженно ответил Ориспяя. Его коробило косноязычие. Он не терпел, когда его перебивают. – Следы трех парашютистов сошлись в восемнадцати километрах южнее Педасельги. Еще через два километра они привели к двум трупам наших солдат. Дальше следы поглощены болотом…

Примерно в те же дни, – продолжал Ориспяя, – седьмого и восьмого августа радиопеленгаторами были обнаружены в районе Ладвы две радиостанции. Их разделяло расстояние в десять-двенадцать километров. Но с каждым выходом в эфир это расстояние резко сокращалось. Очевидно, радисты установили связь с центром, и тот ориентировал их на соединение друг с другом… Были вычерчены схемы их движения. Две линии сошлись конусом у реки… у реки Таржеполка. Туда, на острие, к месту вероятной встречи была немедленно направлена засада…

Ориспяя распрямился, вытер платком углы губ. Стояла такая тишина, что слышно было, как платок шершаво трет щетину. Ориспяя вдохновился. Теперь это надолго: при всей своей недюжинной проницательности и редком здравомыслии капитан увлеченно грешил красноречием.

Тучин зашелся хриплым кашлем, отошел в угол, к печке, сплюнул. Снова уселся и даже подался вперед, что должно было означать: лично он, Тучин, с волнением слушает.

– Я упускаю детали, господа. Днем двенадцатого августа в пятнадцати метрах от засады радисты встретились. Точнее радист и радистка. Они обнимались, когда у какого-то шалопая не выдержали нервы. Одной очередью все было испорчено, радист убит, радистка без сознания. Пять ран почти не оставляли надежды на допрос. Но она жива. Я видел ее в Кашканах. Ей не больше семнадцати. При мне врач вытащил из нее три пули и две оставил в спине, опасаясь, что она не выдержит операции. А я смотрел ей в глаза. Ни слезы, ни крика. Только расширялись и сужались зрачки, словно жизнь подмигивала смерти. Кто этого не видел, тот не может считать себя психологом, господа. Я видел. Я знал, что она будет жить, но эта жизнь для нас бесполезна. Слова у нее, как пули в спине: у живой не вытащишь… Покойник оказался разговорчивей. Его труп в тот же вечер был опознан. – Ориспяя вытащил из папки бумажку, разгладил ее на ладони и вдруг, уронив вдоль тела руки в знак какого-то тяжкого недоумения, бросил взгляд на Тучина. – Морозов… Николай… Петрович. Он ваш земляк, господин Пильвехинен?

Горбачев Дмитрий Михайлович.

Тучин вопросительно вскинул светленькие брови:

– Вы меня, господин капитан?

Ориспяя взорвался:

– Вы что, спите, черт побери?

– Как можно, господин капитал! – возмутился Тучин.

– Я спросил, – почти шепотом сказал Ориспяя, – знаете ли вы Морозова Николая Петровича?

– Морозова? Ну как же, хорошо знаю Морозова.

– Он вепс?

– Карел, по-моему.

– Когда вы с ним виделись последний раз?

Тучин поднял глаза к потолку, прищурился.

– Дай бог памяти… году в тридцать третьем, господин капитан. Он был поученей и поумней нас… Я имею в виду Ивана Леметти, Семена Коскинена. Учился в дорожно-строительном техникуме. Работал в Лоухах, в Сегеже, в Падозерском лесопункте, мастером, кажется…

– Можете ли вы предположить, с кем он надеялся установить связь и где – в Сюрьге, Тихониште, Калинострове, Погосте? Отвечайте!

– Могу… Могу, господин капитан.

– Итак! – шумно выдохнул Ориспяя.

– А со мной, господин капитан, – простенько сказал Тучин. Поднял бровь, искоса, с выжидающей усмешкой в глазах уставился в лицо Ориспяя. – Со мной! – Для полной ясности яростно ткнул себя большим пальцем в грудь. – Поздравить с высокой наградой маршала Маннергейма, господин капитан.

И прежде чем Ориспяя успел опомниться, встал со скамьи, добавил запальчиво, по слогам:

– Не по-тер-плю ни-ка-ко-го до-про-са! Мне сам Рюти вежливо руку жал, вежливо! – Тучин выбросил вперед эту самую руку, ладошкой кверху, словно в пригоршне покоились бесценные доказательства его оскорбленной дружбы с президентом Великой Финляндии.

Ориспяя сел. Лицо его было несчастным. Он был похож на человека, у которого нет сил ни на ссору, ни на примирение. Его не поняли. Он зря тратил слова. Кого он обидел? Чем? – спрашивали его глаза у Саастомойнена, Коскинена, Мустануйя, Леметти… Он не одобрял нелепой игры в соплеменные чувства, в родство кровей, в вепско-карело-финское братство. Но правила этой игры были писаны и для него, начальника штаба полиции, и он обязан держать свой гнев в кобуре. Пока в силе игра…

– Нельзя так, господин Пильвехинен, – с мягким укором сказал Ориспяя, – Я сожалею об этом маленьком недоразумении и надеюсь, оно останется между нами, не так ли? Только наш общий долг вынудил меня задать вам несколько вопросов, господин Пильвехинен. – Ориспяя протянул Тучину руку, и тот, помедлив секунду, пожал ее молча, насупленно.

– Итак, – продолжал Ориспяя, – мы должны ждать гостей. Что нам известно? Их трое. Может быть, больше. Две рации на пятерых – многовато. Но пока три следа ведут прямо к нашему порогу. В девятнадцать часов десятого августа трое неизвестных были замечены с дрезины вблизи железной дороги Петрозаводск – Токари. В дрезине сидело шесть солдат, но они не могли устроить погоню – в четырехстах метрах за ними шел поезд. Двенадцатого августа, около семнадцати часов, трое неизвестных пытались получить хлеб и сведения у шестидесятилетней жительницы деревни Ржаное Озеро. Дали ей триста финских марок. Женщина немедленно сообщила об этом полиции. Ее сын в плену. Она надеялась, что выдав партизан, облегчит его судьбу.

Но поиски ни к чему не привели. В гарнизоне Ржаного Озера всего пять солдат и ни одной собаки. Следы были потеряны в гороховом поле, тем не менее, солдаты уверяют, что партизаны ушли в сторону Сюрьги…

Тучин Дмитрий Егорович.

– Сержант Туоминен!

Туоминен небрежно вытянулся.

– Сегодня, к восемнадцати часам выставить два круглосуточных наряда по обеим сторонам матвеевосельгской дороги, в километре за Сюрьгой.

– Слушаюсь, господин капитан!

– Выставить посты, по три-четыре автоматчика, вдоль болота Гладкое и по северному побережью Кодиярви.

– Слушаюсь!

– Сержант Саастомойнен!.. Сидите. Позаботьтесь, чтобы в ближайшие два дня во всех окрестных деревнях были проведены профилактические беседы с населением. Оставляю вам тезисы доклада, здесь пять экземпляров… К вам у меня личная просьба, господин Пильвехинен. Не могли бы вы, пока суд да дело, пробежать мой доклад и, если надо, приподнять, усилить кое-какие места. Видите ли, перевод на вепсский сделан офицером отдела образования райуправы Юсси Райнио с помощью его местной сожительницы Нины Мельниковой. Сильно боюсь, – устало улыбнулся Ориспяя, – не до того им было…

3

Тучин взял тоненькие листы канцелярской кальки, послюнявил палец, перелистал страницы, принялся читать.

«Советская власть не любит той работы, которую военная власть здесь на вепсской и карельской земле теперь работает. Она не любит, что вепсский народ может знать, как живут в Финляндии и какие есть финны. Поэтому хочет она разными методами помешать проведению финнами работ и погубить то хорошее, что здесь сделано.

Советская власть и ее помощники распространяют всякие худые разговоры о Финляндии и финнах. Они уже много раз обещали о том, что Красная Армия придет в тот и тот день в Петрозаводск или же Шелтозеро. Все эти дни уже прошли, а Красная Армия находится еще так же далеко, как она была. Другой способ есть – посылать сюда партизан и шпионов. Им приказано узнать, что и как финская армия и военная власть здесь работают, они требуют делать худое, взрывать мосты, жечь дома, и некоторым приказано убить кого-нибудь. Если бы они это могли сделать, от этого вышло бы много худого народу. Поэтому надо нам всем помешать ихней работе. Если ты узнаешь насчет шпионов, партизан или же о таких людях, которые посланы сюда худое делать, или же худые разговоры распространять, или же узнаешь что-либо о людях, которые пришли сюда без разрешения или пропусков, надо срочно сообщить об этом в комендатуру… Партизаны спрятали куда-нибудь свое оружие, патроны, взрывчатые вещества. Если найдете такие склады, нужно немедленно прийти к коменданту и сказать. Если не сообщить, то, может быть, твой же дом взорвут взрывчатыми веществами…

За помощь врагу может выйти худое всей деревне, потому что всю деревню выселят в лагерь или далеко от дома, если в деревне помогают. Это хорошо надо помнить…

Если к тебе придет партизан, пусть это твой сын, дочь или муж, очень его просите сдаться. Кто скоро сдастся, сделает себе хорошо. Может быть, они обещают, что сделают что-либо худое тому, кто сообщит о них коменданту. Этого не нужно бояться. Того, который сообщит, очень хорошо будут охранять…» [6]6
  Подлинник доклада Ориспяя в вышеупомянутом переводе хранится в архиве Карельского обкома КПСС.


[Закрыть]

– Ну, как господин Пильвехинен?

– Очень хорошо, – убежденно сказал Тучин. – Перевод складный, грамотный. Кто-то из них по-настоящему талантливый – этот Юсси или его сожительница. Нужные нам люди, господин капитан.

– Да? Приятно слышать, благодарю, – Ориспяя нахмурился, словно вспоминая что-то. – Население должно понять, что в лице финских властей и их помощников оно имеет дело с культурными, образованными людьми.

– Поймет, господин капитан.

– Еще раз благодарю… Ах, черт возьми! – воскликнул вдруг Ориспяя, схватил Тучина за плечи, откинулся назад, глядя на него сверху, сбоку, словно говоря: «Э-э, как ты вырос, братец!» Затем бросился к папке и извлек из нее пространного формата журнал. – Вот. Вслух читал перед вашим приходом, это журнал «Suomen kuvalehti» [7]7
  «Суомен кувалехти» – иллюстрированный журнал Финляндии, занимавший в годы войны крайне фашистскую позицию.


[Закрыть]
.

Ориспяя нашел нужную страницу, ткнул пальцем в подпись:

– Антоний Миккеля – помните?

Тучин помнил. Месяца два назад его вызвали в Шелтозерский штаб. Ориспяя сказал, что из Хельсинки приехали журналисты, фотокорреспонденты, что один из них, Микко Корвинен, узнав об участии Тучина в войне против финнов в 39—40 годах, захотел с ним познакомиться.

Корвинен говорил по-русски. Сказал, что он эмигрант, уроженец Ребол или Ругозера, пишет под псевдонимом Антоний Миккеля. Потребовал подробно рассказать о трагедии 18 дивизии, о том, как удалось выбраться из этой костоломки…

«Судьба старосты Дмитро Пильвехинена, – заканчивал Антоний Миккеля, – яркое свидетельство морального краха большевистских идей. Люди, еще несколько лет назад стоявшие по ту сторону линии Маннергейма, сегодня готовы поддержать древко нашего победного знамени».

Тучин пожал протянутую ему руку, сунул журнал в карман и вышел.

Накрапывал дождь. Тучин шел и собирал в ладонь червей. Думал: интересно, почему черви всегда ползут поперек дороги, откуда им известно – что вдоль, что поперек?

Подойдя к дому, удивился: в кулаке черви. Свернул к озеру, спихнул на воду челнок. Вернулся, взял удочку. А в челноке весла нет. Сходил за веслом.

Дождик шел мелкий, клевый.

Глава 4

Тучин Д. Е. пользуется большим авторитетом у финнов. Этот авторитет – следствие медали и грамоты Маннергейма. Он снабжен финнами личным оружием системы «Наган», охотничьим ружьем. Имеет билет на право охоты, в то время как у местных жителей отобрано все огнестрельное оружие.

Из записей Д. М. Горбачева.

1

Прошло, должно быть, не более двух часов, когда с берега донесся крик жены:

– Димитрий!.. Комендант зовет… Димитри-и-ий!

Он сидел на дне челнока, успокоенный, откачанный волнами. Озеро было похоже на детство. Ласковое, спеленованное туманом, с беззаботным ветерком-колышнем, вечно занятое собой, ко всему, кроме себя, равнодушное.

– Димитри-и-ий!

Никакой комендант, ясно дело, его не зовет – со стороны Погоста ни одной живой души не прошло. А почему же она кричит, что комендант зовет?

Тучин глянул на берег – все на месте, все тихо. А Мария мечется вдоль воды, словно брод ищет. Вытряхнул из банки червей, взял весло – широкую обугленную лопату, какой хлеб в печь садят. Прижав к груди больную левую руку и сунув в нее, как в уключину, конец лопаты, часто загреб.

А Мария не дождалась, пока он причалит. Вбежала в воду, ухватилась за веревку, испуганно зашептала:

– Ой, Димитрий, брат в лесу… Тетка Дарья прибегала… Будто руку серпом порезала, отпросилась с поля-то, с плаксой за йодом побежала…

– Да расскажи ты толком, чего частишь-то! – Тучин выскочил из челнока. – Какой брат?

– Какой, какой! Димитрий… Дарья ни жива, ни мертва, говорит, там, на горке Митрий, в партизанах. Наказывал будто: «Приведи-ка, Андреевна, моих».

– Один ждет-то или с кем?

– Ой, ничего не знаю, ничего не знаю. Что теперь с нами будет-то, не знаю…

Тучин молча пошел к дому. Ему решать. Советчиков нету. Маша семенила рядом, все норовила забежать вперед. Забежав, пятилась, говорила:

– Митя, чего надумал-то? Скажи, ради бога, чего надумал-то?

Войдя в коридор, спросил:

– Корова дома?

– Где ж ей быть-то? Пастух третий день на карачках ходит.

– Ладно… А из твоего Дмитрия какой партизан. Всю довойну язвой желудка болел. Не был Дмитрий на горке. Так и тетке Дарье скажи. Скажи, помстилось тебе, тетка Дарья. Поняла?

Маша ничего не поняла. Прошла за ним в хлев, где сприходу корова стояла. Увидела, как взял Дмитрий Егорович из кормушки клок сена, как заткнул корове колокол, как ощупал рукой карман. Перехватив ее взгляд, вздернул плечи:

– Продождило. Дай-ко мне твой ватник, – одной рукой обхватил ее за спину, прижал к себе, ткнулся колючими губами в щеку. – Я, Машенька, корову пошел искать. Запропастилась корова-то. На пожне баб спрошу, может, видал кто…

От ласки да от шепота этого, с шутинкой, с дурачинкой, кончились в Маше остатние силы. Оттолкнула его, окаянного, руки поперек двери раскинула, крикнула, в слезах, охрипшая:

– Не пущу!..

Она была женой и сестрой. Она знала, что на горке ждет брат, но не знала, что делать мужу, потому что жил в ней еще и третий страх – за дочерей.

Зачем пришел Дмитрий? Господи! Не ровен час, дали пулю, сказали: «Снеси-ка свояку своему, врагу народа старосте Тучину». Кабы знать, зачем пришел-то! Да чего этот-то надумал, окаянный, бесова голова?

Чуяла она, всем своим бабьим нутром, понимала, что эти ее страхи – важнее всего. Без них все случится не так. Мужичье-то какое пошло: пистолет в кармане, и все им ясней ясного.

Мария протерла глаза углом платка, сказала, как о решенном:

– Ну вот что, Димитрий, обе пойдем. Ты ружье возьмешь. В Соссарь медведь к овсу привадился. Ты на охоту, а я твои следы топтать [8]8
  Старое вепсское поверье: не будет удачи, если жена не проводит охотника до места и на обратном пути не затопчет его следы.


[Закрыть]
.

– Ну, коли корова нашлась, и на охоту можно, – согласился Тучин.

2

Около пяти часов вечера, мимо бани, через Реполачев огород, вышли на ржаные поля. Народу было не густо. Все бабьи спины. Накануне часть мужиков Тучину пришлось направить в Янигубу углежогами. Молодежь с 14 лет – в Вознесенье, на оборонных работах. Один Аверьян Гришкин врезался косой в неполегший клин ржи.

– Бог на помощь, – изредка говорила Маша. Голос у нее виноватый, и отвечали ей нехотя. Она шла за мужем не своими, нелепо широкими шагами, стараясь попасть в его следы, и думала, что в жатву на охоту-то одни баре ходили.

Войдя в кусты, Тучин остановился, бросил на траву ружье.

– Перегодим, Маша.

Опустился на колени, достал пачку сигарет «Тюомиес» [9]9
  «Рабочий».


[Закрыть]
, купленную за 50 марок у агронома Тикканена (24 сигареты, 25-й – деревянный мундштучок). Закурил, не сводя глаз с поля. Маша поняла, что он ждет чего-то, и страх охватил ее снова.

С холма хорошо были видны крыши Калинострова, кусок дороги из Погоста, взъем на Сюрьгу.

– Рвач этот Тикканен, – неспокойно рассмеялся Дмитрий. – Недавно Коле Гринину и говорит:

«Чего хлебушка-то не ешь?» – «Лошадь маленькая, земли нету», – это Николай ему.

«А ты пивка сделай, коменданта с агрономом пригласи – земля и будет». – «Сахару-то кило восемьсот на месяц даете?» – «А ты сэкономь», – говорит. – Рва-ач!..

Вдруг встал, заторопился. Проследив за его взглядом, Маша увидела цепочку солдат. Они шли из Тихоништы к Калинострову. Их было не меньше двадцати. Дмитрий потянул ее за рукав: «Спокойно, Маша, спокойно. Пока у старосты голова на плечах, староста знает, что делает»…

Он все еще держал ее за рукав, помогая взбираться на гору, когда за спиной раздался негромкий свист.

Метрах в десяти за ними стоял Горбачев.

Горбачев стоял и улыбался.

И вид у него был такой простенький, домашний, словно за грибами пришел. Как в то предвоенное лето, когда из Ухты в отпуск приезжал.

Выставив вперед руки, Маша двинулась к нему тихо, будто по жердочке… Захватились, и спина у нее ходуном пошла. И что-то говорила, говорила со всхлипами. Тучин слышал только: «Живые, Митя, живые… И Настасья твоя… все хорошо… И Клавдя с Ниной… Выросли-то – не узнать… А ты уходи, чего приволокся-то, проклятущая сила… Уходи, Христом богом прошу… Всех через тебя порешат. Митенька»…

Горбачев сжал ее плечи, обернулся к Тучину. Лицо его с сильно оттопыренными, словно настороженными ушами, было не то что суровым – хмурым.

Встали друг против друга. Рук не подали.

– Зачем в наши края?

– Хитрить не стану. Заброшены для подпольной работы.

– Сюда многие приходили, да мало кто возвращался.

– Знаю, – отрезал Горбачев.

– А и такие были, что в плен пришли, показали, с кем из жителей связь имели.

– Мы не из таких, Дмитрий.

Из кустов вышел Удальцов. Без автомата.

– Пахом, – представился Павел. Тучин осмотрелся.

– Вас много ли?

– Все тут, – ответил Горбачев.

– Не густо у советской власти защитников, – едко посочувствовал Тучин. – А ты ступай-ка домой, Мария. Ступай! – подтолкнул ее, упирающуюся. Мария, вцепившись в его руку, потянула к Горбачеву:

– Поручкайтесь, а? Поручкайтесь. Как нелюди… Чего вам делить-то, Дмитрий, Митя. По-людски поговорите-то, а?

– Поговорим, ступай! – Тучин, прислонив к боку ружье, сунул Горбачеву руку. Мария глазами ребенка, которому выпало мирить родителей, придирчиво проследила, как сошлись их пальцы, вздохнула, вытерла ладошкой глаза и ушла, торопливо доверчивая, без оглядки…

А у них оставалось три пути: довериться той до слез простой родственности, о которой молила Маша; изобразить этакую дипломатическую ужимочку: хорошие, мол, люди – бабы, ясные, да не в свои дела суются; разъять руки, на шаг отступить. И тут Горбачев мог сказать: «Вот так, дорогой родственничек, нас мало, но мы – Советская власть. Вздумаешь шутки шутить, именем этой власти…» и т. д. На что Тучину достаточно было раздвинуть кусты, кивнуть головой в сторону дороги, где сержант Туоминен молодцевато вел к Сюрьге группу военной полиции.

Каждому было ясно: не годится ничто – ни доверие на доверие, ни хитрость на хитрость. Ни угроза на угрозу. Требовалось время. Выжидание, до предела сжатое риском. Во всяком случае, к такому выводу пришел Горбачев, вглядываясь в чужие, непроницаемо-холодные глаза Тучина.

– Спасибо, что пришел, – просто сказал Горбачев, освободил руку, поднял и протянул Тучину упавшее ружье: – Как стреляешь-то, одной рукой или как?

– Обхожусь.

– Финские осколки не беспокоят?

– Не беспокоят. Они на помойке финского госпиталя в Рыбреке лежат.

– Ну что ж, это хорошо, хорошо, – задумчиво протянул Горбачев. – Сами всадили, сами вытащили. Ну да ладно, к слову пришлось… Вот что, Дмитрий. Надо нам потолковать. Не теперь, понятно. Где-то бы к ночи… Есть, Дмитрий, разговор к тебе не для бела дня.

Тучин усмехнулся, то ли сдержанно, то ли напоказ, – одними глазами. Обычно светлые, лукаво простенькие, сейчас, в лесной тени, они насытились чуткой кошачьей зеленью. И усмотреть в них можно было все, что угодно: насмешку, вызов, понимание, затаенный упрек.

– Где искать? – спросил бесстрастно, незаинтересованно.

– Здесь, на этом месте, в половине двенадцатого.

Кивнул, сунул ружье под мышку, ссутулился. Через несколько шагов обернулся:

– Никуда с этого места не сходите, понятно? Тут дожидайтесь.

Ушел. Горбачев посмотрел на Павла. Тот вытряхивал из рукава в ладонь маленький бельгийский пистолет.

– Выдаст, – уверенно сказал Павел. – Если уже не выдал… У него, Дмитрий Михайлович, заметили, штаны и те финские, офицерские причем…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю